<<
>>

1.2. Национальный фактор и фактор отношения к исторической правде в контексте влияния СМИ на общественное мнение.

В данной части диссертационного исследования мы рассматриваем основные понятия нации, национализма, патриотизма, национальной идеи и всех смежных с ними понятий, в контексте их влияния на общественное мнение посредством средств массовой информации.
Провести четкие границы между терминами достаточно сложно, поэтому поле дискурса является довольно широким. Второй вопрос, который мы затрагиваем в данном параграфе - это фактор поиска «исторической правды», как один из элементов внешней и, частично, внутренней политики государства. По нашей гипотезе, данный фактор, шрающий определяющую роль в политике Польши, является одним из экзальтированных проявлений патриотизма.

О методах политического влияния СМИ на общественное мнение пишут такие известные отечественные авторы п польские авторы, как Г.В. Лтаманчук, М.К. Горшков, Г.Г. Почепцов, С.Г. Кара-Мурза, Д.В. Ольшанский, Л.А.Карпенко, а также польские исследователи С. Кушперскнй,

С. Мнхапьчик, М. Мрозовский. 3. Нецкий, С. Риттель, К. Скажиньска п др . СМИ через воздействие на общество в целом, воздействуют на каждого человека в отдельности, формируя сходные эмоции и действия. Общественное мнение определяется нами как состояние массового сознания, заключающее в себе скрытое или явное отношение различных социальных общностей к проблемам и событиям действительности. Как правило, общественное мнение выступает в экспрессивной (контрольной), консультативной и директивной функциях.4'

Экспрессивная функция - самая широкая по своему значению. Общественное мнение всегда занимает определенную позицию по отношению к различным политическим системам, государственной власти, какой-либо глобальной общегосударственной или общемировой проблеме. Таким образом, в данной функции общественное мнение выступает в качестве некоей контролирующей силы по отношению к институтам власти, т.е. обладает моральной властью, но и эта власть очень эффективна, поскольку назревающие процессы недовольства общества могут привести к серьезным последствиям, возможно, даже к неким государственным изменениям.

Вторая функция - консультативная.

Общество выражает свою точку зрения на какую-либо проблему и таким образом может заставить институты власти действовать определенным образом в отношении решения экономических, идеологических, политических проблем. Но эта функция будет иметь влияние на институты власти лишь в том случае, если власть прислушивается к общественному мнению. Распространению

общественного мнения во многом способствуют СМИ, распространяя мнения каких-либо людей, как правило, лидеров мнений.

Третья функция - директивная, проявляется в том, что общественность выносит решение по тем или иным проблемам социальной жизни, которые имеют безусловный характер. Например, изъявление народного мнения при выборах - в данном случае народ не только оказывает степень доверия тому или иному кандидату, но и выражает свое мнение. Как отмечает Г.В.Грачев, в современном обществе зее эти функции осуществляются с помощью деятельности масс-медиа. При этом «...основным фактором формирования и изменения общественного мнения также являются масс-медиа»34.

Действительно, общественное мнение во многом определяет общественную жизнь и направляет деятельность некоторых социальных институтов, в том числе и деятельность СМИ. Поскольку СМИ стараются освещать значимые, актуальные для общества проблемы и во многом рассматривают их с точки зрения общественного мнения, можно сделать вывод, что и общественное мнение может во многом определять деятельность СМИ.

В формировании общественного мнения о современной России можно выделить следующие методы, используемые СМИ, которые были обобщены в диссертационном исследовании О. Меркуловой:35

• Метод семантического манипулирования. Он предлагает тщательный отбор и специальную компоновку понятий, вызывающих либо позитивные, либо негативные ассоциации, что позволяет влиять на восприятие информации. Поскольку метод основан на определенных ассоциациях, он позволяет легко повлиять на человека в силу его привычек и убеждений.

3* Грачен Г.В. И)1<|юрмаинонно-|кихо.топ<ческля безопасность личности: состояние и возможности психологической зашиты.

М., 1998, с. 14.

,5 Меркулова O.B. Средства массовой информации как политический мис-фумснт формировании общественного мнения о современной России, дис. канд. по.чит. наук, Москва, 2004, с. 38-69. • Создание образа врага. Нередко используется для создания негативном общественной реакции. В основе механизма заложена идея дегуманизации - враг представляется непохожим на нас: он другой национальности, вида, умственных способностей, кроме того, он агрессивен и ничего позитивного от него ждать нельзя. Освещаются только отрицательные черты, сведения о положительных явлениях утаиваются.

Формирование стереотипов. Стереотипы эффективно управляют всем процессом восприятия информации. Процесс восприятия - это всего-навсего механическая подгонка еще неизвестного явления под устойчивую общую формулу (стереотип). Поэтому пресса стандартизирует сообщение, т.е. особым образом «подводит» информацию под стереотип, всеобщее мнение. Человек должен воспринимать сообщение без усилий и безоговорочно, без внутренней борьбы и критического анализа. Стереотипы формируются под воздействием двух факторов: бессознательной коллективной переработки и индивидуальной социокультурной среды, а также, безусловно, при целенаправленном идеологическом воздействии с помощью СМИ. С помощью стереотипов легко манипулировать сознанием человека, поскольку стереотип тесно связан с жизнедеятельностью общества в целом и конкретных групп люден. СМИ приучают человека мыслить стереотипами и снижают интеллектуальный уровень сообщений так, что превратились в инструмент оглупления. Этому послужил главный метод закрепления нужных стереотипов в сознании - повторение.

Создание мифов. Мифы внедряются в сознание, влияют на чувства и поведение людей. Мифы жизнеспособны, и их жизненность объясняется тем, что, опираясь на реальные факты

и события, они воспринимаются как истина, догмат. Событие, истинность которого субъекты общения не имели желания или возможности проверить, кажется им правдоподобным на основе их модели мира, представленной в действительности. Истинные же факты зачастую воспринимаются людьми как небылицы. Быстрому их распространению часто способствует низкая информационная культура, склонность к некритическому восприятию действительности. Большое количество мифов порождается условиями монополизации информации. Неосведомленность граждан позволяет властным структурам оказывать через СМИ скрытое воздействие на общественное мнение.30

Итак, согласно нашей гипотезе, влияние, оказываемое СМИ на польское общественное мнение осуществляется посредством воздействия на эмоции, которое обуславливается крайней восприимчивостью поляков ко всему, что связано с взаимоотношениями с Россией. Мы полагаем, что корни этой восприимчивости лежат в глубоком патриотизме поляков по отношению к своей Родине, однако JTOT патриотизм обладает несколькими характерными особенностями, которые свойственны только для Польши.

Чтобы лучше понять смысл, вкладываемый в понятие «патриотизм», необходимо всесторонне рассмотреть основу понятия - термин «нация». Термин «нация» не является однозначно определенным, поскольку пересекается с другими: например, «государство», «этнос», «народ». Оно происходит от лат. natio (nasci - были рождены) и перекрывается понятием «род». Первоначально оно определялось как понятие «племя» и тем самым отличалось от государства/полиса. В латыни классического периода оно имело дополнительное значение социальной дистанции между римскими гражданами и варварами, поскольку употреблялось по отношению к далеким

племенам. У I Цицерона, например, omnes natoines противопоставлялись nostra nationes (обществу граждан) .

На протяжении всего Средневековья, Ренессанса и первых веков Нового времени слово «нация» было политико-идеологическим термином, не обозначавшим «народа» той или иной страны. Под «нацией» понимали лишь высшую часть общества - светскую и духовную аристократию.

В рамках философии нация определяется как «совокупность людей, объединенных наличием общего отечества» . При этом подчеркивается разница между нацией и этносом. В политологии же наоборот, нация нередко считается типом этноса: «нация - тип этноса, исторически возникшая социально-экономическая и духовная общность людей с определенной психологией и самосознанием»39.

Острые дискуссии о сущности и своеобразии нации как общественного явления начались еще в прошлом веке и продолжаются сегодня. Правомерно, что основные школы и теоретические направления изучения наций стремились выделить наиболее важные, сущностные характеристики нации. Представители психологической теории, возникшей в политологии и социологии, сводят нацию к культурно-психологической общности люден, объединенных единой судьбой. О. Бауэр считал, что «нация - это вся совокупность людей, связанных с общностью характера на почве общности судьбы»40. Р. Шпрингер полагал, что «нация - это культурная общность, союз одинаково мыслящих и одинаково говорящих личностей»41. А вот один из основоположников отечественной теории нации и национализма, а также основной противник теории Бауэра-Шпрингера И.В.Сталин полагал, что «нация есть исторически сложившаяся устойчивая общность людей, возникшая на базе общности языка, территории, экономической жизни и

психического склада, проявляющегося п общности специфических особенностей национальной культуры... Достаточно отсутствия хотя бы одного из этих признаков, чтобы нация перестала быть нацией... Только наличие всех признаков, вместе взятых, дает нам нацию»12.

Крупные представители материалистической теории нации не стремились к общим определениям, выделяя в качестве существенной основы нации общность экономических связей. Наконец, в социологии существует точка зрения, согласно которой нация - это искусственная конструкция, которая не имеет собственной субстанции/3

Перечисление объективных признаков, с помощью которых группы людей отграничивают себя от других (особый язык, антропологический тиги общность культуры, общая история, связь с территорией, ассоциация с государством), ни в полном наборе, ни в том или ином сочетании отдельных элементов не объясняет, отчего данная группа думает о себе в национальных категориях. Английский историк Э. Хобсбаум даже предложил в практических целях называть «нацией» любую группу людей,

44

претендующую на это звание .

Необходимо отметить, что точка зрения на теорию нации, которую мы условно назовем англо-франко-амсриканской (восходит к Великой Французской Революции, когда появилось третье сословие, называвшее себя нацией), все же сильно отличается от так называемой германо- восточпоевропсйской, приведенной выше (идея «народного духа», опирающегося на культуру и общее происхождение). В первой точке зрения значительно преобладает «гражданская» составляющая. Вот пример из французского словаря: «нация - совокупность граждан, которые добровольно желают жить сообща, совокупность индивидов всех классов, обладающих всеобщим избирательным правом на референдумах и выборах»45.

Знаменитый лексикон философских понятий П. Фулькье определяет нацию как «сообщество индивидов, родившихся в одной стране»46, а словарь А. Лаланда - как «совокупность индивидов, образующих государство». Оксфордский словарь определяет нацию как «большую группу людей, объединенных общими интересами, культурой и/пли языком, проживающих в отдельном государстве или территории»48.

В немецких источниках доминирует понимание нации как до- политического сообщества. Нация в этой трактовке прежде всего культурная (этнокультурная, языковая) целостность. Нация, согласно Социологическому словарю Г. Рейнгольда, это «большая группа людей, дефпнируюшая себя через общий язык, происхождение, место проживания, религию, территориальные границы, этническую принадлежность и общие ценностные представления»40.

В польской науке преобладает определение нации как «сообщества людей со сходным этническим происхождением, убеждениями и проживающих на обособленной территории»50, т.е. в целом сходно с немецким определением «нации».

Таким образом, нации и, соответственно, их определения можно условно разделить на «гражданские» и «этнические». Классические примеры гражданских наций - Франция и США. Этнические нации - немецкая, итальянская, исландская (последняя более всего подходит в качестве примера в силу объективных условий). Однако в некоторых случаях граждане одной страны, как. например Швейцария, одновременно ощущают себя представителями как немецкой (французской, итальянской) нации в этническом, так и швейцарской в гражданском плане.

Источник появления двух различных подходов к пониманию нации следует искать в различиях политической истории Западной и Восточной Европы. В Западноевропейском ареале условия совпадения границ государств с границами культурных и языковых обществ сложились сравнительно давно, поэтому нет ничего удивительного, что в этих странах получила распространение политическая (гражданская) модель нации. В Центральной и Восточной Европе, где границы государств долгое время никак не совпадали с культурными, утвердилась этническая (культурно- этническая) модель нации.

В идее нации определяющим является осознание всей доставшейся от прошлого и развиваемой в настоящем совокупности природно- материапьного (обширность и границы национальных территорий, ландшафтные особенности, климатические условия, своеобразие и уникальность хозяйственно-экономической инфраструктуры, специализация и проч.), духовно-культурного (обычаи, традиции, ценности и т.п.), наследия и человеческого потенциала, выступающих и воспринимаемых в качестве основы, условий и факторов развития данной общности.

Поскольку в определении «нации» мы затронули категорию этнического, необходимо раскрыть смысл термина «этнос» и провести четкую грань между ним и термином «нация», чтобы исключить ошибки в подходе. Итак, под этносом мы будем понимать «совокупность людей, которые имеют общую культуру, говорят, как правило, на одном языке и осознают как свою общность, так и свое отличие от членов таких же человеческих групп»31. Этнос может состоять из:

а) этнического ядра - компактно живущей на своей территории определенной части этноса;

б) этнической периферии - компактных групп, представи телей данного этноса;

в) этнических диаспор - определенных членов этноса, рассеянных по территории, которую занимают другие этнические общности.

Ряд этносов подразделяется на субэтносы - группы людей, отличающихся своеобразием культуры, языка и определенным самосознанием. В таком случае каждый т членов этноса входит в какой- либо из определенных субэтносов. Субэтнос обладает самосознанием и самоназванием, но самосознание его представителей как бы двойственное, например, поморы одновременно осознают себя и русскими и поморами. По происхождению субэтнос может быть бывшим этносом, (кумандинцы в составе алтайцев), этнографической группой, осознавшей свою общность (например, гуцулы в составе украинцев), социальной общностью, обладающей специфическими чертами культуры, (например, казаки в составе русских)*2.

Как видим, смысловые понятия «этноса» и «этнической нации» практически идентичны, за исключением того, что этническая нация в отличие от этноса, обладает государственным суверенитетом (в редких случаях автономией в составе другого государственного образования). Этнос же и государство хотя и взаимосвязанные, но совершенно разные явления (например, ГДР и ФРГ). Иными словами, каждая этническая нация есть этнос, но не каждый этнос есть этническая нация.

Процессы изменения этнической принадлежности людей и самих этносов, носят название этнических. К их числу относятся:

а) этническая ассимиляция (растворение);

б) этническое включение (инкорпорация);

в) этническое слияние (консолидация);

г) этническое расщепление (дивергенция)53.

Сама по себе разнородность этнического состава единого социопсторичсского организма не может с необходимостью привести к

образованию в его пределах нескольких наций, но создает возможность такого развития. «Эта возможность превращается в действительность, когда в действие вступает фактор, именуемый национальным гнетом. Национальный гнет с неизбежностью порождает у представителей дискриминируемой этнической общности общие интересы и вынуждает их объединяться в борьбе за свои права. Дискриминируемый этнос становится политической силой, преследующей собственные цели. Если дискриминируемая общность сравнительно велика и члены ее более или менее компактно населяют определенную территорию, то они начинают осознавать как свое отечество только данную область, а не весь социоисторический организм, в котором живут. В результате они становятся особой нацией, противопоставляющей себя всему остальному населению страны, а их борьба против дискриминации приобретает черты борьбы за интересы отечества против врагов и угнетателей»54. Чаще всего новая нация начинает стремиться к созданию собственного независимого государства, а тем самым и самостоятельного социоисторичсского организма. В данном случае нация характеризуется по принадлежности к определенной этнической общности: все представители данного этноса образуют нацию. В результате возникает иллюзия тождества нации и этноса. Однако этнос безусловно становится нацией, как только обретает государственный суверенитет (например, Хорватия после распада Югославии). В данном случае можно согласиться с К. Всрдери, которая отмечает, что «"нация" обозначает отношение между государством (реально существующим или тем, которое надеются обрести в будущем) и его якобы однородными подданными. Образ родства - если не биологического, то культурного, распространяется на уровень государства. «Этнос» же не подразумевает подобного общегосударственного измерения».55

м Семенов Ю.И. Философия истории от истоков до наших дней: основные проблемы н концепции. М.. 1999. с. 372.

*5 Цит. По Коротсе&а B.i). Теории национализма в зарубежных социальных науках. Мм 1999, с. 93.

Для завершения обзора первой группы концептов теперь необходимо рассмотреть понятие «народ», которое неразрывно связано с нацией и этносом. Следует начать с того, что слова «этнос» и «нация» дословно переводятся как «народ» с греческого и латыни соответственно. Безусловно, это было сделано для более комфортного оперирования смежными категориями. Практически во всех языках эти слова являются синонимами или имеют приблизительно одинаковое значение (например, в английском). На протяжении всего Средневековья, Ренессанса и первых веков Нового времени слово «нация» (natio) было политико-идеологическим термином, не обозначавшим «парода» той или иной страны. Под «нацией» понимали лишь высшую часть общества - свегскую и духовную аристократию. Что же касается «народа», то для его обозначения применялся другой термин - populns, причем этот термин (le people, the people, popolo, pueblo) получает распространение лишь в эпоху Просвещения.56

В русском же языке слово «народ» является гораздо более емким и включает в себя как структурные элементы как «этнос», так и «нацию», а в польском языке слово «нация» вообще отсутствует: слова «народ» и «нация» одинаково переводятся как narod. Слово «народ» имеет несколько значений:

а) низы общества в противостоянии его верхам, непривилегированные его слои в противовес привилегированным (в польском языке это понятие обозначается словом lud);

б) совокупность людей, объединенных принадлежностью к тому или иному конкретному отдельному обществу, стране, государству;

в) этнос или этническую общность;

г) нацию5"'.

В свое время американский социолог Карл Дойч предложил считать «нацией» «народ, обладающий государством»58. Это не слишком точное

определение, учитывая, что есть народы, обладавшие государством в прошлом, но впоследствии его утратившим (татары, сардинцы, сикхи). С нашей точки зрения под словом «народ» следует понимать:

1. Людей, независимо от их национальной и этнической принадлежности, населяющих определенную территорию, являющуюся:

Суверенным государством (Россия, Германия, Китай, Польша);

Культурной и/или политической автономией (Страна Басков, турецкий/иракский Курдистан, Шотландия);

Территорией, имеющей де-факто неопределенный политический статус (Абхазия, Косово, Западная Сахара).

2. Пизы общества, составляющие подавляющее большинство

населения, в противопоставлении его верхам. Таким образом, «народ» - это, по нашему мнению, лишь более широкое и общее определение, которое может подразумевать собой как «этнос», так и «нацию», а также обозначать определенную часть общества. Использование этого термина в научных исследованиях из-за «размытости» его содержания представляется нам нецелесообразным.

Итак, исследовав различные интерпретации концепта «нация» и смежные с ним термины и выявив их сходства и различия, мы можем перейти к категории «национальногорассматривая ее через призму вышеизложенного,

«Национальное» - это не только объективная данность, но и, в не меньшей степени, данность психологическая, т.е. субъективная. Если человек является гражданином «гражданской» нации, или же настолько ассимилировался в нации этнической, что осознает себя ее неотъемлемой частью, его национальную принадлежность будет определять не этническое происхождение, а психология, которую можно определить как «национальное сознание». Под национальным сознанием мы будем понимать «совокупность социальных, политических, экономических, нравственных, эстетических, философских, религиозных и других взглядов,

характеризующих содержание, уровень и особенности духовного развития наций и народностей. Национальное сознание включает в себя отношение нации к различным ценностям общества, отражает процесс ее исторического развития, былые достижения и ставящиеся пред будущим задачи» . Национальное сознание, основанное на максимальном внимании к идее собственной нации, может исходить и из реалистического понимания взаимозависимости наций и народов в сегодняшнем едином, противоречивом, но взаимосвязанном мире. Подобные идеологические конструкции приобретают уже принципиально иное, интернациональное звучание. Ключевые вопросы, позволяющие квалифицировать и типологнзировать варианты теоретического национального сознания, сводятся к допустимости или недопустимости компромисса, в реализации потребностей и интересов разных национально-этнических групп, а также в выборе путей и методов разрешения почти неизбежных в реальной политической жизни противоречий. Практически это означает «наличие и степень выраженности идеи этноцентризма в теоретическом национальном сознании, а также меру его ориентированности на национальную исключительность и ее достижение любой ценой или же поиск и нахождение баланса интересов: не поступаясь собственными, а находя зону их сосуществования с чужими - на их иррациональнои основе» .

Национальное сознание является силой, консолидирующей нацию, определяющей ее идентичность, т.е. осознанную общность с позитивно значимыми «другими» (позитивная идентичность), либо консолидацию иа основе тотальной оппозиции негативно значимым «другим» (негативная идентичность).

История страны, а также ее интерпретация властными элитами государства, ответственными за патриотическое воспитание населения и

формирование национальной идеи (т.е. теоретически оформленной рефлексии относительно смысла бытия и перспектив развития нации с осмыслением того, что есть данная иация как социальная, культурная и политическая общность), является достаточно мощным инструментом для формирования национального сознания. Это влияние осуществляется посредством школы (в широком понимании этого слова, от начальной до высшей школы), общественных институтов и средств массовой информации, которые формируют у населения представления о месте страны в иерархической структуре мирового сообщества, межгосударственных и межнациональных отношениях с соседними государствами (народами), перспективах страны на международной арене и т.п.

Как правило, подобным образом происходит мифологизация героев прошлого, великих битв, в которых были одержаны победы над могущественными врагами, открытий, которые были совершены великими учеными и тому подобных значимых событий. Подобная мифологизация прошлого страны позволяет развить в гражданах чувство патриотизма.

«Патриотизм - (от греч. Patris - отечество) - нравственный и политический принцип, социальное чувство, содержанием которого является любовь к отечеству, преданность ему, гордость за его прошлое и настоящее, стремление защищать интересы Родины. Патриотизм - одно из наиболее глубоких чувств, закрепленных веками и тысячелетиями обособленных отечеств. Патриотизм - одна из форм диалектического сочетания личных и общественных интересов, единения человека и общества. Патриотические идеи, чувства возвышают личность, когда они сопряжены с уважением к народам других стран и не вырождаются в психологию национальной исключительности» . К настоящему времени отечественная концепция патриотизма претерпела существенные изменения. В новом веке отечественные исследователи приняли западную точку зрения и уже определяют патриотизм как «нравственный принцип, нравственную логику и

нравственное чувство, возникшие на заре становления человечества и глубоко осмысленное даже античными теоретиками. Патриот - человек, выражающий и реализующий в своих пос тупках глубокое чувство уважения и любви к родной стране, ее истории, культурным традициям, ее народу... В современной эмпирической (преим. социологической и политологической) научной традиции П. определяется как «национальный» или как национализм и провозглашается основной общее! венной ценностью. При этом патриотизм понимается скорее как преданность национальной политической власти»0'. В современной польской науке патриотизм определяется как «желание всяческих благ своей Родине и готовность нести за нее жертвы».

С точки зрения этнологии патриотизм делится на ряд видок:

личный - бессознательное чувство привязанности к земле, на которой родился и вырос, к отчему дому;

местный - любовь к родному уголку земли, «малой» Родине;

национальный - преданность своей нации, этнической группе, любовь к национальной культуре, традициям, обычаям, языку;

государственный - уважение и преданность своей стране, ее социальным и политическим устоям, в готовности встать на защиту Отечества, в почтительном отношении к государственным символам, в высокой гражданственности63.

Однако еще в 1931 г. Р. Михельс указывал на следующие составляющие понятия патриотизм, которые делают его шире, чем Родина (любовь к Родине):

общность расы и происхождения;

общность языка;

общность культуры;

общность судьбы;

общность религии;

общность государства;

общность желаний;

Как мы уже говорили, чувство патриотизма развивается в гражданах посредством воздействия общественных институтов и, в первую очередь, СМИ. Эти институты апеллируют к героям и их победным свершениям, происходившим в прошлом, таким образом, прививая и развивая любовь к собственной стране. Если государство имеет достаточно богатую историю, насыщенную подобными положительными примерами - задача общественных институтов по воспитанию государственного патриотизма представляется достаточно легкой, если же нет - героизации подвергаются славные поражения (например, подвиг трехсот спартанцев в Фермопилах, битва на Косовом поле, Варшавское восстание и т.п.). Однако здесь необходимо заметить, что победа или славное поражение имеет ценность для патриотического воспитания в основном тогда, когда посредством их была достигнута цель изначального противостояния с врагом, либо же это поражение - нечто из ряда вон выходящее и за ним сразу же следует цепь побед, нивелирующих отрицательный эффект и не позволяющих говорить о тенденциях (например в истории России таковым поражением была Крымская война, отмеченная, несмотря на отрицательный итог, героической обороной Севастополя и победой в битве под Балаклавой, в которой был уничтожен цвет английской аристократии). Если поражение было нанесено в результате долгой и продолжительной борьбы превосходящим по силе противником, однако военный и экономический потенциал страны при л ом не был существенно поврежден, с большой долей вероятности в стране могут развиться реваншистские настроения (шовинистические) настроения. В рамках политологии шовинизм

определяется как «комплекс национальных настроений, чувств, идей национальной исключительности, основанный, прежде всего, на военном превосходстве определенной нации. От патриотизма шовинизм отличается преувеличенной, экзальтированной национальной окраской, агрессивностью и воинственностью, готовностью защищать национальные интересы любой ценой, в т.ч. с помощью оружия»0'. Здесь необходимо отметить, что шовинизм в равной степени может быть как средством агрессии и победы, так и поражения и надежды иа реванш. Пример перового типа шовинизма - это Британская Империя на протяжении середины XIX - начала XX века, современные Соединенные Штаты Америки, второго - Франция после Наполеоновских войн. Германия после поражения в Первой Мировой войне и т.п.

Однако почву для шовинистических настроений все же подпитывает военно-экономический потенциал страны и ее геополитическое положение. Если военно-экономический потенциал страны серьезно подорван, а геополитическое положение не позволяет проводить самостоятельную политику (например, из-за оккупации страны иностранными державами, размещения на ее территории иностранных баз или вхождения в сферу влияния другого государства иным способом), возникновение шовинистических настроений маловероятно, практически невозможно, тем более что в таких случаях, как правило, победившая держава начинает проводить политику «мягкого», культурного влияния, оправдывая сложившееся положение (например, политика денацификации Германии после Второй Мировой войны). Существенное уменьшение возможности проводить самостоятельную политик)', сокращение сферы влияния, отторжение каких-либо территорий, - всс это ведет к переосмыслению положения государства на международной арене. Для одних государств утрата империи и главенствующего положения в регионе проходит относительно безболезненно, как, например, для Швеции

после проигранной Северной войны и русско-шведских войн середины XVIII - начала XIX века. В этом случае государство с помощью общественных институтов формирует новую национальную идею и целенаправленно отказывается от экспансионистских п шовинистических устремлений (как известно Швеция в 1814 г. отказалась or иллюзий реализации национальной идеи «Балтийское море - внутреннее озеро Швеции», провозгласила свой нейтралитет, которого придерживается и по сей день, и направила все ресурсы на экономическое развитие страны). В иных же случаях переосмысления национальной идеи и направления ее в мирное русло не происходит, что входит в противоречие с внешне- и внутрсннеполитпческими реалиями. Таким образом, экспансионистская п шовинистическая национальная идея, не подтвержденная экономическим и военно-политическим потенциалом, является постоянным раздражителем для общества, обузой для экономики и проблемой в установлении хороших взаимоотношений с соседними государствами, как, например, польская национальная идея конца XVIII - начала XX века «Польша от моря до моря», провозглашающая своей целью создание Речи Посполитой в границах XVII века, включающей, помимо Польши, территории, относящиеся к Украине, Белоруссии и Литве. В контексте этой идеи не только политической, но и духовной трагедией для Польши стал ряд обреченных на провал вооруженных восстаний XIX века, несколько разделов ее территории между соседними державами и. в итоге, полная потеря государственности. Когда национальная независимость была на короткий период восстановлена (1918- 1939 гг.), Польша вновь стала проводить экспансионистскую шовинистическую политику и притеснения национальных меньшинств, опять переоценив свои экономические, геополитические и военные возможности и наживая себе могущественных врагов. В этот период национальная политика Польши носила достаточно эгоистический и мстительный характер: в восточных областях Польши проводилась политика полонизации, притеснения украинского и белорусского православного

населения, на западе - угнетения немецкого населения земель, присоединенных к Польше за счет Германии, побежденной в Первой Мировой войне, на юге - территориальный спор с Чехословакией из-за Заользья. Политика такого рода стала одним из факторов, стимулировавших нападение Германии на Польшу в 1939 году. Эта агрессия, очевидно, была обусловлена, не только политикой защиты немецкого населения, но она была одной из причин, называемых Гитлером.

После окончания Второй Мировой воины возрождение польской национальной идеи представлялось достаточно проблематичным из-за вхождения в коммунистический блок: свою роль играла и официальная идеология пролетарского интернационализма, и присутствие на территории Польши советских войск. В силу этих причин традиционная национальная идея была уделом польской эмиграции, диссидентов и части польской интеллигенции. Здесь необходимо отметить, что, несмотря на антисоветскую и антикоммунистическую направленность многих польских движений и диссидентских групп, далеко не всех из них руководствовались традиционной польской национальной идеей. Уже в тот период эта идея начала трансформироваться под влиянием нового расклада сил на мировой арене и разделения мира на два блока, возглавляемых супердержавами.

После 1991 года, когда Польша обрела полную независимость, а Советский Союз распался на отдельные государства, польская национальная идея видоизменяется: теперь вместо единой Польши от Балтики до берегов Черного моря предполагается создание пояса демократических государств лояльных Западу и выведенных из сферы влияния России. В этой концепции 11ольше отводится роль регионального лидера, призванного оказывать культурное влияние и помощь в демократизации. Подобные усилия со стороны Польши были наиболее заметны во время «Оранжевой революции» на Украине, в помощи белорусской оппозиции, поддержке Грузни и ее

лидера Михаила Саакашвили во время войны в Южной Осетии и т. п. Это влияние опирается военную силу НАТО и экономическую силу ЕС, поэтому Польша в данном случае является в большей степени проводником, нежели источником влияния.

Несмотря на оп{>еделенные успехи такой политики за последние годы, как, например, череда «цветных революций» и установление прозападных ориентации в большинстве государств Восточной Европы и бывшего СССР, польскому национальному сознанию сложно смириться с той скромной ролью, которую играет современная Польша на мировой арене. Утрата возможности влиять на мировую политику, ностальгия по «золотому веку Речи Посполитой» (XVI - начало XVII века), обида на Россию и Германию (правда, на последнюю в несколько меньшей степени), которые за последние 300 лет четырежды участвовали в лишении Полыни государственности, все это создает у поляков ряд определенных комплексов, главный из которых - так называемый «поиск исторической правды».

Как правило, под «поиском исторической правдой» подразумевается определенная трактовка некоторых событий, имевших место п совместной истории двух или более стран. Интерпретация этих событий зависит от текущей внешне- и внутреннсполитнческой конъюнктуры. В основном, это эпизоды, происходившие во время Второй Мировой войны, как. например, массовое убийство польских офицеров в Катыни, «Волынская резня» или Варшавское восстание, или пакт Молотова-Риббентропа, по которому территория Польши была разделена между Германией и СССР.'1 Так, например, подразумевается, что в Катынском лесу в 1940 г. представителями советских служб безопасности был совершен акт геноцида против польского народа, посредством которого руководство СССР решило ликвидировать наиболее просвещенную часть общества Польши. Даже если не рассматривать подробно вопрос о том, кто именно совершил это военное

преступление (СССР пли фашистская Германия), трактовка его именно как «геноцид» вызывает справедливые сомнения в беспристрастности польского общественного мнения, поскольку признаков уничтожения люден по расовому, этническому, национальному или религиозному принципу, как трактует геноцид ООИ, в Катыни не наблюдается. Тем не менее, вина в этом преступлении Советского государства не подвергается сомнению и в этом отношении единодушны как общественные институты, так и само общество. «Волынская резня», например, по всем признакам подпадающая под определение «геноцид», в угоду современным отношениям Украины и Польши как таковой не классифицируется представителями власти, однако СМИ и общество в этом вопросе занимают более рациональную позицию.

Варшавское восстание - еще одно трагическое событие в истории польского народа, вина за провал которого также возлагается на СССР и традиционно переадресуется России, как его правопреемнице. Восстание, поднятое партизанской Армией Крановой по приказу польского эмигрантского правительства в Лондоне, с целью свержения нацистского оккупационного режима в Варшаве, ставило своей целью захватить власть в Варшаве, чтобы встретить советских солдат хозяевами в собственной столице и не допустить прихода к власти прокоммунистического польского правительства, лояльного Москве. Вина за провал восстания также возлагается на Москву, поскольку советские войска не пришли на помощь восставшим, хотя, по мнению поляков, имели такую возможность.

Все эти и некоторые другие события интерпретируется таким образом, что виновником гибели лучших представителей польского общества представляется именно СССР. Россия же, как международно признанный преемник Советского Союза, обязана публично признать свою вину в этих эпизодах, принести извинения и, возможно, выплатить компенсации

пострадавшим или их потомкам. Отказ российского руководства признать свою вину в этих эпизодах (за исключением Пакта Молота-Риббентропа, который был осужден ВС СССР еще в 1989 г.) интерпретируется как рудимент имперского мышления.

Итак, на основании проведенного исследования мы пришли к следующим выводам. Аудитория и СМИ взаимодействуют между собой в рамках семисоциопсихологической, экономической и многофакторной моделей взаимодействия. В ходе этого взаимодействия четко прослеживается влияние СМИ на аудиторию, которое может осуществляться посредством семантического манипулирования, создания мифов, стереотипов и культивирования образа врага. Целыо этого влияния может быть консолидация общества в рамках предвыборной борьбы, формирование национальной идеи, поддержка текущего внешне- и внутреннеполитического курса властных элит, предвыборная борьба, в ходе которой «русский вопрос» является одним из главных элементов политической платформы, а также сугубо экономические факторы: стремление продать свой продукт на рынке, стремясь удовлетворить информационные потребности аудитории.

Польское общественное мнение во многом зависит от национального фактора. Польский специфический патриотизм и стремление к реализации во многом утопической национальной идеи, сформированные с помощью СМИ, ведут к усилению напряженности в польско-российских отношениях.

<< | >>
Источник: СПИЦЫН Григорий Сергеевич. Качественные печатные СМИ Республики Польша в формировании общественного мнения о современной России. Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук по специальности 10.01.10 (журнатистика). Санкт-Петербург 2008. 2008

Еще по теме 1.2. Национальный фактор и фактор отношения к исторической правде в контексте влияния СМИ на общественное мнение.:

  1. 5. Влияние критических материалов СМИ на общественное мнение
  2. 1 Диалектика отношений СМИ и общественности в контексте исследований общественного мнения
  3. 1.1. СМИ как фактор формирования общественного мнения: основные концепции взаимодействия СМИ и аудитории
  4. 111. «Русский вопрос» в качественных печатных СМИ Польши: темы для контент-анализа и основныефакторы влияния на польское общественное мнение
  5. ФАКТОР СМИ В ОТНОШЕНИЯХ ВЛАСТИ И БИЗНЕСА
  6. Глава I Влияние историко-природного фактора на формирование национального характера
  7. А. В. Шерис СФЕРЫ РЕЛИГИОЗНОГО ВЛИЯНИЯ в КОНТЕКСТЕ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
  8. Г Л А В А 2 ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ В ОТНОШЕНИИ ИРАНСКОЙ ПРОБЛЕМЫ В СТРАНАХ ЕВРОПЫ, КАНАДЕ И АВСТРАЛИИ
  9. Г Л А В А 2 ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ В ОТНОШЕНИИ СЕВЕРОКОРЕЙСКОЙ ПРОБЛЕМЫ В СТРАНАХ ЕВРОПЫ, КАНАДЕ И АВСТРАЛИИ
  10. Исторические факторы
  11. КОМПЛЕКСНОЕ ВЛИЯНИЕ ГЕНЕРАЛЬНЫХ ФАКТОРОВ
  12. 8.6. РУССКИЙ КУЛЬТУРНЫЙ АРХЕТИП: ОСНОВНЫЕ ФАКТОРЫ ВЛИЯНИЯ
  13. Второе место по значимости занимает фактор организации учебной деятельности, фактор школы.
  14. ВЛИЯНИЕ АНТРОПОГЕННОГО ФАКТОРА НА ФОРМИРОВАНИЕ ЗОЛОВОГО РЕЛЬЕФА
  15. РАЗДЕЛ 1. Факторы и ресурсы Что такое факторы?
  16. Факторы, опосредующие влияние целей: обратная связь и сложность задачи
  17. ВЛИЯНИЕ АНТРОПОГЕННОГО ФАКТОРА НА РАЗВИТИЕ КАРСТ0В0-СУФФ03И0ННЫХ ФОРМ
  18. ГЛАВА II Роль культурно-лингвистического фактора встановлении национального характера