<<
>>

§ 3. Вменяемость (Schuldfahigkeit) в структуре вины.

Критерии вменяемости

По немецкой уголовно-правовой доктрине и действующему законодательству они определяются знакомым для российского юриста образом двумя основными обстоятельствами, а именно: достижением четырнадцатилетнего возраста на момент совершения деяния, который предусмотрен § 19 УК Германии и рядом предписаний Закона об отправлении правосудия по делам молодежи (Jugendgerichtsgesetz), а также вменяемостью, способностью к пониманию своих действий и руководству ими (см.

табл. на стр. 223). По § 20 «Действует без вины тот, кто при совершении деяния вследствие болезненных психических расстройств, либо глубинных нарушений сознания, либо вследствие слабоумия или иного тяжкого душевного отклонения не способен осоз- наватъ противоправность своего деяния или действовать в соответствии с таким осознанием».

По § 21: «Если способность лица осознавать противоправность своего деяния или действовать в соответствии с таким осознанием существенно уменьшена по указанным в § 20 причинам, то наказание по § 49 ч. 1 может быть смягчено».

Конструкция вменяемости — невменяемости, как видим, в общих чертах аналогична той, что дана в ст. 21, 22 УК РФ.

Поскольку юридические лица не могут быть субъектами преступлений, вопрос об их виновности не возникает530. В этой части позиция немецкой уголовно-правовой доктрины не нуждается в особом разъяснении.

Все же необходимо отметить, что § 20 УК «Невменяемость вследствие психических расстройств» предусматривает условия невменяемости (интеллектуальное и волевое); § 21 «Уменьшенная вменяемость» регламентирует ситуацию, состоящую в уменьшении условий вменяемости, о чем весьма информативно — у Т. Ленкнера531.

Естественно, проблемы невменяемости и уменьшенной вменяемости вызывают споры в самых различных ситуациях и в самых широких кругах. В августе 2002 г. в Германии обсуждалось два случая532.

Первый — убийство Даниэлой матери и отчима; делались попытки объяснить поведение преступницы раздвоением личности533. Второй — совершение изнасилования В. Сабашем, который провел 30 лет в психиатрическом заведении (.Mafiregelvollzug) и был на основании заключений экспертов освобожден как не представляющий опасности для общества534. В 2003 г. вновь обсуждается похищение и убийство мальчика, и опять поднимаются те же самые вопросы о психике субъекта деяния535.

Уголовно-правовая возрастная дееспособность по немецкому законодательству536 Возрастные Дети Несовершен Молодежь, Взрослые группы до 14 лет нолетние подростки от старше от 14 до 18 лет 18 до 21 года 21 года Вменяемость Абсолют Условная Безусловная Безусловная ная вменяемость — вменяемость вменяемость невменяе по способнос (§ 105, 106 мость ти осознавать ЗоОПДН) (§ 19 УК) свои действия и руководить ими (§3 ЗоОПДН)* Правовые Никакого При отрица Составы УК Действуют последствия наказа нии вменяе применяют нормы при соответ ния. мости — как ся. При Общей части ствующем Обстоя для группы равном УК. составу тельство, «дети до 14 положении преступле препят лет». с несовер ния ствующее При утверж шеннолетни противо ведению дении вменя ми применя правном процесса. емости ются деянии Меры применяются правовые профи составы УК, последствия лактики меры профи ЗоОПДН. (§ 1631(2), лактики, По § 106 1666, 1838 принудитель ЗоОПДН ГК) или ные меры правовые воспита воспитатель последствия тельные ного характе смягчаются. меры ра (§9, 13, 17 (§ 55 и сл. и сл. ЗоОПДН) ЗоОПДН)

* Закон об отправлении правосудия по делам несовершеннолетних (JGG — Jugendgerichtsgesetz) (см. ниже).

Возрастная проблематика невменяемости кратко описывается так: «Отсутствие способности (осознавать противоправность — unrecht —

деяния и действовать по этому осознанию. — А. Ж.) для детей (лиц до 14 лет) является неопровержимой презумпцией по § 19; для лиц с 14 до 17 лет подлежит установлению в каждом случае (§ 3 ЗоОПДН); для лиц от 18 лет по правилу считается признанной и исключается по правилам § 20, 21 в отдельных случаях»537.

Проблематика невменяемости (уменьшенной вменяемости) взрослых охватывает наряду с традиционными для российской практики вопросами проблему невменяемости в состоянии опьянения.

Здесь две стороны дела: а) собственно установление показателя концентрации алкоголя в крови, что измеряется в промилле; б) правовые следствия из этого.

Состояние опьянения, вменяемость и правило: actio libera in causa (alic) По этой конструкции в конечном счете (как и в УК РФ, но с существенными особенностями) лицо несет ответственность, если субъект привел себя в состояние невменяемости своим упречным поведением (совершение преступления под влиянием алкогольного опьянения и пр.)538. Ответственность легитимируется тем, что субъект сам создал «невменямость», привел себя в эту причину.

В отличие от предписаний ст. 23 УК РФ, по которой лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотического средства или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности, ст. 20 УК Германии допускает возможность исключения вменяемости лица, находящегося в состоянии опьянения. Однако по понятным причинам слишком широкое использование такой возможности пагубно влияло бы на преступность.

Тогда используются три конструкции. Одна из них — actio libera in causa. Другая — более ограниченная по объему, но, собственно, вполне легко воспринимаемая конструкция; это так называемое полное опьянение (Vollrausch § 323а), по которой тот, кто умышленно или неосторожно алкогольными напитками или иными одурманивающими средствами ввергает себя в опьянение, наказывается до пяти лет лишения свободы или денежным штрафом, если он в этом состоянии совершил противоправное деяние и не может быть наказан, посколь- ку он вследствие опьянения невменяем или это нельзя исключить. Третья конструкция: устанавливается ответственность за пьянство в условиях дорожного движения по § 316 УК (см. ниже).

Вторая конструкция упоминается здесь для обрисовки реальных возможностей правоприменителя. К первой, т. е. конструкции alic, она теоретического отношения не имеет, точнее, в нее не включается.

Конструкция actio libera in causa обеспечивает уголовную ответственность в ситуации, когда субъект вначале находится в состоянии, в котором он может нести ответственность, умышленно или неосторожно.

Затем он выводит себя из него и наконец совершает деяние, которое он доводит до конца уже в состоянии невменяемости или неспособности действовать (мать во сне душит ребенка). Или — несколько иначе — под этим понимается деяние, чья решающая причина (causa) субъектом вводится в действие во вменяемом свободном (libera) состоянии и как результат реализуется в состоянии, когда субъект невменяем. Подчеркивается, что эта конструкция практически важна не только в случаях алкогольного опьянения, хотя здесь она, скорее всего, имеет наибольшее значение.

Показательна следующая часть из решения Верховного Суда: «Принятие ответственного приведения в действие причинной цепи в форме умышленного действия предполагает, что субъекты решились в еще не опьяненном состоянии как минимум с эвентуальным умыслом на совершение тех определенных деяний, которые они в действительности совершили в состоянии опьянения»539.

Как отмечает К. Роксин, проблема стара и ею занимались Фома Аквинский и Самюэль Пуфендорф, а догматической современной разработкой занимались в послевоенное время Р. Маурах, П. Крамер, Й. Грушка, Б. Шунеман и др. Судебная практика также давно применяет эту конструкцию. Со ссылкой на Э. Шмидтхойзера К. Роксин описывает решение Имперского суда в отношении пьяного кучера, который со своей «дикой лошадью» переехал дорожного рабочего540.

Обоснование конструкции. Эта конструкция не только регламентирована уголовным законом и в принципе признается господствующим мнением. Более того, она нуждается в определенном согласовании с § 20 УК, который все-таки исключает ответственность при невменяемости. Это и вызывает живую полемику в литературе541. Изложение соответствующих теорий потребовало бы много места. Зас- луживают, впрочем, упоминания: теория посредственного соисполни- тельствг., по которой субъект сам себя использует как инструмент; теория исключения, по которой налицо исключение из § 20 Уголовного кодекса; теория состава деяния, по которой вменение опирается на предшествующее действие (ее придерживаются весьма авторитетные ученые — Т.

Ленкнер, Т. Фишер, К. Роксин и др.).

В учебнике Р. Маураха и X. Ципфа дается следующее, можно считать, элегантное обоснование: «Как было показано, § 20 может быть применен, только если субъект находился в состоянии невменяемости во время совершения деяния (zur Tatzeit). Это начало (вплоть до субсидиарного состава деяния по § 323а) реализуется без исключений. Также и ранее спорный при правильном рассмотрении (а какое рассмотрение правильно? — А. Ж.), г сегодня более не проблематичный, институт так называемого actio libera in causa не представляет никакого исключения»542.

В принципе, все же существуют две основные позиции, обосновывающие применение alic. Первая — это так называемая модель исключения (Ausnahmemodell). Она признает противоречие конструкции alic и § 20, и далее ее обоснование следует понимать так, что субъект действует без вины при изложенных в ней предпосылках, поскольку ему деяние не может быть вменено по actio libera in causa543. Вторая — модель состава деяния (Tatbestandsmodell). Ей следует, как говорится в Комментарии Г. Трондле и Т. Фишера, Верховный Суд страны. По ней «введение дефектного состояния есть начало осуществления состава деяния»544.

Субъективная сторона конструкции alic. Здесь возможны умысел / неосторожность. Они отражают наличие связи между приведением в состояние и последующим деянием. Х.-Х. Ешек, Т. Ленкнер, И. Пуппе и другие считают необходимым, чтобы был умысел на опьянение и минимум эвентуальный умысел — на деяние. Р. Маурах и X. Ципф говорят о связи умысла или неосторожности с последующим деянием. К. Роксин объясняет это так: «Кто в гневе на свою жену напьется и затем, несмотря на прежний опыт, не думает, что он ее изобьет в состоянии невменяемости, тот создает неразрешенный риск для своей жены, проявляющийся в избиении»545.

Таким образом, необходимы:

а) прецедентное начальное действие;

б) отношение субъекта к опьянению и последующему дефектному действию, противоправному деянию. Субсидиарность (§323а). При невозможности применения конструкции actio libera in causa применяется § 323a, что может и снизить наказание субъекта по сравнению с тем наказанием, какое он мог получить, если бы совершил деяние трезвым.

<< | >>
Источник: Жалинский А. Э.. Современное немецкое уголовное право. — М.: ТК Вел- би, Изд-во Проспект. — 560 с.. 2006

Еще по теме § 3. Вменяемость (Schuldfahigkeit) в структуре вины.:

  1. § 3. Объективный состав деяния. Субъект. Объект. Осуществление
  2. § 6. Субъективный состав противоправного деяния
  3. § 3. Вменяемость (Schuldfahigkeit) в структуре вины.