С. ПЕРЕХОД ХИМИЗМА

Уже обычная химия дает нам примеры таких химических изменений, при которых, например, то или другое тело сообщает одной части своей массы более высокую степень окисления и этим снижает окисление другой ее части до той степени, при которой данное тело только и может вступить в нейтральное соединение с придвигаемым к нему другим отличным от него телом, что было бы невозможно при сохранении его первой, непосредственной степени окисления.
Здесь происходит следующее: объект соотносится с другим объектом не на основе непосредственной, односторонней определенности, а на основе внутренней целокупности некоторого первоначального отношения полагает предпосылку, необходимую ему, чтобы вступить в реальное отношение, и тем самым дает себе средний член, которым он связывает свое понятие со своей реальностью; он есть в себе и для себя определенная единичность, конкретное понятие как принцип разделения на крайние члены, воссоединение которых есть деятельность того же самого отрицательного принципа, который благодаря этому возвращается к своему первому определению, но уже как объективированный. Сам химизм есть первое отрицание безразличной объективности и внешней определенности; следовательно, он еще отягощен непосредственной самостоятельностью объекта и внешней проявленностью. Поэтому он сам по себе еще не есть та целокупность самоопределения, которая проистекает из него и в которой он скорее снимает себя. — Полученные три умозаключения составляют его целокупность; первое умозаключение имеет средним членом формальную нейтральность, а крайни- ми — напряженные объекты; второе имеет средним членом продукт первого, реальную нейтральность, а крайними — расщепляющую деятельность и ее продукт, безразличную стихию; третье — это реализующее себя понятие, полагающее для себя ту предпосылку, которой обусловлен процесс его реализации, — умозаключение, имеющее своей сущностью всеобщее. Поскольку определение химической объективности — быть непосредственной и внешне проявляться, эти умозаключения все еще оказываются вне друг друга. Первый процесс, продукт которого — нейтральность напряженных объектов, угасает в своем продукте, и его вновь возбуждает лишь привходящее извне дифференцирование; будучи обусловлен непосредственной предпосылкой, он ею и исчерпывается. Точно так же выделение различенных крайних членов из нейтрального [продукта], а равно и их разложение на их абстрактные стихии должно исходить от привходящих извне условий и возбуждений к деятельности. Но так как и оба существенных момента процесса — с одной стороны, нейтрализация, а, с другой — отделение и редукция, — связаны одним и тем же процессом, а соединение и ослабление напряженных крайних членов есть также и разделение на таковые, то эти моменты в силу внешней проявленности, еще лежащей в основании, составляют две разные стороны; крайние члены, выделяемые в этом же процессе, — это не те объекты или материи, которые соединяются в нем; поскольку первые выходят из этого процесса вновь различенными, они должны обращаться вовне; их новая нейтрализация есть другой процесс, нежели та нейтрализация, которая имела место в первом процессе. Но эти разные процессы, оказавшиеся необходимыми, составляют столько же ступеней, проходя через которые снимаются внешняя проявленность и обусловленность, вследствие чего понятие выступает как определенная в себе и для себя и не обусловленная внешней проявленностью целокупность. В первом процессе перестают внешне проявляться составляющие всю реальность, различенные друг от друга крайние члены, иначе говоря, снимается разность между в себе сущим определенным понятием и его налично сущей определенностью. Во втором процессе перестает внешне проявляться реальное единство, снимается соединение как чисто нейтральное. Говоря точнее, формальная деятельность снимает себя сначала в столь же формальных [химических] основаниях или неразличенных определенностях, внутреннее понятие которых есть теперь возвратившаяся в себя, абсолютная деятельность как реализующаяся в самой себе, т. е. как деятельность, полагающая внутри себя определенные различия и конституирующаяся как реальное единство благодаря этому опосредствованиюопосредствованию, которое, стало быть, есть собственное опосредствование понятия, его самоопределение и которое касательно рефлектированности понятия в себя из этого опосредствования есть имманентное предполагание. Третье умозаключение, которое, с одной стороны, есть восстановление предшествующих процессов, снимает, с другой стороны, еще и последний момент безразличных [химических] оснований, — снимает совершенно абстрактную внешнюю непосредственность, которая таким образом становится собственным моментом опосредствования понятия самим собой. Понятие, которое тем самым сняло все моменты своего объективного наличного бытия как внешние и которым они положены в его простое единство, благодаря этому полностью освободилось от объективной внешности, с которой оно уже соотносится лишь как с несущественной реальностью; это объективное свободное понятие есть цель.
<< | >>
Источник: ГЕОРГ ВИЛЬГЕЛЬМ ФРИДРИХ ГЕГЕЛЬ. HAУKA ЛОГИКИ ТОМ 3, М., «Мысль». 1972

Еще по теме С. ПЕРЕХОД ХИМИЗМА:

  1. Глава вторая ХИМИЗМ
  2. § 1. Переход прав кредитора к другому лицу Статья 382. Основания и порядок перехода прав кредитора к другому лицу
  3. с) Переход механизма
  4. Переход
  5. Глава 12 ПЕРЕХОД К ДЕМОКРАТИИ
  6. ПЕРЕХОД ОТ МАТРИАРХАТА К ПАТРИАРХАТУ
  7. Модели «перехода»
  8. Переход к нэпу
  9. С. ПЕРЕХОД В СУЩНОСТЬ
  10. Переход к критике
  11. ПЕРЕХОД ОТ ФАКТОВ К ЭМОЦИЯМ
  12. ПЕРЕХОД ОТ ФАКТОВ К ЭМОЦИЯМ