<<
>>

Сущность как основание существования

Чистые рефлективные определения

§ 115-116. Сняв определение абсолютной неразличённости с меры наличного бытия нечто, мы обнаруживаем следующую картину: всё то, из чего это нечто состоит, сколь различно между собой, столь и тождественно в своём различии.

Причём различие его моментов обнаруживается через их тождество, а их тождество через их различие. Каждый из различаемых элементов, из которых состоит нечто, отражается в других его элементах; лишь отражаясь друг в друге, они различаются друг от друга, и вместе с тем обнаруживают своё тождество друг с другом.

Так, например, мы имеем различные планеты солнечной системы, которые обнаруживают своё различие через своё тождество, ибо при всех своих различиях они все суть планеты. Точно так же все люди, составляющие род человеческий, различны между собой. Каждый человек имеет своё лицо, свой рост и т.д. Но своё лицо человек имеет постольку, поскольку есть другие лица других людей. Каждая человеческая семья отличается от других семей и, вместе с тем, похожа на них. Каждая нация, каждый народ представляет собой что-то отличное от других наций и народов, но при всём своём различии народы, тем не менее, похожи друг на друга. Различные страны на нашей планете также непохожи друг на друга, и при этом все они тождественны и только через это обнаруживают своё различие.

§ 117-118. Различие в его непосредственной (поверхностной) форме - это простая разность, в которой каждый из различённых моментов выступает как сам по себе взятый, в своём равнодушном отношении к другим различаемым моментам. Тождество таких внешне соотнесённых моментов даёт определение сходства, а их различие – определение несходства. Так, например, среди людей мы можем найти высоких и толстых или лысых и хромых. Сравнивая их между собой, мы обнаружим лишь их простое сходство или несходство. Примеров такого поверхностного различия можно привести бесчисленное множество.

§ 119. Различие в его существенной форме обнаруживает себя через наличие положительной и отрицательной сторон различия. Положительное обнаруживает себя через отрицательное и наоборот. Такое различие имеет своими сторонами противоположность различаемых моментов. В противоположности одна сторона положена только посредством другой стороны, причём каждая из них существует лишь постольку, поскольку существует другая, и в то же время постольку, поскольку она не есть эта другая. Например, различие между мужской и женской натурой, различие между врачом и пациентом, между руководящим работником и исполнителем, между учеником и учителем, и т.д. Такие различия существенны, поскольку различаемые стороны взаимно обусловливают собой существование друг друга. Не существует женщин без мужчин, священников без прихожан, слуг без господ, учителей без учеников.

§ 120. Наличие противоположности указывает нам на то, что тождество и различие имеют одно общее основание, в которое они погружаются как тождество и из которого они манифестируют себя как различия. Иначе говоря, все многообразие действующих лиц на мировой сцене принадлежит одной пьесе, персонажами которой они являются. И если первоначально каждый персонаж рассматривается нами индивидуально сам по себе, как просто не похожий на все другие персонажи, то затем, после обнаружения противоположности действующих лиц, мы приходим к мысли об обусловленности их существования друг другом.

Внешняя разность переходит к противоположности различий, а противоположность различий – к определению основания существования различаемых моментов.

Из сравнения лысых и хромых, толстых и тонких людей мы не приходим к мысли об обусловленности их существования друг другом. А вот противоположность различия между прихожанином и священником, слугой и господином, мужчиной и женщиной говорит нам о том, что они едины в своём существовании. При всём своём различии их существование немыслимо друг без друга, а мыслимо именно только друг через друга.

§ 121. То, что мы различаем внутри нечто (объекта), принадлежит ему как единой в себе целостной системе. Вот эта система, взятая в её тотальности, обладает некоторой сущностью. И именно эта, положенная как тотальность сущность, определяет суть всех её особенных частей и единичных элементов. Будь эта система человеческим обществом или биоценозом живых организмов, именно она, рассматриваемая как тотальность, определяет существование всех своих особенных частей и моментов. Нельзя понять смысл существования пчелы, отталкиваясь от образа самой пчелы, поскольку подлинным основанием её существования является экосистема. Основанием существования короля является королевство, которое, как тотальность, определяет собой образ и функцию короля, а также и всех его подданных.

Мы завершили учение о бытии тем, что выявили меру наличного бытия интересующего нас нечто. Далее, сняв с него определение абсолютной неразличённости, мы обнаружили, что внутреннее содержание этого нечто светится различиями. Проанализировав эти различия, мы нашли их противоположность. От противоположности мы перешли к определению существования, а от существования – к определению сущности. Вот только здесь и теперь мы пришли к определению сущности, в отличие от обыденного сознания, которое выхватывает категорию сущности неведомо откуда, а затем не знает, куда её дальше приложить.

§ 122. Сущность является основанием существования всего различающегося содержания рассматриваемого нами нечто (объекта). Наличие определённой сущности даёт существование реальным объектам. Сущность целостного организма (системы) определяет собой существование всех его частей и элементов. Например, заложенный в пьесу замысел автора обуславливает собой существование всех её действующих лиц во всём их разнообразии. Сущность автомобилестроительного завода является основанием существования всех его особенных подразделений и всех его работников во всём многообразии их специальностей.

Это очень важный пункт логики Гегеля, поскольку здесь мы имеем весьма непривычный для обыденного сознания ход мысли. Рассудок, исходя из факта бытия вещи, ставит вопрос о необходимости познания её сущности. При этом он не усматривает разницы между определением бытия вещи и определением её существования. Из факта бытия вещи, принимаемого за её существование, он выводит необходимость наличия её сущности.

Разум же утверждает обратное: наличие сущности даёт вещам существование. Это можно понимать как штатное расписание какого-либо предприятия, где есть должности и есть конкретные люди, которые занимают эти должности. Если пьесой предусмотрены какие-то роли, то, следовательно, будут и актёры, их исполняющие. Если есть место, значит, будет и его наполнение. Если есть сущность, значит, будет и существование. При этом не надо забывать, что здесь речь идёт о существовании вещей, а не об их бытии. То, что я имею место быть в этом мире, как единичный представитель рода человеческого, это было установлено ещё на этапе обнаружения бытия. Здесь же – в учении о сущности – речь уже идёт о моём существовании как члена общества. То, что я живу, допустим, работая учителем, имеет своим основанием то, что общество производит знания о мире и передаёт их своим подрастающим поколениям. Следовательно, основанием моего существования в качестве учителя является сущность общества как тотальности, которой я принадлежу.

Ф.М. Достоевский в романе "Преступление и наказание", характеризуя постояльцев дома, в котором квартировал Раскольников, пишет: "Дом заселён был всякими промышленниками – портными, слесарями, кухарками, разными немцами, девицами, живущими от себя, мелким чиновничеством и проч.". Конечно, "живущие от себя" – это крайнее проявление скудости задатков. Но само выражение живущими от чего-то, от какого-то определённого дела или промысла, весьма удачно передаёт смысл логического определения существования, основанием которого является некоторая сущность.

§ 122а. Но здесь нам придётся несколько отвлечься, поскольку вот из этого места логики Гегеля марксистская философия извлекла ещё один "закон диалектики" – закон единства и борьбы противоположностей. В логике определение противоположности представляет собой простой переход от определений тождества и различия к определению основания. В марксистской философии к единству противоположностей добавили положение об их борьбе и в такой формулировке представили его в качестве основного закона диалектики - учения об универсальных законах развития природы, общества и мышления.

В том, что противоположности едины в своём различии, сомневаться не приходится, но вот та мысль, что противоположности непременно борются друг с другом, причём борются не на жизнь, а на смерть, больше похожа на запальчивость, свойственную юношеской ступени сознания. Войдя в сферу рефлективных определений существования, рассудок полагает, что это окончательная точка зрения на природу вещей. То, что впереди его ждёт единство моментов понятия, об этом рассудочное сознание ещё не знает. Ну а коль скоро противоречия уже налицо, то рассудочное мышление, исходя из них, спешит делать экстравагантные и экстремистские выводы. Поэтому к положению о единстве и борьбе противоположностей в марксистской философии было сделано ещё одно добавление – о существовании антагонистических противоречий.

Само по себе определение антагонистические вовсе не требует снятия отношения противоположности, а, наоборот, необходимо предполагает его. Так, например, в анатомии сгибающие и разгибающие мышцы называют антагонистическими. Если противоположности мыслят в качестве непримиримо-антагонистических, то такое единство не может устойчиво существовать. Оно должно либо нейтрализоваться, либо противоположности должны сделаться уживчивыми и терпимыми в отношении друг друга. Следовательно, их борьба, если здесь вообще уместно говорить о борьбе, должна направляться не на разрушение их единства, а на его сохранение и укрепление. Так оно, собственно, и бывает.

Например, мужская и женская натуры составляют единство противоположностей. Но какой смысл можно вкладывать в понятие борьбы между ними? – Тот, что не все супружеские пары легко уживаются друг с другом? Но разве в однополых коллективах не возникает проблем с психологической совместимостью? Судя по тому, что показывает практика орбитальных экспедиций, состоящих, как правило, из одних мужчин, самая трудная там проблема – совместимость членов экипажа. Видимо, следует признать, что дело обстоит как раз наоборот: именно противоположность мужской и женской натуры позволяет им относительно легко уживаться друг с другом.

В марксистской философии в качестве примера такого антагонизма указывают на противоположность между наёмными рабочими и владельцами предприятия. Но, опять-таки, владельцы предприятий и рабочие в одинаковой степени заинтересованы в благополучии своего предприятия. И если в определённые моменты возникает необходимость пойти на некоторые самоограничения, как со стороны владельцев, так и со стороны рабочих предприятия, то делается это ради их взаимного благополучия. Ну а если отойти от теории и обратиться напрямую к практике, то мы видим, что так называемые антагонистические противоречия между трудом и капиталом оказались вполне диалектичными и жизнестойкими.

Конечно, история развития человеческого общества вообще и её возрастные рубежи – социальные революции в частности, требуют для своего разумного постижения создания теоретических конструкций, но весь вопрос в том, как их создавать? Так вот, с позиций ответа на этот вопрос по поводу разработанных и эксплуатируемых в марксистской философии указанных законов следует сказать следующее.

1). Все эти законы взяты из логики Гегеля, где они были вырваны из сопровождающего их контекста и представлены в качестве самостоятельных законов развития объективного мира. В ходе этого произошло внешне не очень заметное, но весьма существенное по содержанию, изменение их смысла. Правило, согласно которому изменение специфического количества приводит нас в итоге к определению специфической меры, стало законом перехода количества в качество и обратно. Противоположность рефлективных определений сущности была названа законом единства и борьбы противоположностей. Что же касается закона отрицания отрицания, то, как мы уже говорили, кроме своей вычурной формулировки, он больше ничего в себе не содержит.

2). Но самое главное заключается в том, что, создав эти три закона, марксистская философия в результате пошла не дальше вперёд, а дальше назад. Она вновь скатилась на докритический уровень, на позиции прежней метафизики. Выявленная Кантом противоположность мышления самому себе была предана забвенью, а все рассуждения вновь стали строиться на манер древних философов: как что видится, так оно и мыслится. Излюбленные марксистской философией предметы мысли: природа, общество и мышление берутся ею из представления. Затем к ним приписываются три выше названных закона. А дальше в ход идут апологетика, продуктивная сила воображения и идеологические установки.

3). Величайшее достижение человеческого разума – противопоставление арсенала определений мышления самому мышлению, благодаря чему Гегель создал логику и всю философскую энциклопедию, – осталось невостребованным. Генетическая связь марксистской философии с философией Гегеля существует поэтому лишь только на словах, но не на деле.

<< | >>
Источник: С.Н. Труфанов. НАУКА ЛОГИКИ. 1999

Еще по теме Сущность как основание существования:

  1. 8.1. ЧЕЛОВЕК ПОЛИТИЧЕСКИЙ: ИССЛЕДОВАНИЕ ЭКЗОТИКИ ИЛИ ПОНИМАНИЕ СУЩНОСТИ И СУЩЕСТВОВАНИЯ?
  2. 84. ПРОБЛЕМА ВОЗМОЖНОСТИ СУЩЕСТВОВАНИЯ РЕЛИГИИ КАК ФИЛОСОФИИ В XIX в.
  3. §11. Бессознательное как основа человеческого существования в исследованиях Зигмунда Фрейда
  4. §3. Существование (existenz) как разделение мышления и бытия в концепции Сёрена Кьеркегора
  5. Лекция 1 Государство как политико-правовая форма существования общественных отношений
  6. §2. Существование объектов и существование предикатов
  7. Моральные ценности как основание духовности
  8. 2.1. ДУХОВНОСТЬ и НРАВСТВЕННОСТЬ КАК ЦЕННОСТНЫЕ ОСНОВАНИЯ ФОРМИРОВАНИЯ ЛИЧНОСТИ
  9. С. А. Данилевич ЗНАЧЕНИЕ БУДДИЗМА КАК ОСНОВАНИЯ СОВРЕМЕННОГО ТЕОРЕТИЧЕСКОГО МИРОВОЗЗРЕНИЯ
  10. §1. Сущность библиотековедения как науки
  11. В. В. Осипчик НАЦИОНАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА КАК ДУХОВНОЕ ОСНОВАНИЕ РАЗВИТИЯ БЕЛОРУССКОГО ОБЩЕСТВА