<<
>>

7.1. Чего требует от журналиста профессиональная этика?

Если очень коротко — быть человеком. Ввиду отсутствия в научной литературе устраивающего всех строго научного определения «человека» будем опираться на приблизительные определения. «Ненайденность» общеприемлемого «человека» происходит из философских споров о смысле жизни.
Тем не менее нам придется рассуждать о человеке и его задачах так, будто смысл найден и утвержден всеми — и верующими, и неверующими, и сомневающимися. Что характерно, подробности и приблизительности в этом вопросе у каждого свои. «У каждого своя правда», — часто говорят студенты первого курса, ошибочно смешивая бытовые нормы, этикет и мировоззренческие различия индивидов с профессиональной этикой журналиста, которая является прикладной дисциплиной. Какую цель мы преследуем, выступая перед аудиторией? Зачем мы ей? Из письма известного журналиста к коллегам: ...доверие к тексту - цельная вещь (если часы бьют 13 раз — не значит, что только последний удар неверный). Поэтому если неверны первые попавшиеся на взор утверждения автора, допускающие проверку, значит, он врет, причем врет нагло, ибо считает себя уверенным настолько, что считает своего читателя не достойным уважения, не смущаясь того, что его могут проверить. Этика — наука о морали. Мораль занимается различением добра и зла. Возможно ли различение профессионального добра и профессионального зла? Да, возможно. Разговор о профессиональной этике журналиста следует начать с определений, чтобы в дальнейшем, изучая документы, правильно их понимать и применять. Итак, слово «профессия» означает: род трудовой деятельности (занятий) людей, владеющих комплексом теоретических знаний и практических навыков, приобретенных в результате специальной подготовки, опыта работы. Профессия — это, как правило, источник существования человека. Профессиям противопоставляются хобби, т. е. увлеченное занятие чем-либо без оплаты. Фраза из газеты «Шахматная Москва» (1962 год, 10 февраля, с.
1, «Пушкин и шахматы»): «В 1836 году в Париже стал выходить первый шахматный журнал «Паламед». В библиотеке Пушкина было три номера этого журнала». Пушкин — первый в России профессиональный литератор. Он поставил вопрос о гонораре за материал, передаваемый автором в редакцию. Пушкин зарабатывал своим профессиональным трудом. Шахматы — его хобби. (Жена Пушкина была лучшей шахматистской Петербурга своего времени.) Профессии подразделяются на специальности. В нашей профессии много специальностей: «газетчики», «теле- и радиожурналисты», «работники информационных агентств», «веб-журналисты» и т. д. Все специальности нашей профессии связаны с воздействием на сознание и поведение людей. Причем в наступившем веке это воздействие резко усилилось и видоизменилось по сравнению с любыми прошедшими временами. Журналистика — публичная профессия. В этом она сравнима с деятельностью писателя, педагога, политика, священника, судьи и т. п. Именно эта особенность — публичность — накладывает огромную ответственность на представителя любой публичной профессии. Что же это такое — ответственность журналиста? Чем он должен руководствоваться в повседневной работе, чтобы не казаться, а быть ответственным? И самое главное: как это связано с творческой деятельностью? Существуют законы, обязательные для исполнения журналистами и как гражданами, и как профессионалами. Надо знать Конституцию Российской Федерации, Уголовный кодекс Российской Федерации, Закон о СМИ — это безусловно. Быть в курсе основных рекомендательных документов — кодексов, деклараций, хартий, принятых журналистским сообществом, — тоже. Но помимо прописанных в документах норм существует комплекс нравственных установок, накапливаемых человеком во время роста, обучения и воспитания, и этот комплекс влияет на результат труда, как качество топлива — на работу двигателя. Нравственные установки — внутренний комплект норм, живая система. Ограничения характеризуют личность. Если журналист не сформировал себя как нравственную личность в самом начале творческого пути, то в дальнейшем неизбежны довольно мучительные проблемы — от угрызений совести до уголовного преследования.
Разумеется, у каждого человека своя шкала оценок других людей, свой болевой порог, но предупредить кризисную ситуацию все-таки легче, чем пострадать от собственного невежества или нравственной глухоты. Поэтому обратите самое серьезное внимание на советы, данные в этой главе. Этика — философская наука, предмет которой в разные времена и в разных странах определялся и уточнялся в соответствии с опытом и традициями того или иного общества110. Этические представления древнего китайца и современного россиянина отличаются существенно, и профессиональный журналист, доведись ему писать непосредственно на этические темы, не должен скатываться на спекулятивные рассуждения вроде «у каждого своя правда». Образованный человек понимает, что да, своя, но беседа на скамейке у подъезда и выступление в газете совершенно по-разному обязывают участников общения. И дело не столько в масштабе аудитории, сколько в степени ответственности за последствия. Даже не обращаясь к этическим темам прямо, вообще не касаясь в своем тексте вопросов добра и зла или правильного и неправильного поведения, журналист вольно или невольно выступает на чьей-то стороне. Самим прикосновением к теме он дает начало практически неконтролируемому потоку ассоциаций и эмоций аудитории, стимулирует (возможно) некие поступки. Поэтому одна из первых задач журналиста — свести вред своего выступления к минимуму. Лучше — к нулю. Это предупреждение звучит, может быть, непразднично и даже неожиданно, напоминая наказ врачу — «не навреди», но в современных условиях оно делается все актуальнее. Под современными условиями следует понимать прежде всего становление так называемого информационного общества. Как показывает наша практика преподавания этой темы на журфаке, разные группы студентов с различной степенью готовности воспринимают некие запреты, налагаемые на себя журналистским сообществом. Христианам, например, достаточно следующей этической установки из Нового Завета: «И как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними» (Лук.
6, 31). С неверующими студентами приходится вести длительные дискуссии, привлекая примеры из истории, из современности, из собственного опыта, и не всегда преподаватель и аудитория быстро приходят к единому мнению, что, например, гордыня — грех. Нередко студенты пытаются доказать, что слова «дерзкий», «гордый» «амбициозный» и т. п., вошедшие в моду в последние годы, имеют положительную окраску. Преподаватель объясняет, что нет, это ошибочное мнение, а для журналиста симпатия к этим словам еще и крайне вредна, поскольку замутняет взгляд на мир. Обращаясь к истории нашей страны, вспомним, как понимали этику атеисты советской поры: «Вопрос об отношении к действительности в смысле ее изображения — это не вопрос о распределении белых и черных красок, положительных и отрицательных черт; эт. е. вопрос об историческом подходе к явлениям, о понимании перспективы. О взглядах на жизнь с определенной позиции — передовой или отсталой, прогрессивной или реакционной»111. В ту пору этика была классовой, а борьба классов — «главной движущей силой истории». Самым прогрессивным считался класс пролетариев, а к самым ярым реакционерам относили, например, священнослужителей. Журналисты были обязаны оценивать героев своих публикаций именно с классовых позиций: пролетарий априори был «лучше», чем крестьянин, а крестьянин априори был «лучше» интеллигента, что бы они все ни совершили. Времена изменились, классовый подход сейчас не является столь обязательным, журналист стал значительно свободнее в оценках своих героев. Однако есть силы, которые готовы предложить журналистам новые идеологические путы — разумеется, для оценки поведения людей с определенных позиций. Напомним, что как только вы обнаружите, что вам навязывают идеологизированный, полный неких догм взгляд на мир, — найдите в себе силы отграничить свое «я» от навязанных со стороны схем. Лучшие журналисты относятся к себе как фирме, у которой непременно должно быть доброе имя. Любому серьезному деятелю сейчас приходится заниматься репутационным менеджментом, основу которого составляет научно-практическое понимание того, что хорошее имя — это хороший бизнес.
Хорошее имя — это не столько правильно организованная реклама, сколько сумма всех положительных отзывов о функционирующем субъекте, о его нраве, о поведении с партнерами и с потребителями его продукции и о многом другом вплоть до слухов, циркулирующих вокруг его фигуры. Поскольку журналист тоже продает свой труд — на рынке информационных услуг населению, — он обязан делать всё возможное для долгосрочного поддержания своей включенности в информационный товарооборот. Сделать это без учета профессионально-этических норм невозможно. Рассмотрим один полукурьезный, но весьма показательный пример. В феврале 2004 г. американские психологи опубликовали в СМИ отчет о результатах исследования IQ всех американских президентов, включая давно усопших. «Почему бы нет?» — подумали специалисты по изучению интеллекта. Ведь от каждого из президентов остались многообразные и красноречивые документы — от школьных табелей с оценками до текстов публичных речей. Этого вполне достаточно для тестирования, даже посмертного. Читатели отчета, в свою очередь, от души развлеклись осмотром сей мозговой панорамы. Еще бы: самые знаменитые люди самой-самой счастливой страны — и все как на ладони. Великолепная публикация, не так ли? Подобные исследования интеллекта, конечно, спорны с этической точки зрения; кроме того, в них громко звучит политическая нота, особенно накануне очередных президентских выборов. Для нашей темы здесь важно осознание факта, что после человека остается все, что он сказал и сделал; это факт очевидный, но часто игнорируемый в повседневности. Конечно, начинающему журналисту трудновато представить себя в роли покойного президента США, подвергающегося проверке на IQ, но, во-первых, в нашей профессии надо уметь вообразить все, в том числе и такое, а во-вторых, в беззащитности перед судом истории все равны. Если вы готовы опубликовать неправду, то для профилактики можно себе представить, например, будущую душевную беседу с собственными внуками. Предположим, ваши малыши нашли в Интернете отчет о судебном процессе, на котором вы когда-то обвинялись в клевете и проиграли. Что вы им скажете? Что вас обвинили незаконно и бездоказательно? Возможно, так и было. Но вы будете вынуждены оправдываться, а это очень скверно для имиджа. Иногда приходится слышать такие аргументы от молодых журналистов: зло ярче и сюжетнее, а читатель любит жареное, пикантное и сенсационное, следовательно, ваши этические нормы — это одно, а жизнь — другое. Таким «знатокам жизни» мы сразу советуем: не ходите в журналистику. Там и без вас таких достаточно!
<< | >>
Источник: Черникова Елена Вячеславовна. Основы творческой деятельности журналиста: учебное пособие. 2012

Еще по теме 7.1. Чего требует от журналиста профессиональная этика?:

  1. Имеет ли журналист право снимать на пленку должностных лиц или иных государственных и муниципальных служащих «при исполнении»? Должен ли он спрашивать на это их разрешение?
  2. ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИЕ ЕДИНИЦЫ В ОРГАНИЗАЦИИ ГАЗЕТНОГО ДИСКУРСА Л.Г. Золотых Астраханский государственный университет
  3. Аналитические статьи
  4. ПРЕДИСЛОВИЕ
  5. Современные подходы к проблеме популяризации научного знания
  6. ГОСУДАРСТВО ТРЕБУЕТ МОНОПОЛИИ НА НЕСПРАВЕДЛИВОСТЬ (ФРЕЙД)
  7. Эффективное управление временем как фактор профессиональной успешности современного менеджера
  8. Акмеологические проблемы использования социально- психологических резервов в профессиональной самореализации работников, занимающихся юридическим трудом А. Ф. Федоров (Ковров)
  9. § 18. Психолого-педагогические и медико-физиологические задачи профильного и профессионального самоопределения учащихся
  10. ПРОФЕССОР КЭМПС РАССКАЗЫВАЕТ