<<
>>

Ь) Реальное основание

Определенность основания, как оказалось, есть, с одной стороны, определенность основы или определение содержания, а с другой — инобытие в самом отношении основания, а именно различенность его содержания и формы: соотношение основания и основанного имеет место как внешняя форма по отношению к содержанию, безразличному к этим определениям.
— Но на самом деле оба они не внешни друг другу, ибо содержание — это тоэюдество основания с самим собой в основанном и основанного в основании. Оказалось, что сторона основапия сама есть нечто положенное, а сторона основанного сама есть основание: каждая в самой себе есть это тождество целого. Но так как они в то же время принадлежат к форме и составляют ее определенное различие, то каждая в своей определенности49 есть тождество целого с собой. Каждая, стало быть, имеет отличное от другой содер- о/сание. — Или, если рассматривать их со стороны содержания: так как содержание есть тождество с собой как тождество отношения основания, то оно по своему существу имеет в самом себе это различие формы, и как основание оно иное, нежели как основанное.

Но тем, что основание и основанное имеют разное содержание, отношение основания перестало быть формальным: возвращение в основание и выхождение из него к положенному уже не есть тавтология; основание реализовано. Поэтому, когда спрашивают об основании, для основания требуют, собственно говоря, другого определения содержания, чем то, об основании которого спрашивают.

Это соотношение дает себе дальнейшее определение, А именно, поскольку обе его стороны суть разное содержание, они безразличны друг к другу; каждая есть непосредственное, тождественное с собой определение. Далее, будучи соотнесены друг с другом как основание и основанное, основание есть рефлектированное в себя в ином как в своей положенности; таким образом, содержание, которое имеет сторона основания, есть также в основанном; основанное как то, что положено, имеет лишь в основании свое тождество с собой и свою устойчивость (Ве- stehen).

Но кроме этого содержания основания основанное отныне имеет еще и свое, лишь ему присущее, содержание и, значит, есть единство двоякого содержания. Это единство как единство различенных есть, правда, их отрицательное единство, но так как они безразличные друг к другу определения содержания, то оно лишь их пустое, в самом себе бессодержательное соотношение, а не их опосредствование — некоторое «одно» или нечто как их внешнее сочетание.

Таким образом, в реальном отношении основания имеется нечто двоякое: во-первых, то определение содержания, которое есть основание и которое непрерывно продолжает себя в положенности, так что оно составляет то, что просто тождественно в основании и в основанном; таким образом, основанное содержит основание полностью внутри себя; их соотношение — это лишенная различий существенная сплошность (Gediegenheit). Вот почему то, что в основанном еще присоединяется к этой простой сущности, есть лишь несущественная форма, внешние определения содержания, которые, как таковые, свободны от основания и составляют непосредственное многообразие. Для этого несущественного то существенное не есть, стало быть, основание, равно как оно не есть основание для соотношения обоих в основанном. Это — нечто положительно толедественное, имманентное основанному, но не полагающее себя в нем ни в каком различии формы, а как содержание, соотносящееся с самим собой, есть безразличная положительная основа. Во-вторых, то, что в [данном] нечто сочетается с этой основой, есть безразличное содержание, но как несущественная сторона. Главное — это соотношение основы и несущественного многообразия. Но- это соотношение, так как соотносящиеся определения суть безразличное содержание, также не есть основание; правда, одна [сторона этого соотношения] определена как существенное содержание, а другая — лишь как несущественное или положенное содержание; но как соотносящееся с собой содержание эта форма внешня им обеим. То «одно» [данного] нечто, которое составляет их соотношение, есть поэтому не отношение формы, а лишь внешняя связь, содержащая несущественное многообразное содержание не как положенное; следовательно, оно также лишь основа.

Тем самым основание, определяя себя как реальное, распадается на внешние определения из-за разности содержания, составляющей его реальность.

Оба соотношения— существенное содержание как простое непосредственное тождество основания и основанного, а затем нечто как соотношение различенного содержания — суть две разные основы; исчезла тождественная с собой форма основания — то, что одно и то же имеется один раз как существенное, а другой раз как положенное; отношение основания стало, таким образом, внешним самому себе.

Вот почему именно внешнее основание сочетает разное содержание и определяет, какое из них основание и какое то, что положено основанием; в том и другом содержании этого определения нет. Реальное основание есть поэтому соотношение с иным: с одной стороны, соотноше- ниє содержания с другим содержанием, а с другой — соотношение самого отношения основания (формы) с иным, а именно с чем-то непосредственным, не им положенным.

<< | >>
Источник: ГЕОРГ ВИЛЬГЕЛЬМ ФРИДРИХ ГЕГЕЛЬ. HAУKA ЛОГИКИ ТОМ 2, М., «Мысль». 1971

Еще по теме Ь) Реальное основание:

  1. 2.2. Модели субъектных оснований воспроизводства общества
  2. [О реальной и номинальной сущностях]
  3. 2 Проблема „реальных оснований" познанияи критика „грезящей метафизики91 (первая половина - середина 60-х гг.)
  4. 11. Обоснование индукции: правдоподобные миры
  5. ОСНОВАНИЕ
  6. Ь) Реальное основание
  7. Примечани е [Формальный способ объяснения из основания, отличного от основанного]
  8. с) Полное основание 1.
  9. Сущность как основание существования
  10. § 5. Закон достаточного основания
  11. Моральные ценности как основание духовности
  12. Основания приобретения и прекращения права собственности
  13. ФИЛОСОФСКОЕ, ЕСТЕСТВЕННОНАУЧНОЕ И ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ОБОСНОВАНИЕ ОБЪЕКТИВНОГО СУЩЕСТВОВАНИЯ ВРЕМЕНИ Т.П. Лолаев
  14. БИБЛЕЙСКИЕ ОСНОВАНИЯ ФИЛОСОФСКО-ПРАВОВОЙ доктрины западной европы
  15. § 2. Основание уголовной ответственности
  16. Проблема обоснования знания. Обоснование индуктивного принципа