<<
>>

РОЛЬ «ДОКУМЕНТА» В ОЧЕРКАХ В.А. ГИЛЯРОВСКОГО Ю.В. Карташова Волгоградский государственный университет

В публицистике В.А. Гиляровского существует комплекс приемов, построенных на преимуществах, которое предлагает цитирование или ссылка на документ. В газетных материалах репортера можно выделить не менее двух типов подобных приемов.
Первый связан с использованием фактических данных (например, в работе «Подземные работы в Москве»). Второй предполагает прямое цитирование официального документа или же газеты. Так, в публикации «Ловля собак в Москве» цитируется постановление Городской думы, а в материале «По собственной неосторожности» - отрывок из информационной заметки. В обоих случаях документ служит поводом для журналистской публикации, т.е. выступает в качестве факта действительности, а не только аргумента.

В очерковых текстах документ может подаваться как деталь. Например, в очерке «Пешком по шпалам» приводится документ о театральных расходах, оплаченных из денег любителя театра Иванова, вернее из сбережений его семьи. А так как семья была против этого пристрастия юного мецената, то расходы значились, как «Расходы по охоте». Это дает возможность публицисту дополнить образ молодого человека: «Все это происходило по секрету от матери, безвыездно жившей в своем имении в окружении старообрядческих начетчиков и разных стариц, которых сын ублажал подарками, чтобы они не сплетничали матери о его забавах» [1, 271].

В истории об американской экспедиции в очерке, опубликованном в газете «Русские ведомости», публицист не просто говорит, что работал с документами, собранными Гарбером и Шютце, но и прибегает к прямому цитированию дневника де Лонга: «Наш завтрак состоял из пол-ложки глицерина и куска сапога. Один Бог знает, что с нами будет дальше... Съеден последний кусок сапога» [2, 24]. Документ здесь выполняет не совсем привычную для него функцию - усиление эмоционального значения, а не простое подтверждение объективности авторских рассуждений; передает атмосферу последних дней участников экспедиций.

Подобное обращение к экспрессивной нагрузке, которую несут личные документы, способствует формированию не только определенного образа участников описываемых событий, но и повышению уровня читательского доверия и росту интереса у аудитории.

Нередко характер документальности приобретают стихотворные строки, которые нацелены на достраивание образной картины, создаваемой публицистом. Так, рассматривая казенные издания, В.А. Гиляровский пишет о том, что ведавших распространением подобных газет московских «квартальных переименовали в участковые пристава и дали им вместо старых мундиров со жгутиками чуть ли не гвардейскую форму с расшитыми серебряными погонами...»[3, 131]. В довершение своего рассказа автор приводит собственное четверостишие, опубликованное в «Будильнике»: «Квартальный был - стал участковый,//А в общем та же благодать ://Несли квартальному целковый, //А участковому - дай пять!»[3, 132]. Оно как нельзя лучше обрисовывают смысл переименования и его последствия как действия совершенно бесполезного и пустого.

С помощью стихотворений из альбома В.М. Лаврова, в котором оставляли «автографы» друзья последнего, В. А. Гиляровский пытается рассказать о личности второго редактора «русской мысли», т.е. сихи служат своеобразной портретной характеристикой. Вот, например, отрывок из стихотворения Аполлона Майкова: «вы - ответственный редактор// «русской мысли» - важный пост!// в жизни - мысль великий фактор,// в ней народов мощь и рост,// но она - что конь упрямый://нужен верный ездовой // чтоб он ровно шел и прямо,// не мечася, как шальной.// русский дух им должен править://есть у вас он, то легко // вам журнал свой и прославить, //и поставить высоко»[3, 183].

А. Майкова публицист цитирует и в очерках «люди театра», но здесь документальный ссылки призваны дополнить образ и воссоздать атмосферу: «с благодарной улыбкой взглянул Никитин на Николая Хрисанфовича, поздоровался глазами с Горбуновым и, когда смолкли аплодисменты, четким полушепотом, слышным во всех концах огромной залы, заявил:

- Поля! Стихотворение Майкова.

И полились чудные слова и звуки, дополняя одно другое, и рисовались ясные образы, рожденные словами поэта и переданные слушателям голосом чтеца»[5, 382].

Документ у В.

А. Гиляровского может выступать для выражения чужого впечатления или мнения, например, приведенные в тексте очерка «Русская мысль» воспоминания Д. Н. Мамина-Сибиряка: «Тридцать лет тому назад я принес в редакцию «Русской мысли» свою первую статью, которая и была напечатана в 1882 г. («Старатели»)... Затем я сотрудничаю в «Русской мысли» четырнадцатый год и могу засвидетельствовать замечательный факт, именно, что Вукол Михайлович Лавров всегда одинаков - когда журнал был в тяжелых обстоятельствах и когда достиг успеха, когда к нему является начинающий автор и когда автор с именем»[4, 185]. Подобное цитирование способно рассказать об уважительном отношении людей, игравших не последнюю роль в литературе того времени и сотрудничавших с «Русской мыслью», к Лаврову, которому «удалось тогда объединить вокруг нового журнала лучшие литературные силы»[4, 185] и к самому изданию.

Но наиболее интересным среди цитат подобного рода можно назвать текст воспоминаний Дорошевича о редакционной жизни, включенный в очерк «Будильник». Подобный фрагмент представляет собой прием дополнения повествования чужим впечатлением. Зафиксированный Дорошевичем фрагмент действительности подтверждает слова Гиляровского. Сравним. Автор очерка пишет: «Интересна была тогда редакция. Такие редакционные «Четверги» были еще только в «Зрителе». Субботы в редакции были сборными днями: получали гонорар, сдавали и обсуждали всей компанией материал на следующий номер...». А вот слова Дорошевича: «Рассказы в этом журнале писал Антоша Чехонте и по субботам, в редакционный день, гудел баском:

- Вот буду знаменитостью, - стану брать по 15 копеек за строчку.

Огромный А. В. Амфитеатров пишет пародии - гомерический хохот стоит в редакции, когда их читают...»[6, 151].

Более того, В. А. Гиляровский ссылается в этом очерке и на еще один документ. Этим документом становится зарисовка карикатуриста редакции Д.Н. Чичагова. Автор дает такое описание: «За столом сидят Арнольди, Куренин, Кичеев, новый издатель Левинский; стоят Ан. Чехов, Амфитеатров, Пасек..., а входящим в дверь изображен я, в высоких сапогах и с рукописью в руках»[6, 151].

Документ может быть использован не только для подтверждения слов В.А. Гиляровского, но и как важная часть изображаемой картины, говорящая сама за себя. Так в очерке «Атаман Буря и пиковая дама» публицист помещает целое «письмо в редакцию», которое явилось важным шагом в политике издания «Жизнь», принадлежащего В.Н. Бестужеву. Гиляровский приводит еще и тексты двух бесплатных объявлений, публикуемых в данном издании до скандала, специально вызванного владельцами газеты, чтобы обеспечить популярность собственного печатного органа. Эти бесплатные объявления помещены в подтверждении полной непривлекательности издания для рекламодателей. Тогда как после фельетона «Пиковая дама», анонсированного как повесть и тем введшего в обман читателей, купивших «Жизнь» в надежде увидеть там повесть А. С. Пушкина (это и вызвало официальное возмущение газетного мира Москвы и заставило говорить о «безграмотной редакции» на страницах большинства изданий), отбоя от рекламодателей не было. Новые объявления публицист тоже цитирует в противовес уже приведенным ранее.

Вообще для В. А. Гиляровского характерно обращение к газетному материалу, публикуемому в том или ином издании, с целью передачи собственного впечатления от этого печатного органа. Часто автор стремится сформировать у своей аудитории мнение о газете или журнале, давая отрывки, не заключающие в себе никакой важной информации об отношении рассматриваемой редакции к какому-либо важному явлению общественной жизни, но отображающие общий характер всех материалов, особенности стиля и содержания газеты. Так, касаясь казенных изданий публицист приводит строки, которые «единственные остались...[у него] в памяти из газеты, которая мозолила... глаза десятки лет в Москве во всех трактирах»: «Студент 3-его семестра утешает вдов и разводит сирот. Согласен за стол и квартиру. Б. Бронная, д. Чебышева, студенту Андрееву»[3, 130]. Приводя в пример эту студенческую шутку, публицист показывает, что самой интересной и живой публикацией в этой газете была именно она.

Ссылки на страницы изданий и напечатанные в них материалы обусловлены и темой очерковой книги «Москва газетная», а потому просто необходимы для более яркой обрисовки облика газеты и журнала.

Таким образом, приемы, связанные с использованием документа в ткани произведения, не только не осложняют читательского восприятия, но и благодаря своему появлению в контексте личных воспоминаний публициста делают возможным подтверждение его слов, становясь веским аргументом. Кроме того, они помогают автору привлечь внимание читателя и представить аудитории новый взгляд на проблему. Документ также может выступать поводом для проведения журналистом исследования действительности или создавать определенный эмоциональный фон. 1.

Гиляровский В.А. Пешком по шпалам // В.А. Гиляровский. Сочинения в четырех томах. Т.1. 2.

Гиляровский В. А. «Русские ведомости».// Указ. соч. Т.3. 3.

Гиляровский В. А. Казенные газеты.// Там же. 4.

Гиляровский В. А. «Русская мысль»// Там же. 5.

Гиляровский В.А. Восходящая звезда // Указ. соч. Т.1. 6.

Гиляровский В. А. «Будильник».// Там же.

<< | >>
Источник: А.П. Короченский. Журналистика и медиаобразование в XXI веке : Ж 92 сб. научных трудов Междунар. науч.-практ. конф. Белгород : Изд-во БелГУ,. - 368 с.. 2006

Еще по теме РОЛЬ «ДОКУМЕНТА» В ОЧЕРКАХ В.А. ГИЛЯРОВСКОГО Ю.В. Карташова Волгоградский государственный университет:

  1. РОЛЬ «ДОКУМЕНТА» В ОЧЕРКАХ В.А. ГИЛЯРОВСКОГО Ю.В. Карташова Волгоградский государственный университет