<<
>>

3. Демонтаж памятника советскому Воину-освободителю в Эстонии(«Бронзовый солдат») (93 публикации)

События «Бронзовой ночи» в Таллинне в конце апреля 2007 года всколыхнули весь мир, однако для Восточной Европы (в т.ч. Польши) они имели особый подтекст. События в Эстонии логичным образом продолжили тему, заложенную еще 2 года назад в Москве: была ли победа СССР в Великой Отечественной войне освобождением или оккупацией для стран Восточной Европы («В 1944-1945 русские выгнали из нашей страны немцев.
За это честь им и хвала. Но есть и другая сторона: 1939 год, Пакт Молотова- Риббентропа, оккупация и аннексия части Польши. Погромы, вывоз на

Восток тысяч бойцов Армии Крайовой и арест 16 представителей Польского государства и как веиец всего - установление на сорок лег в стране коммунистического режима»).150 Эстонские события получили в Польше мощнейший общественный резонанс. Для польской прессы это стало одной из главных тем. «Газета Выборча» и «Речь Посполита» вышли с материалами и фотографиями из Таллинна на первой полосе (весьма информативными были заголовки к материалам «Ночная битва за историю», «Таллинн и Москва на военной сцене», «Россия фактически объявила Эстонии войну» и т.п.).т Опять проявились политические предпочтения польской прессы: если «Газета Выборча» освещала конфликт многогранно, пытаясь представить для сравнения позиции обеих сторон конфликта (например, была опубликовага статья, построенная в форме диалога двух граждан Эстонии, русской учительницы и эстонского программиста и отражен их взгляд на события «Бронзовой ночи». С одной стороны говорилось, что «при сносе этого памятника речь шла не о той или иной оценке истории, а, скорее, о желании унизить национальное меньшинство», с другой - что «есть границы умеренности и политической корректности. Эстонцы слишком маленький народ для того, чтобы великодушно замалчивать те моменты, когда существование нации было поставлено под угрозу»), то «Речь Посполигая» и, в несколько меньшей степени, «Дзенник» хотя и удержались в рамках приличий, не скрывали своей антипатии к представителям русскоязычных эстонцев («Около тысячи русских бросали в полицейских камнями и бутылками.

Демонстранты переворачивали автомобили и выбивали стекла в близлежащих магазинах. Подпитая молодежь ринулась разрушать город»).

После того, как памятник был перенесен, в угоду политической конъюнктуре польскими властями был инициирован вопрос о демонтаже всех памятников оккупационному (подразумевается «советскому») режиму в Польше, однако после того, как были проведены опросы общественного мнения, от переноса пришлось отказаться. Выяснилось, что подавляющее большинство поляков не поддерживают подобную инициативу («То были молодые ребята, которых послали на эту страшную войну и которые погибли на нашей земле... Покажем русским: мы заботимся об их погибших, чтобы они заботились о наших»). Интересно, что газета «Речь Посполита» сперва горячо поддержала инициативу президента Качиньского и региональных властей о демонтаже всех советских памятников в Польше («Памятники ставятся героям, а не захватчикам и по этой причине памятник [Памятник русско-польскому «Братству по оружию» в Варшаве] необходимо демонтировать. Его нужно было разобрать еще в 1989 году, когда был ликвидирован памятник Дзержинскому»)15* , однако после появления результатов опросов общественного мнения резко изменила редакционную политику на 180 градусов («Поляки не рушат памятников. Монументы советским воинам - часть нашей истории»). По нашему мнению это - яркий пример того, что общественное мнение и СМИ оказывают друг на друга взаимное влияние.

После того, как Москва решила ввести эмбарго на поставку в Россию эстонских продуктов и запрет на транзит по эстонской территории грузов из России в Европу, в польской прессе поднялся вопрос, насколько без защитны европейские страны перед лицом российской экономической мощи («I [ризыв российских политиков к бойкоту эстонских товаров несовместим с нормами цивилизованного мира... Риторика русских очень агрессивна именно потому.

что эта агрессия приносит свои плоды»).15* Тема российского эмбарго на поставку эстонских продуктов также оказалась для Польши достаточно болезненной, ввиду того, что на тот момент еще действовали ограничения на поставки в Россию польского мяса.

Итак, контент-анализ публикаций на тему «Бронзовый солдат» показал следующие результаты, которые представлены нами в соответствующем формуляре.1*' Анализ использованных лексем показал довольно неожиданный результат: почти в 40% газеты «Речь Посполита» фигурировали выражения, призывающие к дружбе народов и по этому показателю газета в 2,5 превзошла «Газету Выборчу» (!) и в 5 раз «Дзенник».

В плане упоминания в текстах исторических событий опять не обошлось без отсылок к.пакту Молотова-Риббентропа (8-15%) и Катыни (6-8%). Кроме того, газета «Дзенник» уделила большое внимание анализу времен «холодной войны» (треть всех публикаций газеты; «Газета Выборча» и «Речь Посполита» проявили в этом вопросе весьма умеренный интерес). Из современных событий наибольший интерес вызвали газовые споры с Россией о маршрутах доставки энергоносителей в Европу (14-21%) и вопросы политических эмбарго на импорт в Россию продуктов из близлежащих стран (16-29%).

Все газеты остановились на проблемах демократии в России (17-26%) и сошлись на том, что Польша и страны Балтии являются восточным бастионом Европы (этой мыслью пронизано до 50% публикаций «Дзенника») п вправе уповать на помощь западных союзников как полноправные члены НАТО (16-37%).

Россия и русские изображены в этой серии публикаций достаточно негативно: Россия изображена как оплот реакции и постимперской ностальгии в 27% публикаций «Газеты Выборчей» и в 50% и более «Речи

Мег Moskwy wzywa do bojkotu Polski // Rzcczpospolita 2-3.05.07 - с. 1; Kazdy irozc bye оПагц rosyjskcigo bojkotu '/ Rzcczpospolita 2-3.05.07 ~ c. 2; Luftkow grozi Fstonii i Polscc // Dziennik 2-3.05.07 - c. 8; Rosu karci Europe//Gazcta Wyborcza-1.05.07 -- c. 10; Zcmsta na cstor.skich szprotkach i likicrzcZ/G^etn Wyborcza S- 6.05.07-c. 2 и jp. "j7 См. Формуляр 3.

Посполитой» и «Дзенника». Следует, однако, отмстить, что эпитетов в адрес русских и русскоязычных, которые можно было бы счесть оскорбительными и интолерантными, было сравнительно немного: чуть более 2% публикаций «Газеты Выборчей» и около 7% публикаций в «Речи Посполитой» и «Дзсннпкс». Также все газеты в той или иной степени сошлись на том, что Россия представляет собой определенную угрозу «свободной» Европе: 27% «Газета Выборча» и более 40% «Речь Посполита» и «Дзенник».

События вокруг «Бронзового солдата» трактовались польскими газетами в целом с большими симпатиями к эстонской стороне.

Памятник был сочтен символом советской оккупации (10-41%) и внутренним делом Эстонии (21- 48%). Точка зрения, что памятник вносит раскол в Эстонское общество и является политической ошибкой (7-11%) в польских газетах почти не пользовалась популярностью.

С эмоциональной точки зрения преобладали нейтрально (37-48%) и неприязненно окрашенные сообщения (29-37%). Позитива было несколько меньше (11-19%), а «Дзенник» отметился достаточно большим количеством публикаций, выражающих гнев и возмущение (15%).

В общих оценках преобладали нейтральная и амбивалентная точки зрения в публикациях «Газеты Выборчей» и «Речи Посполитой», а «Дзенник» наряду с амбивалентными отметился довольно большим числом иитолерантных публикаций (26%). «Дзенник» также проявил к теме наибольший интерес, в 37% случаев отводя под материалы, связанные с Россией полосу и более, а «Речь Посполита» чаще остальных (в 27% случаев) выносила такие материалы на первую полосу. Все материалы были обильно снабжены иллюстрациями.

События в Таллинне, развернувшиеся вокруг «Бронзового солдата», вызвали в Польше широкий общественный резонанс сразу по нескольким причинам. Во-первых, это обусловлено схожестью исторической судьбы Польши и Эстонии (шире - всей Прибалтики), которые на довольно продолжительный период времени были лишены полноценного

государственного суверенитета. Установление в странах советских или просоветских режимов болезненно воспринималось прозападными демократическими элитами, которые являлись лидерами мнений в своих странах. Все символы, установленные в странах Восточной Европы коммунистическими режимами, как знак победы над фашизмом, в настоящее время часто трактуются как символы оккупации. Если в Польше подобная точка зрения все же не получила распространения ввиду того, что Красная Армия действительно спасла поляков от физического уничтожения, заплатив за это жизнями 600 тысяч красноармейцев, то в Прибалтике, которая относительно безболезненно перенесла нацистскую оккупацию, термин «коммунистический» является синонимом термина «оккупационный».

Поддержка же, оказываемая Западом Эстонии в большей степени обусловлена общеевропейской солидарностью, нежели искренним неприятием всего советского, как убедительно показал анализ публикаций польской прессы.

Вопросы торгового эмбарго, которое было введено Россией против эстонских товаров и перекрытие идущих в Европу через Эстонию транспортных потоков, были восприняты с большим пониманием, ввиду того, что Польша во многом зависит от российских поставок энергоносителей, а российский рынок является для польских производителей сельскохозяйственной продукции важным рынком сбыта.

Из исследуемых нами газет наибольшим плюрализмом мнений и пониманием всей неоднозначности происходящего в Эстонии по традиции отличилась «Газета Выборча». Хотя среди ее публикаций встречались и негативные высказывания, в целом редакционная политика в освещении событий была достаточно взвешенной. «Речь Посполита» также старалась соблюсти баланс в освещении позиций сторон, однако это балансирование выглядело немного искусственным. Изначально позиция газеты в освещении событий была проэстонской, но после получения данных опросов общественного мнения, в угоду своим читателям, акценты были смещены в

противоположную сторону, и позиция газеты стала практически идентичной позиции «Газеты Выборчсй». «Дзенник» отличился наибольшей бескомпромиссностью в освещешш событий и прочно занял проэстонскис позиции. По нашей гипотезе такая позиция газеты - это проявление так называемого «синдрома новообращенного», т.е. поскольку «Дзенник» появлился на рынке всего года назад, его редакция и издатель могли решить, что наилучший способ завоевать симпатии читателей - придерживаться негативных оценок в освещении российских событий, ввиду того, что антироссийские настроения в Польше среци политической элиты и среднего класса, составляющих целевую аудиторию газеты, никогда не были секретом.

Итак, подведем итоги главы. Налицо взаимодействие СМИ и польской аудитории ежедневной качественной прессы в рамках концепций взаимодействия, проанализированных нами в первой главе работы.

В частности, прослеживается взаимодействие прессы и аудитории в рамках экономического подхода, когда газеты, например «Речь Посполитая» сознательно изменяют свою редакционную политику затем, чтобы не лишиться своего потребителя, который, видя, что его мнение игнорируется, может уйти от воздействия СМИ, выбрав другой источник информации. «Газета Выборча» в свою очередь взаимодействует с аудиторией в рамках многофакторного подхода, концентрируя в своих руках культурный п экономический капитал, с последующим преобразованием в капитал символический. То, что «Газета Выборча» обладает внушительным символическим капиталом, логично вытекает пз того, что издание феноменально популярно для качественной газеты, издательский дом Agora является крупнейшим в Польше, а главный редактор Адам Мпхник - один из авторитетнейших лидеров мнений для польских читателей.

Польские газеты в большей или меньшей степени, в зависимости от своей политической ориентации склонны оказывать влияние на общественное мнение с помощью семантического манипулирования. В силу

того, что в польском национальном сознании сильны опасения перед «российской угрозой» польскому суверенитету, специальный отбор и компоновка понятий, усиливающих восприятие этой угрозы, позволяет создавать экспрессивно окрашенные материалы, которые пользуются у читателей популярностью и вызывают оживленную дискуссию (в т. ч. и на страницах газеты, например, в рубриках «Письма читателей», «Другое мнение» и т.д.), а значит, ведут к увеличению тиражей и паблицитного капитала издания.

Создание образа врага, как метод, характерный больше для желтой прессы, используется качественными СМИ довольно редко. В нашем исследовании это было отмечено всего несколько раз: «Речью Посполитой» в освещении Парада Победы и «Дзенником» в освещении Мюнхенской речи Владимира Путина и событий в Эстонии. Как мы считаем, в случае с «Речью Посполитой» это объясняется тем, что газета является рупором право- консервативных сил, которые как раз в это время вели борьбу за президентский пост и образ врага в лице России помог им консолидировать своих избирателей, противопоставляя себя «соглашательской» политике президента Квасьневского. В случае с «Дзенником» как нам кажется, сработал «синдром новообращенного», т.е. в погоне за симпатиями целевой аудитории, которая по определению не отличается пророссийскими настроениями, новая на рынке газета старалась громко заявить о себе и своей позиции, показав свою «польскость», в которой у читателей могли быть сомнения ввиду того, что издание принадлежит немецкому концерну.

Мифотворчество и создание стереотипов характерны абсолютно для всех польских СМИ, причем связано это не только и не столько с журналистской деятельностью. Журналисты - тоже люди, которые воспитывались в соответствующей социокультурной среде. Многие из них сформировались как творческие личности в период действия «Солидарности» и противостояния с СССР, у некоторых в период ПНР подверглись различным репрессиям родственники. Все это, вкупе с

особенностями польского национального сознания не могло не повлиять на формирование различных стереотипов мышления в отношении СССР, которые впоследствии трансформировались в отношение к России. Таким образом, формирование стереотипов и создание мифов является не целенаправленной политикой польских газет, а лишь объективной данностью, обусловленной тем, что стереотипное представление о России устойчиво внедрено в польское сознание. Свободны от подобных мифов и стереотипов очень немногие журналисты, как правило, те, которые хорошо знают русский язык, знакомы с русской культурой и поддерживают с Россией постоянный контакт.

<< | >>
Источник: СПИЦЫН Григорий Сергеевич. Качественные печатные СМИ Республики Польша в формировании общественного мнения о современной России. Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук по специальности 10.01.10 (журнатистика). Санкт-Петербург 2008. 2008

Еще по теме 3. Демонтаж памятника советскому Воину-освободителю в Эстонии(«Бронзовый солдат») (93 публикации):

  1. 3.1. Методика контент-анализа
  2. 3. Демонтаж памятника советскому Воину-освободителю в Эстонии(«Бронзовый солдат») (93 публикации)