<<
>>

2.4. Понимание коммуникации в различных парадигмах (концепция Р. Крейга)

Коммуникация, как мы уже говорили, является сложным комплексным феноменом, научное познание которого является задачей широкого спектра дисциплин. Именно это определило такую характеристику теории коммуникации, как мультипарадигмальность и междисциплинарность.

В рамках каждой из парадигм (концепций 1-го уровня) функционирует свое непротиворечивое понимание категории коммуникации и формулируется свое определение. Большую работу по обобщению сложившихся к началу XXI века теоретических традиций в изучении коммуникации проделал Роберт

Крейг[67]. Эта работа получила широкое признание в кругах ученых и специалистов, была с интересом воспринята на конференциях Международной коммуникативной ассоциации. В настоящем разделе, взяв за основу исследования Р. Крейга, мы опишем основные подходы к пониманию и определению коммуникации, приведем сложившиеся в рамках различных парадигм ее дефиниции.

В рассматриваемой работе Крейгом выделено семь теоретических традиций: риторическая; семиотическая; феноменологическая; кибернетическая/трансмиссионная/процессно-информационная; социально-психологическая; социокультурная; критическая.

Последовательно рассмотрим, как американский ученый описывает эти традиции. Риторическая традиция: коммуникация как практическое искусство разговора.

Ч.              Арнольд определяет риторику как «изучение и обучение практической, обычно убеждающей коммуникации» и отмечает лежащую в ее основе «гипотезу о том, что влияние и значение коммуникации зависят от методов, избранных для обдумывания, составления и представления сообщений»[68]. Исторически именно эта традиция была первой, которая прямо обратилась к метадискурсу того, что теперь называется коммуникацией. Как пишет авторитетный исследователь коммуникации С. Литтлджон: «С древнейших времен и до наступления XX века основным источником идей по коммуникации была риторика»[69].

В традиции риторической теории, созданной древнегре

ческими софистами и прошедшей долгий и сложный исторический путь вплоть до наших дней, коммуникация обычно рассматривается как практическое искусство разговора. По Крейгу, такой способ теоретического анализа коммуникации полезен, если требуется объяснить, почему наше участие людей в разговорах, особенно в публичных выступлениях, важно и как это происходит; кроме того, этот подход открывает возможность для развития и улучшения практики коммуникации посредством ее критического изучения и образования. Проблемы коммуникации в риторической традиции понимаются как способность разрешать социальные трудности посредством умелого речевого воздействия на убеждения слушателей[70]. Семиотическая традиция: коммуникация как межсубъектное взаимодействие, опосредованное знаками.

Семиотический подход является одним из системообразующих, важнейших в современной теории коммуникации. Он в своей основе опирается на понимание коммуникации как взаимодействия, опосредованного знаками, знаковыми системами, языками, кодами. В дальнейшем мы дадим подробную характеристику этого подхода. Для семиотики коммуникация — это межсубъектное взаимодействие, опосредованное знаками, процесс возникновения понимания и рождения новых значений в ходе декодирования реципиентом сообщений в знаковой форме. В широком смысле семиотический подход изучает процесс знакового опосредования человеческого взаимодействия, коммуникативные средства его реализации и процесс восприятия. Теоретическим фундаментом семиотического подхода выступает семиотика — комплекс научных теорий, исследующих природу, виды, функции знаков, свойства знаковых систем и знаковую деятельность человека. Понимание коммуникации как знаковоопосредованного взаимодействия позволяет объяснять и совершенствовать использование языка и других знаковых систем в качестве посредников для достижения взаимопонимания между субъектами. Проблемы коммуникации в семиотической традиции — это, в первую очередь, проблемы (ре)презентации и передачи значений, непонимания между субъектами, которых можно связать, пусть и несовершенно, с помощью общих знаковых систем.

Семиотическая парадигма коммуникации обладает хорошим объяснительным потенциалом, поскольку опирается на практический

метадискурс, связанный с тем, что коммуникация протекает легко, когда мы владеем общим языком; что слова могут означать разные вещи для разных людей, поэтому постоянно присутствует опасность сбоев в коммуникации; что значения часто передаются косвенным образом или едва уловимыми оттенками поведения, которые могут остаться незамеченными; что определенные идеи легче выразить определенными средствами. Феноменологическая традиция: коммуникация как проживание опыта другого.

В феноменологической традиции, относящейся в основном к XX веку, идущей от Гуссерля и феноменологов экзистенциального и герменевтического направления и включающей таких мыслителей, как М. Бубер, Г. Гадамер и К. Роджерс, коммуникация рассматривается как диалог, или проживание иного опыта. Коммуникация, понимаемая таким образом, объясняет взаимосвязь тождества и различий в доверительных человеческих отношениях и совершенствует коммуникативные практики, делающие возможными и сохраняющие такие отношения.

Согласно Пилотте и Микунасу, «феноменологическое понимание диалога — это не теория, навязанная сверху по каким-то автократическим соображениям, но демонстрация коммуникативного процесса, каким он предстает в жизненном опыте[71].

Подлинная (аутентичная) коммуникация, или диалог, основана на опыте прямого, неопосредованного контакта с другими людьми при том, что коммуникативное понимание начинается в дорефлексивном опыте. Если оставить в стороне дуализм духа и тела, субъекта и объекта, как призывают феноменологи, то можно увидеть, что прямой, неопосредованный контакт с другими представляет собой самый реальный и крайне необходимый для субъекта опыт. Например, если я почувствовал на себе чей-то холодный или сердитый взгляд, вначале я переживаю этот взгляд как направленное на меня прямое выражение холодности или гнева другого человека, а не как внешний знак внутреннего душевного состояния этого другого, который может быть истолкован разными способами[72].

Переживая таким образом отношение другого ко мне, я напрямую ощущаю наше сходство и наше

различие, не только другого как другого для меня, но и себя самого как другого для него.

Следовательно, феноменология подвергает сомнению положение семиотики о том, что межсубъектное понимание может быть передано только с помощью знаков[73], так же как и положение риторики

о              том, что коммуникация предполагает искусное или стратегическое использование знаков. Хотя «диалог не является простой случайностью» (за исключением мимолетных опытов), он в то же время не может быть и «запланирован, объявлен или определен чьей-то волей»[74].

Как пишет Крейг[75], «...среди парадоксов коммуникации, которые выявляет феноменология, один связан с тем, что сознательное стремление к цели, какими бы благими не были чьи-то намерения, уничтожает диалог, поскольку личные цели и стратегии оказываются барьером на пути непосредственного ощущения себя и другого. Проблемы коммуникации, с точки зрения феноменологической традиции, возникают из необходимости и в то же время объективно существующей сложности (вероятно, даже практической невозможности) постоянно поддерживать доверительную коммуникацию между людьми». Кибернетическая/трансмиссионная/процессно-информационная традиция: коммуникация как процесс передачи и обработки информации.

Этот подход назван кибернетическим, исходя из определения кибернетики, данного Норбертом Винером. В своей пионерской работе 1984 года он писал: «Мы решили назвать всю область управления и коммуникативной теории, касается это механизмов или животных, кибернетикой»[76].

Именно кибернетический, или процессно-информационный подход был исторически первым, с которого начиналась современная наука о коммуникации. И до настоящего времени он представляет

собой наиболее мощную и авторитетную исследовательскую традицию. В дискуссиях с этим подходом выросли многие другие теоретические традиции, которые описываются в текущем разделе.

Вплоть до настоящего времени во многих словарях и учебных пособиях теория коммуникации связывается именно с процессно-информационным подходом. Так, например, статья о теории коммуникации в авторитетном Оксфордском словаре сформулирована следующим образом: «Теория коммуникации — изучение и изложение принципов и методов, с помощью которых передается информация»1.

Коммуникация в трансмиссионной/кибернетической традиции рассматривается как процесс механического перемещения определенных объемов информации от одного субъекта к другому, имеющий определенный эффект, процесс передачи-получения сообщений, а в более общем виде как процесс обработки информации. Данный подход позволяет анализировать процессы прохождения информации в сложно организованных социальных системах, различать источников и получателей, выявлять потери информации и минимизировать их. Коммуникация здесь трактуется как намеренное действие источника, выполняемое с целью достижения определенного результата. Основные проблемы коммуникации процессно-информационная модель интерпретирует как сбои в процессах обработки потоков информации, являющиеся следствием шума, информационных перегрузок или несоответствия структуры и функции. В качестве ресурсов для решения проблем коммуникации трансмиссионная парадигма предлагает различные технологии обработки информации и соответствующие методы системного анализа, коммуникационного менеджмента и т. п.

Кибернетическая/трансмиссионная традиция подвергает сомнению упрощенные понятия линейного соотношения причины и следствия, формулируя важный тезис о том, что процессы коммуникации могут быть невероятно сложными и тонкими. Этот подход придает особое значение проблемам технологического контроля, сложности и непредсказуемости процессов обратной связи и всегда присутствующей вероятности того, что коммуникативные акты, несмотря на благие намерения коммуникаторов, будут иметь неожиданные последствия. «Замечательный практический урок, который преподает кибернетика, состоит в том, что целое больше, чем сумма

его частей, поэтому коммуникаторам важно переступить индивидуальные границы, посмотреть на процесс коммуникации с более широкой, системной точки зрения и не считать индивидов ответственными за системные результаты, которые ни один из них не может контролировать», — пишет в связи с этим Роберт Крейг[77].

Социально-психологическая традиция: коммуникация как экспрессия, взаимодействие и влияние субъектов друг на друга.

Социально-психологический подход трактует коммуникацию как процесс, посредством которого индивиды взаимодействуют и оказывают влияние друг на друга, как процесс экспрессии, взаимодействия и влияния, в котором коммуникативное поведение людей или сложно организованных социальных субъектов вызывает ряд когнитивных, эмоциональных и поведенческих эффектов (Berger amp; Chaffee, 1987).

В отличие от семиотической традиции, выдвигающей в качестве базового коммуникативного посредника знаки и знаковые системы, социально-психологическая парадигма полагает коммуникацию исходно опосредованной и детерминированной психологическими факторами (подсознательными комплексами, установками и стереотипами, эмоциональными состояниями, неосознаваемыми конфликтами и т. п.). Эти факторы могут иметь личностный и надличностный (групповой или массовый) характер, они могут трансформироваться по ходу социального взаимодействия. Динамику этих факторов могут определять технологии институты массмедиа. Принципиально важная характеристика этого подхода — опора на эмпирические данные, психологический эксперимент и т. п.

Согласно Крейгу, теоретический анализ коммуникации, представленный данным подходом, позволяет объяснить причины и следствия социального поведения и разработать практики с целью направленного управления этими поведенческими причинами и следствиями. Проблемы коммуникации, с точки зрения социально-психологической традиции, — это ситуации, которые предусматривают эффективное воздействие на причины поведения для того, чтобы получить заранее определенные и контролируемые результаты. Социокультурная традиция: коммуникация как (вос)производс- тво социального порядка.

Социокультурная парадигма в науке о коммуникации зародилась и получила свое развитие в школах социологии и социальной антропологии. Коммуникация здесь понимается как символический процесс, который производит и воспроизводит общие социокультурные модели. Очень характерное определение этого феномена дает Дж. Кэри: «Коммуникация — это символический процесс, посредством которого создается, поддерживается, восстанавливается и трансформируется реальность»[78]. Очень важная сущностная сторона социокультурной модели — признание символической природы коммуникативного взаимодействия и выдвижение на первый план такой функции коммуникации, как производство и воспроизводство социальности как таковой. Под социальностью здесь понимается прежде всего культурно-нормативная обусловленность отношений между людьми и их общностями, создающая ткань социальных отношений на любом уровне начиная с микроуровня. В связи с этим Е. Ротенбюлер делает очень точное замечание: «Там, где действия или артефакты имеют символическую ценность, которая направляет индивидов навстречу друг другу или к их сообществу, там присутствует коммуникативность»[79]. Социокультурная парадигма показывает, как социальный порядок (феномен макроуровня) создается, осуществляется, поддерживается и трансформируется в процессах взаимодействия на микроуровне.

Социальные субъекты — люди и их общности — погружены в социокультурную среду, которая и делает их совместное существование и совместную деятельность возможными. Эта среда формируется и воспроизводится, как показывают представители рассматриваемого подхода, прежде всего символическими кодами и опирающимися на них коммуникативными практиками. Вступающий в социум и проходящий все этапы социализации индивид попадает в сложившийся до него мир норм, ценностей и социальных структур. И у него нет иного пути, кроме как посредством коммуникации освоить этот мир. Таким образом, повседневные коммуникативные практики воспроизводят социальный порядок и, соответ

ственно, социум как таковой. Но в то же время коммуникативные практики индивидуальны, креативны и стохастичны. Некоторые из них трансформируют отдельные нормы, осуществляют подвижку ценностей. Происходит не только воспроизводство, но и изменение социокультурного ландшафта. И снова коммуникация закрепляет (или отвергает) эти изменения. В рамках этой парадигматики конкурируют макротеории или структурные подходы, опирающиеся на относительно стабильные модели макроуровня, и интерпретивные (интеракционистские) теории с их фокусом на микроуровневых взаимодействиях, продуцирующих социальный порядок. Есть и интересные попытки интеграции подходов микро- и макроуровней. Назовем здесь теорию структурации Энтони Гидденса[80] и теорию полей и практик Пьера Бурдье[81].

Согласно Р. Крейгу, «.проблемы коммуникации в социокультурной традиции рассматриваются как разрывы в пространстве (социокультурное разнообразие и относительность) и во времени (социокультурные изменения), ослабляющие взаимодействие тем, что опустошают запас общих моделей, от которых это взаимодействие зависит. Конфликты, непонимание и трудности в согласовании интересов увеличиваются, когда социальные условия рождают дефицит общих ритуалов, правил и ожиданий между членами общества. Социокультурная теория многое может сказать о проблемах, возникающих в связи с изменениями технологии, разрушением традиционного социального порядка, урбанизацией и массовизацией общества, бюрократической рационализацией, а в последнее время постсовременной культурной фрагментацией и глобализацией»[82].

7. Критическая традиция: коммуникация как дискурсивная рефлексия.

Строго говоря, критическая традиция, связанная с Франкфуртской школой и прежде всего с работами Юргена Хабермаса[83], не

претендует на то, чтобы дать исчерпывающее определение коммуникации и построить на основании этой категории универсальные объяснительные модели. Она скорее пытается сформулировать некоторые требования, которым подлинная коммуникация должна соответствовать в человеческом обществе, чтобы это общество стало более совершенным. Хабермас полагает, что коммуникация, которая предполагает только передачу-получение информации или достижение формального согласия по поводу смыслов, является несовершенной, искаженной, неполной. Подлинная коммуникация осуществляется только в процессе дискурсивной рефлексии, которая стремится к идеальной полноте, никогда не достижимой в полной мере, однако рефлексивный процесс сам по себе является освобождающим. Дискурсивная рефлексия здесь — это способ формирования коммуникативных практик, настроенный на поиск истинного понимания, на задавание вопросов о, казалось бы, очевидных вещах, на отказ от диктатуры и доминирования во взаимодействии как между индивидами, так и между институтами и индивидами.

Для критической теории коммуникации основная «проблема коммуникации» в обществе вызывается материальными и идеологическими силами, которые препятствуют или искажают дискурсивную рефлексию. Такой подход к коммуникации, согласно Крейгу, позволяет объяснить, как социальная несправедливость поддерживается идеологическими установками и как справедливость потенциально может быть восстановлена коммуникативными практиками, которые делают возможной критическую рефлексию.

Критическая теория, по мнению Крейга, предлагает модель коммуникативной практики, которая радикально отличается от социокультурной модели коммуникации как (вос)производства. Для ученого, занимающегося критической теорией, деятельность, которая просто воспроизводит существующий социальный порядок, и даже та, которая создает новый социальный порядок, еще не является подлинной коммуникацией. Для того чтобы в основе социального порядка было подлинное взаимопонимание (в отличие от стратегического манипулирования, подавляющего конформизма или пустого ритуала), коммуникаторам необходимо время от времени ясно формулировать, ставить вопросы и открыто обсуждать имеющиеся

различия в их суждениях об объективном мире, моральных нормах и личном опыте[84].

На базе рассмотренных теоретических традиций Крейгом была построена аналитическая матрица теорий коммуникации первого порядка. В этой матрице в сжатом наглядном виде представлены характеристики важнейших, по мнению американского исследователя, подходов к пониманию феномена коммуникации, приведены соответствующие этим подходам дефиниции, определены объяснительные возможности подходов (табл. 2.2).

В результате формируется объемное, стереоскопическое видение феномена коммуникации как предмета научного познания.

Таблица 2.2. Базовые традиции в понимании категории коммуникации (интерпретация Р. Крейга)

Риторическая

Семиотическая

Феномено

логическая

Коммуникация рассматривается как

Практическое искусство ведения беседы

Межсубъектное

взаимодействие,

опосредованное

знаками

Проживание иного опыта; диалог

Проблемы

комму

никации

рассмат

риваются

как

Важные социальные потребности, требующие коллективного обсуждения и оценки

Непонимание или расхождение в субъективных точках зрения

Отсутствие или неудача при поддержании подлинных человеческих отношений

Метади- скурсив- ная терминология, в частности:

Искусство, метод, коммуникатор, аудитория, стратегия, общепринятое

преставление, логика, эмоция

Знак, символ, иконический знак, индексичес- кий знак, значение, референт, код, язык, средство, (не)пони- мание

Опыт, «Я» и Другой, диалог, подлинность, поддержка, открытость

Убедительна, когда обращается к таким общепринятым представлениям, как:

Сила слова, ценность авторитетного суждения; практика, которую можно улучшать

Понимание требует общего языка; постоянная опасность непонимания

Все нуждаются в человеческом контакте; к другим следует относиться как к личностям, уважать различия, искать общее

Интересна, когда подвергает сомнению такие об- щеприня- тые представления, как:

Слова — это еще не дела; внешность — еще не реальность; стиль — это еще не содержание, мнение — это не истинное знание

Слова имеют точный смысл и выражают мысли; коды и средства передачи информации —нейтральны

Коммуникация — это приобретенные навыки; слово — не вещь; факты объективны, а ценности субъективны

Киберне

тическая

Социо

психологическая

Социокультурная

Критическая

Процесс обработки информации

Экспрессия, взаимодействие и влияние

(Воспроизводство социального порядка

Дискурсивная

рефлексия

Шум; перегрузка; недогрузка; нарушение функционирования или «вирус» в системе

Ситуация, требующая управления причинами поведения для достижения определенных результатов

Конфликт; отчуждение; несовпадение; неспособность к координации

Гегемония идеологии; систематически искажаемая речевая ситуация

Источник, получатель, сигнал, информация, шум, обратная связь, избыточность, сеть, функция

Поведение, переменная, эффект, личность, эмоция, восприятие, познание, установка, взаимодействие

Общество, структура, практика, ритуал, правило, социализация, культура, идентичность, совместная деятельность

Идеология, диалектика, подавление, рост сознания, сопротивление, эмансипация

Тождественность мысли и мозга; ценность информации и логики; сложные системы могут быть непредсказуемы

Личность находит свое отражение в коммуникации; мнения и чувства оказывают влияние на суждения; люди в группах влияют друг на друга

Индивид — продукт общества; каждое общество обладает своей культурой; социальные действия имеют непредсказуемые последствия

Самовоспро- изводство власти и богатства; ценность свободы, равенства и разума; понимание приходит в процессе обсуждения

Люди отличаются от машин; эмоции нелогичны; существует линейная зависимость между причиной и следствием

Люди рациональны; мы осознаем свои собственные мысли; мы понимаем то, что видим

Действия и ответственность носят индивидуальный характер; абсолютная идентичность личности; естественность социального порядка

Естественность и рациональность социального порядка; объективность науки и технологии

Контрольные вопросы и задания Сравните обыденное и научное понимание сущности категории «коммуникация». Дайте определение понятию «коммуникационная субстанция». Назовите основные типы коммуникационных субстанций и охарактеризуйте их. Как, по вашему мнению, соотносятся понятия «коммуникация» — «информация» — «смысл»? В каком случае, на ваш взгляд, уместно употребление слова «коммуникация» во множественном числе? Какая разновидность коммуникации получила название «социокоммуникация», или «социальная коммуникация»?

<< | >>
Источник: Д. Гавра. Основы теории коммуникации: Учебное пособие. Стандарт третьего поколения. — СПб.: Питер. — 288 с.. 2011

Еще по теме 2.4. Понимание коммуникации в различных парадигмах (концепция Р. Крейга):

  1. 3.1 Рефлексивно - ценностный анализ концепции устойчивого развития
  2. 3.1 Рефлексивно - ценностный анализ концепции устойчивого развития
  3. 5.2 Концепция "значение как употребление" и ее приложения
  4. JI. Н. Митрохин Протестантская концепция человека
  5. § 1. Рефлексия и перевод: исторический опыт и современные проблемы этом разделе будут рассмотрены три группы вопросов — о классической и современных формах рефлексии, о переводе как рефлексивной процедуре и, наконец, о формировании в культуре рефлексивной установки, связанной с выработкой концептуального языка. В Рефлексия «классическая» и «неклассическая»
  6. Перевод: конъюнктуры и объективность
  7. §3. Существование (existenz) как разделение мышления и бытия в концепции Сёрена Кьеркегора
  8. § 1.1. Зарождение научных исследований политической коммуникации
  9. Определение коммуникации: субстанционально-интеракционный подход
  10. Узкое понимание коммуникации и понятие социальной коммуникации
  11. 2.4. Понимание коммуникации в различных парадигмах (концепция Р. Крейга)
  12. Общая характеристика семиотического подхода к коммуникации
  13. Философское понимание интерпретации
  14. 3. Концепция воспитания в современной России
  15. § 3. Диалог и коммуникация в социогуманитарном знании
  16. ВОСПИТАТЕЛЬНЫЕ ПАРАДИГМЫ
  17. Концепция пробы