<<
>>

§ 3. Убийство (Mord)

Законодательное определение деяния. Параграф 211 гласит: «(1) Убийца наказывается пожизненным заключением. (2) Убийца — тот, кто убивает человека из удовольствия от смерти (Mordlust), для удов- летворения половых потребностей (Geschlechttrieb), из корыстных побуждений (aus Habgier) или из иных низменных побуждений (aus niedrigen Beweggninden) коварно или жестоко, или общеопасными средствами, или чтобы сделать возможным совершение другого преступления либо скрыть его совершение».

Обзорная характеристика деяния

Это умышленное тяжкое преступление; покушение наказуемо. Охраняемое правовое благо — жизнь человека.

Соотношение данного состава деяния с иными посягательствами на жизнь. Напомним, что данный деликт рассматривается и как самостоятельный (позиция Верховного Суда ФРГ) и квалифицированный по отношению к § 211 (позиция, выраженная в научно-учебной литературе). Он представляет собой наиболее опасное посягательство на жизнь человека.

Схема анализа деяния (§ 211)

Состав деяния. 1.

Объективный состав деяния: 1)

объект — жизнь другого человека; 2)

собственно деяние — совершение убийства — причинение смерти; 3)

признаки убийства, относящиеся к деянию. 2.

Субъективный состав: 1)

умысел; 2)

признаки убийства, относящиеся к субъективной стороне. 3.

Противоправность. 4.

Вина.

Схема состава убийства позволяет выделить две группы признаков: а) признаки причинения смерти (общие и для § 211, и для § 212 ч. 1); б) специальные признаки убийства (Mordmerkmale). Общие признаки причинения смерти рассмотрены выше.

Специальные признаки убийства (объективный и субъективный составы).

Профессор А. Эзер подчеркивает, что причинение смерти становится убийством, если оно осуществляет определенные признаки убийства, содержащиеся в § 211 ч. 2. Эти признаки характеризуют особую социально-этическую упречность. Их перечень является закрытым. В нем по господствующему мнению выделяют три группы признаков870. Эти группы таковы:

а) относящиеся к деянию, а именно к умерщвлению человека с использованием беспомощного или болезненного состояния потерпевшего, мучительным способом, общеопасными средствами, т. е. три альтернативы;

б) относящиеся к субъекту деяния, характеризующие мотивы преступления, такие как: получение удовольствия от умерщвления, удовлетворение сексуальных влечений, стремление к получению имущественной выгоды любой ценой, иных низменных побуждений, т. е. четыре альтернативы;

в) связанные с целью преступления, когда убийство совершается с тем, чтобы сделать возможным скрыть другое преступление либо обеспечить его совершение, т. е. две альтернативы.

В последнем случае, в частности, требуется прямой умысел на сокрытие другого преступления (Verdeckungsabsicht); при этом по практике Верховного Суда убийство — смерть — должно быть именно средством сокрытия, а не средством его совершения. Тем самым лишение жизни лица, которое ничего не знало о предшествующем деянии (Vortat), не подпадает под действие данного признака.

Не предусматривает заведомо ч. 2 § 211 УК Германии вместе с тем в качестве специальных признаков убийства такие, как: убийство двух или более лиц, совершение убийства группой лиц; спорным может являться вопрос об охвате признаком «иные низменные побуждения»; связи с осуществлением той или иной деятельности; хулиганские побуждения и пр., предусмотренные ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Указанные в § 211 признаки очень подробно анализируются в литературе, поскольку, по общему мнению, любой из них и все они вместе порождают определенные трудности в судебной практике.

При этом применительно к каждому из перечисленных выше признаков рассматриваются объективный и субъективный составы (соответствие составу) убийства. Обычно здесь при анализе субъективного состава возникает много спорных проблем, связанных, в частности, с предметом и содержанием умысла, его интенсивностью и психологическими предпосылками.

Противоправность и вина как признаки преступления нередко рассматриваются в рамках состава причинения смерти (§212). Рассмотрим с учетом описанной схемы анализа деяния исключительно в качестве примера признак «коварно» (Heimtiicke), как он раскрывается в учебнике проф. Ф. Крея871. Он указывает, что в литературе прежде всего отмечается позиция судебной практики, по которой этот признак налицо, если субъект, используя неподготовленность и беспомощность жертвы, действует с выраженной направленностью воли. Далее требуется преодоление неопределенности этого понятия.

Обычно авторы рассматривают содержание отдельных подчиненных понятий, причем на отдельных примерах (убийство маленьких детей, относительно которых «коварность» отрицается, поскольку и если маленькие дети не обладают способностью быть готовыми к отражению нападения; спящих и пр.).

Неподготовленность у жертвы или внезапность для жертвы налицо, когда она не предвидит никакой враждебности субъекта; ее нет при наличии враждебности отношений «субъект — потерпевший», даже если последний не мог считаться с физической атакой.

Это отражено в ряде решений Верховного Суда ФРГ. В решении от 08.10.1969 по делу об убийстве подсудимым жены и совместного сына, когда они спали, указывается: «Коварно действует по правилу тот, кто убивает спящего». Здесь же, со ссылкой на предшествующие решения: «Коварно убивает тот, кто неподготовленность (невнимательность — Arglosigkeit) и беззащитность своей жертвы сознательно использует для умерщвления)872. Не подготовлен (Arglos) тот, кто по меньшей мере в данное время не предвидит атаки субъекта на его жизнь873.

Другой тезис приведен проф. К. Кюлем по решению Верховного Суда от 04.07.1984 (Fesselungs — Fall)874: «"Коварно" предполагает по правилу, что жертва в начале первого проводимого с умыслом убийства нападения, т. е. при начале деяния в стадии покушения, беспомощна; беспомощности при подготовке деяния недостаточно. Это признается, если жертва была приведена в беспомощное состояние ранее без воли субъекта к убийству»875. Возможность назначения менее тяжкого наказания за убийство. Отмеченное выше использование законодателем в данной статье абсолютно определенной санкции — пожизненного заключения — при установлении признаков убийства вызвало полемику особой остроты. Она сосредоточена на вопросе о возможности признания и в этих случаях смягчающих обстоятельств, которые позволили бы отказаться от пожизненного заключения и избрать более легкую меру наказания. Сторонники такого подхода находят опору и в упоминавшемся выше решении Конституционного Суда ФРГ, согласно которому пожизненное лишение свободы только тогда совместимо с принципом пра- вового государства и началом соразмерности, когда наказание субъекта соразмерно тяжести и содержанию его вины876.

Выделяются три подхода к решению этой проблемы: 1) общая оценка деяния, когда признаки по § 211 не признаются выражающими особую упречность деяния; 2) путем применения смягчающих признаков § 213; 3) в ходе собственно назначения и индивидуализации наказания; здесь опять-таки возможно ограничительное толкование признаков § 211.

В литературе в итоге указывается на наличие либо оспариваемых, либо признаваемых уголовно-правовой доктриной судебных решений, отказывающихся в распространенных ситуациях применять пожизненное заключение и по § 211. Так, приводится много примеров ограничительного толкования такого признака убийства, как беспомощное состояние, на обращение к ч. 1 § 49 «Особые смягчающие обстоятельства» и пр.877

Менее тяжкий случай причинения смерти (§ 213 Minder Schwerer Fall des Totschlags)

Законодательное определение. Параграф 213 гласит: «Если тот, кто причинил смерть при отсутствии вины с его стороны, был приведен в ярость жестоким обращением с ним или с его родственником либо тяжким оскорблением со стороны убитого и совершил деяние на месте, где он был спровоцирован, или имеет место иной менее тяжкий случай, то наказанием является лишение свободы на срок от одного года до десяти лет». Этот деликт может быть сопоставлен с составом деяния по ст. 107 УК РФ «Убийство, совершенное в состоянии аффекта», поскольку в нем устанавливается ответственность за причинение смерти в гневе, в результате провокации, что и предполагает уменьшенное наказание, которое, впрочем, в ходе шестой уголовно-правовой реформы было повышено.

Предписания § 213, однако, применяются иначе, чем ст. 107 УК РФ, поскольку они по немецкой уголовно-правовой доктрине образуют не состав деяния, а правило смягчения наказания, действующее при наличии указанных в этой норме условий878.

Здесь предусматриваются две группы оснований, позволяющих суду уменьшать наказание:

1) собственно провоцирующие, вводящие в гнев, к которым относятся жестокое обращение с субъектом или его родственником или тяжкое оскорбление, которые были совершены убитым без вины со стороны субъекта и привели его в гнев, спровоцировали совершение деяния на месте провокации;

2) менее тяжкие случаи, которые сходны с перечисленными в ч. 1 §213.

Олаф Хоманн (OlafHohmann) и Гюнтер Зандер (Giinther Sander) пишут, что данное в § 213 отклонение от рамок наказания по ч. 1 § 212 догматически является небесспорным. Однако так или иначе, поскольку здесь (§213) содержится простая норма назначения наказания, она должна применяться особо с учетом вины каждого участника деяния879.

<< | >>
Источник: Жалинский А. Э.. Современное немецкое уголовное право. — М.: ТК Вел- би, Изд-во Проспект. — 560 с.. 2006

Еще по теме § 3. Убийство (Mord):

  1. УБИЙСТВО ПРАРОДИТЕЛЯ
  2. Убийство Бутурлина
  3. ФИЛОСОФИЯ УБИЙСТВА
  4. Убийство Тиме
  5. СВИДЕТЕЛЬСТВА УБИЙСТВА
  6. УБИЙСТВО ДИВНОЕ И НЕЗНАЕМОЕ
  7. УБИЙСТВО РОДИЧА - ЧАСТИЧНОЕ САМОУБИЙСТВО
  8.    Убийство Верещагина
  9. Убийство Грибоедова
  10. Убийство в Ипатьевском переулке
  11.    Убийство «Святого черта»
  12. Убийство «Святого черта»