<<
>>

Правда ли, что журналисты обладают большими правами, чем остальные граждане, при поиске и получении информации?

Это утверждение пока еще справедливо, хотя существует и несколько мифов на сей счет, главный из которых состоит в том, что журналисту якобы принадлежат какие-то особые права при запросе информации (подробнее об этом будет сказано ниже).

История вопроса такова: Закон Российской Федерации «О средствах массовой информации» от 27 декабря 1991 г.

вслед за Союзным законом от 12 июня 1990 г. «О печати и иных средствах массовой информации» выделял привилегированную группу граждан-журналистов, которым предоставил несравненно более широкие возможности получения информации, чем всем остальным. Последние обладали лишь правом «оперативно получать достоверные сообщения о деятельности государственных органов, органов общественных объединений и их должностных лиц через средства массовой информации» (статья 38 Закона РФ «О средствах массовой информации»). Некоторые законодательные акты, например Закон от 19 апреля 1991 г. «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», Основы законодательства Российской Федерации об Архивном фонде Российской федерации и архивах от 7 июля 1993 г., Закон от 13 марта 1992 г. «Об оперативно-розыскной деятельности» (отмененный после принятия нового федерального закона по этому вопросу) предоставляли гражданам определенные возможности получать информацию, однако это было исключение, а не правило.

Такой подход был удобен для государства и его чиновников, так как предоставлял им большие возможности контролировать процессы функционирования информации и манипулировать ею.

Положение стало меняться, когда в Конституции Российской Федерации, принятой на референдуме в 1993 году, нормы о праве свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом и нормы об открытости деятельности законодательных и судебных органов получили прямое действие. С этого времени граждане, требуя предоставления информации, могли ссылаться непосредственно на Конституцию даже при отсутствии законов и иных нормативных актов, регулирующих этот вопрос.

Однако отсутствие механизма реализации предоставленных прав и соответствующих законодательных гарантий значительно усложняло воз- можности граждан, не обладающих статусом журналиста, реально получать доступ к той или иной информации.

Ликвидировать это фактически сложившееся неравенство был призван Федеральный закон от 20 февраля 1995 г. № 24-ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации».

Данный закон уже не рассматривает журналистов как особую привилегированную категорию граждан применительно к доступу к информации. Тем не менее механизм получения гражданами информации (а в данном федеральном законе проблема доступа к информации рассматривается только с этой точки зрения) был обозначен весьма схематично, а разработка конкретных процедур доступа оставлена «владельцам информации».

В федеральном законе отсутствуют четкие указания на то, в каких случаях допускается отказ в предоставлении информации (подобные тем, что содержатся в Законе РФ «О средствах массовой информации»), то есть решение этого ключевого вопроса также отдано на усмотрение лицам, этой информацией обладающим. Никаких гарантий, кроме права обжаловать отказ в предоставлении информации в суд, федеральный закон не предусматривал, а отсутствие разработанной процедуры осуществления доступа сделало и эту возможность защиты своих прав малоэффективной.

В этой ситуации журналисты продолжают обращаться к нормам, содержащимся в Законе РФ «О средствах массовой информации», которые не только более подробно описывают порядок получения журналистом информации, но и прямо предоставляют им ряд прав, облегчающих доступ к информации, в том числе и в чрезвычайных обстоятельствах (аварии, катастрофы, чрезвычайное положение), и до сих пор имеют больше шансов на то, что их право на информацию будет реализовано, чем рядовые граждане.

<< | >>
Источник: А.К. Симонов. Журналист в поисках информации. Сборник материалов для работников СМИ и будущих журналистов Под ред. А.К. Симонова. — 5-е изд., испр. и доп. — М.: Галерия,. — 180 с.. 2004

Еще по теме Правда ли, что журналисты обладают большими правами, чем остальные граждане, при поиске и получении информации?:

  1. Какие режимы информации существуют? Кто и какими правами на информацию обладает?
  2. А.К. Симонов. Журналист в поисках информации. Сборник материалов для работников СМИ и будущих журналистов Под ред. А.К. Симонова. — 5-е изд., испр. и доп. — М.: Галерия,. — 180 с., 2004
  3. ПРАВО НА ПОИСК И ПОЛУЧЕНИЕ ИНФОРМАЦИИ
  4. ПОИСК И ПОЛУЧЕНИЕ ИНФОРМАЦИИ В СУДАХ
  5. ПОИСК И ПОЛУЧЕНИЕ ИНФОРМАЦИИ В ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ КОМИССИЯХ
  6. ПОИСК И ПОЛУЧЕНИЕ ИНФОРМАЦИИ В ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ СИТУАЦИЯХ
  7. ГАРАНТИИ ПРАВА НА ПОИСК И ПОЛУЧЕНИЕ ИНФОРМАЦИИ
  8. Правомерен ли отказ в предоставлении журналисту информации о кредитном учреждении в связи с тем, что журналист не является его клиентом и не собирается им стать?
  9. ПОИСК И ПОЛУЧЕНИЕ ИНФОРМАЦИИ В ОРГАНАХ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ
  10. ПОИСК И ПОЛУЧЕНИЕ ИНФОРМАЦИИ В ФЕДЕРАЛЬНЫХ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫХ И ИСПОЛНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНАХ (ОРГАНАХ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ)
  11. ПРАВИЛА Аккредитации журналистов средств массовой информации при Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации1
  12. ПРАВИЛА АККРЕДИТАЦИИ журналистов средств массовой информации при Совете Федерации Федерального Собрания Российской Федерации1
  13. Полученные в ходе исследования материалы свидетельствуют о том, что на региональном уровне для руководителей любого ранга характерно абсолютное нежелание учитывать особенности СМИ как самостоятельного социального института, стремление превратить журналистов в своих подручных, которым положено выполнять спущенные им поручения.
  14. Параграф III О том, что Лейбниц не доказал, что монады обладают восприятиями
  15. ГЛАВА V О ТОМ, ЧТО ЖИВОТНЫЕ ПРОИЗВОДЯТ СРАВНЕНИЯ, СОСТАВЛЯЮТ СУЖДЕНИЯ, ЧТО ОНИ ОБЛАДАЮТ ИДЕЯМИ И ПАМЯТЬЮ
  16. Глава 12 Поиск правды
  17. Больше чем краудсорсинг
  18. Больше чем прозрачность
  19. 28. Когда [объект, который] должен быть оставлен с помощью видения [Истины] страдания, устранен, [но индивид] связан [с ним] посредством остальных универсальных [аффектов], или когда при устраненном [аффекте] первого вида [интенсивности индивид сохраняет с ним связь] благодаря остальным загрязнениям [сознания], имеющим его своей опорой1.