ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

II.4. Фразовое наименование как текст в тексте: предпосылки метафункциональности

Как мы уже говорили, ФН представляет собой пространственное производное номинационно-синтаксического семиозиса, образование, выбор и употребление которого полностью маркированы интенциями го­ворящего - в нашем случае это ЯЛА.

Категория Homo Ludens делает не­существенной проблему «лакунности» словаря и ЯКМ. Между простран­ством словаря как «лексико-фразеологического сообщества», по

Н.М. Шанскому (Шанский, Боброва, 1999), и пространством текста свое место занимает пространство номинации, сообщающее динамику тексту, приводящее его в речевое движение и предопределяющее трансформа­цию «текст —► дискурс».

Мы предполагаем, что область пространства номинации носит ме­татекстовый характер. Вообще выход языка в речь, в речеупотребление, связан с энергетическим проявлением индивидуальности говорящего, и в первую очередь это относится к художественному дискурсу. ЯЛА, яв­ляющаяся, в свою очередь, сложнейшим текстом, определяет полевую идиоструктуру ЯКМ, в которой особое место занимает ФН. Идиостиле- вая норма разрушает узус, будучи амбивалентной и раздваиваясь между социумом (язык) и индивидуальностью ЯЛА (речь). В метапространстве номинации ФН отводится особая роль «регулятора» напряженности ав­торского повествования. ЯЛА занимает уникальное место в игровой пре­зентации текста. Расчлененное предикативное наименование, каковым является ФН, предоставляет узусу возможность восполнения словарной недостаточности, ощущаемой индивидуально. В столкновении узуса как текста и автора как ЯЛ, являющейся индивидуальным дискурсом, и про­исходит задействование метасмыслов, когда «окказиональные» формы номинации (идио-ЯКМ) преодолевают консерватизм норм и становятся «паннормативными» средствами выражения метатекстовой семантики. Коммуникативные намерения говорящего беспредельны, как и бесконе­чен поиск средств самовыражения ЯЛ (ЯЛА).

Следует ли считать вторичными по своей прагматической значи­мости метатекстовые средства, облегчающие адресату восприятие того, что сообщает, выражает адресант как ЯЛ?

Думается, нужно четко выделять, с одной стороны, метатекстовые комментарии иллюстративно-оформительского характера, средства по­путные, ремарочного типа, передающие условия и обстоятельства обще­ния.

С другой же стороны, в основной части высказывания есть прагма­

тически маркированные средства, которые амбивалентно реагируют на коммуникативные установки автора, вносят индивидуализацию в ЯКМ, создают идиостиль ЯЛА. Метатекст как способ самовыражения ЯЛА в тексте, как путь формирования дискурса не только опирается на тексто­вый потенциал средств выражения действительности, но и в каждом данном контексте вскрывает индивидуальность ЯЛА и его идио-ЯКМ, неизбежно отрицая узус и его нормы. Ремарка и реплика получают ста­тус «регуляторов» глубинного уровня интерпретации семантики, от­дельных фрагментов действительности - своеобразного «словаря слова­ря» - номинации номинации, текста в тексте (ср.: Марков, 1989: 305).

ФН, являясь номинационно-синтаксическим квалификатором мета­текстовой семантики, уже своей нестандартной номинационной фор­мой выступает особым микропространственным образованием, своеоб­разным феноменом идиолектной и идиостилевой маркировки нарратива. Равно употребляясь как в художественном повествовании, так и в поэти­ческом и драматургическом тексте, ФН, тем не менее, обретают макси­мум возможностей для реализации авторских интенций именно в про­заических речевых жанрах.

Художественный текст словно предназначен для раскрытия лин­гвопрагматики предикативного наименования, которое легко включается в то, что называется «двухголосием текста» (А. Вежбицка, 1978: 403). Ведь возможность комментария любого обозначения с помощью моде­лей типа «человек, который...», «тот, кто...» или «нечто странное, о чем...» со стороны адресата авторского диалога уже имплицирована в самой атрибуционной части ФН и, очевидно, является так называемым авторским комментарием ситуации. ФН выступает как многослойное микротекстовое образование, включающее, как мы уже говорили, не два слоя, а три — текстовый, метатекстовый и паратекстовый.

Все дело в том, что номинационно-фразовые квалификаторы при­сутствия ЯЛА, с одной стороны, принадлежат тексту как производному

вербального семиозиса, вступая с ним в определенные отношения.

С другой стороны, они непосредственно соотносятся с автором, являясь проводниками его «воли», намерений, формируя метаоценку обозначае­мого. Однако, с третьей стороны, они все же обретают в составе ФН и текста выход в реальность, соотнося, по сути, два «гештальта» - автор­ский и узуальный. На «стыке» этих двух микромиров и проявляются па­равербальные лингвопрагматические функциональные особенности, скорее всего связанные с выходом ЯЛА в особое измерение (л, а, со - его обозначают по-разному, ср.: Немец, 1999; Шарден, 2001; Буров, 2002). Однако если в этом измерении ЯЛА не будет иметь связей с «трехмер­ным» миром, пусть и амбивалентных, индивидуально ощущаемая номи­нация аннигилирует, поскольку ее самодостаточность и имманентность интенциональны, маркированы авторской ЯЛ. Метатекст не может пол­ностью выйти за пределы текста, ибо потеряет тогда свой смысл. Субъ­ективные «издержки» идиостиля, в том числе его ФН как своеобразная аномалия, обязаны своим существованием тексту, рождающему и одно­временно уничтожающему любую амбивалентность — следовательно, и метапрагматику.

ФН, как мы предполагаем, является лингвопрагматическим «ок­ном», через которое ЯЛА пытается заглянуть во внутреннюю форму зна­ка, запечатлевшего в своем пространстве отрезок действительности, и увидеть там то, что лично ее, данную ЯЛА, интересует и удовлетворяет потребностям ее коммуникативных интенций. ФН - проявление моноло­гичности диалога «реплика-ремарка». При всем сходстве с явлениями метонимического характера, ФН как факт номинационно­синтаксического семиозиса характеризует особый, созданный в тексте план постижения действительности, можно сказать — авторской дейст­вительности. Модель ФН универсальна, а наполнение ее всякой раз ин­дивидуально. Эта уникальность и предопределяет идиостилевую марки­ровку употребления ФН.

<< | >>
Источник: Фрикке Янина Александровна. ФРАЗОВАЯ НОМИНАЦИЯ КАК СРЕДСТВО ВЫРАЖЕНИЯ ЯЗЫКОВОЙ ЛИЧНОСТИ АВТОРА (на материале языка художественной литературы). ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата филологических наук.. 2003

Еще по теме II.4. Фразовое наименование как текст в тексте: предпосылки метафункциональности:

  1. Транслатологическая характеристика отдельных типов текста
  2. 11.2. Предпереводческий анализ текста
  3. 4.2. Фольклор как источник прецедентных текстов
  4. §3. Тексты англоязычных СМИ как эффективное средство формирования медиакомпетенции у студентов из КНР
  5. Фрикке Янина Александровна. ФРАЗОВАЯ НОМИНАЦИЯ КАК СРЕДСТВО ВЫРАЖЕНИЯ ЯЗЫКОВОЙ ЛИЧНОСТИ АВТОРА (на материале языка художественной литературы). ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата филологических наук., 2003
  6. СОДЕРЖАНИЕ
  7. Введение
  8. 1.1. Фразовая номинация как объект лингвистического описания
  9. 1.3. Специфика фразового наименования как производного номинационно-синтаксического семиозиса
  10. 1.4.1. Вопрос о метатекстовом потенциале фразового наименования
  11. 1.4.1. Лингвопрагматика фразового наименования
  12. 1.5. Проблема индивидуальной ощущаемости фразового наименования в тексте и метатексте
  13. ГЛАВА II ЯЗЫКОВАЯ ЛИЧНОСТЬ АВТОРА ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТЕКСТА В ФОКУСЕ ФРАЗОВОГО НАИМЕНОВАНИЯ (МЕТАТЕКСТОВЫЙ АСПЕКТ)
  14. II.4. Фразовое наименование как текст в тексте: предпосылки метафункциональности
  15. II.5. Функционально-прагматический потенциал фразовой номинации как производного идиостиля языковой личности автора
  16. ГЛАВА III ЛИНГВОПРАГМАТИЧЕСКАЯ СПЕЦИФИКА СУБСТАНТИВНОЙ ФРАЗОВОЙ НОМИНАЦИИ КАК МЕТАТЕКСТОВОГО ОБРАЗОВАНИЯ
  17. III. 1. Метатекстовое употребление фразового наименования
  18. III.1.1. Денотативный аспект фразового наименования как метазнака
  19. Ш.1.2. Когнитивный аспект функционирования фразовых наименований в идиостиле языковой личности автора
  20. III.4. Фразовое наименование как метафункциональное средство демифологизации имени