<<
>>

Суждение

§§ 166-168. Посредством суждения мы вскрываем понятие. Но это раскрытие понятия не является произвольным делом нашего субъективного сознания. В своих суждениях мы прослеживаем реальное положение дел в мире.

Соответственно и сами суждения следует рассматривать не только в субъективном смысле, как имеющие своё место в нашем мышлении, но и в объективном смысле, что все вещи сами суть суждения. Это надо понимать так, что в реальном мире все единичные вещи несут в себе какую-либо особенность, которую можно выразить лишь только посредством суждения.

Суждение, поэтому, содержит в себе субъект и предикат. Предикат показывает собой то, чем является субъект. При этом очень легко впасть в ошибку, полагая, что это мы по своему произволу присоединяем к субъекту тот или иной предикат. Но этому предубеждению противоречит уже сам объективный характер суждений: "Роза есть красная. Золото есть металл". Значит, вовсе не мы приписываем вещам какие-либо их свойства, а они изначально обладают ими. Следовательно, субъект и предикат нельзя приписывать друг другу искусственным образом, что сплошь и рядом делается в формальной логике. Там формы мысли (суждения и умозаключения) принимаются в качестве самостоятельно существующих в нашей голове пустых схем, которым противостоит содержание реального мира. Это содержание затем привносится в мышление и наполняет собой заготовленные ранее схемы мысли.

Связка между субъектом и предикатом суждения выражается словами: есть, является, суть, присущ и т.д. Связка также имеет своё происхождение не из нашей головы, а из природы самого понятия, которое во всех своих определениях остаётся единым в самом себе. Единичное, особенное и всеобщее, как моменты понятия, являются по отношению друг к другу такими определениями, которые не могут быть изолированы и мыслимы вне друг друга. Они всегда есть друг для друга, и именно это их имманентное есть делает простое словосочетание суждением.

Например: не бывает студентов (Е) без факультетов (О), а факультетов (О) без университета (В), а университета (В) без студентов (Е).

§ 169. В суждении субъект и предикат определяют себя друг через друга. Субъект суждения есть то прочное основание, в котором предикат обладает своей устойчивостью, ибо предикат присущ субъекту. Поскольку субъект конкретен, постольку содержание предиката является лишь одним из многих его определений. Субъект, следовательно, шире и богаче предиката. Например: молоко вкусно, полезно, питательно.

§ 170. Но предикат, в свою очередь, представляет собой один из особенных моментов понятия, поэтому он, со своей стороны, также шире субъекта и способен подводить под себя многие субъекты. Например: полезно пить молоко, спать на свежем воздухе, греться на солнце, заниматься спортом. Следовательно, в обеих сторонах суждения, при сохранении за ними одних и тех же названий (субъекта и предиката) имеет место перемена их значения. То, что в одном суждении было субъектом, в другом может выступать в качестве предиката, а то, что было предикатом, может стать субъектом.

§ 171. Виды суждений и формы умозаключений до Гегеля никогда не рассматривались в своём истинном логическом значении. "Истинность этих форм, взятых для себя, точно так же как и их необходимая связь, никогда до сих пор не рассматривалась и не служила предметом исследования".15 Аристотель был первым, заметившим и описавшим различные формы мысли и так называемые фигуры умозаключений в их субъективном значении. Но в его логике различные виды суждений и умозаключений ещё не обрели своего логического порядка. Не было этого сделано и за два последующих тысячелетия. Связь различных видов суждений и умозаключений между собой оставалась чисто внешней и случайной. Признаки, по которым одни виды суждений отличают от других, "... отчасти берутся с потолка, отчасти остаются неопределёнными".16

Гегель стал первым человеком на планете, определившим логическую последовательность различных форм человеческой мысли, где каждое суждение и умозаключение имеет своё строго определённое место.

Различные суждения должны рассматриваться как необходимо вытекающие друг из друга. "Виды суждения обозначают различные ступени, поднимаясь по которым, внешнее соотношение субъекта и предиката превращается во внутреннее соотношение понятия".17

§ 171а. Положительное знание о субъекте суждения создаётся за счёт предиката. Соответственно, место того или иного суждения среди других суждений должно определяться логическим значением используемого в нём предиката. Следовательно, для установления последовательности видов суждений необходимо руководствоваться переменой логического значения предиката.

Последовательность перемены логического значения предиката, в свою очередь, определяется последовательностью изменения ступеней определений мышления в объективной логике. Напомним читателю, что объективную логику составляют учение о бытии и учение о сущности, а субъективную логику – учение о понятии. (Чуть ниже мы ещё более обстоятельно коснёмся этого разделения). Иначе говоря, последовательность изменения форм мышления в субъективной логике должна соответствовать последовательности поступательного развития определений в объективной логике.

До Гегеля так вопрос не ставил никто, поскольку такого разделения ступеней логики вообще не проводилось. Даже Аристотель, который, с одной стороны, в своём трактате о "Категориях" предпринял попытку разобрать и систематизировать некоторые категории, а с другой, в "Аналитиках" описал субъективные формы мысли, в итоге так и не соединил первое со вторым. Категории остались у него сами по себе, а субъективные формы мысли – суждения и умозаключения – сами по себе. Гегель же, поставив вопрос о необходимости определения логического значения предикатов суждения, связал тем самым в одно целое субъективные формы мысли с определениями бытия и сущности, составляющими объективную логику. "По отношению к обеим предшествовавшим сферам – бытия и сущности ... суждения суть воспроизведения этих сфер".18

Посредством категорий бытия и категорий сущности в нашем сознании формируется представление предмета.

Посредством суждений и умозаключений мышление находит в нём определения понятия (всеобщее, особенное и единичное) и связывает их между собой в одно единство. Так вот, последовательность различия и соединения моментов понятия в суждениях и умозаключениях должна соответствовать последовательности формирования представления данного объекта, которую описывает объективная логика. Поэтому единственным основанием для выведения логической последовательности субъективных форм мысли может быть только последовательность развития сфер определений в объективной логике. Ступени определений в объективной логике обуславливают собой перемену логического значения предиката суждений, что, в свою очередь, обуславливает последовательность изменения видов суждений и форм умозаключений. "Объективная логика, рассматривающая бытие и сущность, составляет генетическую экспозицию понятия".19

Здесь нам поможет такой пример. Человек, случайно ставший обладателем некоторой суммы денег, выстраивает в своей голове всевозможные схемы их расходования. При этом у него, как и у героя гоголевского "Ревизора", "лёгкость в мыслях необычайная". Он рассуждает по принципу: что хочу, то и ворочу. Коль скоро задача его сводится лишь к тому, чтобы эти деньги потратить, постольку любая схема их трат приемлема для него. Образ этого счастливца соответствует той традиционной формальной логике, которая также находит субъективные формы мысли в качестве случайно обретённых. Поэтому она тасует их как колоду карт, нисколько не задумываясь о необходимости поиска той печи, отталкиваясь от которой, ей следовало бы вытанцовывать все "па" субъективных форм мысли.

Совсем другой подход мы имеем тогда, когда распределением денег занимается человек не случайный по отношению к ним, а получивший эти деньги за какую-либо произведённую им продукцию. Этот человек выстраивает схему распределения денег в соответствии с требованиями самого производства. Согласно простейшим канонам экономики, выручка должна быть направлена на возмещение производственных затрат, издержек по реализации продукции, на расширение производства, на выплату налогов и т.д.

И лишь только то, что после всего этого останется, можно будет направить на собственное потребление. Да и само потребление также в принципе предопределено экзистенциальными моментами бытия человека: пища, одежда, жильё, транспорт, связь, досуг, пенсии, страховки и т.д.

Вот эта точка зрения товаропроизводителя иллюстрирует собой принцип генетической взаимосвязи объективной и субъективной логики. При таком подходе формальная логика обнаруживает свою имманентную связь с логикой объективной. Соответственно, субординация субъективных форм мысли обретает своё основание в последовательности ступеней развития определений в объективной логике, а сама формальная логика становится одним из разделов единой "Науки логики", где получает название субъективной логики.

§ 171б. Согласно сказанному, мы имеем три главных ступени логики: -

ступень бытия, -

ступень сущности, -

ступень понятия.

Вторая ступень – сущности – сама, в свою очередь, двойственна. Она разделяется на:

а) ступень рефлективных определений (сущности) и

б) ступень определений необходимости (действительности).

Всего, таким образом, мы имеем 4 последовательных ступени определений логики:

1.

бытия, 2.

рефлексии (сущности), 3.

необходимости (действительности), 4.

понятия.

Им соответствуют 4 вида суждений, которые отличаются между собой логическим значением предиката.

1.

Суждения наличного бытия: роза красная, стена кирпичная, картина пыльная;

2.

Суждения рефлексии: чай полезен, призывник годен, подорожник целебен;

3.

Суждения необходимости: золото – металл, чай – растение, Иван – человек;

4.

Суждения понятия: этот чай хорош (плох), эта картина прекрасна (дурна), эта награда справедлива (несправедлива).

Определения наличного бытия (красная, пыльная, кирпичная) являются определениями качества; они принадлежат непосредственно субъекту и замыкаются на нём.

Определения рефлексии (полезен, годен, целебен) являются определениями существования и говорят нам о свойствах субъекта и о его положительной связи с другими субъектами: полезен для кого-то, целебен в отношении чего-то, годен к чему-то.

Определения необходимости (металл, растение, человек) указывают на субстанциальную природу субъекта.

Определения понятия (хорош, истинен, справедлив, прекрасен) соотносят действительного субъекта с тем, чем он должен быть по своему понятию. Именно суждения понятия позволяют нам в повседневной жизни судить о чём-то.

Помимо указанной субординации, каждый вид суждений координирован в себе сообразно своей внутренней логике.

§§ 172-173. Суждения наличного бытия являются суждениями качества, поэтому они подразделяются согласно имманентной логике присущности качества следующим образом:

а) положительное суждение: Иванов умеет считать и писать;

б) отрицательное суждение: Петров не умеет считать и писать;

в) тавтологическое суждение: -

пустого тождества: Иванов есть Иванов; Петров есть Петров; -

бесконечного отрицания: Иванов не есть Петров; Петров не есть Иванов; Иванов не есть Петров, и т.д.

Поскольку в своём существовании субъекты не только обладают некоторым качеством, определяемым через их отрицательное отношение друг к другу, но и находятся в положительной связи с другими субъектами, постольку мы имеем переход на ступень суждений рефлексии.

§§ 174-176. В суждениях рефлексии мышление сводит единичные субъекты в определённую группу. По факту наличия у них тех или иных общих свойств оно устанавливает принадлежность субъектов к некоторой всеобщности.

а) сингулярное (единичное): Иванов (как умеющий считать и писать) годен быть студентом;

б) партикулярное (частичное): Некоторые люди (те, которые умеют считать и писать) годны быть студентами;

в) универсальное (всеобъемлющее): Все люди (умеющие считать и писать) годны быть студентами.

В сингулярном суждении единичный субъект подводится под некоторую всеобщность.

В партикулярном суждении субъект теряет свою самостоятельность и становится в один ряд с другими субъектами. (Не только Иванов, но и некоторые другие годны быть студентами.) Партикулярное суждение сколь положительно (некоторые годны), столь и отрицательно (некоторые не годны).

Универсальное суждение вбирает в себя всю совокупность данных субъектов: всех, кто годны быть студентами или, наоборот, всех, кто не годны быть студентами. Когда мы говорим: все студенты, все растения, все люди и т.д., то это означает то же самое, как если бы мы сказали: студент вообще, растение вообще, человек вообще и т.д. Всеобщее (студент) выступает здесь сначала лишь в форме внешне навязываемого определения, под которое подводятся равнодушные к такому объединению единичные субъекты. Но в жизни именно такое всеобщее является основанием существования единичных субъектов, поскольку все мы существуем не в абстрактной форме, а в конкретной: Иванов – студент, Павлов – повар, Пушкин – стихотворец. Следовательно, установление в универсальном суждении такой внешней всеобщности единичных субъектов придаёт соотношению сторон суждения необходимый характер.

§ 177. Суждения необходимости устанавливают тождество всеобщего понятия и его же различающегося в конкретном субъекте содержания: "Если тебе студент имя, имя крепи делами своими".

а) Когда суждение содержит в своём предикате определение субстанции (природы) субъекта, тогда мы имеем форму категорического суждения: Иванов – студент.

б) В категорическом суждении обе стороны (субъект и предикат) обнаруживают свою неотъемлемую принадлежность друг другу (Иванов – студент). В силу этого их единство не может быть мыслимо без существования общей для них особенности, которая присуща им обоим. Это даёт гипотетическую форму суждения: Если Иванов студент, то, следовательно, он должен изучать науки. Изучение наук является той особенностью субъекта Иванова, благодаря которой он подпадает под общее определение студент.

в) Но студенты не только изучают науки, но и сдают экзамены, проходят практику, пишут курсовые, защищают дипломы. Поэтому наш Иванов, для того чтобы быть действительным студентом, должен выполнять все эти особенные обязанности. При исчерпывающем перечислении всех особенных обязанностей студента обеими сторонами суждения становится всеобщность его понятия. Когда обеими сторонами суждения становится всеобщность понятия, тогда оно принимает форму дизъюнктивного (разъединительного) суждения. На одной стороне такого суждения понятие берётся в качестве самого себя как всеобщности, на другой – как полный перечень его особенных моментов.

При перечислении особенных моментов, которые составляют всеобщность понятия, используются союзы: "или", "и", "как то, так и это", и другие. Например: Студент Иванов должен не только (1) изучать науки, но и (2) сдавать экзамены, (3) проходить практику, (4) писать курсовые и (5) защищать диплом. Причём здесь обязательно даётся полный, исчерпывающий перечень всех особенных моментов, целокупность которых составляет всеобщность понятия данного субъекта. Если речь идёт об Иванове-студенте, то мы непременно должны перечислить все его особенные обязанности, которые он должен выполнять, будучи студентом. В приведённом примере мы условно ограничили полноту особенных обязанностей студента только пятью указанными видами, следовательно, в ходе дизъюнктивного суждения мы неукоснительно должны перечислить все пять указанных особенностей студентов. На одной стороне этого суждения мы получаем в итоге всеобщность как таковую – студент, а с другой его стороны, ту же всеобщность, но уже в её раскрытом виде, как исчерпывающий перечень всех её особенных моментов: изучать науки, сдавать экзамены, проходить практику, писать курсовые, защищать диплом.

§ 177а. Благодаря исчерпывающему перечислению всех особенных моментов понятия, мы собираем его воедино. Если студент должен выполнять пять указанных обязанностей, то их исчерпывающий перечень, который мы имеем в дизъюнктивном (разъединительном) суждении, даёт нам в итоге понятие студента, как такового. Что такое студент? – А это то, что мы перечислили. Обе стороны дизъюнктивного суждения тождественны: всеобщее понятие есть тотальность своих особенных моментов, а тотальность его особенностей даёт нам само всеобщее понятие. Такое раскрытие всеобщности через её особенные моменты даёт нам полноту понятия субъекта. И теперь само понятие становится содержанием суждения.

§ 178-179. Суждения понятия.

а) В определениях понятия субъект суждения представляет собой единичное (Иванов). Через свой предикат, который выражает некоторую особенность субъекта (изучает науки, сдаёт экзамены, проходит практику), он соотносится со своим всеобщим понятием (студент). Но соотносится лишь в форме простого согласия или несогласия, высказываемого по поводу соответствия данного конкретного субъекта (Иванова) с его всеобщим понятием (студент). Таково ассерторическое (утвердительное) суждение. Пример: Иванов хороший студент. Или: Петров плохой студент. Их особенностью, посредством которой они соотносятся со своим всеобщим понятием, может являться то, что один из них добросовестно изучает науки и успешно сдаёт экзамены, а другой, наоборот, прогуливает занятия и имеет академическую задолженность, но эти особенности здесь опускаются и заменяются однозначным утверждением типа: хорош – плох, истинен – не истинен, правилен – не правилен и т.д.

б) Ассерторическое суждение, таким образом, ещё не содержит в себе обоснования того, что оно собственно утверждает, поэтому ему с равным правом может противостоять утверждение противоположного плана. Таково проблематическое (вероятностное) суждение: Иванов, может быть, достойный, а может быть, и не достойный студент.

в) Всеобщее понятие проявляет себя в реальном субъекте как его конституция, поэтому реальные действия данного субъекта также должны соответствовать особенным моментам его понятия. Это определяется посредством аподиктического (достоверно необходимого) суждения, где содержание предиката доказывает собой, соответствует ли данный субъект своему понятию. Пример: Иванов добросовестно изучает науки, хорошо сдаёт экзамены, успешно проходит практику, поэтому он является достойным (хорошим) студентом.

Все единичные вещи, рассматриваемые в своей специфической особенности, могут соответствовать или не соответствовать своему понятию. Так, например, в понятие студента входит необходимость изучения наук, прохождения практики, сдачи экзаменов и т.д. Если реальный студент Иванов всё это действительно делает и делает хорошо, то, следовательно, он достоин понятия студента, а, проще говоря, он достойный студент.

§ 180. Аподиктическое суждение составляет переход от собственно суждений к умозаключениям. Через наполнение смыслом связки есть (между субъектом и предикатом), что мы имеем в аподиктическом суждении, суждение становится умозаключением. В аподиктическом суждении мы имеем единичного субъекта, который через свои особенные свойства соотносится с каким-либо своим всеобщим понятием. В результате аподиктическое суждение связывает в единую мысль различаемые моменты понятия: единичность, особенность и всеобщность. Особенное становится здесь опосредствующей серединой между единичностью и всеобщностью, что даёт нам исходную фигуру умозаключения: Единичное – Особенное – Всеобщее (Е – О – В).

<< | >>
Источник: С.Н. Труфанов. НАУКА ЛОГИКИ. 1999

Еще по теме Суждение:

  1. ГЛАВА ВОСЬМАЯ УТВЕРЖДЕНИЕ. ОТРИЦАНИЕ. СУЖДЕНИЕ. РАССУЖДЕНИЕ. ПОНИМАНИЕ. РАССУДОК
  2. О НЕКОТОРЫХ СУЖДЕНИЯХ, БЕЗ ОСНОВАНИЯ ПРИПИСЫВАЕМЫХ ДУШЕ, ИЛИ РАЗРЕШЕНИЕ ОДНОЙ ПРОБЛЕМЫ МЕТАФИЗИКИ
  3. ГЛАВА V О ТОМ, ЧТО ЖИВОТНЫЕ ПРОИЗВОДЯТ СРАВНЕНИЯ, СОСТАВЛЯЮТ СУЖДЕНИЯ, ЧТО ОНИ ОБЛАДАЮТ ИДЕЯМИ И ПАМЯТЬЮ
  4. Глава четырнадцатая О СУЖДЕНИИ 1.
  5. Раздел первый. На какие виды делится суждение на основании материи и формы
  6. Раздел второй. Сколько видов насчитывает суждение на основании количества
  7. Раздел третий. На сколько видов делится суждение на основании качества
  8. Раздел первый. Что такое противоположность, на сколько видов она делится. Каким суждениям противоположность присуща
  9. СУЖДЕНИЕ
  10. а) Положительное суждение
  11. с) Бесконечное суждение
  12. с) Универсальное суждение
  13. с) Дизъюнктивное суждение
  14. В. Количество суждения или суждения рефлексии
  15. § 40. Суждения восприятия и суждения опыта
  16. Суждение
  17. § 3. Виды простых суждений
  18. § 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СУЖДЕНИЯ
  19. § 3. ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ ПРОСТЫМИ КАТЕГОРИЧЕСКИМИ СУЖДЕНИЯМИ
  20. § 4. ОПЕРАЦИИ С ПРОСТЫМИ КАТЕГОРИЧЕСКИМИ СУЖДЕНИЯМИ