<<
>>

Модуль 5.2. ПОДЛИННАЯ ИСТОРИЯ «ЗОЛОТОГО ВЕКА» 1950-Х ГОДОВ

Критики современных масс-медиа и общества часто жалуются, что мы утратили семейную нравственность 50-х годов, последнего десятилетия, предшествующего социальным потрясениям 60-х. Историк семьи Стефани Кунц (Coontz, 1992, 1997) более пристально заинтересовалась этим кажущимся периодом благоденствия и обнаружила, что фактически все было не так, как мы «помним».
Кунц подчеркнула, что 50-е годы полностью отличались от того, что было до и после них. Во-первых, в США это был период беспримерного экономического подъема; реальная заработная плата в течение этого десятилетия возрастала каждый год стремительней, чем за весь период с 1980 по 1995 год. Уровень рождаемости сравнялся с рождаемостью в Индии. Республиканская администрация Эйзенхауэра оказывала наибольшую за всю историю поддержку семьям. Это был период в истории США, когда правительство оплачивало обучение в колледже, выделялись значительные ссуды на покупку дома и на образование, было много рабочих мест на строительстве дорог между штатами, расширялась инфраструктура и тяжелая промышленность. 50-е годы стали одним из немногих периодов в истории США, когда большое число семей могли процветать, живя лишь на доход одного из ее членов. Уровень разводов был ниже, чем в предыдущие и последующие годы: всего треть браков, заключенных до начала Второй мировой войны, заканчивались разводом или уходом мужа или жены. Структура семьи также изменилась. Люди переезжали в пригороды, подальше от родителей, вкладывая всю свою энергию в единую семью, – эта модель пропагандировалась бодрыми комедиями того времени. Не все, однако, процветали. Многие меньшинства были лишены прелестей Американской мечты. Уровень насилия и жестокостей в семье, преступность, инцест и нападения на детей был высоким, но официально отрицался, потому что жертвами этих преступлений были расовые, этнические и гендерные меньшинства. Было гораздо больше обездоленных детей, чем сегодня. Кунц считала, что 50-е – это то время, которое мы никогда не могли бы вернуть, если бы захотели. Ее интересовал вопрос, почему мы вообще хотели бы вернуть это время. СЕМЕЙНАЯ СОЛИДАРНОСТЬ Вероятно, наиболее общее во всех семейных ценностях на телевидении – это солидарность (например, поддержка, верность и любовь к семье). Это наиболее ясно видно в семейных комедиях. Их главная тема – семья важнее денег, власти, жадности, статуса или карьеры. Она отчетливо видна в «Дома лучше», «Без ума от тебя» конца 90-х годов, и тем же пафосом пронизаны «Пусть это сделает бобер» и «Отец всегда прав» конца 40-х годов. Даже самая разобщенная семья показывает семейную сплоченность, подтверждающую в конечном итоге традиционную мораль; например, когда в «Симпсонах» Гомер потерял работу, вся семья объединилась, чтобы помочь сохранить деньги. Можно задать вопрос, является ли такая семья реалистическим отражением нашего общества. Это ясно для многих семей и сомнительно для многих других, чья нездоровая динамика семейной жизни характеризуется ударами в спину, предательством и тем, что один член семьи ставит себя выше остальных. Однако даже эти семьи признают, что комедия положений – достойный идеал, чтобы мы могли представить его в качестве образцовой модели, даже если он и недостаточно реалистичен.
Может быть, это социально полезная модель и она создает некоторые новые когнитивные сценарии для зрителей с несчастливыми семьями. Семейная солидарность проявляется и в других группах, не только в семьях. Телевизионные шоу, изображающие группу друзей, например «Друзья» (Friends), «Зайнфельд» (Seinfeld), «За ваше здоровье!» (Cheers), «Мелроуз-плейс» (MelrosePlace) и «Беверли-Хиллс 90210 (Beverly Hills 90210), в основном поддерживают группу друзей как семью de facto. Как правило, верность этой «социальной семье» даже сильнее верности семье биологической, которую заменяет персонажам данная группа. Еще один суррогат семьи, распространенный как для комедий положений, так и для драматических шоу, – это работа в сериалах «Скорая помощь» (ER), «Вращающийся город» (Spin City), «Звездное путешествие» (Star Trek), «Следующее поколение» (The Next Generation), «Полицейские» (NYPD Blue), «Мэрфи Браун» (Murphy Brown), «Шоу Мэри Тайлер Мур» (The Mary Tyler Moore Show), «Надежда Чикаго» (Chicago Hope). В этих сериалах очень сильно звучит мотив «Всегда люби своего коллегу по работе» (даже если в действительности ты его ненавидишь), «Ставь его или ее нужды выше своих». Эти девизы сильнее простой семейной солидарности и имеют весьма сомнительную связь с реальностью. Одна сторона рабочей солидарности – вероятно, прямое следствие самого художественного стиля сериалов. Его суть в том, что персонажи так участливо относятся к личной жизни своего коллеги, работодателя и наемных рабочих, что это показалось бы совершенно ненормальным и невероятным в действительности. В реальности коллеги редко бывают близкими друзьями. Однако для телевизионной страны это типично. Так, когда одна героиня рожает ребенка, все сотрудники офиса приходят ее навещать. В реальной жизни этот поступок был бы не только невероятным, но если бы и произошел, то показался бы бесцеремонным и неуместным. Изображение «реальной» жизни еще сильнее искажается в телесериалах, когда взаимная поддержка на работе касается также отношений клиентов и сотрудников. Например, один из врачей в «Скорой помощи» может потратить массу личного времени на то, чтобы найти члена семьи пациента (бабушку, потерявшую рассудок, которая в беспамятстве бродит по городу), или врач может помогать улаживать семейные ссоры пациента, потому что он думает, что тем самым помогает пациенту выздороветь. В реальности врачи редко ведут себя таким образом, а если бы они так поступали, в больнице их поведение расценили бы как пренебрежение к своим прямым обязанностям. И все же такой образ профессионального врача нравится публике, потому что именно таким мы бы хотели видеть доктора. Даже если бы я никогда не попадал в больницу, мне бы нравилось думать, что у меня может быть такой заботливый доктор. Взаимовыручка и поддержка на работе в телесериалах серьезно искажает реальность еще и тогда, когда дело касается реакции коллег по работе на уход сотрудника или на предложение ему новой работы. Если только актер не умирает или не расторгает контракт, его герой в вечерних сериалах не может покинуть свой пост. И все же, как и в жизни, работникам на телеэкране предлагают другую работу. Коллеги по работе, услышав о решении сослуживца уйти, проявляют совершенно непохожую на обычное поведение людей в жизни реакцию: они всячески мешают ему, идут на ухищрения и обман, которые бы вызвали у нас ярость, если бы происходили в жизни. В жизни уход некомпетентного или надоевшего всем сотрудника приветствуется со сдержанным облегчением, и не требуется прибегать к хитростям самопожертвования, чтобы предотвратить уход. Когда человек в реальности принимает решение сменить работу, его решения основываются на собственных личных пристрастиях, решениях семьи и перспективах профессионального роста, а не на реакции сослуживцев. Все это становится понятным, если учесть, что такие сериалы в действительности изображают группу сотрудников как одну семью. Персонажи «Скорой помощи» (ER) или «Полицейских» (NYPD Blue) во многом напоминают членов одной семьи, а не коллег по работе. Не случайно, что сравнительно большая часть героев в таких шоу – одинокие, бездетные люди или семейные пары, находящиеся на грани развода, то есть люди в такой ситуации, когда они склонны искать поддержку на работе. И последнее, что мы должны отметить в теме семейной поддержки и солидарности, – существенные исключения, которыми являются «мыльные оперы», телефильмы и мини-сериалы. В них злые поступки, эгоистичные «удары в спину» между членами одной семьи совершенно непохожи на поддержку и взаимовыручку. Интересно, что в 80-х годах вечерние «мыльные оперы», такие, как «Даллас» (Dallas) и «Династия» (Dynasty), пользовались большой популярностью. Тем не менее, через 10 лет жанр «мыльных опер» с кознями, которые строили друг другу члены семьи, совершенно перестал нравиться публике США, хотя семейные драмы и комедии положений по-прежнему пользуются успехом. Все больше мужчин смотрят в перерывах между фильмами или спортивными программами дневные «мыльные оперы». Во всем мире «мыльные оперы» не утрачивают популярность (например, публика всегда с интересом смотрит латиноамериканские теленовеллы), хотя в латиноамериканских сериалах и шоу семейные узы изображаются более стойкими и прочными, чем в «мыльных операх» США. В работах Пингри и Томпсона (Pingree & Thompson, 1990) дается описание характера семьи в дневных «мыльных операх», а в исследовании Либса и Ливингстона (Liebes & Livingstone, 1992) приводится сравнительная характеристика британских и американских «мыльных опер».
<< | >>
Источник: Ричард Харрис. Психология массовых коммуникаций. 2002

Еще по теме Модуль 5.2. ПОДЛИННАЯ ИСТОРИЯ «ЗОЛОТОГО ВЕКА» 1950-Х ГОДОВ:

  1. ВАЖНЕЙШИЕ РЕФОРМЫ 60–70-х ГОДОВ XIX ВЕКА
  2. ВНУТРЕННЯЯ И ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА 30–40-Х ГОДОВ XVIII ВЕКА
  3. Романтизм 20—30-х годов XIX века
  4. Революционное народничество 70—80-х годов XIX века.
  5. ТЕМА 12. Отмена крепостного права в России. Буржуазные реформы 60—70 годов XIX века
  6. 2. Дворцовые перевороты 30—40 годов XVIII века Укрепление самодержавной власти.
  7. Разрушение мира и введение Золотого века
  8. 1. Концепция всемирности исторического процесса в творчестве А.И. Герцена 40-50-х годов XIX века
  9. 4.1. Немного истории Древние о золотом правиле
  10. Богуш Е.Ю.. Политическая история Чили XX века: Учеб. пособие. — М.: Высш. шк. — 224 с. — (Серия «XX век. Политическая история мира»), 2009
  11. Гренвилл Дж.. История XX века. Люди. События. Факты, 1999
  12. А. А. КОРНИЛОВ. Курс истории России XIX века, 1993
  13. ЗАПАДНАЯ ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ ХХ ВЕКА: ДВА ВЕДУЩИХ НАПРАВЛЕНИЯ В.В. Цацарин
  14. ГЛАВА 1. «РУССКИЙ ТРАНЗИТ» НАЧАЛА ХХ ВЕКА: ИСТОРИЯ ИЗМЕНЕННОГО МАРШРУТА
  15. Проф. А. А. Захаров ОЧЕРК ИЗУЧЕНИЯ РИМСКОЙ ИСТОРИИ во ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX И НАЧАЛЕ XX ВЕКА
  16. ВЛАСТЬ И ОБЩЕСТВО В 1950-е - НАЧАЛЕ 1960-х гг.
  17. МОСС (1872-1950)
  18. УЛУЧШЕНИЕ ХАРАКТЕРИСТИК ЭВМ В ПЕРИОД С 1950 ПО 1962 г.
  19. ГЛАВА XIV РОЛЬ СМИ В ВОЕННЫХ КОНФЛИКТАХ (1950—2000)