<<
>>

7.3. Актуальные этические проблемы журналистского творчества

Сегодня этика журналистики, к сожалению, один из самых трудноусваиваемых предметов при обучении нашей профессии. Слишком быстро и резко все меняется даже на времени-пространстве жизни одного поколения.
Сама журналистика порой удивляет — даже философов. Вот, например, что заметил доктор философии, писатель и бронзовый призер XXI Олимпийских игр Арвидас Юозайтис в статье «Россия — религиозное пространство. Записки литовского путешественника. Июль 2003 года»: Сегодняшняя российская печать — это словно низовье Волги, чьи берега трудно разглядеть. Рядом с серьезными национальными изданиями— «Коммерсантом» (со всеми приложениями), «Известиями» (в нескольких вариантах), «Независимой газетой», «Трудом», «Российской газетой» — изобилие бульварной прессы. Некогда воспитывавшая молодежь в коммунистическом духе «Комсомольская правда» уподобилась бульварной «Жизни»...113 Взгляд со стороны. Почти со стороны, потому что автор этой статьи родился в Вильнюсе в 1956 г., был гражданином СССР, а когда рос и учился, еще не было ни «Российской газеты», ни «Коммерсанта», ни «Независимой газеты», ни вариантов «Известий», ни тем более «Жизни», а бульварная пресса вообще была атрибутом исключительно «западного образа жизни». Из упомянутых изданий были многомиллионные по тиражу «Труд» и «Комсомольская правда», никакие этические проблемы в СМИ не обсуждались, потому что как бы и не существовали. И упрекнуть центральное издание в том, что оно чему-то «уподобилось» (слово-то не очень приятное в данном контексте), было немыслимо. Надо заметить, что тенденция, подмеченная литовским автором, развилась, и «пожелтение» серьезных изданий стало заметно не только специалистам. Развлекательная (рекреативная) функция журналистики получила крупную, порой главную роль в глобальном медиатеатре, и этот процесс захватил российские СМИ наряду с мировыми. Как уже многократно подчеркивалось в этой книге, мы стремимся увидеть и понять будущее российской журналистики.
Как подготовиться к этому практически непрогнозируемому будущему, если мы хотим продолжать работу в журналистике и осуществлять творческую деятельность? Только на основаниях безупречной нравственности и неукоснительного соблюдения этических принципов. Никакая реформа, никакие трансформации индустриального общества в постиндустриальное и информационное никогда не отменят старой русской пословицы: «Как аукнется — так и откликнется». Основная проблема во взаимоотношениях начинающих журналистов с этикой заключается не столько в соблюдении норм, сколько в признании разговора об этике в наивысшей степени важным. Как это ни печально, теория этого вопроса и практика сейчас почти враждуют между собой. Не случайно сейчас многие качественные издания стремятся разрабатывать собственные, внутриредакционные этические кодексы. Считается, что это повышает и уровень материалов, и престиж издания, и доверие читателей. И ведь повышает. Для наглядности процитируем внутренний кодекс газеты «Вашингтон пост»: Наша газета придерживается правила избегать во всех случаях столкновения интересов и даже видимости таких столкновений. Мы практикуем строгую политику по отношению к таким вопросам, отдавая себе отчет в том, что наши ограничения еще жестче, чем принято в частном секторе. — Мы всегда платим за себя. — Мы не принимаем подарков от источников информации. Мы не ездим в командировки за чужой счет. Мы никогда не пользуемся особыми привилегиями, которые могут предлагаться изданию нашего уровня. Единственными и понятными исключениями из правила являются приглашения в ресторан, если они естественны и нерегулярны и не имеют целенаправленного и спланированного характера. — Мы не работаем на другие организации без разрешения руководства. Любая деятельность или работа, кроме основной, несовместима с добросовестным выполнением непосредственных функций в независимой газете. Особенно нежелательны связи с правительством. Во избежание реальных или мнимых столкновений интересов в освещении деловых и финансовых вопросов все сотрудники отделов финансов и бизнеса должны предоставлять информацию о своих финансовых сделках и капиталовложениях заместителю редактора, курирующему отдел.
Опасность возникновения конфликтов не ограничивается кругом сотрудников отделов финансов и бизнеса. Все журналисты и редакторы, вне зависимости от места работы, обязаны информировать заведующих отделами о любых своих финансовых операциях, которые могут привести к столкновению интересов или создать видимость таковых в связи с выполнением основной деятельности. В свою очередь, заведующие отделами информируют вышестоящих руководителей о своих финансовых операциях. — Мы не делаем устных выступлений без разрешения заведующего отделом. Разрешение на подготовку материала для других организаций может быть получено только в том случае, если «Вашингтон пост» не заинтересована в данном материале и если материал не появится в конкурирующем с нашей газетой органе. Важно, чтобы гонорар за работу в другом органе не мог рассматриваться как скрытая взятка. — Мы делаем все возможное, чтобы быть свободными как от обязательств перед новыми источниками информации, так и от чьих-либо интересов. Мы должны быть осторожными в отношениях с людьми, чье общественное положение делает их возможными объектами журналистского интереса и изучения. Наше личное и профессиональное поведение не должно дискредитировать профессию и газету. — Мы избегаем активного участия в политических акциях, политической деятельности, общественных движениях, демонстрациях и другой деятельности, которая может скомпрометировать нашу репутацию беспристрастного и справедливого издания. Родственники сотрудников не обязаны соблюдать данные правила, но нужно признать, что их служебное положение и участие в общественной жизни могут по меньшей мере скомпрометировать нашу репутацию... 114 Следует обратить внимание, сколь часто звучит место-имение «мы» в процитированном фрагменте. Мы — это журналистское сообщество, которое добровольно налагает на себя ряд существенных запретов во имя «справедливого подхода к утверждению правды», как сказано в самом начале преамбулы к этому документу. Ограничивая себя, журналистский коллектив подчеркивает уважение к читателю, к его праву на непредвзятую информацию.
Каждый член коллектива признает, что «власть, которую мы приобрели, являясь основной утренней газетой свободного мира», накладывает обязанности. В этических нормах этой газеты нет ни слова о правах журналистов — есть права читателя. Это самое главное, и это не обсуждается. Свобода для гражданина вообще — это одно. Свобода для тех, кто имеет власть над умами и поступками множества людей, — совсем другое. Журналист обязан это понимать, принимать как неоспоримую данность — или не стремиться к этой деятельности вовсе. Именно так жестко поставлен вопрос. На лекциях и семинарах по профессионально-правовой культуре мы обнаруживали, что некоторые студенты весьма скептично настроены по отношению к статьям, запрещающим журналисту получать вознаграждение от сторонних лиц за публикацию или отказ от публикации — т. е. взятки в разных формах. Один из главных аргументов: «Но ведь все так делают!» Приходится доказывать, что не все. Приходится доводить до сведения молодежной аудитории, что, например, джинса — это профессиональный жаргонизм, означающий умышленное включение скрытой рекламы в авторский текст. Джинса — это не апробированная практика, рекомендованная для тиражирования, а профессиональное уродство, Это явление, безусловно порицаемое профессиональной этикой журналиста. Преодоление искушения деньгами и властью — а именно так стоит перед журналистом вопрос — одна из вечных нравственных проблем человечества, и облегчить человеку принятие личного решения не может ни один документ. Запрещающий что-либо документ часто воспринимается студентами как своего рода занудство неискренних взрослых. Не делайте этой роковой ошибки, не пренебрегайте этикой. Приведем одну очень близкую аналогию. Этические проблемы современной журналистики весьма схожи с этическими проблемами современной исторической науки, заново переосмысляющей национальные истории после распада СССР. Понятно, что и журналисты, и историки работают с документами; для журналистов это один из трех основных способов получения информации, а для историков — основной.
И журналисты, и историки обязаны донести до общества объективную картину мира. Однако и те, и другие могут исказить ее даже на основе подлинных документов: достаточно перегруппировать акценты и предложить тенденциозную интерпретацию. Этичен ли, например, подход к фактам истории как к элементам мозаики, которую всегда можно переделать по вкусу нового игрока? Ответ ясен: нет, не этичен. Даже преступен. А происходит ли это в научно-практической деятельности? Ответ, к сожалению, тоже известен: да, бывает. Что же делать начинающему журналисту, который непременно встанет перед таким же выбором в своей работе? Ответ следует найти раньше, чем начнется профессиональное творчество. Как и где искать ответ? Спросить у своей совести. А если и она в смятении? На самом деле так не бывает, чтобы совесть не знала ответа. Человек способен заставить свою совесть замолчать, но все равно он всегда знает, что она сказала бы, если б у нее спросили. Выводы Этические принципы журнализма как публичной профессии выработаны на основе многопланового опыта многих поколений. Нарушение профессионально-этических норм мешает журналисту выполнять свой общественный долг по обеспечению публики правдой. На творческих способностях журналиста этические нарушения отзываются крайне отрицательно. Соблюдение журналистом норм, принятых в профессиональном сообществе, свидетельствует о его гражданской и нравственной зрелости, о способности адекватно отражать действительность в СМИ. Заключение Изучение «Основ творческой деятельности журналиста» представляет для студентов определенные трудности, поскольку эта дисциплина преподается на младших, иногда на средних курсах, а материал взрослый. Что может быть сложнее и таинственнее творчества! Впрочем, в определенном смысле легче творить юным людям, поскольку они еще не ведают страхов, не окультурены и свободны. Давайте так и договоримся: уча взрослые правила, не теряйте детской непосредственности. Вспоминайте каждое утро хотя бы три простых правила, внушаемых еще воспитанникам детсада: не бери чужого, не делай другому больно, убирай за собой.
Комплект взрослых обязательств, которые журналисту следует взять на себя на старте, вроде бы не так уж велик: не утаи и не навреди. А ставить барьеры самому себе нелегко. Начните, например, с простой аккуратности. Например, вы знаете что, работа над словом — необходимейшая часть самостоятельной работы журналиста. Преподаватель журналистики — ваш постоянный читатель, так берегите его, тренируйтесь в хорошем тоне общения: например, всегда предъявляйте преподавателю домашнюю работу, тщательно отредактировав текст и правильно оформив его (имя и фамилия автора, контакты, заголовочный комплекс текста, внятное абзацное членение текста и т. д.). Привыкайте к красоте. Избегайте уродства. Легкость интернет-бытия и кажущаяся исправимость любой ошибки в виртуальной среде — это очень сильные, новые противники образовательного процесса гуманитариев, особенно русскоязычных. Скорость и манеры, предлагаемые Интернетом, часто ведут к грамматической инвалидности. Самую роль орфографии молодежь иногда подвергает сомнению. С нашей же точки зрения, любые конфликты студента с грамматикой надо отслеживать и устранять, пока привычка к небрежности не стала хроническим заболеванием. Как показывает практика, владение грамматикой родного языка, особенно такого сложного, как русский, прекрасно дисциплинирует ум и помогает журналисту в карьере. И вообще в судьбе. Утверждаем это со всей серьезностью: творческий работник, глубоко знающий родной язык, имеет намного больше шансов на успех. У него есть конкурентное преимущество. Автор данного учебного пособия предлагает изучать курс так, чтобы морально-правовой аспект профессии априори вызывал у молодых журналистов необходимый пиетет и стимулировал творчество. Именно этика, но никак не стремление к славе любой ценой, — вот на чем надо сосредоточиться в нашем веке. Особенно сейчас, когда в оборот активно входит понятие конвергентная журналистика. Работать в ней, предполагается, должен уметь каждый выпускник факультета журналистики. Он должен быть универсалом. На эти темы идут горячие дискуссии в мире и в нашей стране: куда мы придем вернее — к специализации или к универсализации? Где лучше, «правильнее»? Вот, например, американские исследователи, университет Колорадо, дают заинтересованным аудиторным группам рекомендации, как делать мобильный контент привлекательным115. В подтексте: все уже происходит, медиа объединяются, сливаются. Общая редакция, где каждый умеет делать все для всех типов СМИ — уже практика. Все — бегом... Выходят учебные книги, где можно почерпнуть сведения об управлении общими редакциями. Однако нам еще не попадались методические руководства, как стать журналистом-универсалом, творческим работником общей редакции. Скорее всего, психофизиология индивидуума, предопределяющая ту или иную его профессиональную специализацию, не может быть подвергнута никаким радикальным изменениям. Творчество будущего — какое оно? Наверное, это самый интересный вопрос на свете. Важный совет, который мы хотели бы дать юным журналистам на случай, если они окажутся в общей редакции, — работайте с удовольствием и отдыхайте как можно чаще (полноценный сон, плавание, ходьба, классическая музыка — это как минимум). Если без удовольствия — уйдите оттуда, не пытайтесь стать машиной. Гонка за потребителем принимает новые формы — и не только ввиду расцвета новых технологий. Расцвели и формы сопротивления информационному потоку. Есть человеческая усталость аудиторий от манипулятивных приемов СМИ. Есть удалые блогеры, всегда готовые «раскрыть всем глаза» на ложь, истекающую из легитимных СМИ, есть высокий уровень опытности потребителя, какой не было никогда раньше, и главное — возможность беспрепятственно сличать данные из многих источников. Многие редакции начинают включать в журналистский текст своих изданий потребительский контент, т. е. информацию, поставляемую аудиторией. Это тренд, и настолько серьезный, что само существование классической журналистики может оказаться под вопросом. Соответственно, требования редакций к журналисту и его креативности становятся все более изощренными. Одним из них и является ожидание универсальности. Однако на этот счет позволим себе особое мнение. Во-первых, универсальная подготовка — это современное требование образовательного стандарта, с которым мы не спорим и не собираемся: выпускник журфака должен уметь делать все, с чем он может соприкоснуться в профессии: писать и редактировать, снимать и сниматься, владеть Интернетом и радиомикрофоном, разговаривать с людьми наедине и в прямом эфире, находить новые пути продвижения информации, посильно разбираться в производстве и распространении СМИ, одновременно сохраняя здравый ум и твердую память. Это потенциальный человек-оркестр, который всегда готов исполнить информационную симфонию сам и/или знает, как организовать исполнение силами других. Конечно, таких специалистов-универсалов, приспособленных к широкой интермедиарности, на свете пока немного. В основном профессионалы все еще расходятся по специализациям и остаются в избранной нише долго или даже всегда, если ниша выбрана по душе, по уму, по призванию. Однако надо постараться научиться на факультете журналистики всему, на что хватит сил и времени. Универсальный специалист гибче, его горизонты и карьерная перспектива — теоретически — шире. Но, во-вторых, хороший узкий специалист чаще бывает востребован именно благодаря его узкой направленности и уникальным навыкам и умениям, потому что психологически он понятнее любому редактору и работодателю, а особенно читателю. Тут действует нормальный стереотип: мне нужен, предположим, отличный фоторепортер, или штатный корреспондент, разбирающийся в социальных процессах, или энергичный разговорчивый интервьюер с безупречным знанием профессиональной этики журналиста, или компетентный радиоведущий с красивым голосом и вежливыми интонациями и т. д. Т. е. мне, работодателю, нужно то, что у вас, работника, уже есть. Давайте поделимся. В этом случае узкого специалиста ждет лишь такая «неприятность», как ожидание и выбор подходящего встречного предложения. Это ощущение хорошо знакомо, например, артистам. У них, как правило, есть амплуа, и на роли их приглашают, чаще всего исходя именно из него. «Узкий» от «универсального» отличается — и психологически, и на практике — большей глубиной проникновения в материал, склонностью к исследовательской деятельности, определенным консерватизмом в пристрастиях. К «универсальному» могут относиться как к верхогляду, но полезному в хозяйстве. Впрочем, всегда можно из одной категории переместиться в другую при желании или необходимости. Кроме того, самих возможностей заявить о себе сейчас гораздо больше, чем в прошлом веке, в связи все с тем же бурным развитием электронных средств массовой коммуникации. (Уточним: заявить-то да, но быть услышанным, запомненным, — трудности все те же: надо быть в чем-то уникальным! Надо.) Главное, чего не следует, на наш взгляд, делать, — это входить в азарт и осваивать все новое и новое бесконечно и все быстрее и быстрее. В погоню лучше не встревать. Если вы почувствуете, что становитесь эдакой скаковой лошадью, вспомните аллегорию, придуманную еще в конце 1970-х гг. создателем теории систем Грегори Бейтсоном. Он сочинил ее, чтобы предостеречь человечество от увлечения генными манипуляциями. Сейчас эта аллегория удивительным образом подходит всем, кто азартно воспевает скорости XXI в., в том числе любителям накачки своего «информационного тела»: «Допустим, что ученым удалось вывести уникальную полиплоидную лошадь. Она оказалась вдвое выше, вдвое длиннее и вдвое толще обычной. И конечно, весила бы в восемь раз больше. Такая лошадь не могла бы самостоятельно держаться на ногах, так как ее скелет был бы только в четыре раза прочнее скелета нормальной лошади. Внутренние органы запросто сварились бы, потому что ее кожа в два раза толще, чем у нормальной лошади, а площадь внешней поверхности в четыре раза больше, чем у обычной. Лошадь также страдала бы от хронического голода и одышки, поскольку органы дыхания и пищеварения у нее были бы в четыре раза больше нормальных, тогда как масса тела превышала бы массу тела обычной лошади в восемь раз» 116. Эта аллегория иллюстрирует чрезмерное усложнение, гротескно показывает переход количества в качество. Одновременно она остроумно и лаконично предостерегает от любого неумеренного увлечения прогрессом, особенно технологическим, и подчеркивает, что при суперскорост-ной и суперинформонасыщенной жизни побочные действия становятся, как ни крути, доминирующими. Таким образом, мы рекомендовали бы каждому выпускнику журфака полновесно осваивать все дисциплины, предписанные «универсальному специалисту», готовящемуся к работе в «конвергентной журналистике», но с первых дней обучения присматриваться к себе, стремясь понять собственный творческий интерес, найти свое уникальное направление, свой путь. Так-то будет лучше...
<< | >>
Источник: Черникова Елена Вячеславовна. Основы творческой деятельности журналиста: учебное пособие. 2012

Еще по теме 7.3. Актуальные этические проблемы журналистского творчества:

  1. ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ЖУРНАЛИСТСКАЯ НАУКА: МЕЖДУ ПРОШЛЫМ И БУДУЩИМ А.П. Короченский декан факультета журналистики Белгородского государственного университета
  2. СУБЪЕКТИВНОЕ ПРОСТРАНСТВО В ЕГО ПРОТОСТРУКТУРЕ И ДИСКУРСИВНОЙ ВЫРАЖЕННОСТИ КАК ПРОБЛЕМА ЖУРНАЛИСТСКОЙ КОММУНИКАЦИИ Н.В. Бойко Харьковский национальный университет
  3. ПРАВОВЫЕ И ЭТИЧЕСКИЕ НОРМЫ РАБОТЫ ЖУРНАЛИСТА
  4. Глава2. ПРОБЛЕМЫ ЖУРНАЛИСТСКОГО МАСТЕРСТВА В ЭПОХУ ИНТЕРНЕТА
  5. Какие международные и региональные стандарты по правам человека актуальны для проблемы ВИЧ/СПИДа?
  6. ПРОБЛЕМА НРАВСТВЕННОГО ВОСПИТАНИЯ НА ЭТАПЕ ИНФОРМАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА: ПЕРСПЕКТИВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ Павловская О.А.
  7. ЭТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО КРИЗИСА Чесноков Н.Г.
  8. 1.4. 2. Мышление журналиста: проблемы типологии
  9. 1.5.1. Воображение в журналистском творчестве
  10. 1. 6 . Универсализм или журналистская специализация: «за» и «против»
  11. Выводы
  12. Глава 2 Познавательная стадия журналистского творчества
  13. Глава 10 Этические проблемы при изучении организационных культур
  14. Приложение Б ЭТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ В ЭМПИРИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ
  15. Социально-этические проблемы охраны окружающей среды
  16. Основные этические проблемы и «соблазны» психологии
  17. 2.8. НЕКОТОРЫЕ ЭТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ЖУРНАЛИСТСКОГО РАССЛЕДОВАНИЯ
  18. 7.3. Актуальные этические проблемы журналистского творчества