<<
>>

2.3. Познание действительности. Виды и методы познавательной деятельности журналиста

Познание действительности — самая обширная философская тема. Здесь мы максимально сузим ее и рассмотрим применительно к журналистике — в том лишь смысле, в каком необходимо отличить философию этой профессии от философии любой другой профессии и выделить профессиональный психотип журналиста как познающего субъекта.
Как и все люди, журналист познает мир и чувственно, и рационально. Как и все, решает для себя основной вопрос философии: что первично — материя или сознание. В подробной профессиограмме журналиста, предложенной Л. Свитич34, указаны следующие интеллектуальные познавательные качества, необходимые для этой деятельности: широкий кругозор, эрудиция при компетентности в избранной области, любознательность, начитанность, аналитические способности, способность оценить обстановку, понять причины событий и мотивы поведения людей, наблюдательность, интуиция, способность предвидения, правильная самооценка, принципиальность, дипломатичность, чувство юмора... Все это у вас есть, не правда ли? Если чего-то не хватает, самое время разобраться, чего именно, и, применив другие необходимые журналисту качества (быстродействие, помехоустойчивость, выносливость, уравновешенность, активность, волевые качества, трудолюбие), продолжить познание действительности, принявшись за хорошо известного вам объекта: познай самого себя, как учат нас древние. Мы говорим «продолжить», поскольку познание начинается еще до рождения, в утробе матери. Затем, в течение первых двух лет жизни, человек получает почти столько же информации, сколько за всю остальную жизнь. Поскольку задумываться о журналистике человек начинает в возрасте, как правило, много старше двух лет, когда он уже умеет по меньшей мере говорить, то одной из важнейших задач этого этапа, условно взрослого, является обучение умению слушать. Учиться внимательно слушать, слышать, понимать другого человека — одна из первейших профессиональных задач журналиста.
Умение слушать другого (других) обеспечивает эффективность при участии в дискуссиях. Неумение и/или нежелание слушать другого рождает споры ради победы. Распространен афоризм: «В споре рождается истина». Сейчас, изучая СМИ, порой трудно согласиться с этой мыслью, во-первых, потому что искусство спора ради истины полностью вытеснено боевым искусством спора ради победы (что можно увидеть на примере любых политических дебатов). Во-вторых, применение в СМИ манипулятивных технологий воздействия на массовое сознание устраняет саму почву для возрождения искусства спора ради истины. Некоторые телешоу имитируют естественные споры между участниками, но поскольку почти во всех шоу есть жесткий сценарий, в значительной мере устраняющий импровизационность, то говорить о чистом споре здесь также не приходится. А в-третьих, иногда полезно вспомнить старинную мудрость: «Единственный способ победить в споре — это уклониться от него». Впрочем, в прессе эта мудрость, увы, не работает, и спорят все. Ленты блогерских комментариев к горячим событиям наглядно демонстрируют увлечение участников именно спорами ради победы, исключающими достижение консенсуса, и все шире распространяется и становится обычной конструкция площадного, митингового диалога, который уже и не диалог по сути, а словесный хаос. Что же делать начинающему журналисту? Получается, что ему надо познавать пронизанный ложью мир? Или же в мире предостаточно правды и надо только откопать ее, почистить, и она заблистает? Ученые, которые занимаются информационными технологиями, очень любят отважно заглянуть в будущее и открыть миру какую-нибудь оглушительную перспективу. Часто удивляют аудиторию создатели искусственного интеллекта. Например, было сообщение, что «нового человека», еНОМО, удастся избавить не только от смерти, но даже от мук познания действительности. Человек, дескать, войдет в симбиоз с электроникой, продуктами высоких технологий, Интернетом. Постепенно начнется все более широкое внедрение в организм датчиков и других приборов, уже получивших название «молекулярных роботов», — для биомониторинга, медицинского контроля и даже лечения.
Тело человека будет становиться все более прозрачным. «И управляемым, — сообщается в еженедельнике «Аргументы и факты». — К середине XXI века еНОМО с самого момента рождения будет находиться в своего рода коконе — технологической оболочке, выполняющей функцию его воспитателя, учителя, а затем помощника, секретаря. Для человека будущего станет досягаемой вся накопленная предками информация — лет через 10-20 ее полностью оцифруют. В его распоряжении окажутся неограниченные резервы памяти, мощные технологии вычислений, обработки данных и оценки. И можно не сомневаться, что, достигнув такого уровня интеллектуализации, человек будущего постарается решить проблемы своего бессмертия. Скорее всего у него это получится. Просто совсем не так, как мы можем вообразить это сегодня»35. Поражает воображение даже не перспектива бессмертия для «прозрачного» человека, а вполне искренняя убежденность ученого, что за 10-20 лет всю накопленную предками информацию оцифруют. Употребление слова «предки» наводит на мысль обо всех предках человека. А их много. И не только много, а они еще и разные. Дело в том, что к настоящему времени человечество так и не договорилось, какую же именно версию своего происхождения считать общепринятой: креационную или эволюционную. Сторонники обеих моделей уже предъявили практически все свои доводы. И будет преувеличением сказать, что стороны пришли к согласию. Люди, полагающие, что мир сотворен, считают своими предками совсем не тех существ, что сторонники эволюционного происхождения человека от простейших. (Пример консенсуса-компромисса между сторонами: Россия — светское государство, но Рождество Христово у нас государственный праздник.) Будет ли, к примеру, в коммуникативном фонде этого младенца наш «мороз и солнце, день чудесный», без которого русская культура не полна? Или, скажем, бабочка Брэдбери, на которую, как известно, нельзя наступить в прошлом, чтобы не перевернулось все будущее? Или, в конце концов, каким образом будет оцифрована личная биография студента журфака, которую он не предъявляет Интернету, но которая решительно повлияет на становление знаменитого в будущем журналиста? Впрочем, перспективы перевода всех медиа в цифровую форму настолько широко обсуждается и реализуется, что понять влечение ученого и к виртуализации познания можно: это же интересно, это ново! А людей, упоенных новинками, сейчас много.
Западноевропейский ум, в отличие от восточного, безусловно считает новое благом. Реклама чего угодно с пометкой new привлекает внимание автоматически. Разумеется, приведенный выше «взгляд в будущее» — не полемика с ученым. Это лишь современная иллюстрация к мысли, что проблемы, связанные с познанием, являются чрезвычайно острыми. Информация бесконечна и безгранична, и оцифровать всю — невозможно. Следовательно, в обозначенной перспективе что-то не так. И мы склонны полагать, что самое крупное «не так» — именно идея избавления человека от индивидуального познания действительности, в том числе самопознания. Слишком тонок, интимен и важен этот процесс, чтобы оцифровать его, сделать полностью управляемым. И слишком зловещи перспективы того общества, в котором попытаются устранить индивидуальное познание. Кстати, и по этому вопросу человечество пока еще не договорилось. Также разделилось надвое: мир познаваем, говорят одни; мир непознаваем, считают другие. Журналисту придется учитывать оба мнения. Для этого лучше всего начать с себя. Это первое и главное. Научиться говорить с собой честно, не приписывая себе чужих достоинств, но и не умаляя собственных. Прийти к адекватной самооценке. Надо поставить такую цель в самом начале творческой деятельности, чтобы впоследствии не испытывать разочарований. Готовиться к встрече с другими людьми и другими мнениями, отличными от своих собственных, — это крайне важно. Проблема я и другие является одной из наиболее сложных в жизни человека. Это тема неисчислимых философских трудов, этических школ, психологических тренингов, бытовых разборок, — она везде. Как готовиться к встрече с другими начинающему журналисту? Как, условно говоря, простить другому, что он другой? Как отказаться от идеи всех переспорить и утвердить свое мнение любой ценой? Спустимся с футурологических высот на студенческую скамью. Многие студенты первого курса мечтают увидеть себя на экране ТВ, для чего и поступают на факультет журналистики. Более подробный разговор с каждым из них вскрывает, как правило, одну и ту же деталь: они мечтают не о журналистике, а об актерстве, только не всегда понимают разницу.
Сбитые с толку экраном, на котором параллельно присутствуют ведущие-артисты и ведущие-журналисты, студенты мысленно совмещают эти очень разные профессии. Иногда это открытие (что профессии все-таки разные) приводит молодых к разочарованиям, а иногда, наоборот, дает толчок к новым мечтам, уже более правильным. Лучший результат, необходимый, на наш взгляд, в разработке мечты — это стремление понять других и служить правде. Внутренний диалог должен успокоиться и даже остановиться на выводе: другие — это моя профессия. Не я, а они. Это нелегкое решение, и в дискуссиях с самим собой вы волей-неволей отработаете наиболее очевидные методы ведения диалога. Каждый творческий человек проходит эту стадию познания действительности. Беседа с собой вплоть до полемики с собой — этого не избежать человеку, работающему со словом профессионально. Зачем мы вообще спорим? Какое познавательное действие при этом отрабатываем? «В самом общем плане следует классифицировать споры в соответствии с областью познания: описательной (дескриптивной) и предписательной (прескриптивной). На первой стадии создается картина (сначала эмпирическая, затем теоретическая) фиксированного фрагмента действительности, на второй — разрабатываются предписания (планы, инструкции, рекомендации и т. д.) преобразования этого фрагмента действительности в средства удовлетворения человеческих потребностей, понимаемых в самом широком смысле: от потребности в пище до потребности в произведениях искусства»36. Таким образом, спор должен реализовать определенные познавательные функции. Познание человеком действительности проходит через определенные стадии. Журналист, уже работающий профессионально, продолжает интенсивно познавать мир, но при осуществлении своих функций он постоянно находится как бы на обеих стадиях одновременно: создавая свою картину «фиксированного фрагмента действительности», он зачастую сразу же преобразует ее в средство удовлетворения разнообразных потребностей, выдавая непосредственные рекомендации потребителю. Простой пример.
Сообщая прогноз погоды (дескрипция), вы тем самым рекомендуете, например, взять зонтик от дождя или защититься от солнечных ожогов кремом (прескрип-ция). Более сложный пример. Сообщая о войне в курортной зоне (дескрипция), вы тем самым советуете потенциальным туристам воздержаться от поездок туда (прескрипция). Рассказывая о политической программе новой партии, вы вольно или невольно вербуете ее сторонников или противников, предупреждаете общество об опасности или выражаете удовлетворение. Независимо от содержания политической программы складывается круг лиц, в той или иной мере заинтересованных, потому что предыдущий эмпирический опыт, накопленный вашей аудиторией (дескрипция), мгновенно выдает свою рекомендацию носителям этого опыта (прескрипция). Следствием этого коммуникативного события (ваш рассказ о программе) может стать как равнодушие аудитории, так и массовое вступление в ряды новой партии. Получается, что познание действительности журналистом окрашено особой ответственностью за эффект возможного дискурса (здесь под дискурсом понимается коммуникативное событие, заключающееся во взаимодействии участников коммуникации посредством вербальных текстов и/или других знаковых комплексов в определенной ситуации и определенных социокультурных условиях общения). Коммуникация, инициируемая журналистом, может быть успешной или, наоборот, дефектной. Факторов влияния на результат коммуникации очень много, и они динамичны, особенно в современных технологических условиях. Здесь мы хотели бы подчеркнуть, что одним из наиболее серьезных факторов успешности коммуникации является мировоззренческая зрелость журналиста, т. е. глубина познания им действительности и самого себя. Способов расширения кругозора и повышения уровня собственной компетентности много: чтение, наблюдение, беседы с самыми разными людьми, развитие аналитических навыков, постоянный интерес к событиям и др. В принципе, все, что предлагается культурой, попадает (должно попадать) в поле зрения и усвоения журналиста. Без обширной эрудиции невозможно ориентироваться во все новых и новых впечатлениях. Повышая свою эрудированность, вы не просто коллекционируете некие бессвязные сведения, а неуклонно пополняете свой коммуникативный фонд. Разрозненные поначалу впечатления, мнения, факты, идеи, формы в результате образуют фоновые знания индивида. Этот фон есть у всех — только разной глубины и обширности. Журналисту приходится стремиться к постоянному увеличению своего коммуникативного фонда, расширению своих фоновых знаний, чтобы с максимальной результативностью общаться со своей целевой аудиторией. В идеале журналист должен обладать такими глубокими знаниями, чтобы иметь возможность взаимодействовать с несколькими аудиториями, переходить из одного издания в другое без потери классности... Недавно в научной прессе появилось сообщение37: В некоторых странах считается, что человек полностью взрослеет к 16 годам. Где-то — к 21 году. Однако такие предположения далеки от истины. Согласно новому исследованию, человек прекращает взрослеть лишь к 40-летнему возрасту. Именно в этот период мозг человека перестает развиваться, сообщает NEWSru.com со ссылкой на издание The Telegraph. Бытовавшие ранее предположения ученых сводились к тому, что мозг полностью формируется в раннем детстве. Однако проведенное недавно сканирование мозга доказало совершенно обратное. Группа исследователей под руководством профессора Сары-Джейн Блэйкмор из Университетского колледжа Лондона в результате проведенных изысканий пришла к выводу, что префронтальная кора — зона, находящаяся прямо за лбом, — продолжает изменяться в тридцать и сорок лет. Такое открытие кардинальным образом меняет медицину, если принять во внимание, что префронтальная кора играет ключевую роль в работе мозга. По мнению ряда исследователей, именно эта область головного мозга делает нас людьми. Она задействована в процессе принятия решений, социальных взаимодействиях и прочих личностных аспектах. Таким образом, социальные навыки человека могут значительным образом изменяться по мере роста и развития префронтальной коры. Вероятно, с учетом данного факта на кризис среднего возраста окружающим следует смотреть иначе. Как видите, у молодого журналиста — огромные, к счастью, перспективы роста и взросления. Пока учимся — живем. Журналист не имеет права говорить себе: «мне это неинтересно» или «я отказываюсь это понимать». Такие жеманные формулировки — отказ от неудобоваримой (или кажущейся случайной) информации — вполне характеризуют мышление обывателя. Так может мыслить и чувствовать почтенная домохозяйка, захваченная перипетиями из популярного телесериала. Журналисту же, пребывающему в профессиональном статусе, самой сутью профессии запрещен отказ от узнавания чего бы то ни было. В противном случае он скатится на заштампованную речь и не создаст ничего оригинального. «Кому есть что сказать, тот знает, как иногда трудно высказаться. Рутинные формулы, взятые напрокат, да еще задним числом, т. е. когда уже все о них имеют некоторое понятие, гораздо более удаются, более нравятся обществу, чем незнакомые ему убеждения. Только обносившиеся идеи очень понятны», — писал Достоевский38. Разумеется, журналист не машина, и эмоции ему присущи, как всем людям. Мы говорим исключительно о профессиональном взгляде на мир и профессиональном подходе к познанию действительности. Журналист должен принимать любую информацию как благо для своего профессионального развития. Журналист — самоактуализирующаяся личность. Он самосовершенствуется, научаясь прежде всего впитывать любую информацию нейтрально, без эмоциональных всплесков, затемняющих суть события. Более того: заявлять о своих «окончательных выводах», «твердокаменных убеждениях» и прочих незыблемостях — это просто глупо, а для молодого журналиста — крайне непрофессионально. Дескриптивный уровень его познания действительности должен отличаться особой строгостью. Переходя к прескрип-тивному уровню, он прежде всего соотносит полученное знание с опытом других людей и представляет им свой информационный продукт, исходя из их потребностей. Журналисту очень важно видеть и анализировать новое, уметь распознать его раньше, чем новое станет сначала модным, а потом смешным или вредным. В XXI веке огромный массив знаний о мире человек получает из СМИ. Эта очевидность каждый день меняет свое содержание и объем. Современному журналисту постоянно приходится соотносить результаты личного непосредственного наблюдения с уже имеющимся в СМИ отражением этих же фактов и явлений. С одной стороны, это удобно: вы узнаете, что было сделано до вас, как и кем. С другой стороны, вы рискуете подпасть под обаяние чужой точки зрения, авторитета, традиции. Например, вы оказались на съезде какой-либо партии, обсуждающей насущные вопросы своего развития. Вы видите живых людей, слышите горячие споры, улавливаете интонации, жесты — словом, вам доступны необходимые для работы над текстом детали. У вас, предположим, складывается впечатление, что вот этот крикун врет, а вот тот тихоня лучше владеет темой и заслуживает большего внимания. Вы возвращаетесь в редакцию отписываться (на журналистском жаргоне это словечко означает всего-навсего «выполнять задание: писать материал по результатам изучения фактов и событий») и из разговоров сотрудников внезапно узнаете, что понравившийся вам тихоня слывет негодяем, а не понравившийся вам крикун — признанный лидер, пользующийся огромным успехом у своего электората. Вы в смятении: личное наблюдение и сложившийся в прессе стереотип вошли в конфликт. Что делать? Прежде всего — избавиться от смятения и навсегда усвоить, что в подобной ситуации вы будете оказываться не раз. Затем обратиться к документам, перепроверить свои ощущения, уточнить сведения, перечитать материалы других СМИ, проанализировать ситуацию вокруг данной партии, а также сверить ваше видение материала с концепцией СМИ, для которого вы собираетесь писать. Если по результатам этой проверочно-аналитической работы выяснится, что условный негодяй на самом деле почти святой, а от вас требуется тенденциозное изложение материала, то отсюда открываются три пути: а) вообще отказаться от публикации; б) написать то, что вы думаете на самом деле, и предъявить редактору (и посмотреть, что будет дальше); в) написать то, что от вас ждут (т. е. покривить душой). Журналисты довольно часто оказываются на таком распутье. И, к несчастью, довольно часто выбирают путь «в», впоследствии привыкая к сделкам с собственной совестью. Мы не советуем вам поступать так, чтобы пришлось уговаривать свою совесть. Лучше осуществлять выбор между позициями «а» и «б». В конце концов, честное имя — лучший капитал. Мы привели этот, увы, типичный пример еще и затем, чтобы вы почувствовали одну из основных сложностей современной журналистики: определенное размывание этических и ценностных ориентиров. В своем познании мира вы в любую минуту можете столкнуться с проблемой: другие люди, одновременно с вами познающие мир, могут попытаться навязать вам свои выводы, свое мировидение. Особенно болезненны такие ситуации в отношениях «начальник — подчиненный», когда мировоззренческие вопросы из теоретических становятся практическими, поведенческими, влияют на творчество. Как выходить из этих ситуаций, частично вы узнаете из курса «Профессиональная этика журналиста». Частично — потому что вполне и однозначно решить такую проблему поможет только ваша собственная совесть, мужество и, конечно, профессиональная подготовка. В заключение приведем слова академика Н.Н. Моисеева, написанные им словно специально для журналистов: «Не существует единой и к тому же «правильной» интерпретации реальности (в том числе и «картины мира»): мы имеем право говорить только о большем или меньшем соответствии интерпретации нашему практическому опыту. И он охватывает лишь некоторый ограниченный круг явлений, а за его пределами лежит море не познанного, если уместно говорить о его познаваемости»39.
<< | >>
Источник: Черникова Елена Вячеславовна. Основы творческой деятельности журналиста: учебное пособие. 2012

Еще по теме 2.3. Познание действительности. Виды и методы познавательной деятельности журналиста:

  1. § 2. Понятие субъекта и объекта, их многоликость и многоуровневость. Субъект и объект научно-познавательной деятельности
  2. Глава 3 СТРУКТУРА ПОЗНАВАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, ЕЕ ОСОБЕННОСТИ В НАУЧНОМ ПОЗНАНИИ
  3. § 2. Эпистемологический релятивизм — неотъемлемое свойство научного знания и познавательной деятельности
  4. Организация учебно-познавательной деятельности учащихся по овладению изучаемым материалом (операционно-деятельностный ком- понент обучения)
  5. Глава 11. МЕТОДЫ ОБУЧЕНИЯ И АКТИВИЗАЦИИ ПОЗНАВАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ УЧАЩИХСЯ
  6. § 4. ПРОСТЕЙШИЕ МЕТОДЫ МЫСЛИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  7. 6. Методики изучения содержательных особенностей познавательной деятельности школьников
  8. Проблемы теории познания. Обоснование принципа единства сознания и деятельности
  9. 2. 1. Особенности журналистского познания действительности
  10. 2. 3. Журналист как субъект познания действительности
  11. 2. 3. 3. Мотивационные факторы в познавательной деятельности журналиста
  12. ВВЕДЕНИЕ
  13. 2.3. Познание действительности. Виды и методы познавательной деятельности журналиста
  14. 1.1. Учебно-познавательная деятельность учащихся профессиональных образовательных организаций в условиях перехода на федеральные государственные образовательные стандарты
  15. 1.2. Активизация учебно-познавательной деятельности учащихся профессиональных образовательных организаций в условиях компетентностного подхода
  16. 1.2. Применение оптимальных сочетаний средств обучения на уроках химии и биологии как способ активизации учебно­познавательной деятельности учащихся
  17. 2.1. Оценка сформированности учебно-познавательной деятельности учащихся профессиональных образовательных организаций
  18. 2.2. Реализация оптимальных сочетаний средств обучения для активизации учебно-познавательной деятельности учащихся
  19. 2.3. Анализ результатов опытно-экспериментальнойработы по определению сформированности компонентов учебно-познавательной деятельности учащихся профессиональных образовательных организаций