<<
>>

Трансакционная модель коммуникации


Выше мы рассмотрели три модели, описывающие процесс коммуникации. Каждая из них имеет свои сильные стороны и недостатки.
Четвертая, трансакционная модель сочетает элементы всех трех моделей, собирая воедино их достоинства. Схема этой модели, предложенная Алексисом Тэном1 и модифицированная автором для настоящей главы, представлена на рис. 4.7.
Трансакционная модель коммуникации Условные обозначения
Рис. 4.7. Трансакционная модель коммуникации Условные обозначения:
О — объект, который отбирается как предмет для коммуникации; С4, С2 — соответственно культура субъекта 1 и субъекта 2;





А4 и А2 — соответственно цели субъекта 1 и субъекта 2;
S4 — субъект 1, выполняющий функции источника в прямом коммуникативном взаимодействии;
S2 — субъект 2, выполняющий функции источника в обратном коммуникативном взаимодействии;
rnd4 и cod2 — соответственно процессы кодирования сообщения в прямом и обратном коммуникативном взаимодействии;
М1 и М2 — сообщения соответственно в прямом и обратном коммуникативном взаимодействии;
Ch1 и Ch2 — каналы соответственно прямого и обратного взаимодействия;
DC4 и DC2 — соответственно процессы декодирования сообщения в прямом и обратном коммуникативном взаимодействии;
Е1 и Е2 — эффекты соответственно прямого и обратного коммуникативного взаимодействия;
R1 — субъект 2, выполняющий функции получателя в прямом коммуникативном взаимодействии;
R2 — субъект 1, выполняющий функции получателя в обратном коммуникативном взаимодействии;
N4, N4 — семантические шумы источника соответственно в прямом и обратном коммуникативном взаимодействии;
N2, N5 — механические шумы канала соответственно в прямом и обратном коммуникативном взаимодействии;
N3, N6 — семантические шумы получателя в прямом и обратном коммуникативном взаимодействии;
STOP — символ прекращения коммуникации.
Коммуникация начинается, когда индивид или социальная организация (S1 в модели) реагирует на стимул (О) в окружающей их среде. В качестве последнего может выступать любой объект в поле непосредственного сенсорного восприятия S1 или это может быть объект, связанный с прошлым опытом S1. Социальный субъект S1 в каждый момент времени может реагировать на определенное ограниченное количество стимулов. Отбор стимулов носит целесообразный характер и обусловлен объективными целями S1 — A1. Эти цели и определяют инициализацию коммуникативного акта.
Целью, например, может быть просто уменьшение степени неопределенности в сенсорном поле индивида (например, при прослушивании прогноза погоды о том, что завтра, скорее всего, окажется дождь). Или в качестве цели может выступать удовлетворение потребностей
(или получение удовольствия). Так, например, рекламное агентство, намеренное увеличить объем продаж, организует рекламную коммуникацию, сообщая, что зубная паста «X» отбеливает зубы лучше всех. В любом случае коммуникация в данной модели всегда носит целесообразный характер.
Выбор объектов, по поводу которых субъект
S1 вступает в коммуникацию с адресатом, не является случайным. S1 всегда инициирует коммуникацию с определенной целью.
Выбор S1 объектов, по поводу которых будет осуществляться коммуникация, также зависит от его (S1) восприятия (перцепции). Под перцепцией будем понимать ментальную активность индивида, связанную с познанием и пониманием сообщения. Прежде чем мы сможем коммуницировать по поводу какого-то объекта, мы должны убедиться в том, что он существует. Наше восприятие объектов опосредовано понимаемым в широком смысле феноменом культуры (С1).
Культура, как известно, — это система разделяемых индивидом или иным социальным субъектом убеждений, ценностей, символов, языка, паттернов поведения, которые он разделяет с группой, сообществом или обществом.
Восприятие и культура являются необходимыми элементами рассматриваемой модели, поскольку именно они в существенной степени определяют, какие сообщения, почему и каким образом будут отправлены.
После того как стимул осознан и отобран для коммуникации, S1 должен преобразовать его в символы, которые понятны предполагаемому получателю. Этот процесс называется кодированием (cod4). Он обычно связан с использованием языка, хотя и не исчерпывается только лингвистическими средствами. Стимулы могут быть также закодированы средствами движений тела, изобразительного искусства, архитектуры и т. п. Наиболее важным здесь является то, что используемые символы должны разделяться предполагаемым адресатом коммуникации. Последняя, очевидно, будет невозможна, если используемые S1 символы непонятны получателю сообщения.
Итак, мы описали процесс восприятия объекта, который протекает в сознании субъекта S1, когда он кодирует сообщение. Когда в качестве S4 выступает индивид, эти процессы называются интра- персональной коммуникацией. Интраперсональная коммуникация обычно изучается перцептуальными и когнитивными психологами,
имеющими в качестве предмета познания информационные процессы, происходящие в сознании людей.
Что происходит после того, как стимул закодирован? Результатом этого процесса является сообщение М4, которое имеет собственную форму и существует независимо от коммуникатора. Это может быть какая-либо новость, телевизионное шоу, лекция и т. п. Сообщение представляет собой осуществленный в сознании S1 перевод стимула в форму, которая может быть передана адресату посредством какого- либо средства или канала. При очной личной коммуникации каналом является воздух. В массовых коммуникациях сообщения посылаются посредством радиоволн, электромагнитных колебаний, могут иметь форму газеты, журнала, иного СМК.
Адресатом исходного сообщения может быть индивид, группа или социальная организация (R4). Если сообщение физически не может достичь R4, процесс коммуникации останавливается. В этом случае коммуникация не состоялась.
Если сообщение достигло R1, последний должен декодировать его (DC4). Под декодированием понимаются перцептивные и когнитивные процессы, которые ведут к ознакомлению с сообщением, его пониманию и интерпретации. Как и в случае с источником (S1), культура R4—C2 будет существенно влиять на процесс и результат декодирования.
Коммуникация не состоится (STOP) в двух случаях. Во-первых, когда канал Ch1 по своим физическим параметрам неспособен передать сообщение M1. Во-вторых, когда получатель R1 в силу своих культурных и лингвистических особенностей не в состоянии декодировать (DC1) сообщение М1.
После декодирования послания R1 имеет по крайней мере две альтернативы.
Во-первых, он может каким-либо образом в связи с сообщением изменить параметры своего сознания и (или) поведения. Это изменение и есть эффект коммуникации (Е1). Во-вторых, возможно также, что R1 ответит на сообщение. Если R1 хоть каким-либо образом изменился в результате ознакомления с сообщением, мы можем утверждать, что коммуникация состоялась.
Ключевой момент здесь — изменение, происходящее с получателем.
Вопрос состоит в следующем: произошло ли какое-либо изменение адресата после декодирования сообщения? В качестве такого
изменения могут выступать: снижение уровня неопределенности за счет получения нового знания; возбуждение эмоции (радость, грусть, страх, гнев); мотивация к действию (желание сменить фирму — производителя косметики или попробовать новый сорт пива); изменение аттитюдов и поведения.
Довольно часто ответ R1 может быть непроизвольным либо наступать помимо или даже вопреки воле реципиента. Так, ребенок может не хотеть учиться хорошим манерам на примере положительных героев мультфильмов, но он все равно в результате расширяет свое понимание того, что хорошо, а что плохо, то есть обучается.
Также R1 может не осознавать, что он ответил (то есть в нем произошли определенные изменения, связанные с получением сообщения). Тот же ребенок может даже не осознавать, что он почерпнул из телевизионной рекламы или сериалов, скажем, привычки поведения за столом, но сам факт научения, тем не менее, будет присутствовать.
В том случае если обозначенное изменение в R1 может быть объективно измерено, можно сделать вывод, что факт коммуникации состоялся. В случае отсутствия ответа приходится прийти к выводу, что попытка коммуникации со стороны S1 провалилась.
С позиций S1 коммуникация удалась в той мере, в какой наблюдаемый ответ R1 отвечает целям S1, которые последний преследовал, инициируя коммуникативный акт (A4).
Возможная альтернатива для R1 в данной точке (после декодирования послания) — закодировать свое сообщение и отправить его в адрес источника исходного сообщения. Этот процесс обычно называют обратной связью. Таким образом, R1 на этой второй стадии процесса становится источником или коммуникатором S2.
Как и в случае с S4, S2 имеет цель отправить определенное сообщение источнику, послание которого он только что декодировал.
Это может быть: ответная реакция S2 на исходное сообщение («я согласен» или «я не согласен»); просьба прояснить смысл сообщения («Что вы сказали?»); желание скорректировать его или получить дополнительную информацию.
Соответственно, запускается точно такой же процесс, когда S2 посылает свое сообщение R2 по соответствующему каналу. Здесь уже субъект, который в первом случае был источником, выступает в качестве получателя.

Если послание не может достичь R2 , коммуникация останавливается. После прихода сообщения R2 опять либо не реагирует на него (и тогда коммуникация опять же приостанавливается), либо показывает какую-либо реакцию.
Как и в случае с R1, любое изменение в R2, которое может быть соотнесено с декодированием послания от S2, является эффектом.
Часто это послание бывает направлено на коррекцию исходного сообщения (стандартная функция обратной связи). Например, редактор возвращает вам вашу статью с замечаниями, которые нужно учесть при доработке. Теоретически такая коммуникация между двумя социальными субъектами может продолжаться бесконечно.
Важным элементом этой модели является шум. В математической модели Шеннона и Уивера шум определяется как любой источник искажения сообщения в системе коммуникации. Безупречная коммуникация в их модели имеет место тогда, когда объем информации в сообщении, отправляемом источником, равен объему информации, получаемому адресатом. Шеннон и Уивер, таким образом, интересовались только объемом (количеством) отправленной и доставленной информации.
Рассматриваемая модель предполагает учет не только количества, но и содержания (значения) информации. Безупречная (perfect) коммуникация происходит тогда, когда одновременно равны объемы отправленной и полученной информации и когда отправленный смысл сообщения эквивалентен смыслу полученному.
Достигнуть такой безупречной коммуникации удается крайне редко. Это обусловлено влиянием культурных различий на процесс восприятия. Таким образом, в рассматриваемой модели шум определяется как любой источник искажения объема и смысла сообщения.
Можно выделить несколько источников шума.
В структуре источника (коммуникатора) два важнейших источника — правильное или неправильное использование языка и селективное восприятие, обусловленное культурными факторами. Так, например, лекции, которые профессор читает студентам, опираются на специфический научный язык (можно даже сказать, в каком-то смысле это профессиональный сленг, узкоспециальный жаргон), и это также может рассматриваться как пример лингвистического шума.
Современный молодой репортер или комментатор радикальных правых убеждений, который в советском периоде российской исто
рии видит все исключительно в черном цвете — пример производителя культурного шума.
Шум источника в ряде случаев вполне различим (если его действительно тщательно искать) в сообщениях, уже закодированных источником. В качестве примеров здесь можно привести ценностно перегруженные заявления политических обозревателей, культурные или этнические предубеждения и просто примеры неправильного использования языковых конструкций.
Другой источник шума — канал. Здесь шум образуется из радиопомех, мелькания картинки на экране телевизора, типографского брака в газетах. Шум канала распознается достаточно легко, так как искажения легко идентифицируются.
Третий источник шума, контроль за которым представляет наибольшие трудности, — это получатель сообщения. Данный вид шума может быть подразделен на следующие составляющие: избирательное внимание; избирательное восприятие; избирательное запоминание.
Для того чтобы сообщение было эффективным, оно прежде всего должно достигнуть того (тех), кому оно предназначается. Многие коммуникационные исследования показывают, что достичь этого не так-то просто. Так в теории когнитивного диссонанса есть гипотеза селективной экспозиции (selective exposure), которая говорит о том, что люди избегают информации, противоречащей их собственным ценностям, убеждениям, аттитюдам и т. п., — то есть избегают диссонанса и, напротив, ищут резонансную информацию[105].
Вильбур Шрамм считает, что внимание к какому-либо сообщению определяется размером ожидаемого вознаграждения, ожидаемого наказания и объемом требуемых усилий[106].
Вознаграждение может быть или отложено (например, новые знания могут пригодиться гораздо позже) или наступить немедленно (возникновение положительной эмоции — скажем, радости или возбуждения).

«Цена наказания», содержащегося в сообщении, представляет сомой меру, в какой оно может вызвать отрицательные эмоции, например страх или чувство вины.
Согласно теории Шрамма, реципиенты будут восприимчивы к сообщениям с высокой ценой поощрения, малой ценой наказания и малой трудоемкостью декодирования.
Селективное (избирательное) восприятие и селективное запоминание представляют собой другие виды шума получателя (шума аудитории). Восприятие (перцепция) в большой мере детерминировано культурными факторами. Способ, посредством которого мы воспринимаем или понимаем окружающие нас объекты, включая коммуникационные сообщения, зависит от предыдущего опыта, ценностей и групповой принадлежности[107]. Аналогичным образом в ряде случаев селективное запоминание подкрепляет существующие аттитюды и поведенческие модели. Таким образом, даже если сообщение и достигло аудитории, шумы получателя могут исказить его содержание.
В заключение еще раз подчеркнем наиболее важные характеристики описанной коммуникационной модели. Модель (трансакционная) смотрит на коммуникацию как на систему, образуемую различными компонентами (источник, сообщение, канал) и видами поведения (кодирование, декодирование, це- леполагание). Эти компоненты независимы между собой. Любое изменение любого компонента влечет за собой изменение всей системы. Так, изменение цели источника может вызвать изменения в процедурах кодирования, выборе канала и наблюдаемых у получателя эффектах. Коммуникация рассматривается как целенаправленный процесс. Она умышленно инициируется источником для достижения определенной реакции (эффекта) у получателя. Наблюдение за многими формами массовой коммуникации подтверждает вывод целенаправленности последней. Бизнес рекламирует товары для увеличения объемов продаж. Газеты публикуются для информирования читателей. Телевизионные сети производят шоу для развлечения зрителей и получения прибылей. Редакционные статьи пишутся, чтобы изменить общественное мнение. Огра
ничивая обсуждение только целенаправленной коммуникацией, трансакционная модель позволяет измерить эффективность коммуникации. Это увеличивает теоретическую и практическую ценность модели. Коммуникация носит трансакционный характер. Она не есть то, что один индивид делает другому. Различие между источником и получателем носит условный характер, поскольку оба активно вовлечены в процесс трансакции. Исходный отправитель сообщения может влиять на получателя, но последний также часто способен воздействовать на источник. (По поводу последней характеристики примером выступает влияние телевизионных рейтингов на поведение продюсеров телекомпаний.) Коммуникация носит субъективный характер. Восприятие объектов в нашем окружении, процессы кодирования и декодирования в существенной мере определяются культурой источника и получателя.


<< | >>
Источник: Д. Гавра. Основы теории коммуникации: Учебное пособие. Стандарт третьего поколения. — СПб.: Питер. — 288 с.. 2011 {original}

Еще по теме Трансакционная модель коммуникации:

  1. Трансакционная модель коммуникативной личности
  2. Логико-философское направление. Модель знака и     семиотическая модель коммуникации Ч. Пирса
  3. Модель коммуникации Р. Лассвелла
  4. Математическая модель коммуникации Шеннона и Уивера
  5. Модели средств массовой коммуникации
  6. 6.1. Модели, алгоритмы и технологии продуктивных политических коммуникаций
  7. С.И. Архиереев ИЗДЕРЖКИ ЭКСПЛУАТАЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ И ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЙ ТРАНСАКЦИОННЫЙ СЕКТОР ЭКОНОМИКИ
  8. Узкое понимание коммуникации и понятие социальной коммуникации
  9. Группа С. Медиаобразовательные модели, представляющие собой синтез социокультурной, образовательно-информационной и практико- утилитарной моделей Медиаобразовательная модель А.В.Шарикова [Шариков, 1991]*
  10. ГЛАВА 1 ПАУТИНООБРАЗНАЯ МОДЕЛЬ И ДРУГИЕ ПРОСТЫЕ ДИНАМИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ
  11. Модель материнства и «путь к модели» в условиях современного общества
  12. Probit- и fogtt-модели Описание моделей
  13. Коростелев, Иван Николаевич. Математическая модель стационарных физических полей и критерий МГД—стабильности В алгоритмах динамической модели алюминиевого электролизера / Диссертация / Москва, 2005
  14. Группа B. Медиаобразовательные модели, основанные на синтезе эстетического, образовательно-информационного и воспитательно- этического подходов Медиаобразовательная модель С.Н.Пензина [Пензин, 1987; 2004] *