<<
>>

П.З. Соотношение между понятиями «метатекст» и «метамодальность текста»

Для определения лингвопрагматической специфики ФН как мета­текстового средства раскрытия идиостилевых особенностей ЯЛА худо­жественного текста представляется очень важным понятие метамодаль­ности текста.

Мы вводим его с целью адекватного восприятия метаст­руктуры ЯЛА в каждом данном тексте и в каждом конкретном случае употребления ФН.

До сих пор, насколько нам известно, еще окончательно не опреде­лен статус и не выявлен лингвопрагматический контекст анализа про­блемы модальности. Отдельные интересные замечания мы находим в этой связи в работах краснодарской научно-исследовательской школы проф. Г.П. Немца (см., в частности: Немец, 1999). Антропоцентрический подход к лингвистической сущности модальности как выражения отно­шения говорящего к действительности в тексте, шире — в дискурсе, не­избежно соотносится не только с традиционным лингвоцентрическим подходом, но и с таким подходом, который предлагается называть «со­циоцентрическим» (Мещеряков, 2001: 99).

Принятое в логической семантике и теории референции понимание пропозиции как смысла высказывания вне истинностной оценки, как ин­варианта значений модальной и коммуникативной парадигм предложе­ний и производных номинализаций позволяет разграничить в значении высказывания объективную константу и субъективную переменную, то есть выделить пропозицию и пропозициональное отношение, установку, модальную рамку (Кронгауз, 2001: 223).

Модальность - это очень сложное понятие, интересующее иссле­дователей на протяжении уже не одного столетия. Объективная модаль­ность, формируя высказывание, обязательна для него, поскольку выра­жает отношение сообщаемого к действительности в категориях наклоне­ния, времени с помощью синтаксических форм глаголов и частиц. Субъ­ективная модальность, не являясь обязательной, выражает отношение уже говорящего к сообщаемому, образуя «второй слой модальных оце­нок и квалификаций» (Ляпон, 1997: 240).

Это находит выражение в употреблении вводных оценочных средств различного типа, модальных частиц, междометий, интонационных оттенков, порядка слов, специали­зированных фразеологизированных конструкций и др.

Сам термин «модус», введенный в научный обиход Ш. Балли, ха­рактеризует проявление диктума: его отношение к действительности за­ключает в себе некоторую модальность (Балли, 1955). Она имплициро­вана в само сообщение и носит объективный характер модальных реак­ций на диктум (Н.Д. Арутюнова). Развитие учения Ш. Балли о модусе и диктуме осуществляется, в частности, в плане функционально­семантической дифференциации модусов. Так, говорят о коммуникатив­ной (инвариант) и субъективно-оценочной (варианты) модальности (Алисова, 1971; Михальчук, 1989; Сергеева, 1996). Выделяют и такой особый тип субъективной модальности, как диалогическая модальность (Шведова, 1960; Пенина, 2003). Модальный компонент высказывания может связываться с иллокуцией, когда говорящий выражает определен­ную позицию, линию поведения (Сусов, 1988).

Сложность модальной организации высказывания очевидна. Дума­ется, весьма важным фактором регулирования отношений в триаде «го­ворящий (1) — текст высказывания (2) — оцениваемая ситуация действи­тельности (3)» выступает говорящий как ЯЛ (ЯЛА). Вместе с тем, со-

пз

вершенно очевидно, что любое проявление модуса носит как личност­ный, так и социальный характер. Предлагая противопоставлять лингво­центрический (традиционный, идущий от Ш. Балли, В.В. Виноградова,

О. Есперсена) и социоцентрический контексты анализа проблемы мо­дальности, некоторые исследователи, исследующие последний контекст, считают необходимым выведение проблемы «за рамки предложения - в текст, и шире - речевую ситуацию - и отнесение категории модальности к категориям, имеющим семиотическую природу» (Мещеряков, 2001: 99).

Текст художественной литературы, оказывающийся предметом анализа, представляет собой семиотический феномен. Однако отсюда далеко не обязательно следует то, что категория модальности, рассмат­риваемая на уровне текста, «легко и естественно включается в ряд прагматических категорий, для которых безразличен характер средств реализации» (там же).

Думается, дело здесь обстоит значительно слож­нее - тоньше и субъективнее. Выделяя «сегментную» модальность, о ко­торой говорит исследователь и которая, по его мнению, «характеризует процесс развертывания текста на отдельных его участках» (там же: 100), мы забываем не только о возможности фиксации модальной энергии на «отдельных участках», но и о выражении присутствия автора - коммен­татора собственного текста, его отношения к тексту.

Представляется весьма важной оценка прагматических свойств мо­дальности, определенных еще А.М. Пешковским как отражение сложных взаимодействий между четырьмя факторами коммуникации: говорящим, собеседником, содержанием высказывания и действительностью (Пеш- ковский, 1956). Однако оценка эта должна быть дана с учетом не только социолингвистики, но и прагмалингвистики.

В.Н. Мещеряков, рассматривая четыре корреляционных контекста «социолингвистической» интерпретации модальности текста: а) отноше­ние автора к отображаемой действительности (модальность жанра тек­ста, модальный фон текста); б) отношение автора к своим коммуникаци­ям, возможность контакта с ними (в целом тексте или в его фрагменте);

в) отношение автора к своему высказыванию (уточнение смысла выска­зывания или позиции говорящего); г) отношение самого высказывания к отображаемой действительности, - учитывает только два интересующих нас аспекта модального пространства текста. Это включение средств «уточнения» смысла высказывания или позиции говорящего, так сказать - прямое адресование коммуниканту авторской позиции, а также автор­ская позиция, закладываемая в текст косвенно (модальные контексты, на­пример, автора-демиурга, автора-интерпретатора или комментатора).

В.Н. Мещеряков, в частности, пишет: «В модальное пространство текста в виде отдельных сегментных включений входят и средства, от­ражающие отношение автора к своему высказыванию. Здесь слово «от­ношение» следует понимать как «уточнение» (существенное для адек­ватного понимания коммуникантом) смысла высказывания или позиции говорящего.

Оговорки типа «вероятно», «может быть (случится)», «к сожалению», «к счастью», во-первых», «во-вторых», «хочу подчерк­нуть», «не могу не отметить», «скорее всего» и подобные фокусируют смысл высказывания и ориентируют читателя или слушателя относи­тельно действий и намерений говорящего.

В тексте отношение автора к собственным высказываниям может получить вид авторских отступлений, отражающих скепсис, иронию, удивление, сопереживание и т.д.

Обсуждаемый вид модальности относится к сегментному типу и, представляя собой «самохарактеристику» автора текста, обращен тем не менее к коммуниканту. Но, в отличие от средств, напрямую адресуемых в текст коммуниканту, характеризуемый вид модальности адресуется коммуниканту косвенно» (Мещеряков, 2001: 103).

И - далее: существует «зависимость характера и формы высказы­вания от ракурса восприятия и выбора формы (жанра) изображения, ко­гда, например, рассказ об одном и том же событии от имени разных дей­

ствующих лиц реализуется в разных модальных контекстах» (там же: 104).

Думается, в приведенных нами цитатах содержится информация для анализа модальности прежде всего в личностном (авторском аспек­те), в плане лингвопрагматики ЯЛА.

Как же мы соотносим понятия «метатекст» и «модальность»?

Анализ метатекстовых характеристик приводит нас к необходимо­сти дать оценку метатекстовости с точки зрения традиционной теории модальности. Различая план отношения говорящего к действительности (субъективная модальность) и план отношения высказывания к действи­тельности (объективная модальность) (см.: Виноградов, 1975; Ляпон, 1980, 1997; Лопатин, 1989; Немец, 1999; Диброва, 2001 и др.), мы видим, что в плане отношения говорящего к высказыванию этой категорией не учитывается тот компонент, который фиксирует авторскую оценку самого высказывания, тех ее отрезков, что позволяют соотнести, с одной стороны, отношение говорящего к высказыванию о действительности, а следовательно, опосредованно, к самой действительности, и, с другой стороны, оценку этого отношения, которую даст говорящий как ЯЛА, оперирующая лексинтактиконом.

Здесь мы имеем дело уже с особым уровнем личностно-субъективного оценочного плана проявле­ния «модальности в модальности». Метамодальность, таким образом, может быть закреплена за средствами синтаксического словаря — субъ­ективно ощущаемой, индивидуальной сферы номинации, и одним из важнейших метамодальных средств выступает ФН.

Следует подчеркнуть: метамодальность пересекается прежде всего с субъективной модальностью, но оперирует категориями метатекста, по сути дела, и формируя его. Главное в метамодальности - ее личностный характер, субъективная ощущаемость, а потому и непосредственный вы­ход в идиостилевую организацию текста. По-видимому, как метатексто- вость, так и метамодальность - категориальная прерогатива непосредст­

венно авторского текста, текстовая функция ЯЛА. Формируя художест-

*

венное пространство, ЯЛА полностью концентрирует свою субъективно­модальную энергетику на виртуальном мире текста. Отсюда - функцио­нально-маскарадная насыщенность ФН, ее способность выразить тон­чайшие нюансы речевой игры ЯЛА как Homo Ludens, подавляющей в данном случае и Homo Loquens, а зачастую - и Homo Sapiens. Благодаря

* употреблению ФН в художественном тексте ЯЛА обретает выход не

просто в идиономинатику, но и в особый мир имени, природа и специ­фика которого прекрасно охарактеризованы в трудах П.А. Флоренского,

А.Ф. Лосева, В.И. Вернадского, П. Тейяра де Шардена и других мысли­* телей, исследовавших область философии языковых категорий.

<< | >>
Источник: Фрикке Янина Александровна. ФРАЗОВАЯ НОМИНАЦИЯ КАК СРЕДСТВО ВЫРАЖЕНИЯ ЯЗЫКОВОЙ ЛИЧНОСТИ АВТОРА (на материале языка художественной литературы). ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата филологических наук.. 2003

Еще по теме П.З. Соотношение между понятиями «метатекст» и «метамодальность текста»:

  1. § 1.1.3. СТРУКТУРА СОВРЕМЕННОГО ПРЕДМЕТНОГО СОДЕРЖАНИЯ ШКОЛЬНОГО КУРСА ХИМИИ
  2. I. Соотношение между позитивной и нормативной экономической наукой
  3. СУЩНОСТЬ КУЛЬТУРЫ
  4. 1. Динамика воспитательного процесса
  5. 1. Понятие о формах организации (организационных формах) обучения. Соотношение между формами организации обучения и его методами
  6. § 5. Логические отношения между понятиями
  7. § 4. ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ ПОНЯТИЯМИ
  8. Изменение соотношения между различными механизмами сбора средств
  9. Индивидуальные различия в связях между понятиями
  10. ЛЕКСИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ СЛОВА И ПОНЯТИЕ
  11. Метод и методики лингвостилистики
  12. Соотношение между схемой и реализацией
  13. ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ
  14. Лекция 5 ОСОБЕННОСТИ ОНТОЛОГИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ. УМЕНИЕ ВИДЕТЬ В МЫСЛИ ЛОГИЧЕСКУЮ ФОРМУ — ПОКАЗАТЕЛЬ МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ
  15. Ш. Эйзенштадт. НОВАЯ ПАРАДИГМА МОДЕРНИЗАЦИИ РАСПАД РАННЕЙ ПАРАДИГМЫ МОДЕРНИЗАЦИИ И ПЕРЕСМОТР СООТНОШЕНИЯ МЕЖДУ ТРАДИЦИЕЙ И СОВРЕМЕННОСТЬЮ