<<
>>

§ 3 . Юридическая техника и уголовный закон

Проблема юридической техники. Вопросы, которые применительно к ней будут кратко изложены, в учебниках уголовного права освещаются с разной степенью подробности. Характеризуются обычно: а) строение, приемы описания и язык уголовного закона; б) состав деяния; в) нормы, определяющие процедуры назначения наказания, прежде всего так называемые примерные правила.
Эти проблемы могут быть даже более важными для иностранного, чем немецкого читателя. Стандартизированные приемы, используемые законодателем, несут специфическую смысловую нагрузку и влекут последствия, которые, естественно, всякий раз не разъясняются, поскольку они могли быть разъяснены в других — предшествующих уголовному праву — курсах. Однако именно они во многом определяют правовую оценку деяния и пределы усмотрения суда при назначении наказания.

В относительно давно изданном учебнике Э. Шмидхойзера, например, выделяется несколько страниц под заголовком «Техника уголовного закона»; Х.-Х. Ешек и Т. Вайгенд, Р. Маурах и X. Ципф в своих учебниках этого не делают. В рассчитанном на начинающих студентов учебнике Р. Шмидта и С. Зайдель дается подраздел «Группы деликтов в законе», начинающийся с краткой отсылки к систематике закона. Это, скорее всего, значит, что технические приемы рассматриваются в рамках сфер их применения, т. е. там, где они используются законодателем, правоприменителем, субъектами понимания и толкования.

Внутренняя структура уголовного закона. Как кажется, для немецкой доктрины принципиально выделение в структуре уголовного закона (или, может быть, точнее — в норме уголовного закона) двух частей: состава деяния и правовых последствий (Tatbestand — Rechtsfolge)159. Проблематика гипотезы и диспозиции, по-видимому, не поднимается. Это, например, четко показывают У. Вебер и В. Митч. Они в структуре уголовно-правовых норм выделяют: а) предпосылки ответственности (состав деяния) и б) правовые последствия (санкции) — и подчеркивают, что собственно анализ норм должен учитывать: а) построение состава; б) виды составов или деликтов; в) технику описания признаков состава.

Некоторые приемы законодательной техники. Под приемом законодательной техники понимается способ письменного изложения правового предписания в рамках данного (формального или материального) закона или вида законов. Профессор Х.-Х. Ешек написал по этому поводу: «Степень связанности судьи законом определяется степенью совершенства, с которым всеобщая воля нашла свое выражение в законе. Из этого следует, что для действительности гарантийной функции уголовного закона нужно обращаться к законодательной технике»160. К приемам законодательной техники относятся, в частности, способы описания деликтов составов деяния, хорошо известное подразделение законов на полные (самодостаточные) и бланкетные, общие и специальные и пр. Здесь остановимся на некоторых вопросах:

а) виды деликтов (Deliktsarten).

В немецкой уголовно-правовой литературе дается классификация деликтов или преступлений, а не составов, как в российском уголовном праве161. Выделяются обычно следующие виды в кратком перечислении: —

по тяжести угрозы наказания: преступление (Verbrechen); менее тяжкие (Vergehen); § 12 УК содержит дихотомическую классификацию (в отличие от УК РФ).

Преступление — это противоправное деяние, минимальное наказание по данному запрету за которое свыше года. Таких в УК сравнительно немного; —

по связи деяния и результата: деликтные результаты (Erfolgs- delikte — материальные по российской доктрине) и простые деликтные деяния (Schlichte Tatigheitsdelikte); —

по интенсивности и характеру воздействия: деликты повреждения (Verletzungsdelikte) и поставлення в опасность (Gefahrdungsdelikte); —

по времени продолжения деликта: длящиеся (Dauerdelikte) и осуществляемые сразу (Zustandsdelikte); —

по формам деликта: действия (Begehungsdelikte) и бездействия (Unterlassungsdelikte); —

по субъектам: общие (allgemeine), специальные (Sonderdelikte) и выполняемые только лично (eigenhandige);

б) приемы классификации преступлений (составов деяния) и отклонений от основного состава деяния.

Составы деяния. Немецкий законодатель использует: а) основные; б) квалифицированные, в) привилегированные составы, что известно российскому закону. УК также предусматривает примерные правила (Regelbeispiele), не образующие самостоятельного состава деяния, чего нет в российской уголовно-правовой доктрине.

В литературе подчеркивается, что первая группа отклонений от основного состава — это самостоятельные квалифицированные либо привилегированные составы деяния, которые возникают, если они распространяются на противоправное содержание деяния и если при этом дополнительные признаки являются закрытыми и принудительными для суда. Суд сам не может создать, скажем, состав кражи при смягчающих обстоятельствах, которого нет в законе. Собственно, это совпадает с понятием такого состава в российском уголовном праве.

Правило примеров (Regelbeispiele). Его следует ввиду специфичности осветить более подробно. Это прием, с помощью которого меняют рамки наказания. Рольф Шмидт, излагая господствующее в литературе мнение, пишет: «Несамостоятельное отклонение налицо, если измене- ние основного состава не происходит, но состоит в его «повышении» или «понижении»162. Он приводит в качестве примеров таких отклонений опасное причинение вреда здоровью (§ 224 УК), тяжкое причинение вреда здоровью (§ 226) и причинение вреда здоровью, повлекшее смерть (§ 227), являющиеся данного рода отклонением по отношению к основному составу (§ 223). Охватывают они особенно тяжкие случаи и менее тяжкие случаи. Смысл применения такого приема состоит в сохранении относительно существенного, но не слишком широкого судейского усмотрения. Суд вправе не принять во внимание особенно тяжкие или менее тяжкие случаи, если они даны как примерные правила. К тому же эти случаи могут быть не прописанными в законе. Все это будет рассмотрено подробнее в Особенной части уголовного права.

Во многих учебниках разъясняется такое соотношение составов на примере ч. I § 242 «Кража», в которой дан основной состав кражи и санкция до пяти лет лишения свободы или штраф, и § 243 «Особенно тяжкий случай кражи». В нем сказано, что в особенно тяжких случаях кражи кража наказывается лишением свободы от трех месяцев до 10 лет. Особенно тяжкий случай по правилу (in der Reget) имеет место, если субъект (и дальше идет перечисление этих особо тяжких случаев) проникает в закрытое пространство или, например, ворует в виде промысла и пр. (см. об этом ниже). Суд может выйти за рамки перечисленного в законе перечня особенно тяжких случаев, что, как известно, невозможно применительно к ст. 63 УК РФ «Обстоятельства, отягчающие наказание», в которой дается именно закрытый их перечень.

Но вместе с тем суд может и не учитывать эти обстоятельства, не ссылаться на них. Это и отличает конструкции самостоятельных составов деяния от несамостоятельных составов, которые содержат в себе примерные правила или правила примеров.

Случаи могут быть и менее тяжкими. В учебнике Х.-Х. Ешека и Т. Вайгенда со ссылкой на Верховный Суд говорится: «Менее тяжкий случай, который взял на себя функции прежних "смягчающих обстоятельств" и "особенно легких случаев", должен отражать совокупности обстоятельств, которые принимаются во внимание для оценки деяния и деятеля, безразлично, принадлежат ли они к деянию, ему предшествуют, сопровождают или следуют, поскольку они допустимы для оценки меры вины деятеля»163.

Данная конструкция оценивается неоднозначно. В. Гропп164 и другие считают, что эта конструкция противоречит Основному Закону, и, в принципе, с ней можно было бы согласиться, если бы перечень признаков был закрытым, кроме случаев, когда они могли бы быть истолкованы в пользу обвиняемого. Но законодатель использует ее и после основательной, так называемой 6-й реформы уголовного закона, а Конституционный Суд ФРГ признал, что это правило не противоречит ст. 103 II Основного Закона ФРГ. Однако здесь возникают проблемы: запрета аналогии; требования умысла; покушения; применения при соучастии.

Вместе с тем сама идея этой конструкции ведет начало от разграничения вины как признака преступления и форм вины как признаков состава деяния165. Это различение вины и состава деяния имеет обязательный характер в процессе квалификации деяния (субсум- пции), в частности анализа признаков преступления в немецком уголовном праве (об этом дальше). На это в характерной для методических публикаций манере обращают внимание Р. Шмидт и С. Зайдель: «Что касается места проверок (т. е. включения в процесс квалификации деяния. — А. Ж.) правила примеров и правила назначения наказания, то поскольку они никак не относятся к составу деяния, целесообразно проверять их вне состава деяния, а целесообразно это делать после вины»166. Эта рекомендация опирается на господствующее мнение, отраженное практически во всех учебниках и методических пособиях;

в) конструкции простых, составных, бланкетных деликтов. Понятие «бланкетный уголовный закон» восходит к К. Биндингу и, по мнению Ф. Битмайера, распространенному в литературе, обозначает состав деяния, который описывает запрещенное деяние не полностью, но ставя его в зависимость от содержания других норм167. Господствующим сейчас является определение Верховного Суда ФРГ: «Бланкетный уголовный закон в настоящем или тесном смысле налицо, состав деяния и угроза наказания отделены друг от друга таким образом, что дополнение уголовного предписания самостоятельно выполнено иным составом в другое время и из другого места». По мнению К. Роксина, на бланкетные законы также распространяется запрет аналогии168.

Действие закона зависит от времени вступления в силу и наполняющегося и наполняемого предписания, что неоднозначно понимается в российской уголовно-правовой науке.

В литературе обращается внимание и на иные структурные элементы уголовно-правовых норм. Так, проф. Рольф Келлер (Rolf Keller) исследовал правовую природу формулы «dies gilt nicht» — «это не действует» (§ 2 абз. 4 предл. 2; § 35 абз. 1 предл. 2; § 36 предл. 2 и т. д.). В Общей части эта формула повышает определенность правила, из которого делаются исключения.

В Особенной части (в частности, в ч. 3 § 86; ч. 3 § 86а; ч. 1 § 329) Р. Келлер полагает, что эта формулировка хуже, чем классическая формула «handelt nicht rechtswidrig» (действует не противоправно), поскольку не решает вопрос о природе исключения из общего правила169.

<< | >>
Источник: Жалинский А. Э.. Современное немецкое уголовное право. — М.: ТК Вел- би, Изд-во Проспект. — 560 с.. 2006

Еще по теме § 3 . Юридическая техника и уголовный закон:

  1. ГЛАВА 12. ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА И ЮРИДИЧЕСКАЯ ТЕХНИКА
  2. Вопрос 5. Уголовный закон как единственный источник уголовного права
  3. § 2. Действие уголовного закона в пространстве (Geltungsbereich, Anwendungsbereich). Международное уголовное право189
  4. § 9. Юридическая техника
  5. 12.3. Нормотворчество. Юридическая техника
  6. 48. Что такое юридическая техника?
  7. Кравцов А.Г.. Законы развития науки и техники, 2010
  8. 9.2. Уголовный закон
  9. ГЛАВА 2. УГОЛОВНЫЙ ЗАКОН
  10. § 1. Понятие уголовного закона
  11. Действие уголовного закона в пространстве
  12. Раздел И. УГОЛОВНЫЙ ЗАКОН (STRAFGESETZ)
  13. ГЛАВА 14. ПРИМЕНЕНИЕ УГОЛОВНОГО ЗАКОНА
  14. § 6. Толкование уголовного закона
  15. § 3. Толкование уголовного закона
  16. § 1. Уголовный закон и его действие
  17. § 2. Строение уголовного закона
  18. ОБЩАЯ ЧАСТЬ Раздел I. УГОЛОВНЫЙ ЗАКОН