<<
>>

а) Положительное суждение

1. Субъект и предикат, как было указано, суть прежде всего названия, приобретающие свое действительное определение лишь в ходе суждения. Но как стороны суждения, которое есть положенное определенное понятие, они имеют определение моментов понятия, однако в силу непосредственности это определение еще совсем простое, с одной стороны, не обогащенное опосредствованием, с другой — прежде всего в соответствии с абстрактной противоположностью — в виде абстрактной единичности и всеобщности.
— Предикат (начнем с него) есть абстрактное всеобщее; но так как абстрактное обусловлено опосредствованием снятия единичного или особенного, то это опосредствование есть тем самым лишь предпосылка. В сфере понятия не может быть иной непосредственности, кроме такой, которая в себе и для себя содержит опосредствование и возникла лишь через его снятие, т. е. кроме всеобщей непосредственности. Таким образом, и само качественное бытие есть в своем понятии нечто всеобщее; но как бытие непосредственность еще так не положена; лишь как всеобщность она такое определение понятия, в котором положено, что ему по существу присуща отрицательность. Это отношение имеется в суждении, где оно есть предикат некоторого субъекта. — И точно так же субъект есть нечто абстрактно единичное, иначе говоря, такое непосредственное, которое должно быть дано именно как непосредственное; поэтому субъект должен быть единичным как некоторым нечто вообще. Тем самым субъект составляет в суждении ту абстрактную сторону, с которой понятие перешло в нем во внешнее. Как определены оба определения понятия, точно так же определено и их соотношение — «есть», связка; оно равным образом может иметь значение лишь непосредственного, абстрактного бытия. От этого соотношения, не содержащего еще никакого опосредствования или отрицания, это суждение получает название положительного. 2. Поэтому чистым выражением положительного суждения служит прежде всего предложение: «Единичное всеобще». Это выражение не следует понимать как «А есть В»; ибо А и В — это совершенно бесформенные и потому лишенные значения названия; суждение же вообще, и потому уже само суждение наличного бытия, имеет своими крайними членами определения понятия.
«А есть В» может представлять как любое простое предложение, так и суждение. Но в каждом суждении, даже более богато определенном по своей форме, утверждается предложение следующего определенного содержания: «Единичное всеобще», а именцо поскольку всякое суждение есть также абстрактное суждение вообще. Об отрицательном суяеде- нии и о том, в какой мере и оно может быть высказано посредством этого выражения, будет сейчас идти речь. — Если же обычно не думают о том, что каждым, прежде всего хотя бы положительным суждением высказывается утверждение, что единичное есть всеобщее, то это происходит потому, что, с одной стороны, упускается из виду та определенная форма, которой субъект отличается от предиката, — так как полагают, что суждение есть просто-напросто соотношение двух понятий, — с другой, быть может, потому, что перед сознанием предстает другое содержание суждения: «Кай учен» или «роза красна», и сознание, занятое представлением о Кае и т. п., не размышляет о форме, хотя по крайней мере такое содержание, как логический Кай, который обычно должен служить примером, есть весьма мало интересное содержание и скорее именно для того и выбирают это лишенное интереса содержание, чтобы оно не отвлекало внимания от формы. По объективному своему значению предложение: «Единичное всеобще», как мы при случае упомянули выше, выражает, с одной стороны, преходящий характер единичных вещей,, с другой — их положительное наличие Ё понятий вообще. Само понятие бессмертно, но то, что выступает из него при его разделении, подвержено изменению и возвращению в его всеобщую природу. Но, наоборот, всеобщее сообщает себе наличное бытие. Подобно тому как сущность переходит (herausgeht) в своих определениях в видимость, основание — в явление существования, субстанция — в проявление, в свои акциденции, так всеобщее раскрывается (entschliesst), чтобы стать единичным; суждение есть это его раскрытие (Aufsch- luss), развитие той отрицательности, которая оно уже есть в себе. — Это раскрытие находит свое выражение в обратном предложении: «Всеобщее единично», — предложении, которое также высказывается в положительном суждении.
Субъект, прежде всего непосредственно единичное, соотнесен в самом суждении со своим иным, а именно со всеобщим; он, стало быть, положен как конкретное, а по своему бытию — как некоторое нечто со многими качествами, или как конкретное рефлексии, как вещь со многообразными свойствами, как нечто действительное со многообразными возможностями, как субстанция с многообразными акциденциями. Так как это многообразное принадлежит здесь субъекту суждения, то нечто или вещь и т. п. в своих качествах, свойствах или акциденциях реф- лектированы в себя, иначе говоря, непрерывно продолжаются в них, сохраняют себя в них, а также их в себе. Положенностъ или определенность принадлежит к в-себе- и-для-себя-бытию. Поэтому субъект в самом себе есть всеобщее. — Предикат же, как эта не реальная или не конкретная, а абстрактная всеобщность, есть в ' противоположность субъекту определенность и содержит лишь один момент его целокупности, исключая другие. В силу этой отрицательности, которая как крайний член суждения в то же время соотносится с собой, предикат есть нечто абстрактно единичное. — Например, в предложении: «Роза благоуханна» предикат выражает лишь одно из многих свойств розы; он отъединяет это свойство, которое в субъекте сращено с другими, подобно тому как при разложении вещи присущие ей многообразные свойства отъединяются, становясь самостоятельными материями49. Поэтому предложение, содержащееся в суждении, гласит с этой [своей] стороны так: «Всеобщее единично». Сопоставив в суждении это взаимное определение субъекта и предиката, мы получим, стало быть, двоякий результат: 1. Субъект, правда, непосредственно дан как сущее или единичное, а предикат — как всеобщее. Но так как суждение есть их соотношение, а субъект определен через предикат как всеобщее, то субъект есть всеобщее. 2. Предикат определен в субъекте, ибо он не определение вообще, а определение субъекта: «роза благоуханна» — это благоухание есть не какое-то неопределенное благоухание, а благоухание розы; предикат, стало быть, есть нечто единичное.
— А так как субъект и предикат находятся между собой в отношении суждения, то они должны по определениям [своих] понятий оставаться противоположными, подобно тому как во взаимодействии причинности, прежде чем оно достигает своей истины, обе стороны должны, несмотря на равенство своего определения, все еще оставаться самостоятельными и противоположными. Поэтому если субъект определен как всеобщее, то предикат следует брать не в его определении всеобщности (ведь иначе не было бы никакого суждения), а лишь в его определении единичности; и равным образом, поскольку субъект определен как единичное, следует брать предикат как всеобщее. — Если иметь в виду лишь указанное тождество, то получаются следующие два тождественных предложения: «Единичное есть единичное», «Всеобщее есть всеобщее», — предложения, в которых определения суждения совершенно выпадали бы друг из друга и выражалось бы лишь их соотношение с собой, а их соотношение друг с другом разрушалось бы и тем самым упразднялось бы (aufgehoben ware) суждение. — Из указанных двух предложений одно — «Всеобщее единично» — выражает суждение по его содержанию, которое в предикате есть порозненное определение, а в субъекте — целокупность определений; другое же предложение —? «Единичное всеобще» — выражает форму, которая непосредственно указана самим предложением. В непосредственном положительном суждении крайние члены еще просты; поэтому форма и содержание еще соединены. Иначе говоря, оно не состоит из двух предложений; получающееся в нем двоякое соотношение образует собой непосредственно одно положительное суждение. Ибо его крайние члены а) даны как самостоятельные, абстрактные определения суждения и Ь) каждая из сторон определяется другой через посредство соотносящей их связки. В себе же, как выяснилось, различие между формой и содержанием в нем имеется именно в силу этого; и притом то, что содержится в первом предложении («единичное всеобще»), принадлежит к форме, так как это предложение выражает непосредственную определенность суждения.
Напротив, отношение, выражаемое вторым предложением («всеобщее единично»), иначе говоря, то, что субъект определен как всеобщее, а предикат как особенное или единичное, касается содержания, так как его определения возникают лишь через рефлексию-в-себя, вследствие чего непосредственные определенности снимаются и тем самым форма превращает себя в возвращающееся в себя тождество, удерживающееся вопреки различию формы, [т. е. форма превращает себя] в содержание. 3. Если оба предложения — формы и содержания: (субъект) (предикат) Единичное всеобще Всеобщее единично, — ввиду того что они содержатся в одном положительном суждении, были бы соединены так, что тем самым оба, и субъект и предикат, оказались бы определенными как единство единичности и всеобщности, то оба они были бы особенным (das Besondere), что в себе должно быть признано их внутренним определением. Однако, с одной стороны, это соединение было бы осуществлено лишь через некоторую внешнюю рефлексию, с другой — предложение, которое вытекало бы отсюда: «Особенное есть особенное» — было бы уже не суждением, а пустым предложением тождества, подобно рассмотренным выше предложениям: «Единичное единично» и «Всеобщее всеобще». — Единичность и всеобщность не могут еще быть объединены в особенность, так как в положительном суждении они еще положены как непосредственные. — Иначе говоря, суждение следует еще различать по своей форме и по своему содержанию, потому что именно субъект и предикат еще различены как непосредственность и опосредствованное или потому что суждение по своему отношению есть и то и другое: самостоятельность соотносящихся [сторон] и их взаимное определение или опосредствование. Итак, суждение, рассматриваемое, во-первых, по своей форме, гласит: «Единичное всеобще». Но вернее будет сказать, что такое непосредственное единичное не всеобще; его предикат имеет больший объем и, следовательно, оно ему ие соответствует. Субъект есть нечто непосредственно для себя сущее и потому противоположность той абстракции — положенной опосредствованием всеобщности, которая должна была быть высказана о нем. Во-вторых} суждение рассматривается по своему содержанию или как предложение: «Всеобщее единично»; в этом случае субъект есть нечто всеобщее, обладающее качествами, бесконечно определенное конкретное; а так как его определенности суть еще только качества, свойства или акциденции, то его целокупность есть дурная бесконечность их множественности. Поэтому такой субъект, вернее сказать, не есть такого рода единичное свойство, какое высказывается его предикатом. Поэтому оба предложения должны подвергнуться отрицанию, и положительное суждение должно быть положено скорее как отрицательное.
<< | >>
Источник: ГЕОРГ ВИЛЬГЕЛЬМ ФРИДРИХ ГЕГЕЛЬ. HAУKA ЛОГИКИ ТОМ 3, М., «Мысль». 1972

Еще по теме а) Положительное суждение:

  1. Вопрос 42. Условное осуждение
  2. Раздел первый. Что такое противоположность, на сколько видов она делится. Каким суждениям противоположность присуща
  3. СУЖДЕНИЕ
  4. а) Положительное суждение
  5. Ь) Отрицательное суждение
  6. с) Бесконечное суждение
  7. В. СУЖДЕНИЕ РЕФЛЕКСИИ
  8. Ь) Партикулярное суждение
  9. с) Универсальное суждение
  10. а) Категорическое суждение
  11. с) Дизъюнктивное суждение
  12. Ь) Проблематическое суждение
  13. с) Аподиктическое суждение
  14. II. Суждение
  15. В. Количество суждения или суждения рефлексии
  16. Конкретный характер мышления. Переход от конкретного к обобщенному. Непоследовательность мышления. Некритичность суждений.
  17. Суждение
  18. Общеприемлемость эстетических суждений о красоте