Глава 3. Предложение

1. Две предыдущие главы были, в сущности, данью традиции, от которой мы не сочли возможным полностью отказаться. А теперь мы переходим к систематическому изложению науки о строении рассуждений.

Как уже говорилось во Введении, рассуждения выражаются в словах.

И у нас нет иного способа подойти к исследованию строения рассуждений, кроме как присмотреться к строению их словесных выражений. При этом мы прежде всего замечаем, что словесное выражение рассуждения всегда представляет собой некоторую последовательность предложений. И если мы хотим понять, как устроено рассуждение, нам следует, по-видимому, сначала уделить некоторое внимание устройству предложения.

Изучение предложений является, вообще говоря, делом лингвистики. В самом древнем дошедшем до нас греческом грамматическом трактате, написанном в I в. до н. э. александрийским ученым

Дионисием Фракийцем, предложение — в тогдашней терминологии Хоуос, что в данном контексте переводят обычно как «речь», — определяется следующим образом: «Речь есть соединение слов, выражающее законченную мысль». Современные лингвисты также относят «смысловую законченность» к главным признакам предложения. При этом выраженная в предложении «законченная мысль» может представлять собой либо утверждение, либо вопрос, либо просьбу, пожелание, приказание и т. п. Нетрудно заметить, что при изложении рассуждения всегда можно обойтись предложениями первого из этих трех типов. Более того, всякое достаточно строгое рассуждение может быть изложено так, чтобы оно состояло только из предложений, представляющих собой четко сформулированные утверждения о каких-то фактах, так что для каждого такого утверждения можно спросить, истинно оно или ложно, и на этот вопрос имеется недвусмысленный ответ «Да» или «Нет». Только такие предложения и будут интересовать нас в дальнейшем; говоря о предложениях, мы всегда будем подразумевать — если не оговорено противное, — что они именно таковы.

Это характеристическое свойство предложений, входящих в рассуждения, было замечено еще Аристотелем. В трактате «Об истолковании», посвященном изложению первоначальных понятий логики и грамматики, он называет предложение этого типа «высказывающей речью»—Хоуос CHrocpavTixoc— и говорит о нем так: «Всякая речь что-то обозначает ... Но не всякая речь есть высказывающая речь, а лишь та, в которой содержится истинность или ложность чего-либо; мольба, например, есть речь, но она не истинна и не ложна. Итак, прочие речи оставлены здесь без внимания, ибо рассмотрение их более подобает искусству красноречия или стихотворному искусству; к настоящему исследованию относится высказывающая речь.»

Для каждого предложения A интересущего нас типа мы будем теперь писать A = И, если A истинно (т. е. истинно утверждение, выражаемое предложением A) и A = Л, если A ложно. При этом предложение A может быть записано как в словесной, так и в какой-либо символической форме, например:

= =

=

=

=

=

2 + 2 = 4 = Щ

2 + 2 = 5 = Л.

Букву И или Л мы будем называть истинностным значением соответствующего предложения.

Теперь необходимо сделать два важных замечания.

Первое. Говоря о недвусмысленном ответе на вопрос, истинно или ложно некоторое предложение, мы имеем в виду принципиальную возможность дать такой ответ, а не фактическое его наличие.

Мы не знаем, например (и вряд ли когда-нибудь узнаем), истинно или ложно предложение «"Илиада" и "Одиссея" — произведения одного и того же автора», но ясно, что оно либо истинно, либо ложно.

Второе. Для некоторых предложений их истинностное значение (т. е. их истинность или ложность) зависит от обстоятельств, при которых они произнесены (или написаны), например: «Вчера здесь шел снег» или «Треугольник ABC — прямоугольный». (Во втором примере истинностное значение зависит от того, какие точки обозначены через A, B, C.)

В лингвистике предложение рассматривается как частный случай языкового знака. Языковой знак есть двуплановая единица: он имеет две стороны, внутреннюю и внешнюю. Внутренняя сторона знака —это его смысл, внешняя —его материальная (т.е. звуковая или графическая) форма. Смысл языкового знака соотносится с его формой по определенным законам, изучение которых составляет главную задачу лингвистики. Логика также занимается, в сущности, изучением соотношения между формой и смыслом языковых знаков частного вида — предложений; однако при этом она в соответствии со своими целями ограничивается рассмотрением одной «составной части» смысла предложения — его истинности или ложности, символически выражаемой истинностным значением.

Еще одно чрезвычайно важное отличие подхода логики к изучению предложений от подхода лингвистики состоит в том, что синонимичные предложения (т.е. имеющие один и тот же смысл) в логике, как правило, не различаются. Например, предложения «15 делится на 3»,

«Число 15 делится на число 3», «Тройка есть делитель пятнадцати», «Тройка является делителем пятнадцати», «Число 15 кратно трем» с точки зрения логики представляют собой одно и то же предложение.

Ввиду этого различия многие логики предпочитают не пользоваться термином «предложение» и говорят о «суждении» или «высказывании». (Первый из этих двух терминов используется преимущественно в литературе по традиционной логике, второй — в математической логике.) Но такое нарочитое отмежевание от грамматики не помогает уяснить смысл соответствующего понятия, а скорее мешает этому. Если отвлечься от разнообразных попыток дать определение суждения, которые — по причинам, изложенным в предыдущей главе, — мало что дают, и сосредоточить внимание на том, как этот термин употребляется, нетрудно прийти к выводу, что и по объему, и по содержанию «суждение» традиционной логики приблизительно совпадает с тем, что лингвисты называют внутренней стороной (смыслом) предложения. Попытка рассматривать внутреннюю сторону языкового знака (а тем более такого сложного, как предложение) отдельно от внешней превращает ее в весьма неопределенную «сущность», принимать которую в качестве первоначального понятия вряд ли целесообразно. В то же время объем понятия «предложение» хорошо представляет себе всякий образованный человек. Поэтому правильнее поступают, на наш взгляд, те авторы, которые открыто признают зависимость логики от грамматики в этом вопросе, пользуясь термином «предложение».

Что касается слова «высказывание», то оно используется либо в том же смысле, что и «суждение», либо просто как технический термин для обозначения предложений, выражающих истинные или ложные утверждения. Но в таком термине нет необходимсти: достаточно раз навсегда четко оговорить, какие предложения имеются в виду.

<< | >>
Источник: Гладкий А. В.. Введение в современную логику. — М.: МЦНМО,2001. — 200 с.. 2001

Еще по теме Глава 3. Предложение:

  1. РАЗДЕЛ 1. Предложение и производительность. Кривая предложения. Сдвиг кривой предложения
  2. Предложение. Кривая предложения. Факторы изменения предложения.
  3. XXV. ЗНАКИ ПРЕПИНАНИЯ В ПРЕДЛОЖЕНИЯХ С УТОЧНЯЮЩИМИ, ПОЯСНИТЕЛЬНЫМИ И ПРИСОЕДИНИТЕЛЬНЫМИ ЧЛЕНАМИ ПРЕДЛОЖЕНИЯ
  4. XXV. Знаки препинания в предложениях с уточняющими, пояснительными и присоединительными членами предложения
  5. РАЗДЕЛ 1. Индивидуальное предложение и предложение на рынке в целом
  6. Глава 6. Начала логики предложений
  7. Глава 5. Строение предложений и их символическая запись
  8. ГЛАВА 1 Проект Peer-to-Patent: скромное предложение
  9. Глава 7 ПРОДОЛЖЕНИЕ ПИРА И ПРЕДЛОЖЕНИЕ СОКРАТА СИРАКУЗЯНИНУ
  10. Глава 3 ПРЕДЛОЖЕНИЕ СОКРАТА. НОВЫЙ ХАРАКТЕР ПИРА. ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ ГОСТЕЙ