<<
>>

Уголовно-правовая крайняя необходимость

Крайняя необходимость, исключающая противоправность по §34 УК.

Нормативная характеристика. По § 34 УК Германии: «Кто при существующей, иначе не устранимой опасности для жизни, здоровья, свободы, чести, собственности или иного правового блага совершает деяние, чтобы предотвратить опасность для себя или другого лица, действует не противоправно, если при сопоставлении противостоящих интересов, именно затронутых правовых благ, и степени грозящей им опасности защищаемый интерес существенно превышает затронутый».

Таким образом, устраняющая противоправность крайняя необходимость охватывает наличие опасности, существенное превышение ценности защищаемых благ по отношению к нарушаемым; наличие любых благ, защищаемых правом; наличие субъекта устранения опасности, создавшей крайнюю необходимость, который является виновным в ее создании и несет отдельную ответственность за создание. Защита против правомерного устранения опасности не разрешена. Соучастие — невозможно.

Структура крайней необходимости. 1.

Объективные элементы:

а) положение (ситуация насилия) крайней необходимости, т. е. опасность, актуальная опасность, для правового блага;

б) действия, необходимость действий;

в) взвешивание (на основе принципа соразмерности), сопоставление интересов; проверка соответствия, причем защищенное правовое благо должно существенно перевешивать благо нарушенное. 2.

Субъективные элементы — субъект должен действовать, осознавая обстоятельства, устраняющие противоправность, и с волей к ликвидации опасности (спасению).

Каждый из этих элементов и их составляющих подробно рассматривается в литературе, хотя при этом избираются различная последовательность, систематизация, реализуются собственные подходы и оценки.

Опасность. Она определяется по господствующему мнению как «наступившее по любым причинам состояние, в котором по конкретным обстоятельствам вероятно наступление вреда».

Вероятность наступления вреда, если его возможность близка или существует обоснованное беспокойство об этом, несколько иначе определяется как состояние, в котором «по конкретным обстоятельствам наступление вреда считается вероятным», или как ситуация, которая «по всеобщим опытным началам должна считаться вредоносной».

При этом подчеркивается, что утверждение о наличии опасности — это объективное решение опытного наблюдателя, действующего лица470 в сфере правового оборота.

Длящаяся опасность — тоже опасность и оценивается на тех же основаниях.

Степень опасности при оценке опасности роли не играет, но учитывается позже, при сопоставлении интересов.

Актуальность опасности. Актуальной по господствующему мнению является опасность, если ее дальнейшее развитие заставляет серьезно опасаться наступления или интенсификации вреда, поскольку не будут приняты своевременно меры противодействия, либо если необычное состояние по человеческому опыту и естественному развитию существующего положения может в любое время преобразоваться во вред (причинить вред). Длительная опасность актуальна, если она столь угрожающая, что может быть предотвращена только незамедлительно действующими мерами.

Правовое благо или способность к защите в ситуации крайней необходимости (Notstandsfahigkeit). Способны к такой охране — утвержда- ется в литературе — все правовые блага471. По этому поводу споров не ведется. Напротив, подчеркивается, что не имеет никакого значения, защищены ли правовые блага уголовным законом или нет472. Но, разумеется, правовое благо не защищается крайней необходимостью, если воздействие на него осуществляется законно.

Впрочем, понятие законности бывает зыбким.

Здесь возможен выбор между крайней необходимостью и правом на защиту.

Действия при крайней необходимости. Они должны быть необходимыми, требующимися по ситуации. Необходимыми, в свою очередь, признаются действия, если они пригодны к предотвращению опасности, и с этой точки зрения все распознаваемые средства кажутся опытному объективному наблюдателю лучшим способом к сохранению охраняемого блага. Здесь должно быть избрано наиболее щадящее средство, и в первую очередь следует обращаться за государственной помощью, если ее оказание вообще возможно.

Х.-Х. Ешек и Т. Вайгенд отмечают: «Если возникает для спасения вопрос о воздействии на различные блага, то субъект (Notstandstater) должен избрать такой путь, при котором спасение может быть достигнуто относительно меньшим воздействием». Тем самым, в сущности, ставится вопрос о выборе действий и объектов для этих действий.

Взвешивание. Здесь возможны наибольшие расхождения между мнениями и на практике, и в теории. Общая формулировка, однако, такова: защищаемое правовое благо должно существенно (Wesentlich) превышать (Uberwiegen) нарушаемое, затрагиваемое правовое благо.

Х.-Х. Ешек и Т. Вайгенд пишут, что понятие «Wesentlich» означает «существенно» (со ссылкой на К. Роксина, Т. Ленкнера, Г. Штратен- верта, Г. Якобса и др.), в конкретном случае — «вне всяких сомнений, свободно от сомнений».

Они описывают процесс взвешивания так: «При этом взвешивании интересов оказываются очень важными, но не единственными моментами ценность участвующих благ и величина материального и идеального вреда, который может наступить. Также близость и тяжесть опасности, грозящей защищаемому благу, функциональное назначение защищаемых благ, степень соответствия действий по устранению опасности, невозместимость причиняемого ущерба, наличие гарантийных обязанностей субъекта по отношению к пострадавшему, как и, наконец, цель, которую преследует субъект, — все это должно быть взвешено»473.

Т. Ленкнер в свою очередь отмечает, что часто из закона, исчерпав все возможности, нельзя с уверенностью вывести, какие интересы в отдельном случае можно оценить выше. Требуется иной масштаб, на котором будет основываться решение. В этих случаях необходимы будут сверхпозитивный масштаб, этические, ценностные представления и пр.

Критерии взвешивания. В методической литературе, обобщая имеющиеся мнения, выдвигают следующие критерии. 1.

Проверка существенного превышения защищаемого блага:

а) общий или сопоставимый ранг сопоставляемых правовых благ; жизнь — телесные повреждения; жизнь — свобода и др.;

б) оценка в конкретной жизненной ситуации, т. е. вид, интенсивность и объем грозящего вреда, степень грозящей опасности. 2.

Проверка соразмерности средств.

Вторая группа критериев проф. Т. Ленкнером и рядом других авторов рассматривается как излишняя и ничего не добавляющая к первому474. Тем не менее они проверяют их особо при наличии таких ситуаций, как:

а) специальные обязанности субъектов крайней необходимости (солдаты, полицейские и пр.);

б) возможность создания ситуаций крайней необходимости самим лицом, предотвращающим опасность; здесь указывается на три возможные позиции: § 34 — исключается; применяется с учетом обстоятельств; его действие не ограничивается, но поведение субъекта рассматривается исходя из иных критериев;

в) имеет место воздействие на неприкосновенные права и свободы затронутого лица, например принудительное изъятие крови для спасения чужой жизни;

г) имеется возможность, а в некоторых ситуациях и необходимость использовать правовые способы предотвращения опасности: нельзя похищать заключенного из тюрьмы для лечения его болезни.

Субъективный элемент. Субъект устранения опасности в ситуации крайней необходимости (см. п. 2 «б») может быть виновным в ее создании, но далее он должен действовать с осознанием обстоятельств, устраняющих противоправность, и с волей ее устранения.

Сферы применения § 34.

1) Жизнь и здоровье. В литературе дается обычно перечисление случаев, которые были предметом решений Верховного (или Имперского) Суда Германии или иных вышестоящих судов. Это, например:

а) врач едет по улице с односторонним движением навстречу транспорту, чтобы спасти больного;

б) психически больная в состоянии возбуждения была заперта семьей, чтобы упредить ее побег из дома;

в) показания под присягой (Meineid § 154 УК) были даны для спасения жизни;

г) врач рассказал тайну болезни прислуги, чтобы предупредить инфекцию детей (аналогичная ситуация со СПИДом у совместно проживающих лиц);

д) лицо, совершившее аварию, уехало с места происшествия, чтобы доставить потерпевшего в больницу475.

2) Политика и экономика. Вероятно, сложнее и практически важнее было применение уголовно-правовой крайней необходимости в сфере политики и экономики. Сейчас немецкая уголовно- правовая доктрина, как и иные, рассматривает случаи крайней необходимости в сфере международного уголовного права.

Кай Амбос, написавший весьма интересную работу по общей части международного уголовного права (Volkerstrafrecht), отмечает, что в структуре защит (defences) лица, обвиняемые в военных преступлениях, часто ссылаются на наличие приказа (Befehl), что обосновывается только ссылками на принуждение (Notigungsnotstand), при котором лицо находится в положении, вынуждающем его выполнять приказ, причем это положение оценивается весьма ограничительно2.

Крайняя необходимость на внутригерманской сцене исторически проявлялась в следующих ситуациях: ввоз нелегальных товаров в Рур для поддержки экономики в оккупированной части страны476; государственная необходимость (Staatsnotstand) при убийстве предполагаемых предателей в «черном рейсхсвере»; отвергнута крайняя необходимость на основе права самоопределения Южного Тироля477.

Крайняя необходимость в экономике проявляется, вероятно, чаще. Приводятся такие примеры: нарушение правил валютных операций для поддержания ликвидности банка; нарушение предписаний о ценообразовании для защиты рабочих мест; злоупотребление доверием при использовании публичных средств при опасности более высоких хозяйственных потерь и др.5

Крайняя необходимость, устраняющая вину (Entschuldigener Notstand). Она классифицируется на следующие виды:

а) извинительная крайняя необходимость по § 35;

б) так называемая надзаконная крайняя необходимость;

в) иные пограничные случаи. Это обстоятельство входит в группу обстоятельств, устраняющих вину, но не устраняющих противоправности деяния. Здесь следует напомнить вновь о господствующем в немецкой уголовно-правовой доктрине подходе к разграничению вины и противоправности.

Общая характеристика извиняющих обстоятельств дана довольно ярко проф. Э. Шмидхойзером. «Под обстоятельствами, устраняющими виновность, — писал он, — мы понимаем соответствующие внутренние (душевные) переживания субъекта, которые моральную (и нравственную) вину субъекта уменьшают столь специфическим образом, что отпадает правовая вина, хотя налицо состав вины соответствующего правопо- вреждающего духовного (внутреннего) поведения»478. Это означает, что правовая вина предполагает некоторый минимум упречности, который отпадает при наличии обстоятельств, устраняющих вину.

<< | >>
Источник: Жалинский А. Э.. Современное немецкое уголовное право. — М.: ТК Вел- би, Изд-во Проспект. — 560 с.. 2006

Еще по теме Уголовно-правовая крайняя необходимость:

  1. Гражданско-правовая крайняя необходимость (§ 228 ГК)
  2. § 4. Крайняя необходимость
  3. § 3. Крайняя необходимость в немецком праве
  4. Специфика извинительной крайней необходимости по § 35 ч. 1.
  5. Крайняя необходимость, устраняющая вину, но не указанная в законе (Ubergesetzlicher entschuldigener Notstand)484.
  6. § 3. Источники немецкой уголовно-правовой мысли. Библиографический обзор работ по уголовному праву
  7. Ошибка и ее уголовно-правовое значение
  8. § 7. Краткий очерк развития уголовно-правовой мысли
  9. § 1. Состояние уголовно-правовой науки как социального инструмента
  10. Раздел У. ПРАВОВЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ УГОЛОВНО НАКАЗУЕМОГО ДЕЯНИЯ (DIE RECHTSFOLGEN DER STRAFTAT)
  11. Глава 1. Юридическая природа и виды правовых последствий уголовно наказуемых деяний. Тенденции развития их системы и практики применения (Strafrechtliche Sanktionen)
  12. 53. Уголовное право и процесс (1930 - июнь 1941 г.)Развитие уголовного права характеризовалось ужесточением уголовного наказания в экономической сфере (защита социалистической собственности) и в государственной («контрреволюционные преступления»).Изменения вносились общесоюзными органами, республиканские органы их последовательно воплощали в своем внутреннем законодательстве.Возраст привлечения к уголовной ответственности был понижен до 12 лет.Развивается законодательство о государственных прест
  13. Раздел VI. УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ И МОЛОДЕЖИ (МОЛОДЕЖНОЕ УГОЛОВНОЕ ПРАВО) (JUGENDSTRAFRECHT)
  14. 61 . Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. и Уголовный кодекс РСФСР 1964 г.
  15. Г л а в а 4 Правовые нормы и правовые предписания. Логическая характеристика и структура правовых норм
  16. КРАЙНИЕ СЛУЧАИ БЕССМЫСЛЕННОГО