<<
>>

Репортаж

В этой главе вы узнаете: ?

Что такое репортаж ?

В чем отличие репортажа от новости ?

Каким должен быть хороший репортаж: пять требований

к репортажу ?

Немного о судебном репортаже

Репортаж - это сообщение, рассказ о событии или событиях, происшедших на глазах у журналиста.

Как и другие жанры, характеристика эта требует дополнительного объяснения - ведь в большинстве случаев новостная журналистика состоит именно из описаний того, что произошло на глазах у журналиста или у кого-нибудь еще.

Так что же - переданное со слов других людей считать новостью, а то, что видел сам, репортажем? Конечно, нет. Но ведь об увиденном можно рассказать по-разному, пользуясь целым арсеналом средств, имеющихся в распоряжении журналиста. И одним из этих средств является репортаж.

Жанр новостей, как мы уже видели, детально разработан. Развитие журналистики в течение нескольких веков привело к тому, что были сформулированы шесть вопросов, на которые новость должна ответить, - то есть к структуре пирамиды, довольно жестко задающей формат статьи. Это явилось результатом погони за быстротой, желания во что бы то ни стало обогнать конкурентов и первыми сообщить читателям о происшедшем. В случае с репортажем, как правило, этой срочности нет. То есть если мы спешим (очень спешим), то лучше писать новость. Современный репортаж требует больше времени для написания, он больше по объему и свободнее по форме.

Эта разница между новостью и репортажем обострилась с изобретением телеграфа.

Известен такой случай. В 1870 году репортер лондонской «Таймс» Вильям Говард Рассел потратил двое суток для того, чтобы приехать в редакцию с места битвы у французского городка Седан и доставить свой репортаж о том, как германские войска окружили и разбили французскую армию. Битва при Седане была важнейшим событием франко-прусской войны 1870 года, а поражение Франции в этой битве явилось толчком к падению Второй империи Наполеона III.

Рассел спешил. Чтобы не терять времени, он писал свой репортаж по ночам. И как был он удивлен и раздосадован, когда, попав наконец в Лондон, обнаружил, что остальные газеты напечатали отчеты о битве на два дня раньше. Их корреспонденты послали отчеты по телеграфу.

Однако ценность и привлекательность репортажей от этого не уменьшилась. Джон Карей, редактор-составитель большого сборника репортажей18, даже полагает, что современные репортажи занимают место религии. Его логика такова. Обычно в репортажах описывают смерть в ее различных формах. Здесь убийства, резня, несчастные случаи, природные катастрофы, военные действия и так далее. Религия, рассуждает Карей, на протяжении веков являлась реакцией человечества на смерть, позволяя ему (человечеству) верить в различные формы вечной жизни, что делало его жизнь терпимой. Репортажи, заняв место религии, без конца кормят читателей сообщениями о смерти других людей. В результате читатель все время находится в положении спасшегося - ведь ему-то как раз и удалось избежать насильственного и ужасного конца.

Конечно, эти рассуждения, с одной стороны, упрощают жанр репортажа, оставляя ему лишь сообщения о смертях и страданиях, хотя в действительности этот жанр гораздо богаче. С другой стороны, в этих рассуждениях видно желание придать репортажу большую значимость.

Важное отличие репортажа от новостей заключается в том, что форма написания репортажа - свободная. Можно описывать события хронологически. Распространен, например, вид репортажа «День с ...», где описывается день, проведенный с мэром города, депутатом, вагоновожатым метро или участковым милиционером. А можно структурировать репортажи как описание проблем, виденных репортером, или мест, где он побывал.

Добавим, что репортаж - тот самый жанр, который сближает журналистику с литературой. Он наиболее литературен. Вспомним знаменитые репортажи Владимира Гиляровского. Его репортажи изданы отдельной книгой, которую с удовольствием читают по сей день.

Гиляровский писал о речке Неглинке, о московских банях и трактирах, о нравах обитателей ночлежек и о трагических событиях на Ходынском поле. Его знание Москвы потрясает.

Сейчас, в эру Интернета и спутниковых телефонов, репортажи не менее интересны, чем сто лет тому назад. И конечно, хорошие репортажи сегодня ценятся никак не менее, чем во время Первой мировой войны, когда Хемингуэй писал свои репортажи из Европы. Ведь репортажи не только рассказывают о том, что произошло, но и показывают, как это происходило.

Что же должно быть, какие требования должны быть выполнены, чтобы репортаж был хорошим? Попробуем сформулировать их как пожелания, поскольку, как было сказано, форма репортажа свободная.

Рекомендация первая: Журналист должен быть свидетелем описываемого события.

Это делает описание аутентичным. То есть читатель получает непосредственное свидетельство от человека, который «был там», который может сказать: «я сам все видел». Профессиональный журналист вдруг оказывается там, где должны быть лишь случайные прохожие, может быть, группа зевак. Кстати, журналист имеет много больше шансов оказаться на месте события, чем простой человек, именно в силу своей профессии. И чем лучше, чем профессиональнее журналист работает, тем больше у него шансов оказаться на месте события.

Статья, написанная в виде свидетельства очевидца, приобретает налет быстрого субъективного описания. Она не скрывает от читателя необъективность пишущего, неполноту восприятия ситуации. И этим подчеркивается отличие репортажа от новости, где, наоборот, на первый план выходит стремление быть объективным, настолько, что новости не пишутся от первого лица: в объективном (или стремящемся к объективному) описании журналиста как бы нет - он скрывается за происходящим.

В репортаже, наоборот, «я» журналиста обязательно присутствует. И именно это, несмотря на очевидную односторонность описания, делает репортажи правдивыми. Мы как бы говорим читателю: «Я был там. Поэтому я не мог видеть всего. Но я пишу о том, что сам видел, и не претендую на большее».

Рекомендация вторая: Хороший репортаж сообщает о чем-то, случившемся в определенный день и час, в определенном месте.

И очень желательно, чтобы время и место указывались в самой статье. Даже если в репортаже повествуется не о конкретном событии, он все равно должен быть привязан к определенному времени и месту. Иначе теряется ощущение реальности, репортаж воспринимается как литературный рассказ об отвлеченном событии.

А почему нужно указывать время и место в тексте? Журналист, пишущий репортаж, является частным лицом в общественно значимом месте в значимое время. Следовательно, то, о чем пишет журналист, важно для многих людей, которым нужно дать возможность представить происходящее в реально существующих координатах. Наконец, ваш репортаж может попасться на глаза читателю через несколько лет, и он должен иметь возможность понять, когда и как происходило описываемое событие.

Рекомендация третья: Лучше писать репортаж непосредственно после события.

Это требование связано с несколькими аспектами журналистского мастерства. Собственно, оно касается не только репортажей, но и всех жанров. Что бы вы ни писали, записывать нужно сразу же после события. И вот почему.

Во-первых, когда репортаж пишется сразу после события, в памяти журналиста еще свежи детали происшедшего. А детали в репортаже очень важны. Именно они придают описанию живость и непосредственность, делают его интересным и привлекательным для читателя.

Вот отрывок из репортажа о семье курдов, живущей недалеко от вершины горы Арагац.

Лаваш пекут прямо на верхней поверхности печки. Печку растапливают докрасна, а Саиру («по-настоящему меня зовут Шамирам!») садится перед невы- 127

Репортаж

соким столиком. Ей приносят скатанный из теста шарик, который она раскатывает скалкой. Когда лист раскатан, она берет его, подбрасывает левой рукой, круговым движением правой ловит и тем же движением подбрасывает снова. Левая рука таким же движением ловит-подбрасывает лист лаваша. И так несколько раз, все убыстряя движения, так что под конец руки мелькают, оставляя впечатление невозможной и необъяснимой слаженности. Потом лист передается Азнив, которая аккуратно кладет его на поверхность печи. Он начинает пузыриться и съеживаться. Спустя минуту-другую его переворачивают (а Саиру уже раскатывает следующий), спустя еще минуту (а Саиру начинает колдовство плавных круговых движений) готовый лист летит на расстеленную в углу простыню, а на печке пузырится следующий.

«Вот так делали, - говорит Пусур, показывая на Саиру, - старухи из Сасуна». Саиру немедленно откликается: «Слышишь, муж, ты, оказывается, женат на старухе. Где твои внуки?» Усуп: «Значит, я Давид Сасунский (герой армянского эпоса. - М.Г.)! Посмотри, как я хорош».

Если бы репортаж не записывался сразу после события, то некоторые детали, приведенные в нем, могли бы забыться. Но как украшает текст присутствие этих деталей!

В приведенном отрывке много прямых цитат. Цитаты облегчают текст, вносят в него свободу и создают эффект присутствия. А когда репортаж пишется сразу после события, еще свежи в памяти слова, сказанные тем или иным человеком, и еще хорошо помнятся те обстоятельства, в которых были произнесены эти слова.

Таким образом, в качестве второго аспекта хорошего репортажа нужно признать наличие прямых цитат.

Кроме того, цитаты делают текст правдивее. Каким образом? Примеров очень много. Обычно люди рассказывают журналистам о том, что их волнует, о конфликтах и проблемах. Часто неопытные журналисты принимают сказанное за чистую монету и описывают это в статьях как правду, забывая или просто не зная о существовании правила двух источников (см. главу «Пишем новость»).

В таких случаях цитаты помогают. Сравним:

а) «... дело [реконструкции Спитака] не шло дальше документов, переходящих из одного проектного института в другой, из года в год меняющихся, но так и не ставших действительностью, несбыточных проектов старых и новых городов. И так было до 1996 года, пока мэром Спитака не стал Сурен Аветисян».

(Газета «Айоц ашхар», Армения. 24.08.2002).

б) Как сообщили в отделе связи с общественностью Спитакской мэрии,«... дело [реконструкции Спитака] не шло дальше документов, переходящих из одного проектного института в другой, из года в год меняющихся, но так и не ставших действительностью, несбыточных проектов старых и новых городов. И так было до 1996 года, пока мэром Спитака не стал Сурен Аветисян».

В первом примере журналист берет на себя ответственность сообщить читателям правду. Но в результате получается довольно сомнительный текст, не внушающий доверия. Утверждения автора становятся либо голословными, то есть взятыми с потолка, не подкрепленными при- мерами, либо за ними угадывается заказ - в данном случае предвыборный заказ мэра Сурена Аветисяна. Во втором же случае журналист прямо говорит, откуда исходит данное утверждение, открыто указывает на источник, заинтересованный в прославлении мэра, поскольку сам он (источник) является работником мэрии.

Конечно, подход, связанный со вторым примером, требует проверки информации, а следовательно, и дополнительной работы. Но зато он серьезно улучшает качество статьи.

Еще один пример. В сентябре 1999 года я был в составе группы армянских и грузинских журналистов, посетивших Джавахети (или - по-армянски - Джавахк). Это - отдаленный и тогда совершенно заброшенный район Грузии, населенный почти только армянами. Мы прибыли в главный город региона Ахалкалаки. У местной больницы нас встретили несколько человек, протестовавших против «антиармянской политики официального Тбилиси», решившего перенести больницу из удобного хорошего здания в неприспособленное помещение.

Фраза, которую я только что написал, довольно ясно обрисовывает ситуацию. Но насколько яснее и лучше была бы статья, если бы я написал: «У местной больницы нас встретили несколько человек: "Вы должны нам помочь, - возбужденно кричали они. - На вас наша последняя надежда. Власти хотят выселить нас отсюда!"»

Прямая речь привносит в описание события яркость и непосредственность.

Однако после проверки оказалось, что проблема была в другом - больница действительно находилась в старом, сыром помещении. Я побывал во многих палатах, зашел и в отделение реанимации. Оно находилось на первом этаже, где было холодно и неуютно. В центре стояла печка, в одном углу умирал от инфаркта семидесятилетний мужчина, а в другом - за занавеской из простыни - рожала молодая женщина.

Власти предлагали переселить больницу в относительно новое здание. Но несколько врачей жили рядом со старым зданием, а новое было довольно далеко от них. Вот они и думали, прикрывшись громкими лозунгами, решить свою проблему. Разумеется, я написал об этом.

Рекомендация четвертая: репортаж не только рассказывает, но и показывает,

Это требование непосредственно связано с мастерством журналиста. Посмотрим на следующий текст:

У изолятора шесть корпусов. Шестой корпус отделяется маленьким коридорчиком от основного круглого корпуса, где лица, находящиеся под арестом [...], имеют относительно большую возможность общаться друг с другом и даже следить за работниками изолятора. А коридор шестого корпуса прямой, и там много проще обеспечивать изолированность арестованных. Обратившись к следственным помещениям и «боксам», отметим, что они находятся на первом этаже, и если в упомянутых комнатах к задержанным применят даже самые бесчеловечные пытки, то все равно другие арестованные, содержащиеся на верхних этажах, не смогут ничего услышать, а следовательно, и протестовать.

[...] «Бокс» является мрачным и сырым помещением размером приблизительно 28 квадратных метров, освещаемым маленьким окошком.

(Газета «Еркир», Армения. 19.07.2002).

Этот текст мертв. Он написан корявым канцелярским стилем. Автор не показывает, как выглядит изолятор, на что он похож, мы не слышим, что там происходит, не видим охранников, арестованных.

Сравним с другим репортажем - описанием двери, ведущей в газовую камеру в Майданеке, концентрационном лагере для евреев, где погибло до полутора миллионов человек. Репортаж написан 23 июля 1944 года. Его автор - британский журналист Александр Верт18.

Помещения в газовой камере, которая называлась «баня и дезинфекция», были скучными цементными конструкциями, которые, будь их двери побольше, в другом месте можно было бы принять за ряд маленьких уютных гаражей. Но двери - двери! Тяжелые стальные двери, и на каждой тяжелый стальной засов. В центре двери глазок - круг диаметром три дюйма, составленный из сотни маленьких дырочек. Могли люди в смертельной агонии видеть глаз наблюдавшего за ними эсэсовца? Во всех случаях эсэсовцу нечего было бояться: его глаз был хорошо защищен стальной сеточкой, покрывавшей глазок. И подобно тому, как гордый изготовитель надежных сейфов ставит свой фирменный знак на готовом изделии, производитель двери сделал вокруг глазка надпись «Auert, Berlin».

Здесь автор показывает, он заставляет читателя увидеть эту дверь и этот замок. В результате текст читается с большим интересом и захватывает читателя ужасом происходившего за этой дверью. То, как автор показывает дверь, дает нам возможность понять и почувствовать гораздо больше, чем если бы автор просто рассказал о Майданеке.

Ясно, что умения показать достигают, постоянно тренируя наблюдательность, умение видеть то, чего не видят другие, отмечать детали (как, например, фирменный знак изготовителя двери) и потом использовать их в материале.

И еще один совет. Для того чтобы показать, совсем не нужно обильно использовать прилагательные и наречия. Помните - они не показывают, они оценивают.

Рекомендация пятая: Не злоупотребляйте обобщениями. Репортаж их не любит.

Репортаж - это не объективное, не полное описание. Журналист просто показывает то, что видит. А обобщать на основе неполной информации - значит вводить читателя в заблуждение. Люди, говоря с журналистами, сгущают краски. Устной речи свойственны преувеличения, недопустимые в речи письменной. Вот еще один пример из моих поездок в Ахалкалаки:

«Вот нас трое, - говорит мужчина, стоящий у музея в Ахалкалаки, показывая на двух своих друзей, - у него две дочери в России, у второго - один сын, и тот уехал. У меня дочь в Москве и сын собирается к ней. Здесь остались лишь мертвые в могилах и мы - те, кто хоронит мертвых».

(Независимая газета. 6.11.2001).

Простой человек, житель отдаленного провинциального городка может сказать такую фразу. Но если журналист, желая сгустить краски, напишет: «в Ахалкалаки остались лишь мертвые и те, кто хоронит мертвых», то тем самым обобщит слышанное, мнение представит как факт.

В результате он исказит действительность, так как, разумеется, Ахалкалаки живет обычной жизнью провинциального города, а не занят непрерывными похоронами.

А в следующем примере обобщение рождает у читателей сомнение:

Очень многие дети, ставшие обитателями детского дома, в течение всего периода жизни здесь так и не видят своих родителей, даже матери забывают о существовании своих больных детей. «Государство позаботится, детский дом - надежное место, все равно денег у меня нет, чтобы содержать ребенка, приду потом и заберу...» и так далее, и так далее.

Действительно, почему очень многие? Откуда автор статьи взял эти рассуждения гипотетических родителей? Откуда у него уверенность, что матери забывают о существовании детей? Увлекшись обобщениями, автор проглядел неизмеримые глубины человеческих трагедий, заставивших родителей расстаться со своими детьми. И в результате - сомнения читателей и, часто, недочитанная статья.

Для того чтобы избежать этого, можно порекомендовать прием, который я называю приемом Симплициссимуса. Слово симплициссимус в переводе с латыни значит простодушный. Название приема взято из заглавия книги немецкого писателя XVII века Ганса Якоба Гриммельсга- узена «Симплициус Симплициссимус». Герой этой книги (а книга названа его именем) попадает в различные ситуации, все время оставаясь как бы вне их, не смешиваясь с действующими лицами и глядя на происходящее отстраненно и критично. Симплициссимус о любых событиях рассказывает с интонацией наивного удивления19.

Ясно, что прием Симплицисимуса подразумевает, что журналист предстает как бы ничего не знающим. Он отстранен, спокоен, ему нужно все объяснять. Он не может обобщать, так как у него нет информации, которую можно было бы обобщить. Он похож на чистый лист бумаги - tabula rasa, - на котором будет только то, что напишут.

И если журналист, отправляясь на задание, предстает перед своими источниками эдаким простаком, то когда он садится писать статью, этим простодушным персонажем становится читатель. Ведь он, читатель, не обязан знать то, что известно журналисту. Ему нужно объяснять. А ему объясняют, показывая события и приводя цитаты.

<< | >>
Источник: Григорян Марк. Пособие по журналистике. — М.: «Права человека». — 192 с.. 2007

Еще по теме Репортаж:

  1. Практические задания по главе «Репортаж»
  2. Немного о судебных репортажах
  3. Репортаж
  4. 4. 2. 5. Репортаж: истоки становления и тенденции развития
  5. РИТМ И АВТОРСКОЕ «Я» В РЕПОРТАЖАХ ГАЗЕТЫ «ИЗВЕСТИЯ»
  6. Новость или репортаж
  7. Репортажи на специальные темы
  8. Классификация современного репортажа: общая характеристика
  9. РЕПОРТАЖИ О ВОЙНЕ В ПЕРСИДСКОМ ЗАЛИВЕ: КОНКРЕТНЫЙ ПРИМЕР
  10. ОБЪЕДИНЕНИЕ ОРГАНИЗАЦИЙ, ЗАНИМАЮЩИХСЯ СБОРОМ НОВОСТЕЙ
  11. СПОРТИВНЫЕ СОБЫТИЯ В ПЕЧАТИ
  12. А. В. Колесниченко. ПРИКЛАДНАЯ ЖУРНАЛИСТИКА, 2008
  13. Хвалить то оружие противника, которое слабое
  14. Модуль 9.2. САМОУБИЙСТВО И РАСПРАВЫ В ПРЯМОМ ЭФИРЕ
  15. ЭФФЕКТЫ ВОЗДЕЙСТВИЯ НОВОСТЕЙ НА АТРИБУЦИИ И ПРИНЯТИЕ РЕШЕНИЙ
  16. ОСВЕЩЕНИЕ В ПРЕССЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ С СЕКСУАЛЬНЫМ НАСИЛИЕМ
  17. ГРАНИЦЫ ВЛИЯНИЯ СМИ
  18. ГЕНДЕРНЫЕ РОЛИ И ПРИСТРАСТИЯ
  19. Модуль 7.6. ОСВЕЩЕНИЕ В ПРЕССЕ КРИЗИСА С ЗАЛОЖНИКАМИ В ИРАНЕ (J. F. LARSON, 1986)
  20. Короткая глава о «длинных» статьях