<<
>>

Интервью в постсоветской журналистике

Жанр интервью, наряду с новостным, является самым популярным в постсоветской журналистике.

Постсоветские интервью не всегда укладываются в классические схемы «кто» и «что». Подавляющее большинство постсоветских интервью можно назвать «деятельность», когда журналист, пользуясь жанром интервью, рассказывает о деятельности источника.

Гораздо меньше интервью, где источник комментирует какое-либо событие или явление. В конечном счете, они также превращаются в интервью «деятельность», так как вопросы подводят источника к рассказу о том, что он собирается делать в связи с комментируемым событием.

В наших газетах публикуются также так называемые «блиц-опросы», когда на один и тот же вопрос отвечают несколько человек. Бывают случаи, когда статья начинается в одном каком-нибудь жанре, например как репортаж, а заканчивается как интервью. Разновидностью интервью также являются журналистские мероприятия, называющиеся «Горячая линия» или «Прямая связь», когда читатели имеют возможность звонить в редакцию и задавать вопросы гостю, который на них отвечает, а ответы эти (вместе с вопросами) затем публикуются в газете. Рассмотрим эти типы.

Интервью «деятельность»

Журналист показывает, чем именно занимается источник, каков круг его интересов, насколько глубоко он понимает тенденции развития своей области и насколько эрудирован и умен. То есть эти интервью не вполне вписываются в западное понимание интервью «кто», так как личность источника как бы отодвигается на второй план, а на первый выходят его оценки, мнения и комментарии по поводу достаточно широкого круга вопросов, который тем шире, чем разнообразнее интересы собеседника.

В англоязычной традиции есть термин lazy journalism - ленивая журналистика. Он касается тех случаев, когда журналист не прикладывает серьезных усилий для подготовки материала. К «ленивой журналистике» можно отнести репортажи с пресс-конференций и интервью «деятельность».

Целью интервью этого типа можно считать демонстрацию того, что источник является знающим и авторитетным специалистом в области своей деятельности и его суждения авторитетны и важны. При подготовке этих интервью журналист обычно намечает круг тем, которые намеревается затронуть в беседе с источником, а затем обозначает их во время беседы. При этом нет необходимости следить за логической последовательностью вопросов, линией ведения интервью, так как сам этот принцип предполагает фрагментарность.

Так, разговаривая с президентом Молдовы Владимиром Ворониным в связи с возобновлением переговоров по урегулированию конфликта в Приднестровье, журналист газеты «Новые Известия» (07.11.2005) затрагивает следующие темы: •

Правда ли, что Владимир Путин обижен на вас из-за провала подписания российско- молдавского меморандума о принципах устройства новой Молдавии (совместно с Приднестровьем)? •

Казус со срывом подписания меморандума стал не самым лучшим эпизодом российско- молдавских взаимоотношений. Может, стоит, переступив через личные амбиции, начать все с чистого листа? •

Чего Молдавия ждет от России для решения проблемы Приднестровья? •

Экономика Молдавии привязана к России, а сама страна взяла курс на евроинтеграцию.

Как это сказывается на отношениях двух стран? •

В Молдавии сильная коррупция? •

Говорят, сын президента Олег прибрал к рукам чуть ли не половину молдавской экономики. Это правда? •

Странно, что несколько министров не владеют молдавским языком. •

Остается ли у вас время для личных увлечений? •

Где находится личный погреб президента Молдовы Владимира Воронина?

В этом интервью уже по списку затрагиваемых тем видно, что, начав с политики, журналист постепенно перешел на личную жизнь, и серьезное интервью превратилось в легкую и даже несколько фривольную беседу (текст заканчивается таким высказыванием президента: «Знаете, какой коньяк должен пить мужчина, если считает себя состоявшимся? Тот, что старше его женщины»). То есть это интервью вполне можно было бы разбить на две части: посвященную урегулированию конфликта и личную, так сказать, без галстука.

А в беседе с бывшим мэром Еревана и одним из лидеров радикальной оппозиции Армении Альбертом Базеяном журналист армянской газеты «Орран» (14.09.2002) задает вопросы о следующем: •

Характеристика общественно-политической ситуации в стране. •

Есть точка зрения, что у альянса тринадцати оппозиционных партий нет программы, а поднявшийся на ноги народ активнее своих руководителей. •

Есть точка зрения, что смена власти в Армении может случиться только в то время, когда этого хотят «во дворцах». •

Политика властей в разрешении карабахской проблемы. •

Выбрали ли оппозиционные партии единого президентского кандидата?

Здесь затронуты, наверное, все темы, которые можно посчитать политически важными, начиная от программы оппозиционных партий и кончая выдвижением президентского кандидата от оппозиции и решением карабахской проблемы.

Еще один пример. В азербайджанской газете «Зеркало» (09.06.2001) опубликовано интервью, взятое у председателя оппозиционной (еще один оппозиционер) Партии народного фронта Азербайджана (ПФНА «Реформаторы») Али Керимова. Здесь затрагиваются следующие вопросы: •

Что в позиции властей в карабахском урегулировании не устраивает оппозицию? •

Нужно ли готовиться к войне за Карабах? •

Будет ли ПФНА требовать отставки нынешнего режима? •

Может ли случиться, что ПФНА расколется? •

Как добиться проведения демократических выборов? •

Возможно ли создание блоков оппозиционных сил? •

Проблемы СМИ в Азербайджане.

Ясно, что в таких условиях не приходится говорить о противостоянии личностей, дуэли, выуживании информации, которую источник хотел бы скрыть, о психологических нюансах поведения. Более того, часто чувствуется робость журналиста, нежелание или неумение ставить острые вопросы, не говоря уж о том, чтобы требовать ответа. Зависимость журналиста от интервьюера часто обусловлена тем, что он занимает высокий пост или является политиком, привыкшим управлять, привыкшим к тому, чтобы ему подчинялись. От журналиста в таких условиях требуется особая способность поставить себя на равную ногу с источником.

По-моему, именно плохие журналисты берегут свой источник как зеницу ока, особенно если это источник официальный: они мифологизируют его, защищают, лелеют его и в конечном счете становятся опасно солидарны с ним, что заставляет их отвергать все прочие источники.

Габриэль Гарсиа Маркес

Ясно также, что если интервью конструируется таким образом, как показано выше, то оно не может быть глубоким, то есть эти интервью «галопом по европам» проходят по нескольким темам, а суждения источника сводятся к одному-двум предложениям, показавшимся журналисту наиболее интересными. И здесь отношения источник - журналист подвергаются настоящему испытанию, так как, выбирая наиболее интересные места, журналисты часто во имя «интересно- сти» приносят в жертву логические связи между предложениями, мысли источника оказываются искаженными, что, разумеется, ему не нравится. И если он решается сказать об этом журналисту, тот приводит свой обычный аргумент: «у меня на диктофоне все записано», который очень похож на шантаж, так как все сказанное источником действительно записано на диктофон, но не в том порядке и не с тем контекстом, которые получились в результате работы журналиста.

Так, если бы во фразе «Ресторанная драка не может быть причиной начала погромов: виновные в драке должны быть наказаны согласно закону, а желание наказать людей по национальному признаку путем погромов - вне любого закона», сказанной источником, журналист удалил среднюю часть, то получившееся предложение с точки зрения грамматики и логики было бы правильным. Ср.: «Ресторанная драка не может быть причиной начала погромов, а желание наказать людей по национальному признаку путем погромов - вне любого закона». Однако весь смысл сказанного меняется, хотя на диктофоне журналиста действительно присутствуют все слова, сказанные источником.

Есть еще одна проблема: журналист иногда просто не понимает сказанное источником, а позвонить и уточнить у него не хватает времени.

Каждый думает, что может сделать интервью, и поэтому газеты превратились в место публичной казни, куда посылают начинающих с четырьмя вопросами и диктофоном, чтобы сделать из них журналистов. Интервьюируемый всегда будет пытаться говорить то, что хочет, и - что самое ужасное - под ответственность интервьюера.

Габриэль Гарсиа Маркес

<< | >>
Источник: Григорян Марк. Пособие по журналистике. — М.: «Права человека». — 192 с.. 2007

Еще по теме Интервью в постсоветской журналистике:

  1. Новости в постсоветской журналистике
  2. Глава «Новости в постсоветской журналистике»
  3. Практические задания по главе «Новости в постсоветской журналистике»
  4. Ворон Н. И.. Жанры фотожурналистики: Учеб. пособие для вузов по спец. «Журналистика». - М.: Факультет журналистики. - 145 с., 2012
  5. Е. П. Прохоров. Введение в теорию журналистики: Учеб. для студентов вузов, обучающихся по направлению и специальности «Журналистика». — 5-е изд., испр. и доп. — М.: Аспект Пресс., 2003
  6. Понятие функции применительно к журналистике. Общая характеристика функций журналистики
  7. Интервью (2)
  8. АКТУАЛЬНЫЕ ИНТЕРВЬЮ
  9. ИНТЕРВЬЮ КАК ТЕКСТ
  10. Интервью (1)
  11. Практические задания по главе «Интервью (1)»
  12. ГЛАВА 1 ИНТЕРВЬЮ КАК ЖАНР
  13. Интервью
  14. ОБСУЖДЕНИЕ ИНТЕРВЬЮ С МИСТЕРОМ С.
  15. Нуреев Р.М. Постсоветский институционализм, 2005
  16. АНАЛИЗ ИНТЕРВЬЮ № 1