<<
>>

А. МЕХАНИЧЕСКИЙ ОБЪЕКТ

Объект, как выяснилось, это — умозаключение, опосредствование которого сгладилось и потому стало непосредственным тождеством. Поэтому он в себе и для себя всеобщее; всеобщность не в смысле одинаковости свойств, а всеобщность, которая проникает особенность и есть в ней непосредственная единичность. 1.
Поэтому в объекте, во-первых, не различены материя и форма, из которых первая была бы его самостоятельной всеобщностью, а вторая — его особенностью и единичностью; такого абстрактного различия единичности и всеобщности в нем согласно его понятию нет; если его рассматривают как материю, то его следует принимать за материю, в себе самой приобретшую форму. Равным образом его можно определять как вещь, обладающую свойствами, как целое, состоящее из частей, как субстанцию, обладающую акциденциями, и по прочим отношениям рефлексии; но эти отношения уже вообще исчезли в понятии [объекта]; поэтому объект не имеет ни свойств, ни акциденций, ибо они отделимы от вещи или субстанции, в объекте же особенность совершенно рефлектирована в целокупность. Правда, частям того или иного целого присуща та самостоятельность, которая свойственна различиям объекта, но эти различия сами суть по существу своему с самого начала объекты, целокупности, у которых в отличие от частей нет такой определенности по отношению к целому. Поэтому объект прежде всего неопределенен постольку, поскольку в нем нет никакой определенной противоположности; ибо он опосредствование, слившееся в непосредственное тождество. Поскольку понятие по существу своему определено, объект обладает определенностью как некоторым, хотя и полным, но все же неопределенным, т. е. лишенным отношения, многообразием, составляющим прежде всего такую же далее неопределимую целокупность; стороны, части, различимые в объекте, принадлежат внешней рефлексии. Это совершенно неопределенное различие состоит поэтому лишь в том, что имеются многие объекты, каждый из которых содержит свою определенность рефлектированной только в свою всеобщность, а не проступает наружу (nach aussen scheint).
— Так как для объекта эта неопределенная определенность принад- лежит к его сущности, то он в самом себе есть такое мно- otcecreo и должен поэтому рассматриваться как нечто составное, как агрегат. — Он, однако, не состоит из атомов, ведь атомы не объекты, поскольку они не целокупности. Лейбницевская монада была бы в большей мере вправе считаться объектом, так как она целокупность представления о мире, но, будучи замкнутой в своей интенсивной субъективности, она должна быть по существу своему по крайней мере «одним» внутри себя. Однако монада, определенная как исключающее «одно», есть лишь принцип, принятый рефлексией. Но монада есть объект, с одной стороны, постольку, поскольку основание ее многообразных представлений (развитых, т. е. положенных определений ее лишь в себе сущей целокупности) находится вне ее, с другой стороны, постольку, поскольку для монады точно так же безразлично, будет ли она составлять вместе с другими [монадами] некоторый объект или не будет;, стало быть, на самом деле она не есть нечто исключающее, определенное само по себе. 2. А так как объект есть целокупность определенности (Bestimmtseins), но в силу своей неопределенности и непосредственности не есть отрицательное единство этой определенности, то он безразличен к определениям как единичным, определенным в себе и для себя, так же как и сами эти определения безразличны друг к другу. Они не могут поэтому быть постигнуты ни из объекта, ни друг из друга; целокупность объекта — это форма всеобщей рефлектированности его многообразия в самое по себе неопределенную единичность вообще. Следовательно, определенности, которыми объект обладает, ему, правда, присущи, но форма, составляющая их различие и связывающая их в единство, есть внешняя, безразличная форма; смесь ли она или же некоторый порядок, то или иное расположение частей и сторон, — все это соединения, которые безразличны к тому, что так соотнесено. 161 б Гегель, т. 3 Стало быть, объект, как и наличное бытие вообще, имеет определенность своей целокупности вовне себя, в других объектах, а эти объекты в свою очередь также имеют эту определенность вовне себя и так далее до бесконечности.
Возврат в себя этого выхода в бесконечное должен быть, правда, также признан и представлен как целокупность, как мир, который, однако, есть не что иное, как всеобщность, замкнутая внутри себя через неопределенную единичность, — некоторая вселенная. Следовательно, поскольку объект в своей определенности точно так же безразличен к ней, он через само себя указывает касательно его определенности (Bestimmtsein) на нечто вовне себя — на объекты, которым, однако, столь же безразлично быть определяющими [или нет]. [Здесь] поэтому нигде нет принципа самоопределения; детерминизм — точка зрения познания, которому объект, каким он здесь пока что оказался, представляется истиной, — указывает для каждого определения объекта определение другого объекта, но этот другой объект точно так же безразличен и к своей определенности (Bestimmtsein), и к своей активности. — В силу этого и сам детерминизм столь неопределенен, что вынужден уходить в бесконечность; он может где угодно остановиться и удовлетвориться этим, потому что объект, к которому он перешел, замкнут внутри себя как формальная целокупность и безразличен к тому, что его определяет другой объект. Поэтому объяснять определение объекта и совершать для этой цели движение этого представления — значит тратить лишь пустые слова, так как в другом объекте, к которому представление переходит, нет никакого самоопределения. 3. Так как определенность одного объекта заключена в другом объекте, то нет никакой определенной разницы между ними; определенность лишь двойная — сперва в одном объекте, а затем в другом; она нечто всецело лишь тоо/сд ест венное, и объяснение или постижение поэтому тавтологично. Эта тавтология есть внешнее, пустое блуждание; так как определенность не получает от безразличных к ней объектов никакого собственного различения и потому лишь тождественна, то имеется лишь одна определенность; именно в ее двойственности находит свое выражение то, что различие внешне и ничтожно. Но в то же время объекты самостоятельны по отношению друг к другу, и поэтому они остаются в том тождестве совершенно внешними друг другу. — Тем самым имеется противоречие между полным безразличием объектов друг к другу и тождеством их определенности, т. е. тем, что они полностью внешни друг другу в тождестве их определенности. Это противоречие есть, таким образом, отрицательное единство многих объектов, всецело отталкивающихся внутри его, — механический процесс.
<< | >>
Источник: ГЕОРГ ВИЛЬГЕЛЬМ ФРИДРИХ ГЕГЕЛЬ. HAУKA ЛОГИКИ ТОМ 3, М., «Мысль». 1972

Еще по теме А. МЕХАНИЧЕСКИЙ ОБЪЕКТ:

  1. Методы и формы познания эмпирического уровня: вычленение и исследование объекта
  2. § 1. Методы построения идеализированного объекта и оправдания теоретического знания
  3. 4.1. Статус и роль объекта в формировании бытия и порядка общества
  4. Объект и субъект познания.
  5. Третья ступень понимания мира - позитивистический или механический подход; прогресс или регресс?
  6. А. МЕХАНИЧЕСКИЙ ОБЪЕКТ
  7. В. МЕХАНИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС
  8. а) Формальный механический процесс
  9. Ь) Реальный механический процесс
  10. А. ХИМИЧЕСКИЙ ОБЪЕКТ
  11. Объект