<<
>>

Плюсы и минусы электронной демократии

Развитие Интернета, иных современных информационно-коммуникационных технологий внесло серьезные коррективы не только в методы накопления, хранения и внутриорганизационного использования разнообразной официальной информации, находящейся в распоряжении публичных властей, но и в способы пользования гражданами этими общедоступными по общему правилу информационными ресурсами.

И, прежде всего, с точки зрения расширения и углубления возможностей граждан по реализации прав на доступ к такого рода официальной информации.

В наши дни традиционный способ (с помощью многочисленных печатных и электронных СМИ13) доступа граждан к информации о деятельности органов публичной власти медленно, но неуклонно лишается своей девственной монопольности. Основным «виновником» этого заслуженно считается именно Интернет. Значительный и непрерывно растущий потенциал развития информационно-коммуникационных систем общего пользования позволяет им все более и более явственно наращивать качества важнейшего средства информационного взаимодействия граждан и органов публичной власти.

Размещением официальной информации в развитой информационно-коммуникационной среде обеспечивается — технологически и организационно — реализация практически всех способов обеспечения права граждан знать о ходе государственных и общественных дел (публикация принятых нормативных правовых актов, обнародование отчетной и оперативной информации органов публичной власти).

Богатые технологические возможности такого рода среды позволяют сделать общение власти и граждан разнообразным и эффективным (форумы; телеконференции; гиперссылки к иным источникам информации по данному вопросу; электронная почта; е-архивы, снабженные поисковыми системами...).

В этой связи за рубежом получают все более значительную и разнообразную государственную поддержку различные программы и модели организации электронного информационного взаимодействия граждан и организаций с органами публичной власти. Определяющим вектором этого развития является формирование глобального открытого информационного общества и электронного государства. Впрочем, прилагательное «электронное» применительно к слову государство — явление исторически временное. Со временем оно исчезнет, поскольку иного — не электронного — государства просто не будет. Ведь уже сегодня процесс «электронизации» государства включает в себя практически все проявления его жизнедеятельности. И на стадии формирования органов публичной власти — например, в ходе майских 2002 г. выборов членов своего городского Совета около 20 тыс. жителей Ливерпуля (Великобритания) использовали новые избирательные Е-технологии, отдавая свои голоса по сотовому телефону или через Интернет, а 29.02.04 уже в нашей стране впервые в мировой практике прошла экспериментальная акция «оБМыБли ВЫБОРЫ», позволившая гражданам России высказать предпочтение одному из кандидатов на должность Президента РФ или проголосовать против с помощью обычного sms-сообщения). И в ходе осуществления многообразного общественного контроля за эффективностью функционирования государственного механизма: е-доступ к информации о деятельности власти — новое технологическое звено системы такого контроля.

Симптоматична логика позиции, выраженная высокопоставленным британским государственным чиновником (министр ее Величества по электронной коммерции) Д.

Александром в связи с упомянутым ливерпульским электоральным опытом: «Сегодня нужны технологии, которые предоставят народу новые возможности волеизъявления. Граждане должны иметь право голоса не только в течение тех нескольких секунд, которые они как избиратели проводят в кабинке для голосования один раз в четыре года. Эти технологии должны способствовать усилению демократического процесса и, в конечном счете, послужить интересам всей нации. Убежден, что настало время включить электронную демократию в список первоочередных задач для информационных технологий. А правительству следует всерьез задуматься об открывающихся перспективах и возможностях новых технологий для усиления демократии. Должны появиться новые демократические каналы общения правительства и его представителей с гражданами».

Осмысление такого рода перспектив и возможностей выявляет много правовых и, в том числе, политико-правовых вопросов. Причем именно последние — из самых «трудных». Ведь, скажем, вопрос, какими законодательными регуляциями обеспечить легитимность электронных голосований или Е-доступа граждан к государственным информационным ресурсам, в принципиальном плане более-менее ясен.

А вот вопрос о том, какую именно социальную среду будет формировать повсеместно расширяющаяся практика включения в политический оборот жизни общества и государства новых информационно-коммуникационных технологий, в принципиальном плане не столь ясен. А ответ на этот вопрос не просто важен. Критически важен! И прежде всего именно в социальном контексте.

Ведь за весь период своего существования человечество сумело освоить всего лишь два-три типа социальных сред. И именно они, в свою очередь, с неизбежностью формировали те или иные базовые характеристики собственно политических систем всех известных нам цивилизаций. Как уже сошедших с исторической арены, так и современных. Список их выразительно короток: тоталитарные, либерально-демократические и смешанные или конвергентные социальные среды!14

Еще одна проблема из того же «политико-правового» ряда: уже известно, что в условиях электронной демократии параметры «цены вопроса» проведения того или иного электорального действия (особенно в общенациональном масштабе) будут существенно, на порядки ниже их современных значений (как временных, так и финансовых). На первый взгляд, ничего страшного в такого рода е-экономии нет. Напротив. Направим сэкономленное время и финансы на что-то иное и дело с концом. Но такой взгляд поверхностен. Ведь в исторической перспективе подобное развитие событий — ни много, ни мало — должно привести к не менее существенному изменению политического качества жизни общества. Ведь именно в этом — электоральном пространстве располагается та социальная кухня, где готовится блюдо по имени политика.

В целом получается, что электронная демократия (знаменитый виток исторической спирали!) возвращает нас к истокам демократической идеи, т. е. к прямой демократии. Но со времен Великого Новгорода и Пскова уже сменилось столько поколений! Насколько мы с вами — нынешние россияне — готовы к такому обороту дела, к такой, в терминологии первого Президента России — Б.Н. Ельцина, электронной исторической «загогулине»?!

Литературный жанр социальных антиутопий предоставил нам блестящие примеры высокотехнологических, информационно-коммуникационно продвинутых, но ... глубоко тоталитарных обществ и государств!?

Так что, если мы не хотим жить в мире, описанном Е. Замятиным или Д. Оруэллом, то уже сегодня должны думать о предупреждении и нейтрализации вполне возможных «недоброкачественных образований» тоталитарного толка в организме нашей будущей российской электронной демократии.

Их опыт — сын ошибок трудных

Обращение к чужому опыту лучше всего начинать с ближнего зарубежья. Он понятнее и уже тем прагматичнее. В этом смысле лучший пример — опыт Эстонии.

В этой стране Балтии уже несколько лет (с 01.01.01) в соответствии с нормами Закона Эстонии «О публичной информации» от 15.11.00 доступ граждан ко всей официальной публичной информации, не содержащей государственной тайны, по преимуществу осуществляется именно через Интернет. Причина достаточно очевидна.

Во-первых, ст. 29 указанного закона, закрепляющая способы обнародования информации, перечень этих способов открывает строчкой — «обнародование на странице в сети Интернет». И лишь «во след» е-способу идут разнообразные иные: посредством телерадиовещания, или в периодической печати, или в официальных периодических изданиях. Во-вторых, на это же работает норма п. 1 ст. 30 Закона «Выбор способа обнародования информации», недвусмысленно «намекающая» владельцу соответствующей информации какой способ обнародования выбрать:

«Владелец информации обязан обнародовать информацию способом, обеспечивающим максимальную быстроту ее доведения до сведения всех лиц, нуждающихся в информации».

При этом действует норма, согласно которой, если способ обнародования информации предусмотрен специальным законом или международным договором и, в силу этого, при обнародовании информации приходится применять способ, предусмотренный таким законом или договором, то в дополнение к этому способу информация должна быть обнародована и в сети Интернет...

Закон Эстонии «О публичной информации» (ст. 31) закрепляет развернутый перечень органов публичной власти Эстонии, а также так называемых публично-правовых юридических лиц, обязанных иметь свои сайты в целях обнародования на них информации, которой они владеют.

Представляется, что в рамках нашей темы некоторые нормы Закона Эстонии «О публичной информации» заслуживают практически дословного воспроизведения. Среди них:

Ст. 32. «Требования к ведению государственными и муниципальными учреждениями страницы в сети Интернет»: (1)

Учреждение, ведущее страницу в сети Интернет: 1)

информирует общественность о возможностях ознакомления со страницей в сети Интернет путем обнародования соответствующих адресов и изменений в них; 2)

публикует на странице в сети Интернет актуальную информацию; 3)

не вправе обнародовать на странице в сети Интернет устаревшую информацию, а также информацию, не соответствующую действительности или вводящую в заблуждение; 4)

принимает срочные меры к устранению технических неисправностей, препятствующих доступу к странице в сети Интернет. (2)

Владелец информации указывает на странице в сети Интернет дату каждого случая обнародования документа и дату обновления информации на странице в сети Интернет.

(3) Со страниц в сети Интернет, ведущихся Государственной канцелярией, министерствами и уездными управами, должен быть обеспечен прямой доступ к страницам в сети Интернет, ведущимся подведомственными им учреждениями (Выделено мною — В.М.);

Ст. 33.

В массовых библиотеках для всех лиц должен быть обеспечен через Интернет свободный доступ к публичной информации в порядке, установленном Законом о массовых библиотеках.

Ст. 44. «Надзор за исполнением закона»

Надзор за исполнением настоящего Закона осуществляют в пределах своей компетенции: 1)

Инспекция по защите данных в порядке, установленном настоящим Законом; 2)

вышестоящие органы или учреждения в порядке служебного надзора.

Ст. 45. «Компетенция Инспекции по защите данных по осуществлению надзора» (1)

Инспекция по защите данных осуществляет государственный надзор за владельцами информации по вопросам исполнения ими информационных запросов и обнародования информации. (2)

Инспекция по защите данных может возбуждать надзорное производство на основании жалобы или по собственной инициативе. (3)

В ходе осуществления надзора Инспекция по защите данных выясняет: 1)

зарегистрирован ли информационный запрос в предусмотренном законом порядке; 2)

исполнен ли информационный запрос в порядке, в сроки и способом, которые предусмотрены законом; 3)

соответствует ли отказ в исполнении информационного запроса закону; 4)

установлено ли ограничение доступа к информации в предусмотренном законом порядке; 5)

выполняется ли владельцем информации обязанность обнародования информации; 6)

выполняется ли владельцем информации обязанность ведения страницы в сети Интернет в установленном законом порядке (Выделено мною — В.М.).

К этому опыту и комментариев особых не требуется. Как говорили древние, — sapienti sat — понимающему достаточно.

Теперь давайте мысленно переместимся по другую сторону Атлантики. Ровно год назад, в марте 2003 г., Сенат США принимает поправки к «Акту об электронном государстве» («Е-Government Act»), принятому в мае 2001 г.

С момента принятия этих поправок американский «Акт об электронном государстве» включает в себя следующие ключевые положения: —

учреждение Департамента электронного правительства во главе с руководителем комиссии по информатизации Департамента государственного управления и бюджета; —

ассигнование $345 млн ежегодно в течение четырех лет в фонд создания электронного правительства; —

модернизация веб-портала федерального правительства с учетом осуществляемой реорганизации, а также запуск собственного сайта нового департамента; —

опубликование всех (!!! — выделение, естественно, мое — В.М.) решений, принимаемых федеральными судами США, в онлайне с момента запуска нового сайта; —

укомплектование штата нового ведомства специалистами в сфере информационных технологий и обеспечение их дополнительного обучения.

«Американцы имеют право на свободный доступ к информации, имеющейся во владении государственных органов, 24 часа в сутки, 7 дней в неделю, и новые электронные сервисы предоставят им такую возможность», — заявил сенатор Либерман, один из авторов поправок, комментируя их принятие.

Мы надеемся, что структуры электронного государства смогут способствовать более широкому распространению информации, имеющейся во владении государственных органов, а также повышению эффективности их работы и трансформации привычных форм работы органов го- 1

сударства» .

Международное сообщество уже проводит ежегодные конкурсы по номинации e-government — электронное государство. Государства, обретшие электронную ипостась, становятся ближе к народу, — свидетельствует осуществленное в 2002 г. в рамках такого конкурса исследование американской фирмы Accenture. Веб-сайты государственных институций стали проще в использовании, доступнее и эффективнее, чем год назад...

Победу по итогам 2002 г. одержало e-government Канады, на 2-м месте — Сингапур, на 3-м — США. В Top-10 вошли пять европейских стран: Дания, Великобритания, Финляндия, Германия и Ирландия. В целом правительства стали внимательнее относиться к потребностям своих граждан, занялись реформированием бюрократических структур и оптимизацией информационного обмена между ними — таково заключение аналитиков15. Значимый и побудительный пример в контексте открытости власти для народа подает мировому сообществу Южная Корея. Как свидетельствуют многочисленные зарубежные и отечественные аналитики, нынеш- ний президент Южной Кореи сделал ставку на Интернет — и выиграл. Корейское чудо наглядно демонстрирует, что информация начинает работать на государство тогда, когда само государство обеспечивает ей свободную

1

циркуляцию .

Известны попытки расширения пространства открытости функционирования государственного механизма и со стороны наших братьев-славян.

31 июля 2002 года Президент Украины Леонид Кучма подписал Указ «О дополнительных мерах по обеспечению открытости в деятельности органов государственной власти».

Поясняя причины появления этого указа, Л. Кучма отметил, что «необходимо внедрить новые «технологии прозрачности» для того, чтобы общество могло контролировать власть». По его словам, «любое нормальное общество должно иметь достаточно высокий уровень доверия к правительству, к государственной власти. Не секрет, что у нас такого доверия сегодня недостаточно. Поэтому власть обязана открыться, пойти навстречу обществу».

Данным Указом Президент Украины поручил правительству проанализировать, насколько доступна обществу и каждому гражданину в частности открытая информация, а также изучить всю совокупность нормативных актов по этой теме и практику их выполнения, а позже по результатам этого анализа подготовить специальный доклад правительства.

Затем предполагается вынести эту проблему на публичное обсуждение, на основании результатов которого будет совершенствоваться и пересматриваться действующее украинское законодательство об открытости государственной власти .

Сказанного вполне достаточно для формирования общего вывода о том, что в своих сущностных чертах развитие в сфере онлайновой демократии следует неким общемировым тенденциям. Органы власти активно переводят свои информационные ресурсы в виртуальную среду обитания (Интернет, et cetera), развивают общение с гражданами во всемирной Сети.

Вместе с тем, самой существенной проблемой в мировом виртуальном информационно-коммуникационном пространстве остается проблема расширения и углубления нового вида социального и информационного неравенства, в последнее время именуемого «цифровым неравенством». Включающего в себя, как отдельное проявление, неравенство в возможностях обеспечения широкого доступа граждан разных стран к Сети.

Не случайно, состоявшийся 10-12 декабря 2003 г. под патронажем ООН и Международного союза электросвязи первый — женевский — этап Всемирной встречи на высшем уровне по вопросам информационного общества (WSIS), собравший представителей 174 стран, 46 международных организаций, 111 IT-компаний и 26 структур ООН, в обоих своих документах (Декларация принципов «Построение информационного общества — глобальная задача в новом тысячелетии» и План действий)16 столь значительное и пристальное внимание уделил проблеме ликвидации «цифрового неравенства».

В целом все еще низкий уровень доступа россиян к Интернету остается лимитирующим фактором для более широкой и глубокой реализации его демократического потенциала, в том числе, разумеется, и в аспекте е-доступа. Сухие цифры говорят сами за себя. Если, скажем, уровень проникновения сотовой связи в России (отношение количества абонентов к общей численности населения), по данным на февраль 2004 г., достиг 25% (только за 2003 г. пользователями сотовых сетей стали более 18 млн россиян), то успехи России в проникновении Интернета существенно скромнее: весной 2003 г. мы всего лишь перевалили рубеж порогового уровня в 10% населения, да и то это с учетом отживающего свой век модемно-телефонного способа подключения. Для сравнения — в США на сегодняшний день 68% домохозяйств имеют подключение к Интернету. Причем в это число входит только подключение посредством специальной выделенной линии. Количество пользователей с иными способами подключения просто не поддается учету.

<< | >>
Источник: А.К. Симонов. Журналист в поисках информации. Сборник материалов для работников СМИ и будущих журналистов Под ред. А.К. Симонова. — 5-е изд., испр. и доп. — М.: Галерия,. — 180 с.. 2004

Еще по теме Плюсы и минусы электронной демократии:

  1. НАУЧНЫЕ ШКОЛЫ, их плюсы и МИНУСЫ
  2. Евроинтеграция: декларируемые плюсы и очевидные минусы
  3. ЕДИНОЕ И МНОГОЕ (продолжение). ПЛЮСЫ И МИНУСЫ МОНИЗМА И ПЛЮРАЛИЗМА
  4. Различия между совещательной демократией и демократией совместной работы
  5. ВОЗВРАЩЕНИЕ К ДЕМОКРАТИИ — ХРИСТИАНСКИЕ ДЕМОКРАТЫ И СОЦИАЛИСТЫ У ВЛАСТИ (1989-2006)
  6. Плюсы коллективизации
  7. Плюсы Интернета по сравнению с телевидением
  8. Жесткая демократия — мягкая демократия
  9. Минусы коллективизации
  10. В чем преимущества и минусы этой структуры?
  11. 8.3. Минусы коллективистского принципа "один за всех и все за одного"
  12. МИНУСЫ КОЛЛЕКТИВИСТСКОГО ПРИНЦИПА "ОДИН ЗА ВСЕХ И ВСЕ ЗА ОДНОГО"
  13. Электронная почта.
  14. 1.Понятие электронных архивов
  15. 3. ЭЛЕКТРОННАЯ ТАБЛИЦА EXCEL
  16. ВОПРОС 41. ЭЛЕКТРОННЫЕ АРХИВЫ
  17. 11 Электронная книга и аудиокнига
  18. 3.2. Электронная почта
  19. ГЛАВА 11. РЕКЛАМА В ЭЛЕКТРОННЫХ СМИ