Исследование проблемы типологии почерка и поиск ее связи с типологическими свойствами личности

  Эта проблема привлекла внимание советских психологов в 40— 50-х годах. Е.В. Гурьянов и М.К. Щербак попытались определить и рассмотреть виды координации движений у обучающихся письму в начальный период (19, 20).
К сожалению, эти работы не были продолжены. Однако то, что было сделано в этом направлении, имело большое значение для развития судебного почерковедения вообще и для судебно-почерковедческой диагностики — в частности. Благодаря этим работам криминалисты обратили внимание на такое существенное системное свойство почерка как координация движений при письме, увязали это свойство с выработанностью почерка,
выделили признаки, отражающие координацию движений с учетом ее видов в рукописи (21). Таким образом, координация движений как свойство почерка была объяснена с точки зрения механизма письма и поставлена в ряд системных признаков почерка, используемых в идентификационных, а затем и в большей мере в диагностических целях.
Как показали дальнейшие разработки, координация движений оказалась сложным и важным диагностическим показателем, чутко реагирующим на изменение состояния и внешние обстановочные факторы, сопровождающие письмо.
В процессе исследований криминалистов, поставленных в свое время на службу космической биологии и медицине, дифференцированно рассматривалась координация мелких движений кисти и пальцев (1 группа) и крупных движений кисти и предплечья (2 группа) и была установлена зависимость между координацией движений руки и состоянием космонавтов в различные периоды космического полета. Результаты исследования почерка в сочетании с результатами других исследований — показателями биоэлектрической активности мозга, кожно-гальваническими реакциями, исследованиями вестибулярного аппарата и др. использовались для изучения состояний космонавтов в различные периоды нахождения в космосе (в состоянии покоя, во время отдыха, после сна, в периоды эмоционального напряжения в начале и конце полета, перед и после ориентации корабля и т.п.) (22—25).
О              значении изучения типов высшей нервной деятельности для судебного почерковедения заговорил психолог, а затем и криминалист — Г.И. Борягин. «Для теории графической экспертизы, — писал он, — учение И.П. Павлова об общих типах высшей нервной деятельности имеет огромное значение, поскольку оно помогает объяснить индивидуальный характер человека» (26, с. 33). И далее: «Тип высшей нервной деятельности, а также внешние условия обучения письму, являются основными факторами, определяющими индивидуальный характер почерка человека» (26, с. 34).
Интересны его гипотетические рассуждения относительно зависимостей возможностей пишущего от развития 1-й и 2-й сигнальных систем. «Так, — пишет Г.И. Борягин, — есть все основания полагать, что при прочих равных условиях лица с преимущественным развитием 1-й сигнальной системы (в пределах зрительной и двигательной коры головного мозга) в состоянии более точно подражать почерку другого лица и передавать в своем письме значительный ряд признаков почерка этого лица, чем лица с преимущественным развитием 2-й сигнальной системы» (26, с. 35). Он считал, что «те или иные особенности передачи временных связей 1-й сигнальной системы во 2-ю сигнальную систему зависят от ряда
факторов, в частности от типологических различий в отношении специфических человеческих типов высшей нервной деятельности.
Лица с более полной передачей условных связей из 1-й сигнальной системы во 2-ю, по-видимому, способны полнее, всестороннее осознавать признаки своего и чужого почерка, что имеет большое значение для объяснения различных возможностей людей в деле маскировки своего и подделки чужого почерка» (26, с. 35).
В соображениях, высказанных Г.И. Борягиным, привлекательны следующие моменты:
а)              факт констатации связи почерка и типов высшей нервной деятельности человека (по Павлову);
б)              гипотеза о зависимости возможностей пишущего от его типологических свойств.
Этим как бы подчеркивалась служебная роль типологии, связывающей атрибутивную диагностику и собственно диагностику.
Мысли относительно влияния свойств нервной системы на формирование почерка встречались и у других авторов. Так, Е.В. Гурьянов считал показателем силы нервных процессов в формирующемся почерке устойчивость четкого письма при ускорениях и других усложнениях процесса письма (27). Однако специально и экспериментально зависимость силы нервных процессов и признаков почерка не изучалась. Что же касается такого свойства, как подвижность нервных процессов, то он вполне справедливо полагал, что подвижность обусловливает скорость усвоения навыков письма и собственно темп (скорость письма) (там же).
Несколько позднее уже в рамках судебного почерковедения рассматривались вопросы зависимости признаков почерка от типологических свойств личности в связи с поиском путей оценки возможностей пишущего при стремлении его изменять свой почерк и при письме в условиях влияния «сбивающих» факторов. При этом естественно рассматривалось влияние на почерк типологических свойств через деятельность двигательного анализатора (28).
Этому способствовала несколько ранее проведенная криминалистами работа, посвященная классификации высоковыработанных почерков. Следует отметить, что научные основы судебнопочерковедческой диагностики в советский период в начале закладывались преимущественно в рамках разработки теоретических основ судебно-почерковедческой идентификации. Это объясняется следующими причинами:
во-первых, актуальностью, практической востребованностью теории решения именно идентификационных задач,
во-вторых, общностью знаний о почерке, как объекте криминалистического исследования, будь то исследование идентификационное или диагностическое.
Работая над проблемами судебно-почерковедческой идентификации, криминалисты стремились найти основания для классифи
кации почерков в общности причин, определяющих типовые направления в формировании почерков. Внимание исследователей привлекли высоковыработанные почерки, как наиболее распространенные и поэтому образующие слишком обширную группу, нуждающуюся в дальнейшей дифференциации. Соображения зарубежных авторов (29), анализ двигательной структуры почерка, многочисленные целенаправленные наблюдения навели авторов на мысль о возможности классификации высоковыработанных почерков на основании такой интегральной характеристики как координационная и структурная сложность движений, выражающаяся в соответствии эталону — прописям и степени отклонения от них в сторону упрощения или усложнения системы движений. В результате была создана классификация почерков на простые (соответствующие прописям), упрощенные и усложненные, генерация которых связывалась с успешностью обучения письму и субъективным отношением лица к формированию почерка в процессе обучения и последующей практики. Объяснялась эта зависимость следующим образом: «Одни пишущие сохраняют близкое сходство с прописями при письме, т.к. обучение письму у них проходило успешно, в последующем не было необходимости приспосабливать свой почерк к другим задачам. У других — движения различно упрощаются потому, что навыки еще не закрепились окончательно и пишущий начинает быстро писать, при этом часто не обращая внимание на строение букв, на значительные их отклонения от прописей. А иные, напротив, так много уделяют внимания письму и украшают его настолько, что система движений усложняется по сравнению с прописями» (30, с. 108).
Для каждой группы был выделен комплекс признаков и их проявлений.
Абстрагируясь с современных позиций от некоторых мелких неточностей в конкретных характеристиках этих групп, устраненных в последующих разработках, нельзя не отметить, что эта классификация вошла в теорию и практику судебного почерковедения как одна из фундаментальных и сохраняет свое значение в настоящее время как основание, определяющее общесистемный признак почерка — его строение в пределах группы высоковыработанных почерков. Для диагностического направления эта работа интересна тем, что она связала одну из интегральных характеристик почерка с конкретными личностными данными пишущего, влияющими на него в процессе формирования. В дальнейших разработках криминалисты очень часто обращались к зависимостям этой характеристики почерка от разных свойств личности и ее значению в русле избирательной изменчивости почерка, возникающей под влиянием различных сбивающих факторов.
Специальные работы криминалисты проводили с целью выявить зависимости между силой, подвижностью (динамичностью),
уравновешенностью протекания нервных процессов — возбуждения и торможения — с одной стороны, и двигательными возможностями и способностями пишущего в процессе формирования и функционирования ПД ФДК навыков, отображающимися в общесистемных признаках почерка — с другой. В результате этих исследований была констатирована многозначность указанных зависимостей, но вместе с тем и намечены определенные тенденции, весьма правдоподобные, но до сих пор окончательно неподтвержденные. />В развитие соображений Е.В. Гурьянова криминалисты выдвинули гипотезу, что с подвижностью (динамичностью) нервных процессов, характеризующейся общей способностью к обучению, связана не только успешность и скорость формирования навыка и темп письма, но и вариационность почерка (28). При этом программная вариационность свидетельствует о динамичности нервных процессов на высших уровнях построения движений, осуществляющих программирование с учетом конкретной установки. Коррекционная же вариационность — результат подвижности нервных процессов, относящихся к нижележащим уровням, деятельность которых осуществляется автоматизированно. Динамичность существенна и для оценки возможностей пишущего намеренно искажать свой почерк или подражать почерку другого лица. Успешнее с этими задачами должны справляться, при прочих равных условиях, лица с более высокой динамичностью протекания нервных процессов и наоборот. Среди них, надо полагать, должны быть лица с отчетливо выраженной программной вариационностью почерка.
Вопрос о зависимости динамичности протекания нервных процессов и вариационности тесно переплетается с вопросом о соотношении «жестких» и «гибких» двигательных систем, составляющих содержание почерка. При этом была намечена следующая дифференциация типов. Предельно упрощенный почерк должен быть очень устойчивым относительно «сбивающих» факторов, т.к. отражает «жесткую», малоподвижную двигательную систему. Напротив, вариационные, простые по строению почерки, возможно с элементами усложнений, более сбиваемы, но и более адаптируемы к необычным условиям, а также более гибки при намеренном изменении своего почерка и подражании почерку другого лица.
Определеное развитие изучение зависимостей почерка от свойств нервных процессов получило в экспериментальных исследованиях криминалистов совместно с физиологами и математиками относительно связи почерка с уравновешенностью нервных процессов (31-33).
Уравновешенность в физиологии рассматривалась как производное качество — это баланс процессов возбуждения и торможения при ее характеристике с точки зрения силы, подвижности и динамичности нервных процессов. Напомним, что Е.В. Гурьянов с
уравновешенностью процессов возбуждения и торможения связывал четкость письма у обучающихся. По мнению криминалистов, в процессе формирования почерка особое значение имеет уравновешенность в подвижности и динамичности. Именно это свойство способствует формированию прописных, четких, необходимо быстрых почерков, а возможно и почерков усложненных.
Преобладание процесса возбуждения над процессом торможения должно отрицательно сказываться на качестве формирующегося навыка письма. У такого обучающегося в связи с повышенным общим фоном возбуждения окажутся недостаточными коррекционные возможности. Афферентная импульсация, поступающая в высшие отделы, перешифровка и направление импульсов к эффекторам будет носить поверхностный, неточный, не вполне адекватный условиям характер. При выработке точных движений, воспроизводящих буквы, соответствующие прописям, происходит преждевременное переключение управления движениями на нижележащие уровни.
Внешним выражением перевеса возбуждения в балансе нервных процессов будет поспешность, торопливость, а следовательно и преждевременное ускорение процесса письма. При недостаточно сформировавшихся навыках это ведет к упрощению движений вследствие их преждевременного синтеза, объединения их в единую систему. В связи с этим пропадают отдельные мелкие движения, необходимые для сохранения четкости (читаемости) букв.
Если объединение, синтез движений в единую систему осуществляется легко, что, в свою очередь может зависеть и от других причин (в их числе важное место занимает вид координации движений), то формируется упрощенный связный почерк. Напротив, если объединение движений затруднено, почерк будет отрывистым и может остаться недостаточно сформировавшимся для высоковыра- ботанного почерка. Специальными исследованиями доказано, что на скорость и безошибочность двигательной реакции также оказывает большое влияние установка, словесная стимуляция, в том числе и установка самого обучающегося.
В дальнейшем с помощью электромиографической методики и киносъемки удалось подтвердить и конкретизировать зависимость между уравновешенностью указанных нервных процессов, возможностями ПД ФДК навыков пишущего и строением почерка (31). Были выявлены комплексы проявлений признаков почерка, дающие основание провести еще интересную классификацию высоко- выработанных почерков на группы по степени совершенства системы движений. Дифференцировались группы почерков с более совершенной системой движений, отражающей пластичный, подвижный навык, и с наименее совершенной, отражающей инертный, косный навык. Статистически была подтверждена взаимозависи
мость комплексов проявлений определенных признаков почерка и параметров ЭМГ (32). В последующем результаты этих исследований были положены в основу специальной экспертной методики, позволяющей классифицировать почерки по степени совершенства системы движений пишущего и в определенных случаях различия этой характеристики при производстве экспертиз отрицательно решать вопрос об исполнителе рукописи (33).
В рассматриваемый период была предпринята еще одна попытка типизации почерков на биомеханической основе. Н.Г. Сахарова разработала метод дифференциации высоковыработанных почерков на основе обобщенной системной характеристики «фона» почерка, концентрирующей в себе представление о таких общих признаках как размер, разгон, наклон, направление линии письма, а главное — преобладающие направление и форма движений при выполнении букв и преобладающая форма движений при соединении букв и их элементов. Обобщенная системная характеристика формировалась на основе количественных показателей 2-х категорий признаков линейных схем и признаков гладкости. Н.Г. Сахарова фактически сделала попытку описать в количественных показателях то, что в свое время Е.Ф. Буринский называл построением почерка, тесно связанным с природными свойствами пишущего (34). 
<< | >>
Источник: Орлова В. Ф.. Судебно-почерковедческая диагностика: учеб. пособие для студентов вузов. 2006

Еще по теме Исследование проблемы типологии почерка и поиск ее связи с типологическими свойствами личности:

  1. Физиологические и психологические предпосылки отражения в почерке свойств личности
  2. Индивидуально-типологические свойства личности
  3. Диагностические исследования почерка в медицине
  4. Глава 3 ПОЧЕРК КАК ОБЪЕКТ ДИАГНОСТИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ
  5. К проблеме исследования индивидуально-типических особенностей личности
  6. Диагностические исследования почерка в зарубежной криминалистике и медицине
  7. Проблема развития ценностного отношения личности к миру в психологических ИССЛЕДОВАНИЯХ
  8. Проблема ответственности в научном наследии С. Л. Рубинштейна и ее развитие в концепции ответственности личности как свойства субъекта жизнедеятельности Л. И. Дементий (Омск)
  9. Г. Н. Казаручик ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ ДОШКОЛЬНИКОВ В СИСТЕМЕ ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ лИЧНОСТИ: ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ ПРОБЛЕМЫ
  10. Проблема византийского влияния на русскую культуру в типологическом освещении
  11. ТИПОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ СЕТЕВЫХ ИЗДАНИЙ КАК НАУЧНАЯ ПРОБЛЕМА А.А. Никитенко Белгородский государственный университет
  12. Клаудио Наранхо. ЭНЕА-ТИПОЛОГИЧЕСКИЕ СТРУКТУРЫ ЛИЧНОСТИ Самоанализ для ищущего Под общей редакцией Валерия Зеленского Перевод с английского А.А.Рунихина Воронеж НПО «МОДЭК» 1995, 1995
  13. МОТИВАЦИОННЫЕ СВОЙСТВА ЛИЧНОСТИ
  14. Мотивационные свойства личности.
  15. ТИПОЛОГИЯ ЖИЗНЕННЫХ ОРИЕНТАЦИИ НА ОСНОВЕ СУБЪЕКТНОГО ПОДХОДА К ЛИЧНОСТИ Е. Ю. Коржова (Санкт-Петербург)
  16. 3. ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОЕ РАЗВИТИЕ ЛИЧНОСТИ: ПОИСК НОВЫХ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ И ВОСПИТАТЕЛЬНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ
  17. К проблеме типологии культуры
  18. Воля и волевые свойства личности
  19. 1.4. 2. Мышление журналиста: проблемы типологии