<<
>>

Статьи для анализа

Букашка на бумажке

(Интервью с Александром Алимовым)

Мировая классическая литература создала совершенно определенный образ зоолога. Это и чудаковатый путешественник Паганель, и забавный доктор Мортимер из «Собаки Баскервилей», который с сачком гоняется за бабочками по болотам...

А каковы ученые-зоологи в реальной жизни? Чем сегодня занимается зоология? -

Александр Федорович, насколько часто в зоологии происходят открытия и чем наука о животных может быть полезна человеку в его повседневной жизни? -

Это наука, без которой совершенно невозможно решить очень многие проблемы. Вот, например, сегодня весь мир встревожен появлением птичьего гриппа, мировые средства массовой информации трубят чуть ли не о возможности пандемии, сравнимой с «испанкой» начала прошлого века... А ведь и это заболевание, и многие другие переносятся животными. И чтобы найти способы победить болезни, необходимо очень многое знать: как они передаются, какой образ жизни ведут животные-носители, что едят, как размножаются, как мигрируют по планете, как взаимодействуют с человеком.

[...] Если говорить о том, зачем еще нужна зоология, напомню об экологически чистых методах борьбы с вредителями в сельском хозяйстве. Чтобы не пичкать поля «химией», можно направить одно насекомое на борьбу с другим и получить результат, нужный человеку. -

Как же много нужно знать о каждой букашке, чтобы направить ее жизнедеятельность в интересах человека! -

Прежде всего нужно уметь отличить одно животное (а букашки - это, к слову, тоже животные) от другого. Наш институт - единственный в России и сегодня уже почти единственный в мире, основная часть сотрудников которого как раз и занимается систематикой животных. Ученые исследуют животных, описывают, строят систему животного мира.

Это наука трудоемкая, кропотливая. Не то что на каждого зверя - на каждую букашку нужно составить бумагу, всесторонне ее описывающую. Если, скажем, не составляет проблемы отличить собаку от кошки, то уже среди собак и среди волков бывает весьма проблематично различить виды, а о насекомых и говорить не приходится - часто эта задача под силу только зоологу. Сегодня каждый день в мире описываются десятки новых видов. Первое описание, данное исследователем, является эталоном для конкретного вида животных, таким же, как, например, существующие эталоны меры длины и массы.

[...] Ученые разных стран обмениваются и описаниями, и коллекциями. У нас в институте собрана одна из крупнейших фундаментальных коллекций в мире - около 60 млн единиц хранения. С 35 тысячами экспонатов можно ознакомиться в Зоологическом музее, который входит в структуру института на правах лаборатории. -

Скажите, а при изучении животных обязательно с ними соприкасаться в природе? Или достаточно разглядывать, сидя за столом? -

Необходимо и то и другое. Было время, как я говорю, «при большевиках», - мы в институте каждый год проводили по шесть-семь только крупных экспедиций, исследовали фауну от европейской части страны, Калининградской области до Дальнего Востока, среднеазиатских республик и Кавказа. Сейчас Академия наук средств на поездки практически не выделяет, и мы проводим экспедиции большей частью на гранты - когда удается их получить.

Впрочем, если в стране в целом научная экспедиционная работа, можно сказать, свернута, то наш институт несколько спасает то, что у нас есть две собственные биологические станции [...]. -

И как же она оплачивается? -

Средняя зарплата в институте по тарифной сетке - около 3,5 тысячи рублей. С грантами и надбавками за степень получается примерно 4,5 - 5 тысяч. И это все. Доктор наук (а в нашем институте их 65, 130 кандидатов, три члена-корреспондента РАН - высочайший научный потенциал!) сейчас получает меньше, чем дворник или уборщица в большом магазине. -

Но, кажется, с будущего года ученым будут повышать зарплату?

[...]

Далее журналист задает следующие вопросы: -

Александр Федорович, если говорить о взаимодействии человека с природой... Вы участвовали в оценке многих проектов, начиная с дамбы, которые могут оказывать существенное влияние на окружающую среду. Как обстоят дела с чистотой в Невской губе? Что, с вашей точки зрения как гидробиолога, происходит в районе дамбы? Чего ожидать в связи с запланированным намывом в Финском заливе? -

Скажите, пожалуйста, а чтобы изучать животное, нужно его любить? -

А как совместить любовь к братьям меньшим с опытами над ними? -

Как вы оцениваете ситуацию в городе с бездомными животными? -

И последнее на сегодня. В нашем городе идут бурные споры о том, как дальше развиваться Ленинградскому зоопарку. Вы были среди тех ученых, которые поддержали идею развития на двух территориях, в том числе - в ландшафтной местности. Поясните, пожалуйста, какими соображениями вы руководствовались, поддерживая этот проект?

Газета «Санкт-Петербургские ведомости»

11 ноября 2005

Это довольно типичное интервью для постсоветской печати. По вопросам, которые задает журналист, можно сделать вывод о том, что интервью было подготовлено. Так, первые два вопроса довольно логично следуют один за другим. Можно видеть, что вопросы о любви к животным, об опытах над ними и о бездомных животных в Петербурге также были подготовлены.

Однако в довольно логично выстроенную цепочку вопросов вклинивается разговор о зарплате ученых, а это - тема известная, достойная освещения, но не дающая читателям ничего нового в том виде, в котором она представлена в этом интервью. Для освещения подобных тем от журналиста требуется иной подход - надо искать и находить такие ракурсы темы, которые представят ее с новой точки зрения, подчеркнут ее важность и насущность. А в том виде, в каком она предстает в этом интервью, читатели (многие из которых не являются учеными и тоже получают невысокие зарплаты) ничего нового для себя не получат. И - скорее всего - просто перестанут читать это интервью.

Вторая большая и серьезная тема, которая вдруг возникает в тексте, это проблема гидробиологической обстановки в Финском заливе. Можно заметить, что здесь интервьюер задает не один, а сразу три вопроса. Как правило, в таких случаях отвечают на один-два вопроса просто потому, что в ходе ответа человек забывает о том, что был задан еще один вопрос. Это неправильно с профессиональной точки зрения.

Текст статьи предваряется небольшим абзацем, в котором говорится об образе зоолога в литературе. При этом журналист допускает грубейшую ошибку, поскольку персонаж «Собаки Баскервилей» доктор Мортимер не зоолог, а врач семьи Баскервилей. Есть в повести «энтомолог» Стэплтон, который, однако, не «забавный» ученый, гоняющийся с сачком по болотам, а расчетливый и циничный убийца.

Но дело не в этом. Во вводном абзаце надо было писать не о Паганеле и Мортимере, а об Александре Алимове. Ведь рядовой читатель скоре всего не знает, кто он такой, и его надо было представить. А Александр Алимов - известный зоолог, академик, директор Зоологического института Российской академии наук, президент Гидробиологического общества, председатель Научного совета по проблемам изучения, охраны и рационального использования животного мира (и прочая, и прочая). Вместо того чтобы рассказать, насколько он значительная фигура в мире науки, читателю предлагают вспомнить Паганеля и Мортимера.

В статье не сказано, что явилось поводом к интервью с А. Алимовым, почему газета решила интервьюировать именно сейчас и именно его. В результате на голову читателя «падает» текст непонятно откуда взявшийся и неясно для чего опубликованный. Будут ли его читать?

Прочитайте и обсудите интервью. Ответьте на вопросы

Свидания с Пушкиным

Темур ЧХЕИДЗЕ: Мой дом - Тбилиси. В Петербурге я работаю.

Большинство людей, приезжающих в Петербург жить и работать, через некоторое время испытывают потребность сродниться с ним. Торжественный и величественный город переплавил не одну волну провинциалов, стремящихся закрепиться на берегах Невы. Гардеробщица в театре, опере или филармонии, с которой вы перекинетесь двумя фразами, может спросить: «Где вы учились? В нашем университете?» Если ее разочаровываешь и называешь другой город, интонации мимолетной собеседницы меняются: сердечность трансформируется в любезность.

Выражение «настоящий петербуржец» - высшая оценка ваших интеллектуальных и нравственных качеств. В эту категорию зачислены Ахматова, Гранин, Собчак, Шевчук и многие другие знаменитости, родившиеся в других городах и весях. Настоящим петербуржцем и явлением русской культуры считали Георгия Товстоногова. Мы решили выяснить, каковы ощущения его соотечественника, согласившегося занять пост главного режиссера БДТ, Темура Чхеидзе.

Российская газета: Темур Нодарович, вы ведь давно живете в Петербурге. Стали питерцем?

Темур Чхеидзе: Нет, питерцем я не стал. Я обожаю этот город, но питерцем не стал и не стану. Мой дом - Грузия, Тбилиси. А в Петербурге я работаю. Я счастлив, что работаю в БДТ, что многие годы существую среди этих людей. Но одним из них мне не быть.

РГ: Как же вам живется среди чужих?

Чхеидзе: Если бы у меня были плохие ощущения, я бы не смог 15 лет сотрудничать с БДТ. В людях, с которыми я общаюсь, есть то, что называется «дух Питера, его душа». И это очень привлекает.

РГ: С властями приходится общаться?

Чхеидзе: Нет.

РГ: А с грузинской диаспорой? Хотя бы для того, чтобы справиться с ностальгией?

Чхеидзе: С грузинами я общаюсь в Грузии.

РГ: А в доме о ней напоминает грузинская кухня?

Чхеидзе: У меня буфет БДТ и никакой другой кухни нет. Я прихожу сюда рано утром и ухожу поздно вечером. В еде я не так щепетилен.

РГ: Наверное, в городе у вас любимые места? Какие?

Чхеидзе: Есть. Фонтанка, БДТ (впервые улыбнулся).

РГ: Вы не впускаете в себя окружающую красоту?

Чхеидзе: Ну почему же? Очень люблю бывать в Пушкине. Хоть раз в году, но езжу на свидание с Александром Сергеевичем обязательно, желательно весной. Не говоря уж о Петергофе... Но 18 часов из 24 я в основном в театре, и мне некогда любоваться городом. Вся красота - в человеке.

Наталья ШЕРГИНА, Санкт-Петербург Российская газета.

19.09.2005

Вопросы: 1.

Проанализируйте интервью. Что в нем было успешным, а что нет? 2.

В чем вы видите недочеты или ошибки автора? Можно ли было их избежать? 3.

Если бы вы были редактором газеты, опубликовали бы вы этот материал? Почему? 4.

Оцените статью по пятибалльной шкале.

<< | >>
Источник: Григорян Марк. Пособие по журналистике. — М.: «Права человека». — 192 с.. 2007

Еще по теме Статьи для анализа:

  1. Статьи для анализа
  2. Статьи для анализа
  3. Статьи для анализа
  4. Статьи для анализа
  5. Статьи для анализа
  6. Статьи для анализа
  7. Статьи для анализа
  8. Статьи для анализа
  9. Статьи для анализа
  10. Статьи для анализа
  11. 4.3.2. Ивент-анализ и возможности его применения для анализа международных конфликтов
  12. Отбор образцов для анализа
  13. Анализ возможных стратегий для России
  14.     ШПАРГАЛКА ДЛЯ РАЗБОРА     Об алгоритме морфемного, анализа
  15. РОЛЬ МЕТОДОЛОГИИ М. ЭЛИАДЕ ДЛЯ АНАЛИЗА ПОЛИКУЛЬТУРНОГО ДИСКУРСА БЕЛАРУСИ Никонович Н.А.
  16. 4.3.3. Метод когнитивного картирования и возможности его применения для анализа международных конфликтов
  17. Анализ возможных стратегий поведения России (дискуссия и выводы для политических решений)