<<
>>

Обеспечение информационной безопасности в сфере СМИ


В условиях широкой свободы деятельности плюралистической журналистики стала остро ощущаться совокупность ряда проблем

информационной безопасности функционирования СМИ. Например, может ли каждая социально значимая общественно-политическая сила «выйти» на «нужную» ей аудиторию? Или: может ли «обычный» гражданин, обладающий «обычным» доходом и «обычным» временем на контакты со СМИ, в условиях плюрализма познакомиться со всем разнообразием точек зрения и предлагаемых социально-политических решений, а если даже и может, то способен ли он лично разобраться в этих позициях и принять адекватное решение? Или: имеет ли возможность гражданин самостоятельно отделить зерна информации от плевел дезинформации в ходе информационных войн? Или: располагает ли он возможностью (тем более обеспеченным правом) заявить свою точку зрения по поводу выступления СМИ в нем самом? Или: есть ли какая- либо структура (скажем, в Минпечати), которая отслеживает постоянно и последовательно точность выполнения записанных в уставах СМИ программных целей и тем более нарушение законодательства, касающегося СМИ, притом обязанная по своему статусу обращаться в суд по поводу каждого такого нарушения? Этих «или» множество. Все эти вопросы как раз и требуют решения в рамках концепции и практики массово-информационной безопасности (МИБ).
Основа понимания сущности массово-информационной безопасности — характеристика оптимального состояния объектов защиты с указанием источников и характера опасностей и угроз. Затем требуется выяснение путей и средств обеспечения безопасности. Наконец, надо определить организационные формы и структуры, функция которых — мониторинг и анализ ситуации, разработка и реализация мер по сохранению и укреплению безопасного функционирования СМИ, последующий контроль за эффективностью принятых мер. Разумеется, все это требует также нормативно-до- кументального закрепления.
Официальная «Концепция национальной безопасности РФ» (1997 с уточнениями 2000), отправляющаяся от положений Закона «О безопасности», закономерно получила продолжение и развитие в «Доктрине информационной безопасности Российской Федерации» (2000).
В «Доктрине» «под информационной безопасностью РФ понимается состояние защищенности ее национальных интересов в информационной сфере, определяющихся совокупностью сбалансированных интересов личности, общества и государства». Интересы личности при этом заключаются в реализации конституционных прав на доступ к информации и использованию ее в интересах физического, духовного и интеллектуального развития
человека и в защите информации, обеспечивающей личную безопасность. Интересы общества, помимо и в развитие прав личности, включают упрочение демократии, правового социального государства, духовное обновление России, достижение и поддержание общественного согласия. Интересы же государства связаны с развитием российской информационной инфраструктуры, равноправного и взаимовыгодного международного сотрудничества для «реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина в области получения информации и пользования ею в целях обеспечения незыблемости государственного строя, суверенитета и территориальной целостности России, политической, экономической и социальной стабильности, в безусловном обеспечении законности и правопорядка».
В «Доктрине» выделяются основные составляющие национальных интересов в информационной сфере. Это необходимость духовного обновления России, сохранение и укрепление нравственных ценностей общества, традиций патриотизма и гуманизма, культурного и научного потенциала, для чего необходимо «повысить эффективность использования информационной инфраструктуры в интересах общественного развития, консолидации российского общества, духовного возрождения многонационального народа России».
Это укрепление механизма правового регулирования, обеспечение свободы массовой информации и запрет цензуры, противодействие пропаганде и агитации, способствующих разжиганию социальной, расовой, национальной или религиозной ненависти и вражды. Это необходимость «информационного обеспечения государственной политики» РФ, что связано «с доведением до российской и международной общественности достоверной информации о государственной политике РФ, ее официальной политике по социально значимым событиям российской и международной жизни», для чего требуется укрепление государственных средств массовой информации. Это необходимость «расширять международное сотрудничество РФ в области развития и безопасного использования информационных ресурсов», а также соблюдение государственной тайны и «противодействие угрозе противоборства в информационной сфере».
Обеспечение информационной безопасности — достижение сбалансированного состояния информированности всех участников информационного процесса на основании объективных потребностей каждого социального субъекта. Не случайно основой концепции Закона «О безопасности» считаются «потребности, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможности прогрессивного развития личности, общества и государства» (ст. 1).

Таким образом, основа безопасности — защита информационных интересов, прав и свобод всех социальных субъектов, обеспечение благоприятных информационных условий для устойчивого функционирования и прогрессивного развития социальной системы при эффективном противодействии деструктивным информационным воздействиям, умении противостоять опасностям и угрозам, владении навыками работы с разнонаправленной, неадекватной, манипулятивной, сомнительной, отрывочной, даже ложной и т.п. информацией, чтобы ликвидировать потенциальные и реальные опасности и угрозы.
Характеризуя состояние информационной безопасности, «Доктрина» указывает, что «ее уровень не в полной мере соответствует потребностям общества и государства», что проявляется в несовершенстве нормативного правового регулирования в области массовой информации, неразвитости системы массовой информации и слабости усилий по формированию единого информационного пространства, принятии различными органами власти правовых актов, ущемляющих права граждан в области информационной деятельности, монополизации информационного рынка, блокировании деятельности государственных СМИ, недостатках в организации международного информационного обмена, интеграции России в мировое информационное пространство и продвижении российской массовой информации на зарубежный рынок. К угрозам причисляется и «стремление ряда стран к доминированию и ущемлению интересов России в мировом информационном пространстве, вытеснению ее с внешнего и внутреннего информационных рынков», угроза применения «информационного оружия», разработка рядом государств концепции информационных войн, предусматривающей создание средств опасного воздействия на информационные сферы других стран мира.
В сфере массового сознания угрозы национальной безопасности сказывается как «девальвация духовных ценностей, пропаганда образцов массовой культуры, основанных на культе насилия, на духовных и нравственных ценностях, противоречащих ценностям, принятым в российском обществе», терпимость к антиобщественному поведению, эксплуатация низменных побуждений, «противоправное применение специальных средств воздействия на индивидуальное, групповое и общественное сознание», манипулирование информацией (дезинформация, сокрытие или искажение информации, навязывание ложной информации).
В целом можно утверждать, что массово-информационная безопасность (МИБ) — такое состояние системы СМИ и характера ее функционирования, когда все социальные субъекты (государствен
ные органы, негосударственные социальные институты — политические, культурные, экономические и др., различные по своему положению, характеру и интересам социальные группы, отдельные граждане) независимо от различных объективных и субъективных препятствий:
  1. надежно обеспечены полной, достоверной, оперативно поступающей информацией, обеспечивающей информированность, т.е. дающей каждому из социальных субъектов возможность предельно всесторонне и максимально объективно в соответствии со своими потребностями, положением в обществе и т. д. ориентироваться в действительности (факты, оценки, нормы, идеалы) и принимать оценочные и поведенческие решения, адекватные ситуации в конкретной сфере (мира, региона, страны, города, района вплоть до межличностных отношений на работе и в семье и проч.);
  2. следовательно, должно действовать столько и таких каналов массовой информации и в таком разнообразии, что это позволило бы сделать соответствующий нуждам социального субъекта выбор необходимых для обеспечения информированности «потребляемых» СМИ при обеспечении их доступности (по стоимости, режиму получения, необходимому для освоения времени, характеру подачи материала и т.д.), а получение необходимой массовой информации было бы максимально облегчено;
  3. это разнообразие должно касаться и представляемых позиций (требуется представить каждому субъекту все их варианты), с тем чтобы каждый мог познакомиться со всеми их вариантами; самостоятельно, осознанно, критично, на базе сопоставления взглядов, аргументов, предложений максимально верно определить позицию на базе своих интересов и стремлений, которые также, в свою очередь, будут обсуждаться в доступных субъектам СМИ;
  4. наряду с этим МИБ определяется и тем, насколько каждый из социальных субъектов в соответствии со своей позицией и целями имеет возможность распространять от собственного имени и в своих интересах массовую информацию, в том числе создавать (быть учредителем, соучредителем, субучредителем) СМИ и иметь для этого юридические, экономические и другие возможности, чтобы свободно искать, получать, компоновать информацию в номера (выпуски, программы). Тем самым обеспечивается такое представление о себе, своих позициях, целях и действиях, чтобы этот «имидж» создавал бы ему персональную МИБ и привлекал на его сторону искомую аудиторию, электорат и т.д.;
  5. при этом важно получать на свои выступления, вопросы, реплики, контраргументы и т.д. достойную, уважительную, обо


снованную, «адресную» реакцию от тех, кому они обращены, и/ или от тех, кто заинтересован в выработке ясных и доказательных взглядов в обществе по обсуждаемой проблеме. Ведь если кого-то «не слышат» и вместо ответа «молчат», то формирование необходимых информационных ресурсов данного субъекта оказывается под ударом;
  1. поэтому каждый социальный субъект вправе рассчитывать на получение в ходе конструктивной «информационной борьбы» регулярной возможности в ходе социального диалога отстаивать свою позицию, опровергать взгляды оппонентов, открыто искать, притом совместными усилиями на основе сближения позиций, компромисса, взаимных уступок, «сдвига к центру» и т.д., общеприемлемую (хотя бы приемлемую для большинства) точку зрения и решение обсуждаемой проблемы в общенациональных интересах; «свобода критики» в интересах МИБ общества имеет определенные правовые и этические рамки, она должна быть освобождена от популизма, демагогии и других дезориентирующих приемов;
  2. для этого необходима максимальная открытость источников информации — доступность самих СМИ для посетителей, возможность знакомиться с государственными документами, в том числе архивными, по запросам граждан и социальных институтов в соответствии с законодательством, материалами хранилищ документов, в том числе частных (на что нужна добрая воля владельцев), развитие пресс-служб различных учреждений, ведомств и т.д.;
  3. «потребители» массовой информации (и социальные институты, и отдельные граждане) должны в свою очередь накапливать и реализовывать навыки работы с потоками массовой информации разной направленности. Для этого важно располагать достаточными информационными ресурсами, представлениями о ситуации в СМИ, жизни общества, аналитической критичностью, умением понять информационную политику СМИ, ее мотивы и цели и т.д. В последнем отношении все чаще говорят об «информационно-психологической безопасности» — «самозащите» граждан от негативных информационно-психологических воздействий. Риски в этой сфере связаны с незрелостью личности, недостатками личностного самоопределения, внушаемостью, установкой на конформизм или нонконформизм, ошибками восприятия и интерпретации информации. Важно, чтобы каждый гражданин стремился обеспечивать собственную информационно-психологическую безопасность и умел включать соответствующие механизмы. Активным помощником здесь должны выступать сами СМИ, которые, с одной стороны, демонстрируя свои подходы и обосновывая их, критикуя оппонентов, ища через диалог решения обсуждаемых
    проблем, тем самым «учат» аудиторию разбираться в хитросплетениях информационного противоборства. А с другой — показывая возможные средства «личной защиты» от угроз и опасностей.

Таковы основные (отнюдь не все) условия поддержания и укрепления МИБ. Чтобы они могли быть реализованы в сколько- нибудь оптимальном виде, требуется принятие всеми социальными субъектами требований МИБ. Ибо только при стремлении к созданию духа общественного согласия в поиске решений сложных общественных проблем возможно достижение информационной безопасности применительно к журналистике.
У различных социальных сил, исходящих из приоритета «частных» интересов, могут быть различающиеся представления об информационной безопасности. Но тем важнее ясное понимание всеми ее общезначимой сущности и проблем, которые необходимо решать в конечном счете совместными усилиями, преодолевая расхождения «частных» представлений в целях обеспечения общесоциальных и общенациональных интересов. Формирование единого общепризнанного представления об информационной безопасности всех социальных субъектов в национальных и глобальных масштабах тем более важно, что существует точка зрения, будто цель информационной безопасности — обеспечение необходимой степени собственной информационной безопасности и снижение ее уровня у противоположной стороны. Эта характеристика — своего рода приглашение к «информационным войнам» между государствами, классами, нациями, социальными группами, общественными объединениями, политическими силами, средствами массовой информации. «Информационные войны» подрывают возможность социального диалога и движения к социальному согласию, блокируют переход на рельсы устойчивого развития. О какой безопасности тогда вообще может идти речь?
Вернее точка зрения, которая декларирует необходимость обеспечить всех социальных субъектов достоверной, полной и своевременной информацией, необходимой для принятия адекватных решений, которые позволяют сохранять и обеспечивать продуктивные отношения партнеров, а также исключать наступление вредных последствий хотя бы для одного из участников.
Отсюда становится ясным и подход к характеристикам всей широкой совокупности опасностей и угроз для МИБ как факторов, затрудняющих или даже блокирующих нормальное функционирование каждого из находящихся в информационной среде общества социальных объектов и созданных ими институтов массовой информации (разного типа СМИ и множества информационных инфра
структур), которые в принципе призваны обеспечивать информированность того или иного слоя массовой аудитории. Обеспечение МИБ невозможно без знания о потенциальных и реальных опасностях и угрозах, возникающих в процессе функционирования СМИ — их организации и деятельности по отношению к «потребителям» (массовой аудитории и социальным институтам), и, наоборот, о трудностях и «сбоях» в восприятии «потребителями» массовой информации и степени адекватности реакции на нее.
Обеспечение МИБ требует создания соответствующих организационных структур для мониторинга, анализа ситуаций в СМИ и информационных службах, разработки и реализации мер, способствующих созданию условий для МИБ, ее поддержанию и совершенствованию. Разрозненных усилий «частных» структур недостаточно. Если это так, неизбежен поиск сил и факторов стабилизации и укрепления МИБ не только через усилия отдельных субъектов жизни общества. А поскольку каких-то «надобществен- ных» сил не существует, равно как в обществе нет неангажиро- ванных, готовых и способных действовать только и исключительно в интересах МИБ всего общества, то решение следует искать в иной сфере.
Абстрактно-теоретически задача обеспечения МИБ всех социальных субъектов «во всеобщих интересах» может и должна быть прерогативой государственной власти, так как именно государство в демократическом обществе в принципе выступает всеобщим представителем, что обязывает его действовать с общенациональных позиций, гармонизуя интересы всех «частных» субъектов. Однако власти формируются после выборов победившей стороной, а это приводит к преобладанию во властных структурах представителей «частных сил» (одной или коалиции). И государственная политика (в частности, в области СМИ) приобретает соответствующие акценты и окраску. Поэтому забота о МИБ общества с той или иной мерой отчетливости в государственных СМИ содержит внутри себя приоритеты для МИБ сил, сформировавших властные структуры.
В такой ситуации оптимальный выход — обеспечение МИБ совместными усилиями обеих составляющих демократической структуры — государственных институтов, теоретически являющихся «всеобщим представителем» многообразных институтов гражданского общества (партиями, союзами, ассоциациями, обществами и другими представителями «частных интересов» различных социальных сил). При этом необычайно важно, чтобы согласование усилий проходило на равноправной основе при понимании необходимости опоры на нужды развития «гражданского участия».

И «Доктрина» содержит ряд идей именно такой направленности. Вот они: государство «организует разработку федеральной программы обеспечения информационной безопасности Российской Федерации, объединяющей усилия государственных и негосударственных организаций в данной области»; «в целях выявления и согласования интересов федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и других субъектов в информационной сфере, выработки необходимых решений государство поддерживает формирование общественных советов, комитетов и комиссий с широким представительством общественных объединений и содействует их эффективной работе», оно также гарантирует «правовое равенство всех участников процесса информационного взаимодействия вне зависимости от их политического, социального и экономического статуса» и «поддерживает деятельность общественных объединений, направленную на объективное информирование населения о социально значимых явлениях жизни общества, защиту общества от искаженной и недостоверной информации», а также в связи с этим «использование форм общественного контроля». Тем самым определяется, что обеспечение массово-информационной безопасности осуществляется совместными усилиями обеих составляющих демократической структуры — государственных институтов, теоретически являющихся «всеобщим представителем», и гражданами — участниками многообразных институтов гражданского общества (партиями, союзами, ассоциациями, обществами и другими представителями «частных интересов» различных социальных сил). Задача объединить и тем более «заставить» действовать совместно государственные органы и институты гражданского общества в интересах всего общества при учете интересов различных сил, разумеется, необычайно трудна. Но «иного не дано», и в обществе не может не укорениться идея необходимости совместных усилий, «коалиционных» действий в общенациональных, общенародных, общегосударственных целях построения «общества XXI века».
Высшей государственной структурой является Совет безопасности (а при СБ организован Научный совет), который по должности возглавляет Президент РФ. В нем наряду с другими в 1993 г. создана Межведомственная комиссия по информационной безопасности, в задачи которой входят анализ и прогнозирование ситуаций, возникающих в этой сфере, выявление потенциальных опасностей и их оценка, подготовка федеральных целевых программ и других материалов по обеспечению информационной безопасности, разработка предложений СБ по необходимым для этого правовым актам. Другие государственные органы (Федеральное

Собрание, Правительство, правоохранительные органы) также имеют свои функциональные задачи в обеспечении информационной безопасности (в том числе МИБ). Среди общественных организаций немалую роль могут и должны играть различные журналистские организации (Союз журналистов России, Медиасоюз, различные гильдии и ассоциации, Фонд защиты гласности, Комиссия по доступу к информации и др.). Разумеется, «свое слово» должны сказать и все другие институты гражданского общества. Соответственно, необходимым является и создание государственно-общественных органов коалиционного типа. Таким совместным, «коалиционным» инструментом выработки и проведения национальной политики в области СМИ с включением средств защиты массово-информационной безопасности может и должна стать государственно-общественная организация типа Национального совета по СМИ, в котором на паритетных началах были бы представлены государственные и общественные структуры.
У институтов, занимающихся проблемами МИБ, как и у других структур, задействованных в сфере определения информационной политики, множество функций, в том числе отработка системы документов, в совокупности составляющих своего рода журналистскую конституцию, которая могла бы быть представлена в Хартии поведения журналистов, разрабатываемой под эгидой Национального совета по СМИ. Поскольку проблема МИБ многосоставна, то хартия неизбежно должна контаминировать правовые и нравственные, политические и творческие, организационные и психологические (и другие) стороны, определяя систему деонто- логических принципов (см. гл. X). При этом важнейшей, притом интегративной, является задача теоретического, правового, практического «обустройства» единого массово-информационного пространства России во имя информационного обеспечения демократии.
Нетрудно предвидеть огромные трудности формирования хартии как принципиального основного журналистского деонтологи- ческого документа. Ведь для этого надо не только собрать, изучить и кодифицировать весь касающийся журналистики корпус юридических документов (от Конституции до многочисленных положений, принятых различными государственными институтами), но также, учитывая имеющиеся «лакуны» и противоречия, международные документы (ООН, ЮНЕСКО, Совета Европы), и привнести в соответствии с этим поправки в действующие, разработать и принять новые — достаточно сказать, что нет закона о ТВ и РВ, агентствах и пресс-службах, праве на информацию и ряда других. Предстоит также привести в систему и, учитывая государственные
правовые акты, непротиворечиво включить в хартию наработанные (и тут тоже предстоит предпринять большие усилия по их пополнению и уточнению). Кроме юридических и этических норм необходимо интерполировать в хартию принципиальные положения социально-творческих норм демократической журналистики (всю систему требований информационного обеспечения демократии — от путей организации информационного порядка до средств обеспечения массово-информационной безопасности). А ведь еще есть нормы административно-организационного характера внутриредакционной жизни — какие из них и как именно необходимо включить в хартию? Вероятно (и даже обязательно), возникнет еще ряд предложений и требующих решения вопросов.
Кто их будет решать? Представляется неизбежным участие в этом сложнейшем деле всех имеющих отношение к журналистике государственных и общественных институций — и высших органов государственной власти с их специальными структурами (Министерство по делам печати, телерадиовещания и массовых коммуникаций, соответствующие службы Администрации Президента, Федерального Собрания, Правительства, министерств и ведомств, Российское авторское общество и др.), и журналистских организаций (от союзов журналистов до редакционных коллективов), и соответствующих научных учреждений, в том числе различных журналистских научно-образовательных. А кто организатор? Кажется неизбежным исполнение этой роли именно Национальным советом по СМИ и его региональных подразделений.
Между прочим, несмотря на наличие в Европе десятков различных и многообразных регулирующих (одни — чисто консультативные, другие — наделенные полномочиями для принятия решений) органов, созданных на общественной основе или с участием государства, нигде нет единого и полнофункционального государственно-общественного института. Но при этом все настойчивее специалисты выступают за укрепление, а не ослабление нерыночной власти общества над средствами информации, что предполагает создание Советов как органов руководства средствами информации, причем общественное регулирование должно быть нацелено на реализацию идеи, что средства информации есть общее благо, а не частный товар, чья первейшая задача состоит в том, чтобы творить и распространять слово корпораций. Как легко увидеть, Совет мыслится не как распространенные наблюдательные или попечительские советы, а как нечто (может показаться даже чересчур) большее. Но не случайно специалист по правовым проблемам информатизации предлагает создать Национальный совет по информации и информатизации в Российской Федерации. Ана
логичный орган нужен на уровне ЕС и на уровне ООН. Прообразом такой организации может быть, например, МАГАТЭ.
Разумеется, требуется тщательное осмысление функций Совета, способов его формирования, сферы компетенции, характера принятия решений, уровня их обязательности, способа реализации. В связи с этим определится и структура Совета, характер его взаимодействия со всеми социальными институтами, действующими в области СМИ.
Проблем здесь множество. Но положение дел в журналистике, реалии «информационного порядка» таковы, что решение назревает. И инициаторами выступают разные стороны — и государство, и институты гражданского общества, и ученые, и журналисты.
Универсальная задействованность Национального совета по СМИ в организации единого информационного пространства в целях информационного обеспечения демократии и, соответственно, массово-информационной безопасности, многообразие направлений его деятельности не должно создавать впечатления, что тем самым Совет «подминает» под себя все существующие институты, занимающиеся проблемами журналистики. Нет, он является своего рода высшим наблюдательным и консультативным органом для государственных органов и организаций гражданского общества и действует по названным направлениям прежде всего с точки зрения поддержания оптимального состояния информационного порядка и поддержания массово-информационной безопасности. Паритетное участие в его деятельности институтов государственной власти и гражданского общества, что чрезвычайно важно для демократического управления его деятельностью, для выработки направлений и характера его функционирования, для выявления интересов и позиций разных социальных субъектов, для выработки общеприемлемых решений с учетом особенностей положения и стремлений каждого, неизбежно породит в каждом конкретном случае дискуссии. Диалог внутри Совета вряд ли когда-нибудь будет легким. Однако интересы поддержания информационного порядка в масштабах страны (и даже мира) стоят того времени и тех усилий, которые участники потратят на разрешение диалогическим путем обнаруживающихся в информационном пространстве СМИ проблем, а тем более конфликтных ситуаций.
Функции Национального совета по СМИ и сфера его компетенции проявляются в совокупности направлений деятельности, среди которых следует выделить представляющиеся главными, поскольку они непосредственно связаны с обеспечением информационного обеспечения демократии. Разумеется, неизбежно «обрастание» Совета и другими. Однако принципиально важно видеть
существенно необходимые, центральные направления, прямо вытекающие из задач установления, поддержания и укрепления массово-информационной безопасности каждого гражданина, всего общества и государства в целом.
Прежде всего это мониторинг— отслеживание процессов, происходящих в СМИ с точки зрения реализации информационного порядка. На первое место здесь, пожалуй, стоит поставить задачу изучения реальностей функционирования системы СМИ в аспекте ее «достаточности», способности обеспечить информированность государства, общества, групп, институтов, личности. Именно здесь лежит, в частности, проблема, может ли каждый гражданин получить всю необходимую ему информацию, притом оптимальную по цене, доступности освоения, времени на ее «потребление» и т.д. Другая проблема — все ли социальные группы и институты имеют достаточные возможности для участия в социальном диалоге путем ли создания своих СМИ, соучредительства или субучредительства, путем ли доступа на государственные СМИ и т.д., а если не имеют, то что и как сделать, чтобы обеспечить их право на участие в диалоге? Третья проблема: насколько конструктивно и плодотворно ведется этот диалог всеми участниками и какие «сбои» и «отказы» здесь случаются? Разумеется, важно определить, как оптимизировать ситуацию, чтобы дело шло к достижению общественного согласия по основным «вопросам дня». Четвертая: какие деструктивные силы действуют в области СМИ и как им противостоять? В частности, ведение конструктивного диалога зависит и от характера социальной позиции, и от знания социальной структуры общества, и от проникновения в психологию общения, и от представлений о законах полемики, дискуссии, аргументации и контраргументации, доказательства и убеждения и т. д. Пятая связана с предыдущими: остро стоит вопрос о состоянии кадрового корпуса СМИ, его готовности, способности, подготовленности действовать в современных условиях с учетом требований информационного порядка. Тут же и проблема обеспеченности научными и учебными разработками, профессиональной периодикой, оптимальности структуры образования (подготовки, переподготовки, повышения квалификации). Проблемы, требующие постоянного «отслеживания» ситуаций в СМИ, можно перечислять еще и еще (они связаны практически со всеми сторонами функционирования СМИ), но стоит назвать еще одну ключевую, пусть она в перечне окажется шестой: каково состояние законодательства (и других нормативных актов, в том числе этических) и характера его реализации в практике (соблюдения, нарушения, санкции и проч.), какие государственные и общественные организации за
действованы в сфере нормотворчества и реализации принятых норм, в каких сферах необходимы изменения, дополнения и т.д. ради обеспечения информационного обеспечения демократии и права на информированность?
Разумеется, одним из направлений деятельности Национального совета по СМИ не может не быть анализ, сопоставление, выработка замечаний и предложений в связи с особенностями информационной политики конкретных социальных субъектов и реализации ее в их (или близким им) СМИ. Ведь в плюралистическом обществе в силу сложной структуры и многообразия интересов и потребностей различных групп, слоев, общественных структур неизбежны разногласия, несовпадение позиций, конфликтные ситуации, борьба. Это естественно порождает своеобразный характер информационной политики каждой частной социальной силы. И в этой сфере основным критерием выступают требования информационного порядка, учитывающие как общенациональные, так и частногрупповые интересы и подходы в этой сфере.
Важно, понимая сложности профессиональной деятельности в СМИ, особенно в переходный период, терпеливо и последовательно вести разъяснительно-рекомендательную деятельность. Возможно, по своему значению она стоит даже следующей после организации мониторинга. Насколько широка и эффективна деятельность профессионально-журналистской прессы («Журналист», «Профессия — журналист», «Четвертая власть», «Законодательство и практика СМИ», местные издания по СМИ)? Как журналистские организации ведут работу (часто это называют «лоббированием») в Федеральном Собрании, других государственных органах, с конкретными СМИ и местными журналистскими организациями и т.д.? Достаточен ли уровень и объем «журналистской критики» (по аналогии с литературной критикой), какой должна быть научно-кри- тическая литература по журналистике, как организовать учебу, повышение квалификации, переподготовку кадров, наконец, как влиять на практику научной работы в сфере журналистики? Ведь теоретические разработки проблем современной журналистики являются базой для всех областей информационного обеспечения демократии.
При этом мониторинг, критико-аналитическая и рекомендательная деятельность Совета следствием своим имеют участие в нормотворчестве. Поэтому естественным кажется выдвижение другой группы функций — определение направлений нормотворческой деятельности. Прежде всего важно понять, насколько удовлетворительны действующие законодательные нормы, сколь полно они обеспечены подзаконными и другими актами, каковы правовые

«лакуны», какие акты и нормы необходимы для обеспечения функционирования СМИ. Тут же возникает задача, кто и в каком порядке должен участвовать в правотворческом процессе, какова роль государственных и общественных органов и организаций в нем, как организовать это дело. Затем — как донести до журналистов и всех связанных с деятельностью СМИ всю систему действующих норм, какие «кодифицированные» сборники официальных документов необходимы, требуются ли официальные разъяснения и комментарии. Но этого мало. Для обеспечения информационного порядка важно достаточно четко «прописать» всю систему деонто- логических норм, создать свод типа Хартии поведения журналиста. Острота нормотворческой проблемы связана с тем, что информационная борьба (нередко перерастающая в информационные войны) требует не только регламентации, но и контроля. В этом ряду и вопрос о цензуре в чрезвычайных обстоятельствах.
Вопросы нормотворческой деятельности, таким образом, прямо «перетекают» в систему проблем контрольной деятельности. Если законы, как и другие нормы, должны быть не просто декларацией, а непременно исполняться, то все и всякие нарушения должны не только полно и последовательно отслеживаться, но и применяться в своих «карающих» положениях. Естественно, возникает вопрос о соответствующих институтах контроля, притом как государственного, так и общественного. Кто и какие может применять санкции (судебные, административные, «внутрипрофессио- нальные», этические...) и как в этой связи действуют Союз журналистов и другие журналистские организации, Фонд защиты гласности, существуют ли у них соответствующие структуры, как налажена их деятельность? И насколько действен выносимый вердикт (от судебного решения до обсуждения и осуждения Большого жюри СЖР, в профессиональных изданиях типа журнала «Журналист»)? Ведь требуется не только организация конструктивных действий, но и пресечения деструктивных. А проблем тут достаточно: многими журналистами свобода воспринимается как вседозволенность и освобождение от ответственности перед законом, обществом, коллегами.
Кажется важным, чтобы Национальный совет по СМИ активно распространял информацию о совей деятельности, выступая в качестве учредителя или соучредителя в издании журналов и других изданий, рассчитанных на журналистов («Журналист», «Четвертая власть» и др.), чтобы действенно участвовать в обсуждении проблем деятельности СМИ с точки зрения реализуемых Советом задач. Назревает необходимость учреждения специального бюллетеня (под условным названием «Массовая информация»), пред
назначенного для работников СМИ, организаций — учредителей/ владельцев СМИ, агентств (информационных, рекламных, PR и др.) и пресс-служб, государственных и общественных институций, связанных с массово-информационной деятельностью, научно-учебных организаций и специалистов и т. д. Его роль — информирование всех заинтересованных сторон о деятельности Национального совета по СМИ, новом законодательстве, обсуждение уже принятого, публикация касающихся СМИ государственных документов и комментариев к ним, сообщения о работе специализирующихся по СМИ органов Федерального Собрания, Администрации Президента, Правительства, правоохранительных органов, наложенных санкциях, результатах социологических исследований по СМИ, разработанных рекомендациях по обеспечению МИБ и т. д. Пока такая информация печатается (если печатается) в разных изданиях, часто недоступных или просто неизвестных журналистам и связанным с деятельностью СМИ организациям и специалистам, и потому уже в силу неизвестности оказывается неработающей.
Одним из практических «выходов» такого анализа множества линий поведения в области СМИ, на наш взгляд, может и должны быть обобщающие предложения по формированию государственной (национальной) политики в области СМИ. Национальный совет по СМИ может активно способствовать тому, чтобы совокупность институтов государства максимально полно, целенаправленно, последовательно выполняла роль «всеобщего представителя», что приведет к ситуации, когда государственная политика будет выступать в роли общенациональной и, выражая такое именно отношение к информационной политике «частных» социальных субъектов, как бы «возвышаться» над ними, обобщать их, формулируя принципы, нормы и правила поведения власти в сфере СМИ с точки зрения интересов всего общества. Наряду с такими концепциями, как военная доктрина, принципы международной политики, развития экономики, социальной сферы, культуры и т.д., государственная (национальная) политика в области СМИ не просто имеет право на существование, но и необходима.
Структура национальной (государственной) политики в сфере СМИ, естественно, определяется ролью государства в создании такого «климата» для деятельности СМИ, который, с одной стороны, создавал бы необходимые условия для проведения в жизнь других направлений политики государства (экономической, военной, международной, культурной и т.д.) и в этом смысле обеспечивал информационный порядок в общенациональном масштабе, а с другой — способствовал бы оптимизации массово-информа
ционной деятельности всех институтов гражданского общества (партий, союзов, объединений разного типа и характера, даже религиозных конфессий и проч.) в той мере и масштабах, чтобы каждая из социальных сил получила возможность полнокровно участвовать в социальном диалоге в интересах общественного согласия при решении общенациональных задач. В целом эта политика проявляется, с одной стороны, в создании благоприятного экономического, правового, информационного, организационного «климата» для деятельности всего спектра СМИ, а с другой — обеспечении защиты общества от ложной, искаженной и недостоверной информации. С точки зрения всех обозначенных функций Национального совета по СМИ (от мониторинга до участия в формировании национальной (государственной) политики в сфере СМИ) объектом внимания должны быть все три типа СМИ — частные (гражданского и экономического «тел» общества), государственные и государственно-общественные.
Разумеется, первейшая забота государственно-общественного Совета — организационное и творческое участие в деятельности государственно-общественных СМИ— третьего социального типа журналистики (наряду с частными и государственными СМИ), особого типа изданий и программ (общефедеральных, региональных, местных, пресс-релизов и др. информационных «продуктов»), государственно-общественных по учредительскому статусу, общенародных по характеру позиции, бюджетных (с участием различных общественных фондов) по финансированию в случае убыточности. Если «частные» СМИ видят общенародные интересы сквозь призму интересов частной группы, слоя, партии, а государственным СМИ (второго типа) трудно избежать искушения «подправлять» общенародные позиции в зависимости от интересов стоящих «за» властью сил, то государственно-общественные в максимальной мере способны играть роль «всеобщего представителя». И гарантия тому их деятельность от имени и под контролем Национального совета по СМИ с его ролью выразителя общих интересов, главной силы в поиске общественного согласия через диалог в СМИ, ведущий к оптимальным решениям с учетом интересов каждого.

<< | >>
Источник: Е. П. Прохоров. Введение в теорию журналистики: Учеб. для студентов вузов, обучающихся по направлению и специальности «Журналистика». — 5-е изд., испр. и доп. — М.: Аспект Пресс.. 2003

Еще по теме Обеспечение информационной безопасности в сфере СМИ:

  1. Обеспечение информационной безопасности Организационные методы обеспечения информационной безопасности
  2. Организационно-правовые основы обеспечения национальной безопасности РФtype="1"> Совет Безопасности Российской Федерации как основной конституционный орган обеспечения национальной безопасности страны
  3. Информационная безопасность: понятие, задачи и уровни обеспечения
  4. Программно-технические методы обеспечения информационной безопасности
  5. Содержание комплексного подхода к обеспечению информационной безопасности предприятия
  6. Проблема информационного обеспечения социальной безопасности в современном мире
  7. Глава 8. Информационная безопасность как составная часть социальной безопасности
  8. Глава 25. Обеспечение безопасности жизнедеятельности в чрезвычайных ситуациях Глава 26. Правовые и организационные основы безопасности жизнедеятельности Глава 25. Обеспечение безопасности жизнедеятельности в чрезвычайных ситуациях
  9. Глава 4. ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ ГРАЖДАН И ЗАЩИТЫ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ ПРИ ПРОВЕДЕНИИ РАБОТ ПО ХРАНЕНИЮ, ПЕРЕВОЗКЕ И УНИЧТОЖЕНИЮ ХИМИЧЕСКОГО ОРУЖИЯ И ОСНОВНЫЕ ЗАДАЧИ ПО ИХ ОБЕСПЕЧЕНИЮ
  10. 20 Можно ли изымать тиражи печатных СМИ (не являющихся двойниками существующих СМИ) в период выборов для обеспечения административного производства по нарушению законодательства о выборах?
  11. ИОНИЗИРУЮЩЕЕ ИЗЛУЧЕНИЕ, РАДИАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ ГИГИЕНИЧЕСКИЕ ТРЕБОВАНИЯ К ОБЕСПЕЧЕНИЮ РАДИАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ПРИ ЗАГОТОВКЕ И РЕАЛИЗАЦИИ МЕТАЛЛОЛОМА САНИТАРНО-ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКИЕ ПРАВИЛА И НОРМАТИВЫ САНПИН
  12. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ АСПЕКТ СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ СМИ
  13. IV. Обеспечение национальной безопасности Российской Федерации
  14. Тема 32. Роль государства и права в обеспечении социальной безопасности
  15. Глава 3. Социальная безопасность: подходы к определению, критерии обеспечения
  16. Глава 5. Этнокультурная безопасность: понятие, проблемы и приоритеты обеспечения
  17. СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА БЕЛОРУССКОГО ГОСУДАРСТВА В СФЕРЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЗАНЯТОСТИ НАСЕЛЕНИЯ О.Г. Лукашова