<<
>>

СОЦИАЛЬНОЕ ПОЗНАНИЕ В ЖУРНАЛИСТИКЕ А. А. Тертычный Московский государственный университет

Утверждение о том, что познание журналистом действительности имеет социальный характер - аксиома. Познавательный процесс, как известно, представляет собой движение от чувственного познания к абстрактному мышлению и далее - к практике, выступающей целью, основой и критерием познания.

Социальное познание объективной действительности невозможно без чувственного познания. Именно данные, полученные чувственным путем, являются единственным первоисточником всех знаний об обществе. В то же время исследователь достигает качественно нового уровня в сфере социального познания лишь благодаря абстрактному мышлению, которое служит не только переработке данных чувственного познания, но и направляет его. Поэтому, формы чувственного познания (в том числе и в журналистике) не могут считаться чисто чувственными. Так, скажем, наблюдение, экспериментирование в журналистике, несмотря на то, что они являются чувственно ориентированными, неотделимы от абстрактно-теоретического мышления, пронизаны им. Они выступают лишь чувственно-конкретной, «исходной» ступенью, начиная с которой познание журналистом действительности движется через абстрактное к конкретному в мышлении.

Рассуждая о специфике социального познания в журналистике, мы учитываем то исходное обстоятельство, что к числу характеристик общественного познания исследователи относят существование, наряду с научной его формой, вненаучных форм освоения действительности. Известно, что по ходу развития, предопределяемого практикой, мышление претерпевает серьезные качественные изменения. Оно постепенно преодолевает стадию случайности, бессистемности, свойственные так называемому «донаучному» мышлению, и достигает своего высшего состояния в научном познании. Однако это отнюдь не означает, что каждый отдельный человек, каждая отдельная сфера деятельности в настоящее время осуществляют познавательный процесс на научном уровне.

При всем желании в каждый отдельный момент получать научно выверенное знание, добиться этого вряд ли возможно. Это и обусловливает существование сферы вненаучного познания (в нее включена и журналистика), степень строгости и точности применения методов познания в которой в том или ином конкретном слу- чае может быть очень разной (именно это порождает споры о степени научности методов журналистики и знания, продуцируемого в этой сфере).

Для научной формы социального познания, опирающегося на определенные методы и теории, проверенные практикой, характерно то, что оно дает систематизированные знания, правильно отражающие явления и закономерности действительности. Вненаучное социальное познание отличается от научного не только по своему содержанию, но и по своей форме. При этом необходимо иметь в виду, что нельзя ставить знак равенства между вненаучным познанием и ненаучным. Понятие «ненаучное познание» можно считать синонимом заблуждения, в то время как социальное познание вне науки может давать как неправильное «ненаучное», так и правильное отражение социальной реальности. Если вненаучное социальное познание точно отражает реальность, то оно дает такие же достоверные знания, как и научное познание. Но, несмотря на это, вненаучное и научное социальное познание по своему содержанию различаются. О достоверности вненаучного социального познания можно говорить лишь применительно к эмпирическому и к элементарно-теоретическому уровням достигнутых знаний. Что же касается научного социального познания, то понятие достоверности будет применимо ко всем уровням знания, достигнутого в процессе его осуществления. Отличие научного социального познания от вненаучного социального познания можно увидеть и в соответ- ствущих им формах. Так структура и система первого возникают в результате теоретического исследования, с помощью присущих ему принципов и методов. Формы его очень устойчивы, что детерминируется прежде всего определенностью его предмета. Предмет же вненаучного социального познания недостаточно определенный.

В журналистике он часто меняется, например, в зависимости от политической ситуации, идеологических установок, господствующих в обществе и т.д. Это является одной из важнейших причин того, что знания (а также и формы его закрепления), полученные в процессе данного вида социального познания, относительно неустойчивы.

Говоря о различии между научным и вненаучным социальным познанием, необходимо указать и на то, что между ними в принципе не существует непроходимой границы. Как научное, так и вненаучное социальное познание представляют собой определенные составляющие единого потока человеческого познания. И это единство не может быть устранено, например, тем, что в ходе вненаучного социального познания в определенных случаях полученные знания закрепляются с помощью определенных принципов, правил, оценочных норм, или же в художественно-образной форме. Так, например, социальным вненаучным познанием выступает познание, закрепленное в политических, правовых и нравственных и др. нормах, обыденное познание, познание «практического плана», существующее в ситуациях практической общественной деятельности (например, производственной, государственно-управленческой, военной и т.д.), сти- хийное общественно-политическое познание и т.д. То же самое можно сказать и о познании действительности журналистом. Именно поэтому, говоря далее о своеобразии социального познания в журналистике, мы исходим из того, что оно по своему характеру является познанием вненаучным [1].

Хотя сказанное, конечно же, не означает, что журналист не может стремиться использовать те же методы, которые используются и в науке. Другое дело, что специфика журналистской деятельности такова, что журналист должен как можно более оперативно отображать события, процессы, ситуации, возникающие в окружающем мире, что неизбежно искажает процесс их применения. Кроме того, он отнюдь не всегда имеет подготовку, необходимую для строго научного исследования. Да журналистика и не претендует на то, чтобы подменять собой науку и часто жертвует ради оперативности отображения актуальной действительности, а также - ради тех или иных политико-идеологических целей, глубиной и достоверностью получаемого знания о ней.

Хотя, в принципе, не исключена возможность точного определения или «угадывания» журналистикой реальных взаимосвязей действительности. Но то, что полученное ею знание - точное, становится нередко известным только после того, как оно уже будет применено (если будет) для решения практических задач. Научное же знание обычно показывает свою состоятельность уже в силу тех достоверных оснований, которые выявляет ученый в ходе познания.

Используя понятие «знание», мы исходим из того, что оно выступает как «необходимый элемент и предпосылка практического отношения человека к миру, является процессом создания идей, целенаправленно, идеально отражающих объективную действительность в формах его деятельности и существующих в виде определенной языковой системы» [2, 307].

Результат познания журналистом социальной действительности включает в себя характеристики знания как такового. Однако, являясь продуктом вненаучной формы познания (а именно такой формой является журналистика), определенного подхода к отображению действительности, оно несет в себе специфические черты конкретного, а именно, как его именуют теоретики журналистики, «публицистического», или «журналистского» знания. Главная из них заключается в том, что в отличие от научного, оно не ставит целью выявление закономерностей развития природы и общества, не заявляет претензий на общезначимость, инвариантность. Автор журналистского выступления не ставит перед собой цель обязательно дать полное научное описание отображаемого явления, перечислить все его существенные признаки. Наоборот, руководствуясь некими мировоззренческими, идеологическими и иными установками, он, как правило, наиболее ярко отображает какую-то одну сторону явления, события, которая кажется ему наиболее интересной и важной, оставляя другие в тени. Поэтому исследователи нередко задают вопрос о том, можно ли считать знание, добываемое журналистом, не нацеленное на отображение закономерностей действительности, именно знанием, в строго научном смысле этого тер- мина? Является ли настоящим знанием знание, органично сливающееся с системой обыденных и идеологических представлений? А ведь это - бесспорные и неотъемлемые качества познания журналистом действительности.

К сожалению, при характеристике журналистского знания нередко игнорируется такое его важнейшее качество как прагматическая направленность, привязанность к решению тех социальных, идеологических задач, политической практике, которые актуальны именно сегодня.

А учитывать эту особенность очень важно [3]. В отличие от ученого, чья деятельность нацелена на познание истины вообще, журналист не может заниматься познанием, отстраненным от злободневных проблем общества.

Характерной чертой результата журналистского исследования является и его ярко выраженная аксиологичность. Изучая социальные процессы (настоящего, прошлого или будущего), журналист не ограничивается стремлением выявить их сущность. Наряду с этим он дает им оценку, которая реализуется через его методологию, мировоззрение, личный жизненный, профессиональный опыт, соотносит исследуемые явления с общественными (нравственными, политическими, юридическими и т.д.) предписаниями (программами), нормами, ценностями, идеалами, а также в известной мере и с личными ценностями. То есть, методология, методы, которые использует журналист, передают часть своего содержания знанию, отображающему исследуемый объект, в том числе оценочному знанию. Именно через методологию, методы познания журналист осознанно или неосознанно включает в структуру оценки свое убеждение, свои идеологические и иные пристрастия.

В целом, результат отображения журналистом того или иного явления действительности включает в себя знания: 1)

добытые в результате изучении им объекта (эти знания могут быть как эмпирическими, так и теоретическими или эмоционально-образными); 2)

позаимствованные из исследований других авторов (это преимущественно теоретические и эмоционально-образные знания); 3)

привлеченные из других сфер деятельности (знания теоретического, эмпирического, эмоционально-образного планов); 4)

переданные методологией, на которую опирался журналист (прежде всего это - знания теоретического уровня); 5)

привнесенные конкретными методами журналистского исследования; 6)

привходящие вместе с убеждениями журналиста (знания разных уровней).

Кроме того, журналист в своих текстах высказывает суждения о надежности источников информации, а также - о полученных в ходе исследования фактах, аргументах, приводит свои умозаключения о публикациях по данной теме (проблеме) других журналистов.

Эти высказывания включают в себя разные по характеру знания, оценки.

Стремление журналиста дать аудитории оперативное целостное, «синтезированное», разнообразное знание о предмете отображения и в то же время показать его конкретные, неповторимые черты (что в каждом конкретном случае происходит своеобразно), реализуется им с использованием как научно-теоретических, так и художественно-эстетических, а так же обыденно-эмпирических методов познания. Это дает возможность выделить в продукте журналистского познания теоретико-логический, художественно-эстетический и эмпирический уровни познания. Подобную мно- госоставность можно считать важнейшей чертой, присущей познанию действительности в журналистике [4]. 1.

См.: П. Гиндев. Философия и социальное познание. - М., 1977; Социальные функции научных и вненаучных форм знания. - М., 1987, и др. 2.

См.: Копнин П.В. Гносеологические и логические основы науки. - М.: Мысль, 1974. 3.

Пронин Е.И. Выразительные средства журналистики. - М.,1980. 4.

См.: Горохов В.М. Закономерности публицистического творчества. М., 1975, с. 93-143; Уваров А.И. Теория и принципы гуманитарного познания // Социальное познание и его особенности. - Калинин, 1983, с. 123; Гносеологический анализ понятия. // Вопросы гносеологии, логики и методологии научного исследования. Л., 1970; с.4; Нуйкин А.А. Истинностная и ценностная компоненты познания // Вопросы философии. - 1988.- №5. - С.79; Навозов В.Ф. О связи дескриптивных и ценностных суждений// Проблемы методологии науки. - Томск, 1969, с. 13-27, и др.

<< | >>
Источник: А.П. Короченский. Журналистика и медиаобразование в XXI веке : Ж 92 сб. научных трудов Междунар. науч.-практ. конф. Белгород : Изд-во БелГУ,. - 368 с.. 2006

Еще по теме СОЦИАЛЬНОЕ ПОЗНАНИЕ В ЖУРНАЛИСТИКЕ А. А. Тертычный Московский государственный университет:

  1. СОЦИАЛЬНОЕ ПОЗНАНИЕ В ЖУРНАЛИСТИКЕ А. А. Тертычный Московский государственный университет
  2. БИБЛИОГРАФИЯ
  3. Список литературы
  4. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ