<<
>>

Физиологические и психологические предпосылки отражения в почерке свойств личности

Разработанные в судебном почерковедении теоретические основы судебно-почерковедческого идентификационного исследования полностью относятся и к судебно-почерковедческой диагностике.

Общими для них являются все положения, содержащие знания об анатомии письменно-двигательного аппарата, биомеханике письменных движений, построении их системы и управлении ею со стороны нервных центров, формировании и функционировании ПД ФДК (1, 2). Однако закономерности, определяющие качества почерка как объекта судебно-почерковедческой диагностики, еще исследованы недостаточно. Если в отношении идентификационных исследований уже сложилось довольно четкое представление о существенных качествах почерка, позволяющих видеть в нем источник информации об идентификации исполнителя рукописи — индивидуальности, устойчивости, вариационности, то в отношении диагностики такой полной картины еще нет. Лишь относительно недавно в криминалистике, в том числе в судебном почерковедении, сформировалось представление о таком качестве почерка, как его избирательная изменчивость и возможности основывать на нем решение диагностических задач, связанных с установлением влияния на процесс письма «сбивающих» факторов (3, 4). Это качество будет предметом специального рассмотрения в данной главе. В отношении же научной базы для аттрибутивно-диагностических исследований подобного рода базовых данных чрезвычайно мало.

В работах графологов и криминалистов чаще всего декларируются многие общие положения о том, что в почерке отражаются различные свойства личности: социально-демографические, физические, физиологические и психологические, причем многие позиции выдвигаются в виде гипотез, еще ждущих своего подтверждения. Научные же разработки о конкретных зависимостях почерка от свойств личности, как видно из содержания предшествующей главы, весьма немногочисленны. Они свидетельствуют о том, что

соответствующие зависимости существуют, но, как правило, не раскрывают механизма их отображения в почерке.

Сведения об этих зависимостях, несмотря на наличие методического выхода отдельных разработок, все же фрагментарны и целостной системы не образуют. Причины такого состояния вполне понятны, если вспомнить, что, во-первых, обращение к проблемам судебно-почерко- ведческой диагностики состоялось значительно позже разработки проблем идентификационного характера и, во-вторых, объект исследования — личность — представляет собой чрезвычайно сложное явление нашей действительности.

По словам А.Г. Асмолова: «Индивидом рождаются. Личностью становятся. Индивидуальность отстаивают.» (5, с. 26) Каждый в своем развитии проходит одни и те же этапы своего становления: человек как живая система биологической природы — индивид — личность. По определению В.М. Русалова, «личность — это многоуровневое, целостное, интегративное, социально-психологическое образование, ядром которого являются ценностно-смысловые отношения, находящиеся в постоянном развитии и движении» (6, с. 25). В итоге индивид — личность перед исследователем выступает в единстве биологической природы и личностных свойств, на важность изучения как первого, так и второго обращали внимание криминалисты, решая проблемы идентификации и опознания. Так,

В.К. Стринжа в качестве такого рода объекта определяет личность как «совокупность социальных и физических свойств, присущих конкретному лицу и отличающих его от других людей» (7, с. 12). Считая личность сверхсложной системой, криминалисты рассматривали ее с различных отдельных сторон, не пытаясь охватить всю систему в целом по причине сверхсложности такой задачи. Так, например, отдельные авторы предлагали изучать и использовать в целях установления и розыска преступников функциональный портрет личности (8). Судебные почерковеды изучали соответственно связи между признаками почерка, с одной стороны, и отдельными свойствами личности, относящимися к различным уровням ее организации, с другой.

Не пытаясь на современном, явно недостаточном для этого материале построить систему знаний о зависимости признаков почерка от свойств личности, попробуем несколько пополнить фрагментарное представление о свойствах личности и закономерностях, определяющих зависимости от них почерковых объектов.

Даже очень упрощенная схема структуры личности многокомпонентна и обусловлена сложными отношениями. На рисунке 3.1 дана схема свойств индивида — личности, построенная на соотношении природного, генетического и средового, социального начал. Как видно из этой схемы, близкие к природному началу, иначе говоря, Соотношение природного и социального в структурах индивидуальности и личности

Рис. 3. Соотношение природного и социального в структурах индивидуальности и личности

индивидные свойства (они расположены слева) — это возрастные, половые, конституциональные (телосложение, биохимические свойства), нейродинамические свойства, особенности, связанные с геометрией больших полушарий, и другие. Эти первичные свойства предопределяют динамику вторичных — психофизиологических функций и органических потребностей. Наивысшая интеграция этих свойств — темперамент и задатки. Первичные обычно называют нейродинамическими, вторичные — психодинамическими (5, с. 53).

По мере перехода слева направо в этой схеме представлены психологические характеристики, являющиеся в структуре личности ведущими. Главные подструктуры психологической составляющей: мотивация, темперамент, способности, характер. Они связаны в единое целое структурообразующими признаками, к которым относятся эмоциональность, активность, саморегуляция, побуждения (9, с. 79).

Письмо — социальная функция человека. Со способностью писать не рождаются, умение письменно излагать свои мысли и вообще писать человек приобретает в течение довольно продолжительного обучения. Однако как известно из новейших философских работ, сравнительно недавно возникшая область знаний — эволюционная эпистимология —свидетельствует, что «наши познавательные возможности основываются на врожденном аппарате отражения мира, формирование которого совпадает с возникновением жизни... Все известные науке живые существа снабжены системой доопытных, врожденных познавательных структур, которые развились в процессе эволюции всего живого, в т.ч. в ходе «родовой истории» человечества» (10, с. 83).

Врожденные механизмы восприятия, оказывающие влияние на формирование различной функциональной деятельности человека привлекали внимание психологов и изучались ими. Эти исследования, носящие фрагментарный характер, касались и двигательных функций человека. Они имеют фундаментальное значение для раскрытия закономерностей, определяющих связи между свойствами личности и продуктами человеческой деятельности, в том числе письмом. Поэтому остановимся на положениях, определяющих соотношение наследственных, генетических и средовых факторов в формировании двигательных функций, одной из которых является письменная.

К капитальным генетическим детерминантам прежде всего относятся конституциональные (морфологические) особенности человека (И, с. 8). Наследственно зависимые морфологические показатели — это длина тела человека и его конечностей, вес тела, диаметры верхних и нижних конечностей, ширина таза и бедер, обхваты талии, груди, ягодиц, плеч, жировые складки в некоторых частях тела и т.п. (12, с. 166). Однако генотип может влиять на поведение только через морфофункциональный уровень, через анализаторные функции.

Генотип оказывает определенное влияние на формирование зрительных вызванных потенциалов. Генетически обусловлены их параметры, сопровождающие мобилизацию внимания (нейрофизиологические механизмы внимания) (13, с. 92). На основе врожденных способностей зрительной системы происходит опознание фигуры «в результате объединения информации об отдельных участках ее контура в единый код» (11, с. 1).

В отношении двигательных функций наследуется время простой двигательной реакции. Генетически обусловлена двигательная активность у детей 1-го года жизни (14, с. 36—37). Выдвинута гипотеза, что индивидуальный темп выполнения самых разных действий в значительной мере контролируется генотипом (14, с. 38).

Наследственные факторы оказывают большее влияние, чем сре- довые, на быстроту обучения двигательным навыкам и умениям человека, однако в процессе обучения их роль может меняться (15, с. 155).

Развитие моторики человека в известной степени вообще определяется его генотипом. В частности поэтому для каждого человека существует предел тренировок. Генетически обусловлены аэробные и анаэробные механизмы обеспечения мышечной деятельности. Под значительным генетическим контролем находятся как энергетические, так и рефлекторные параметры скоростных возможностей человека. Индивидуальные особенности развития двигательных способностей в большой мере определяются типом высшей нервной деятельности, генетическая обусловленность которого связана с биоэнергетикой организма человека (13, с. 167).

К врожденным свойствам нервной системы человека относятся электроэнцефалографические характеристики, которые лежат в основе психодинамики индивида (его темперамента) (16, с. 153). Наиболее важные функциональные особенности мозговой частотнопространственной организации, интегральные характеристики ЭЭГ- активности имеют общемозговой характер и преимущественно наследственную природу (17, с. 20). Генетический контроль чаще всего сказывается на параметрах вызванных потенциалов при ориентировочной реакции. Это — проявление наследуемости индивидуального уровня подкорковых влияний, модулирующих корковую электрическую активность (11, с. 124).

Таким образом, межиндивидуальная вариативность скоростных и энергетических аспектов приема и переработки сенсорной информации в определенной мере зависит от генотипической вариативности (11, с. 13).

В картине психологических характеристик индивида также значительное место занимает влияние наследственных факторов. Так, формирование индивидуальных различий по отдельным характеристикам внимания происходит под отчетливым генетическим контролем (18, с. 251). Вместе с тем влияние генетических факторов прогрессивно убывает с возрастом благодаря овладению произвольной регуляцией деятельности. Дольше других в онтогенезе обнаруживает зависимость от генотипа устойчивость внимания, что может быть связано с генотипической обусловленностью свойств нервной системы. Индивидуальные особенности кратковременной модаль

но-специфической несловесной памяти для зрительного, слухового, тактильного анализаторов в значительной степени носят генетический характер, что нельзя сказать о словесно-логической памяти, на которую преимущественно влияют факторы внешней среды (18, с. 251-261).

Межиндивидуальная изменчивость психофизиологического ряда формируется под влиянием факторов генотипа (11, с. И). По данным психологов, «ядро бессознательного составляют унаследованные психические образования» (19, с. 22), причем врожденные факторы действуют на всех стадиях онтогенеза (9, с. 78). Как уже отмечалось, под выраженным генетическим контролем формируется темперамент человека. Конкретнее, по данным одних исследователей, наследственную обусловленность обнаруживают безусловнорефлекторные параметры свойств нервной системы: сила — слабость, лабильность — инертность, активированность — неактивиро- ванность (9, с. 78). Однако другие психологи считают, что сила зависит от генотипа в смысле ее характеристики через уровень чувствительности, а как предел работоспособности — неизвестно, т.к. варьирует в зависимости от возраста (20, с. 109). Генотипический контроль установлен в изменчивости показателей экстраверсии — интроверсии; по невротизму он менее доказан; не установлена связь с генотипом изменчивости психотизма (И, с. 274).

Очень важным моментом в связи с рассматриваемой проблемой является то, что роль генетических и средовых факторов в процессе функциональной деятельности меняется в зависимости от того, в какую функциональную систему данный фактор включен. Так, в комплексе мозговых потенциалов, вызванных движением, генетические влияния слабее, если это движение — цель действия, и сильнее, если оно — средство достижения иной цели (И, с. 9). Это непосредственно касается ПД ФДК, где движение — именно средство достижения цели, которой призвано служить письмо в целом — за- печатлению мысли.

Соответственно роль генотипа различна в формировании индивидуальных особенностей функциональной двигательной системы. Если она выполняется на уровне осознанной произвольной регуляции — эта роль менее выражена и, напротив, очень отчетлива на уровне автоматизированного выполнения. Это означает, что в начале обучения письму, когда роль словесных инструкций и сознательной регуляции очень велика, влияние определенных генетических факторов должно быть меньше, чем в стадии автоматизации ПД ФДК, когда словесные инструкции отсутствуют, а сознательная регуляция уступает место в основном проприоцептивному контролю. В связи с этим интересно утверждение психологов о том, что «зависимость фенотипической изменчивости от факторов генотипа

тем выше, чем более автоматизированным является само движение и чем проще его координационная структура» (11, с. 179). Индивидные свойства любого плана характеризуют формальнодинамические особенности поведения личности, его энергетический аспект протекания физиологических и психологических процессов, но не определяют ее отношения к действительности. Например, темперамент оказывает влияние лишь на форму реакции лица на окружающую действительность, но не на содержание этой реакции.

Остановимся несколько подробнее на роли генетических (заданных) факторов в организации ПД ФДК на базе теории построения движений, с позиции которой в настоящее время рассматриваются в судебном почерковедении механизм письма и природа почерка (21). Краткая характеристика уровней построения движений, по теории Н.А. Бернштейна, дана в работе (4), поэтому здесь мы ее не приводим. Напомним лишь, что уровней, имеющих значение для рассмотрения построения ПД ФДК 5: А, В, С, Д, Е, причем А и В — субкортикальные, С, Д, Е — кортикальные.

По данным Г.А. Шибаровской, наибольшую генетическую обусловленность обнаруживают показатели динамики подкорковой неспецифической активации (индекс, длительность ориентировочной и условно-ориентировочной ЭЭГ-реакции) (22, с. 143). Поэтому, надо полагать, работа уровней А и В должна находиться под значительным генетическим контролем и, следовательно, под влиянием заданных факторов. В ряду заданных факторов центральное место, скорее всего, будут занимать те показатели, которые определяют двигательные координационные возможности (способности) обучающегося пишущего лица. Они оказывают влияние: на освоение технических навыков в процессе обучения письму — принятие правильной позы, правильного способа держания пишущего прибора и сохранение их; на согласование движений при выполнении письменных знаков — выдерживание ровности штрихов в определенное время их выполнения (начало формирования координации движений 1-й группы). Как известно, по мере обучения письму и автоматизации навыков происходит спуск сознательно регулируемых соответствующих функций на уровни А и В, автоматизировано обеспечивающих реализацию технических навыков и сложившуюся координацию движений. По данным исследователей, «сложные движения обнаруживают наследственную обусловленность, в особенности тонкие, выполняемые кистью, а не всей рукой» (13, с. 37). Движения руки и пишущего прибора, которыми выполняются буквенные и иные письменные знаки, несомненно, относятся к сложным и тонким, т.к. осуществляются мелкими движениями мышц кисти и пальцев, согласованными с движениями предплечья и плеча. Есте

ственно, каждым пишущим эта задача выполняется в соответствии с его способностями. Вместе с тем, в формировании рассматриваемых координационных структур большое значение имеет вербальный контроль, соответствующие упражнения, сознательное отношение самого пишущего лица к упражнениям и их результату. Именно поэтому, как правило, неодновременно, но в результате обучения и практики у пишущих с началом автоматизации стабилизируется высокая координация движений 1-й группы. Однако особенности тонических напряжений мышц, свойственные отдельным пишущим могут сказаться на координации движений 1-й группы и в дальнейшем. Так, едва заметная извилистость в больших по протяженности штрихах, выполняемых разгибательными движениями, может сохраниться и при достаточно выработанном навыке.

Кортикальный уровень С в условиях автоматизированного навыка обеспечивает всю развернутую картину письменных движений. Как известно, уровень С сложный, он включает 2 подуровня: С-1 и С-2. С-1 обеспечивает всю пространственную ориентацию и метрику движений и в большей мере является фоновым, нежели С-2. С-2 отвечает за формы и направления траекторий движений, которыми выполняется вся система письменных знаков, образующая рукопись. В процессе формирования ПД ФДК, несмотря на кортикальную природу, уровень С очень подвержен генетическому контролю. В его работе сосредоточены функции очень многих анализаторов: зрительного, осязательного, проприоцептивного (двигательного) и др. В процессе письма на уровне С строится вся афферентная модель письма, которая при выработанных навыках реализуется автоматизировано. Функции анализаторов складываются в единую скоординированную систему, в которой особенности, свойственные конкретному лицу, играют определенную роль. Зрительные, двигательные способности, психологические особенности восприятия кратковременной памяти обучающегося лица, его отношение к обучению несомненно скажутся на формировании этой системы. Здесь очень большое значение имеет сознательное отношение к формированию тех или иных почерковых структур: следование вербальным указаниям педагога, прописям, стремление подражать почерку конкретных лиц, желание выработать почерк определенного строения и т.п. Однако всегда обучающийся в соответствии со своими задатками достигает результата в пределах желаемого и возможного, причем и эти пределы в значительной мере определяются им самим. По мере автоматизации, наступающей относительно уровня С, рассматриваемая система стабилизируется и сохраняет все особенности, связанные с воздействием как заданных, так и средовых факторов.

Многокомпопонентность формирующейся системы предопределяет ее индивидуальность, которая закрепляется в процессе автома

тизации навыков. В то же время именно многокомпонентность вряд ли даст возможность разобрать эту систему — модель влияний заданных и средовых факторов на формирование и стабилизацию почерка и увидеть однозначную зависимость между теми и другими.

Уровень Д отвечает за соответствие графических изображений письменных знаков их фонетическому содержанию в рукописи. Он является ведущим в письменном процессе и также вносит свой вклад в формирование ПД ФДК, в зависимости от способностей пишущего, ускоряя или замедляя процесс выработки двигательной системы.

Процесс автоматизации несомненно активизирует воздействие заданных факторов. Ослабление сознательного контроля как бы освобождает природные влияния, а поскольку умение писать уже освоено, их воздействие на навык продолжается. Не случайно почерк продолжает формироваться далеко за пределами школьного обучения письму. Естественно, на его формирование большое влияние оказывают средовые факторы, такие как: дальнейшее обучение, работа, профессия, образ жизни и т.п. Однако, поскольку это воздействие происходит в условиях уже освоенного навыка, последний будет отражать качество и меру неосознанного влияния заданных факторов на дальнейшее развитие почерковой системы.

Различия в двигательных и психологических особенностях, которые отделяют одну личность от другой, с учетом средовых факторов должны отражаться в почерке. Однако в связи с многокомпо- нентностью этого воздействия в почерке мы получаем как бы его суммарный результат, а не «перечень причин-следствий». Нам представляются весьма правдоподобными и косвенно подтвержденными экспериментальными разработками гипотезы: а) чем в большей мере выражено в структуре двигательного механизма и структуре личности писавшего какое-то заданное или средовое качество и б) чем в большей мере выраженные в структуре двигательного механизма и структуре личности писавшего заданные и средовые качества организуются в систему, образующую определенный тип, тем больше вероятность отражения отдельного качества или определенного типа их в почерке.

Наиболее фундаментальными качествами природного свойства обладают различия всех пишущих лиц по полу. Попробуем рассмотреть межиндивидуальные половые различия, которые весьма заметны уже на нейрофизиологическом уровне. Так, существенным фактором в межиндивидуальной изменчивости потенциалов мозга является следующее: «у женщин более короткие латентные периоды и более высокая амплитуда зрительных, слуховых и соматосенсорных потенциалов» (И, с. 112). Этот факт объясняется чисто анатомическими причинами — различием в длине проводящих путей,

величине мозга и толщине черепа, длине руки (предплечья и плеча). Причем некоторые параметры коррелируют с весом (там же, с. 113—114). При этом примечательно, что специальными исследованиями установлено, что генетический контроль в формировании индивидуальных особенностей мозговых потенциалов, связанных с реализацией двигательного действия, чаще обнаруживается у мужчин, чем у женщин (23, с. 18).

Межиндивидуальные нейрофизиологические и обусловливающие их анатомические половые различия у отдельных особей могут быть выражены в большей или меньшей степени. Отсюда их проявление в двигательном акте может быть как отчетливым, так и «стертым». На них как бы накладываются различия, проявляющиеся на более высоких уровнях построения движений и обусловленные ме- жиндивидуальными различиями в психологической структуре лиц разного пола.

Мужские организмы в процессе приспособления к среде имеют тенденцию к узкой и жесткой специализации. Жесткая же специализация органов, клеток и т.п. обусловливает их хрупкость, а значит и хрупкость всего организма по отношению к внешним влияниям (24, с. 18). Поэтому эффект обучения в большей мере должен быть выражен у женщин и не случайно, как уже ранее говорилось,

З.И. Кирсанов и А.П. Рогозин чаще наблюдали строение почерка, приближающееся к прописям, именно у женщин, а у мужчин имели место чаще значительные и разнообразные отклонения от стандартных прописей.

Как следует из литературных источников, по данным американских ученых, стиль мышления у женщин в большей мере несет на себе следы заученных схем. У мужчин наблюдается большее разнообразие ответов при решении интеллектуальных задач. Поиск мысли у мужчин в меньшей мере подвержен уравнивающему влиянию обучения. Большая вероятность достижения высоких школьных успехов девочек объясняется легкостью заучивания и воспроизведения готовых способов восприятия и оценки. Большая подверженность женщин следованию готовым схемам обнаруживается и в социальной сфере. Процент выбора профессии по советам родных и знакомых больше у девушек, чем у юношей. Женщины более уступчивы по отношению к разнообразным внешним воздействиям социальной среды, склонны к деятельности, успех которой может быть заблаговременно предсказан (24, с. 18—19).

Однако рассмотренные межиндивидуальные различия в двигательной и психологической сфере мужчин и женщин также обладают различной степенью выраженности, которая имеет не строго детерминированный, а статистический характер. Различия, влияющие на формирование двигательных навыков, обусловленные ана

томическими и нейрофизиологическими особенностями, спецификой психологических качеств, не могут быть строго классифицированы в зависимости от пола. Достаточно напомнить, что встречаются мужеподобные женщины и женоподобные мужчины как по своим физическим качествам, так и по психологическим особенностям. Степень выраженности этих качеств и особенностей может быть различной и зависящей от половой принадлежности не строго детерминированно, а статистически. Кроме того, на них накладывает свой отпечаток и сознательное отношение к ним собственно их обладателя. Как пишет Г.С. Тарасов, «для становления человеческой уникальности существенное значение имеют факторы самоде- терминации деятельности и поведенческих актов» (25, с. 122).

Обобщая изложенное, можно со всей определенностью утверждать, что связь между половыми различиями и почерком мужчин и женщин несомненно есть. Однако если проявление половых особенностей в структуре индивида и личности носит многофакторный и многокомпонентный, а следовательно, статистический характер, то ожидать строго детерминированных связей между этими особенностями и почерком не приходится. Эту связь определяют: а) заданные факторы, б) средовые условия и в) сознательное воздействие индивида. Это означает, что между половыми различиями в их совокупности и почерком не может быть жестко детерминированной зависимости, связь между ними имеет статистический характер, закономерности которого выражаются в виде законов- тенденций. Именно поэтому графологические построения определения пола по почерку оказались безуспешными, а создать методику определения пола по почерку удалось криминалистам на основе вероятностно-статистического подхода.

Вторым фундаментальным качеством индивида и личности, привлекающим внимание криминалистов, является возраст. Закономерности формирования ПД ФДК, его становления и развития, а также деградации в связи с возрастными изменениями организма индивида также подчинены определенным законам и находят свое отображение в почерке. Об этом свидетельствуют многочисленные наблюдения и исследования, позволяющие дифференцировать школьный маловыработанный почерк и все иные его виды, а следовательно и диагностировать в определенных пределах возраст его обладателя. В предшествующем разделе уже упоминались исследования В.В. Томилина, позволившие ему выделить признаки почерка, по которым можно ориентировочно судить о классе, в котором обучается исполнитель рукописи в пределах средней школы. Специальными, также уже ранее рассмотренными исследованиями установлены признаки почерка, свидетельствующие о возрастной деградации ПД ФДК лиц, достигших пожилого и старческого возрас

та (соответственно 60 и 74 лет). Таким образом, в почерке находят свое довольно отчетливое отображение возрастные особенности индивида, характерные для периода формирования ПД ФДК, периода его становления, развития и функционирования и периода деградации, разрушения.

В рассмотренных случаях закономерности, определяющие зависимость почерка от возрастных особенностей пишущего, приближаются к жестко детерминированным, поскольку речь идет об очень больших периодах жизни человека (детский, юношеский возраст, зрелость и старость). Однако и здесь соответствующие изменения в почерке у разных пишущих наступают далеко не в строго одинаковое для всех время, т.к. зависят от различных причин и условий (пола, двигательных и иных способностей, состояния здоровья и др.). В еще большей мере отсутствие жесткой детерминации признаков почерка возрастными особенностями индивида проявляется при попытках дифференцировать возрастную зависимость применительно к менее продолжительным отрезкам времени в жизни индивида, находящегося в периоде зрелости и обладающего сформировавшимся почерком. В этом случае преимущественно действуют статистические закономерности, определяющие интересующие нас зависимости. Именно поэтому решить задачу определения возраста по почерку в пределах более коротких временных интервалов криминалистам удалось на основе вероятностного подхода и статистического анализа.

В настоящее время очень мало объективных данных относительно зависимости почерка от отдельных свойств личности. Так, ранее уже говорилось об исследованиях с использованием электро- миографической методики, которыми была намечена определенная зависимость между интегральным свойством нервной системы — уравновешенностью, с одной стороны, и строением почерка, а также способностями пишущего изменять свой почерк и подражать почерку другого лица — с другой. Такая зависимость существует и оказывается достаточно выраженной, видимо, благодаря тому, что речь идет о зависимости интегрального свойства нервной системы индивида и общесистемного признака почерка. Как было видно из ранее приведенного рисунка, свойства нервной системы имеют генетическую природу, постоянны и, наверное, существенны для определения направления формирования определенного строения почерка, а строение почерка, в свою очередь, может свидетельствовать как о структуре этих свойств, так и о зависящих от них двигательных способностях пишущего. К сожалению, дальнейшего развития такого рода работы не получили, поэтому сказанное остается достаточно обоснованной, но все же гипотезой.

Еще сложнее дело обстоит с зависимостями почерковых свойств от отдельных психологических характеристик личности, производ-

ность которых от многообразия генетических (заданных), средовых (приобретенных), в том числе сознательно выработанных, факторов и условий очень велика. В системе психологические характеристики составляют определенный образ, психологический портрет личности. В настоящее время не существует классификации такого рода портретов на обобщенные типы. Поэтому говоря о зависимости почерка от свойств личности, обычно имеют в виду его зависимость от отдельных свойств. К сожалению, мы не располагаем надежными объективными данными, подтвержающими наличие такого рода конкретных зависимостей. Однако если они существуют, то они имеют статистическую природу и дальнейшая работа по их изучению должна строится на основе вероятностно-статистического подхода. Надо полагать, при достаточной выраженности той или иной психологической характеристики у лица больше вероятность ее проявления в почерке, что подтверждается экспериментальными исследованиями криминалистов. Например, если у лица отчетливо выражено свойство интраверта или экстраверта, то это свойство скорее проявится в почерке, нежели в тех случаях, когда оно имеет промежуточную форму.

Многие психологические характеристики личности строятся на свойствах средового характера. Наиболее типичное из них — профессия лица. Профессия, несомненно, влияет на формирование и развитие ПД ФДК. При определенного рода профессиях (врач, бухгалтер и др.) это влияние оказывается довольно сильным и проявляется в почерке.

Обобщая изложенное в данном разделе, приходим к следующим выводам. Индивид как личность формируется в течение определенного времени. Роль заданных и средовых факторов в формировании личности на протяжении этого времени может меняться, роль заданных факторов сглаживается, уступая место средовым. Однако некоторые из них сохраняют свое постоянное значение на протяжении всей жизни человека (например, свойства нервной системы). Формирование, становление и развитие почерка сопутствует формированию личности. Безусловно, на этот процесс оказывают влияние заданные свойства индивида, которые должны приспосабливаться и использоваться для достижения задачи средового характера — научиться писать в соответствии с принятой системой письма и использовать письмо для целей общения и фиксации мысли. В основе почерка лежит зрительно-двигательный образ, формирование которого происходит под влиянием анатомических, нейрофизиологических и психофизиологических особенностей человека. Система этих особенностей определяет разную степень приспособления заданных факторов к средовым задачам и условиям. Эта

степень приспособления должна отражаться в почерке. При этом вполне допустима гипотеза, что при отчетливо выраженных задатках и соответствующих свойствах больше вероятность отражения их в системе почерковых свойств. Множественность факторов, определяющих формирование как свойств личности, так и почерка, не могут дать картины «зеркального» отражения в почерке личностного портрета. Зависимость между свойствами личности и почерком несомненно существует, но она не жестко детерминирована, а статистична. Наибольшая вероятность выраженности в почерке свойств личности, надо полагать, будет в случаях:

а)              интегральное™ свойства личности, его системности (например, пол),

б)              достаточной выраженности свойства личности в ее структуре. 

<< | >>
Источник: Орлова В. Ф.. Судебно-почерковедческая диагностика: учеб. пособие для студентов вузов. 2006

Еще по теме Физиологические и психологические предпосылки отражения в почерке свойств личности:

  1. Исследование проблемы типологии почерка и поиск ее связи с типологическими свойствами личности
  2. Тема 7. Проявление свойств личности в социально-психологических условиях валютног
  3. X. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ДИАГНОСТИКА: ЭЛЕМЕНТЫ ПСИХОМЕТРИКИ. ДИАГНОСТИКА ОТДЕЛЬНЫХ СВОЙСТВ И СОСТОЯНИЙ. ПРОФИЛЬ ЛИЧНОСТИ
  4. § 7. Содержание педагогического, социально-психологического и медико-физиологического мониторинга
  5. Бог есть не физиологическое или космическое, а психологическое существо.
  6. Отраженное самоотношение личности и его динамика Н. Е. Харламенкова (Москва)
  7. § 4. Рисунок — отражение особенностей личности и отношений ребенка и подростка
  8. ОТРАЖЕНИЕ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ В ОБЫДЕННОМ СОЗНАНИИ: ВОЗРАСТНОЙ АСПЕКТ А. В. Микляева (Санкт-Петербург)
  9. § 3. Наследственные особенности, прирожденные свойства организма как предпосылки психического развития
  10. Психологическое здоровье и зрелость личности как цели возрастно-психологического консультирования А. Г. Портнова, М. Г. Иванова (Кемерово)
  11. § 4. Предпосылки развития личности в раннем детстве