<<
>>

Глава 4 ПРЕДМЕТ, ЗАДАЧИ И ВИДЫ ОБЪЕКТОВ ЭКСПЕРТНОГО СУДЕБНОПОЧЕРКОВЕДЧЕСКОГО ДИАГНОСТИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

  В общей теории судебной экспертизы «...предмет каждой судебной экспертизы характеризуется соответствующими объектами, задачами, методиками (методами), теоретические и практические аспекты которых предусматриваются судебно-экспертной теорией» (1, с. 73). Предметом экспертного судебно-почерковедческого диагностического исследования является установление искомых (диагностируемых) фактических обстоятельств, потенциально имеющих доказательственное значение в судопроизводстве. В соответствии с рассмотренными ранее теоретическими положениями судебнопочерковедческой диагностики такими искомыми фактическими обстоятельствами являются определенные свойства личности — исполнителя рукописного документа, определенные типологические свойства почерка и условия (в широком смысле) выполнения конкретных рукописей.

Понятие предмета экспертизы тесно связано с содержанием ее задач, а задачи, в свою очередь, — с содержанием искомых объектов. Отсюда систематизация задач экспертного судебно-почерковедческого исследования должна строиться применительно к каждому из них. Современный уровень развития теории и практики судебно-почерковедческой диагностики позволяет решать большой и многообразный крут диагностических экспертных задач, определяющий возможности этого вида исследования. Попробуем сформировать и рассмотреть соответствующую систему задач судебнопочерковедческой диагностической экспертизы. Установление свойств личности (социально-демографических и психологических характеристик). Задачи этой группы являются диагностико-классификационными (или атрибутивными) (2). В настоящее время в экспертной практике возможно решение следующих задач этой группы: установление пола; установление возраста; определение отдельных психологических характеристик. Установление условий и времени выполнения рукописи. Задачи этой группы считаются собственно диагностическими, их сис

тематизация обычно строится на основе классификации искомых диагностируемых условий, основное содержание которых составляют «сбивающие» факторы. В современных условиях возможно решение следующих задач, относящихся к рассматриваемой группе: установление факта наличия или отсутствия необычности выполнения рукописи; при наличии необычности — определение ее характера, т.е. воздействие на процесс письма постоянно воздействующего или временного фактора; при установлении факта воздействия на процесс письма временного фактора — отнесение его к группе естественных, т.е. не связанных с намеренным изменением пишущим своего почерка, или к группе так называемых искусственных, т.е. предполагающих искажение исполнителем рукописи своего почерка; при отнесении фактора к группе естественных — определение его принадлежности к подгруппе внутренних (функциональных состояний) либо к подгруппе внешних (обстановочных); при отнесении фактора к подгруппе внутренних, в которую входят: состояние стресса, усталости, алкогольного или наркотического опьянения, заболевания руки, глаз — определение конкретного функционального состояния или заболевания; при отнесении фактора к подгруппе внешних, в которую включаются: необычные поза, подложка или пишущий прибор, движущееся транспортное средство, недостаточная освещенность, письмо без очков, письмо на холоде и т.п. — определение конкретного обстановочного фактора; при отнесении фактора к группе искусственных — определение конкретного способа намеренного изменения своего почерка, каковым может быть: перемена пишущей руки (обычно письмо непривычной левой рукой); письмо с подражанием буквам печатной формы; письмо с подражанием прописям, маловыработанному почерку; письмо с удерживанием пишущего прибора на далеком расстоянии от пишущего острия; намеренное скорописное искажение своего почерка — изменение наклона, общих признаков, строения букв; компетентное изменение; подражание почерку (подписи) конкретного лица.

В группе искомых условий определенное место занимают временные факторы: отнесение выполнения рукописи к определенному периоду времени; установление факта одновременного (или разновременного) выполнения рукописи;

установление факта дописки.

Установление группы, круга условий в процессе исследования чаще играет роль промежуточных задач, своего рода подзадач, а не задачи экспертизы, которая всегда конечна. Однако из этого не следует, что установление конкретного «сбивающего» фактора — цель, в процессе исследования всегда достижимая. Возможности установления каждого из конкретных «сбивающих» факторов далеко не равнозначны. Например, возможности установления факта выполнения рукописи левой рукой, намеренно измененным почерком скорописным способом, в состоянии алкогольного опьянения намного выше, нежели определение факта выполнения рукописи в состоянии усталости и стресса. Поэтому перед экспертом может быть поставлена и им решаться любая из перечисленных задач как задача экспертизы. Естественно, решение задачи о конкретном условии всегда предпочтительнее, ибо, как правило, доказательственное значение именно такого решения выше. Поэтому, решая задачу более общего плана, даже если она перед ним поставлена в качестве конечной, эксперт должен попытаться довести исследование до установления конкретного искомого условия. Однако возможны случаи, когда для расследования или рассмотрения дела достаточно отнесения искомого условия к определенной группе, например, естественных или искусственных и вполне правомерна постановка соответствующей задачи.

Приведенная система задач судебно-почерковедческой диагностической экспертизы должна быть открытой. Судебно-экспертная практика выдвигает новые, ранее нерешаемые и не имеющие еще для своего решения достаточной методической базы задачи, что должно стимулировать соответствующие научные разработки необходимых методов и методик. Так, по данным обобщения практики производства экспертиз в ЛСПЭ РФЦСЭ за 1998—2000 гг., проведенного экспертом М.В. Жижиной, по делам, рассматриваемым арбитражными судами, выявились новые диагностические задачи двух видов (3).

В обоих случаях речь шла о свойствах рукописи как искомом объекте. В первом случае арбитражный суд интересовало: «мог ли человек, не обладающий специальными познаниями (в частности, работник операционного отдела банка) определить, что подпись на платежном поручении... выполнена не тем лицом, от имени которого она значится?» Вопрос ставился перед экспертом при условии, что им будет установлена неподлинность исследуемой подписи. Ранее, правда довольно редко, подобные вопросы ставились перед экспертами-почерковедами и по другим уголовным и гражданским делам. Несмотря на то, что в настоящее время не существует методики решения такой задачи в судебном почерковедении, эксперты

пытались ее решать. В подобной ситуации естественны сомнения в правомерности как постановки перед экспертом такой задачи, так и попытки ее разрешения.

Разрешение этого сомнения связано с ответом на другой вопрос, нужны ли специальные знания в области судебного почерковедения, чтобы решать такую задачу или они не требуются? Поскольку речь идет о свойствах почеркового объекта — неподлинно- сти подписи, а точнее о выраженности признаков подделки (различие с образцами подписи в специальной карточке, имеющейся в банке, неестественность выполнения), выявить их и профессионально оценить, конечно, может лишь эксперт-почерковед. Но в данном случае для решения поставленной перед экспертом задачи этого недостаточно.

Эксперт-почерковед должен не только оценить степень выраженности признаков подделки (для этого достаточно его профессиональных знаний), но и установить зависимость между этой степенью выраженности и психологическими возможностями оценить ее со стороны непрофессионала — лица, по долгу службы часто наблюдающего подписи разных лиц, но не обладающего кругом специальных знаний эксперта-почерковеда. Объективных научных данных в судебном почерковедении об этой зависимости нет. Однако это не означает, что она не будет установлена в результате специального экспериментального исследования и соответствующая методика будет разработана. Таким образом, перед учеными- почерковедами стоит конкретная исследовательская задача — разработать научную базу и методику решения рассмотренной нестандартной диагностической задачи экспертизы.

Второй вариант нестандартной задачи выглядит следующим образом. Арбитражный суд просил установить, не только кем выполнена исследуемая подпись, но и от имени кого она выполнена. Должностное положение и фамилия лица, которое должно было расписаться на документе, не были обозначены. В то же время для разрешения спора было важно, от имени кого была сделана подпись на документе, а именно: от имени руководителя предприятия, который имел соответствующие полномочия, или от имени его заместителя, который такими полномочиями не обладал. В последнем случае, независимо от того, кем была выполнена исследуемая подпись, документ терял юридическую силу, он был недействительным.

В рассматриваемой ситуации, как и в первой, речь идет о свойстве исследуемого объекта и о правомерности судить об этом свойстве эксперту-почерковеду. Здесь также возникает вопрос, нужны ли специальные знания, чтобы решать такую задачу? Однако ответ на него представляется нам менее однозначным и зависит от того, что представляет собой исследуемая подпись и в первую очередь от ее транскрипции. В отношении подписи, содержащей все буквы

представленной ею фамилии, и, если не предполагаются разные лица-однофамильцы, ответ на вопрос, от имени кого выполнена подпись, представляет собой очевидный факт и разрешение его специальных знаний не требует. Иное дело, если подпись имеет смешанную или штриховую транскрипцию. Выход из положения может быть найден, если эту подпись опознают стороны или другие участники процесса, располагающие аналогичными подписями на других документах. Такое опознание не всегда имеет процессуальное значение, т.к. в АПК подобное судебное действие в числе средств доказывания вообще не предусмотрено. Тем не менее этого будет достаточно, чтобы назначить эспертизу с целью идентификации исполнителя, в результате которой ответ на интересующий вопрос будет получен.

Вместе с тем в практике возможна и такая ситуация, когда стороны либо плохо знают подписи предполагаемого лица, либо при опознании не уверены: есть сходство, но есть и различие в общем виде, подпись и похожа на подписи определенного лица и в чем-то непохожа, происхождение различий непонятно, их объяснить не удается. В таком случае постановка вопроса, от имени кого выполнена исследуемая подпись, перед экспертом правомерна. Для его разрешения необходимы специальные знания в области диагностических и идентификационных исследований почерка. Однако решаться он должен при четко очерченном круге возможных лиц, от имени которых эта подпись могла быть выполнена, и при наличии соответствующих образцов подписного почерка этих лиц.

Представления об объекте судебно-почерковедческой экспертизы, о классификации объектов, достаточно подробно рассмотренные в литературе (2), всецело распространяются и на объекты диагностических исследований. Однако представления об объекте как сложной системе, о иерархии значений этого понятия, учет механизма отображения источника информации в его носителе, содержащиеся в общей теории судебной экспертизы, дают основание для развития современных представлений об объекте судебно-почерко- ведческих диагностических исследований.

Объект экспертного исследования в общей теории судебной экспертизы рассматривается в качестве сложной системы, элементами которой являются: а) материальный носитель информации о факте, б) источник информации о факте, в) механизм передачи информации от источника к носителю, механизм их взаимодействия (1, с. 89). Материальным носителем информации о факте в судебно-почерковедческой экспертизе является документ, содержащий рукопись. Именно документ — рукопись является носителем информации как для идентификационного, так и для диагностического исследования. Источником информации о факте в судебно

почерковедческой экспертизе является почерк как одна из наиболее сложных разновидностей ФДК навыков, имеющих большое криминалистическое значение. Почерк реализуется в рукописи, которая благодаря этому становится носителем информации об индивидуальности писавшего, о свойствах его личности, об условиях и вре- меннб/х факторах выполнения рукописи. Это происходит благодаря закономерным связям между свойствами личности и почерком, между свойствами почерка и механизмом их отображения в рукописи. Рукопись, содержащаяся в документе, будучи носителем информации о почерке и механизме отображения его свойств в рукописи, является непосредственным объектом экспертного исследования.

Существуют различные основания систематизации объектов экспертного исследования. В процессе диагностического исследования выделяются диагностируемый и диагностирующий объекты (1, с. 94). В судебно-почерковедческом диагностическом исследовании диагностируемыми объектами будут искомые свойства личности и условия выполнения рукописи, включая временнб/е. В качестве диагностирующего объекта выступает рукопись, содержащая почерковую реализацию, т.е. отображающая почерк исполнителя. Таким образом, диагностирующий объект имеет сложную структуру — это почерк-рукопись.

В судебном почерковедении существуют различные основания для систематизации рукописей, являющихся объектами идентификационных и диагностических исследований. Соответствующие рукописи подразделяются на виды, подвиды, группы объектов (2, с. 111-114).

Основанием деления рукописей на виды является их общее целевое назначение: служить цели фиксации определенного письменно-речевого содержания или служить удостоверительным знаком. В зависимости от этого различают тексты и подписи.

Подвиды объектов дифференцируются по составу: тексты в зависимости от состава различаются как буквенные, цифровые и смешанные (буквенно-цифровые); подписи по составу — транскрипции делятся на подписи буквенной, безбуквенной и смешанной транскрипции.

Группы объектов различаются по объему. Тексты любого состава различаются следующим образом: тексты большого объема, тексты среднего объема, тексты малого объема и краткие записи. Подписи также дифференцируются на большие, средние и краткие. Критерии отнесения рукописи к определенному подвиду и группе изложены в литературе (2) и поэтому останавливаться на них нет необходимости.

В литературе имеются сведения о систематизации рукописных объектов по условиям выполнения, по информативности. Однако,

учитывая то обстоятельство, что условия в данном случае являются искомым, диагностируемым объектом, систематизация рукописей по ним будет совпадать с ранее рассмотренной систематизацией диагностических задач.

Ранее было отмечено, что понятие предмета экспертизы включает методическую основу — методы, методики экспертного исследования, которым посвящается следующая глава.

Список литературы Основы судебной экспертизы. Ч. 1. Общая теория. М., 1997. Судебно-почерковедческая экспертиза: Общая часть. Метод, пособие для экспертов, следователей, судей. М., 1988. Вып.1. Жижина М. В. Криминалистическая экспертиза документов в арбитражном судопроизводстве. Дисс...канд. юрид. наук. М. 2003.

<< | >>
Источник: Орлова В. Ф.. Судебно-почерковедческая диагностика: учеб. пособие для студентов вузов. 2006

Еще по теме Глава 4 ПРЕДМЕТ, ЗАДАЧИ И ВИДЫ ОБЪЕКТОВ ЭКСПЕРТНОГО СУДЕБНОПОЧЕРКОВЕДЧЕСКОГО ДИАГНОСТИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ:

  1. Глава 6 ПОДГОТОВКА МАТЕРИАЛОВ ПРИ НАЗНАЧЕНИИ СУДЕБНОПОЧЕРКОВЕДЧЕСКОЙ ДИАГНОСТИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ И ОСОБЕННОСТИ ОЦЕНКИ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ЭКСПЕРТА- ПОЧЕРКОВЕДА, РЕШАЮЩЕГО ДИАГНОСТИЧЕСКИЕ ЗАДАЧИ
  2. Глава 5 МЕТОДИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ РЕШЕНИЯ СУДЕБНО-ПОЧЕРКОВЕДЧЕСКИХ ДИАГНОСТИЧЕСКИХ ЭКСПЕРТНЫХ ЗАДАЧ
  3. Структура решения судебнопочерковедческих диагностических задач
  4. Диагностические судебнопочерковедческие исследования в советский период
  5. Глава 3 ПОЧЕРК КАК ОБЪЕКТ ДИАГНОСТИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ
  6. 2.4. Формулирование цели, гипотезы, определения задач, предмета и объекта исследования
  7. Структура основного содержания решения диагностической экспертной задачи
  8. Глава 1 ПРЕДМЕТ ТЕОРИИ СУДЕБНОПОЧЕРКОВЕДЧЕСКОЙ ДИАГНОСТИКИ
  9. 2.5. Объект, предмет, задачи и функции социологии журналистики
  10. 1.2. Объект, субъект, предмет, цель и задачи специальной педагогики
  11. Определение предмета судебнопочерковедческой диагностики