<<
>>

Умения и навыки, необходимые для журналистского расследования

Журналистское расследование может быть предпринято всяким, кто полон решимости довести дело до конца и не отступать перед неизбежными неудачами. Никаких особых навыков для него не требуется. Однако существует ряд вещей, упрощающих работу и приносящих вам больше пользы, как-то:

1.

Знание законов о свободном доступе к информации

Какие законы на эту тему существуют в вашей стране? Известно ли вам, какие материалы и документы вы имеете право видеть? Это жизненно важно. Ряд расследований был проведен благодаря тому, что в руки журналистов попали секретные документы. Но еще большее их число – благодаря тому, что репортеры обнаруживали: какие-то отчеты или протоколы хранятся в тайне, а у них есть право доступа к ним. Бюрократы, конечно же, не будут кричать на всех углах о наличии этой информации и станут воздвигать всевозможные барьеры на пути тех, кому окажется не лень ознакомиться с нею, станут открывать доступ лишь изредка, задвигать материалы подальше от глаз людских и так далее.

Одна журналистка, некогда работавшая вместе со мной в Лондоне, обнаружила в убористо набранном правительственном докладе упоминание о бюллетене, где были перечислены все права доступа в частные владения. Права эти были предоставлены крупными землевладельцами в обмен на получение ими налоговых льгот. Ни чиновники (поскольку именно они раздавали льготы), ни владельцы (поскольку не желали, чтобы разная публика шлялась по их владениям) не стремились сообщить всем о существовании этой публикации.

Когда о нем узнала эта журналистка, она, выяснив, что имеет право ознакомиться с бюллетенем, так и сделала, преодолев немало препонов. После этого она не только получила возможность подробно написать о доступе в такие владения, но также расследовала сделки, заключавшиеся между владельцами и правительством.

Это случилось в Британии, где сильны традиции секретности, когда речь идет об официальных документах. Британия в этом не одинока, но во многих странах сейчас существуют законы о свободе информации, благодаря которым общественность получила доступ к большому количеству документов. Очень немногие из обычных граждан знают об этих документах, и еще меньшее их число когда-нибудь заинтересуются ими. Тем больше причин для журналистов взять на себя труд узнать, что хранится в тайне и что можно увидеть.

В Соединенных Штатах Акт о свободе информации, принятый в 1966 году и дополненный в 1971-м, открыл для доступа журналистам все – в том числе весьма загадочного содержания – документы. Результатом использования этих документов в ходе расследований стало обнародование в прессе всевозможных скандалов:

– Оставшиеся без освещения аварии на атомных станциях.

– Рентгеновские установки в онкологических центрах, излучавшие радиацию в 25–30 раз выше предписанного уровня (в течение нескольких месяцев после этого разоблачения во всех подобных центрах в США радиационная обстановка была улучшена).

– Служба охраны стратегических вооружений, многие служащие которой были признаны психически неустойчивыми либо совершавшими в прошлом уголовные преступления.

– Анестезирующие препараты, которые постоянно прописывали роженицам, несмотря на то что эти лекарства могли вызвать – и вызывали – нарушения мозговой деятельности у новорожденных.

Был также случай, когда газета из Луисвилля, штат Кентукки, получила доклады федеральной инспекции о дурном отношении персонала частных клиник к пациентам. В результате расследования было принято новое законодательство, ряд клиник и домов для престарелых был закрыт, а владельцам некоторых из них было предъявлено судебное обвинение в мошенничестве. Можно очень долго приводить подобные примеры, и все они свидетельствуют о том, сколь важно для журналиста выяснить, какие документы держатся в секрете, изучить их и использовать в своих расследованиях.

2. Знание обычных справочников

Во всяком обществе – за исключением самых закрытых – существует куда больше доступной информации, чем думает средний журналист. Значительную часть ее можно получить благодаря обычным, пусть и не всегда широко доступным, справочным материалам – спискам официальных публикаций, докладам законодательных властей и общественных организаций, справочникам компаний и организаций, финансируемых государством, и так далее. Любой репортер, особенно если он намеревается проводить расследование, должен вменить себе в обязанность знать, какую информацию содержит такая справочная литература.

3. Контакты

Не стоит и объяснять, что всем репортерам нужны контакты с людьми, но тем, кто ведет журналистское расследование, контакты нужны в особенности. Причем контакты с определенного рода людьми – не просто с теми, кто может дать информацию или указать, где искать ее. Нужны люди, полезные в ходе написания статьи. Это юристы, чиновники телефонных служб, сотрудники центров регистрации автомобилей, иными словами, все, кто может дать совет и допустить к официальным документам.

4. Тщательность

Причиной, для многих журналистских расследований по-служила информация, полученная от осведомленных лю-дей, которые хотят обратится в прессу со своей информацией. Хотя этими людьми может руководить желание рас-крыть правду, часто они преследуют свои интересы. Это не является причиной для игнорирования того, что они вам дают, но это служит причиной еще раз все самим прове-рить, каким бы авторитетным ни казался этот источ-ник.

Необходимо все записать, а потом проверить подлин-ность этих документов. Нельзя сидеть спокойно и ждать, когда источник информации покормит вас, как приручен-ную птичку, надо выйти из дома, смотреть, слушать и со-ображать, чтобы докопаться до сути дела самому. В конце 1994 года в Санкт-Петербурге, на рынке недвижимости происходили важные события. Администрация мэра города Анатолия Собчака наблюдала за переходом недвижимости из государственного владения в частное, пе-реход, заключающийся в передачи большого количества недвижимости от государства к частным владельцам. Боль-шое количество недвижимого имущества продавалось за-тем. вторичным покупателям и все это происходило в то время, когда механизм, регулирующий сделки с муниципаль-ной собственностью, был до конца не отработан.

Местная газета "Деловой Петербург", которая в то время выходила два раза в неделю и публиковала статьи на тему бизнеса, решила как следует рассмотреть эту волну приватизации. Газета не ставила перед собой цели найти что-нибудь сенсационное, когда начинала расследовать сделки с недвижимостью, но вскоре им по-пала в руки информация, которая привела их к сенсаци-онным статьям, о коррупции. Примерно в то же самое время эти сделки привлекли внимание нового прокурора города, и он начал расследование вместе с членами РУОПа (Регионального Управления по борьбе с организованной преступностью).

В начале. 1995 года "Деловой Петербург" начал публика-цию того, что впоследствии превратилось в многочисленную серию статей о доме № 3 по улице Рылеева, который был приобретен фирмой "Ренессанс", занимающейся рес-таврацией домов. Газету заинтересовало именно это зда-ние, следуя конфиденциальной информации, полученной от одного из лиц, причастных к расследованию, проводимому прокуратурой и РУОПом. После тщательной проверки ин-формации, полученной газетой, статья была опубликова-на.

21 февраля 1995 года "Деловой Петербург" опубликовал статью, рассказывающую о том, что главному архитек-тору Санкт-Петербурга удалось поменять свою 3-х комнатную квартиру, общей площадью 70 квадратных мет-ров, в одном из спальных районов на окраине города на 4-х комнатную квартиру, общей площадью 200 квадратных метров, в доме № 3 на улице. Рылеева без дополнительной платы. В то время, когда по сведениям газеты "300 000 семей стоят в очереди на. жилплощадь", новая квартира ар-хитектора послужили поводом для большого скандала.

Она также оказались только верхушкой айсберга, который был выявлен при дальнейшем расследовании. Когда "Деловой Петербург" копнул глубже, он обнаружил большое количество захватывающей информации. Тогда в 1995 году газета опубликовала дальнейшие статьи, например, о странном решении монополиста на электрическую энергию "Ленэнерго" приобрести две квартиры в этом здании по цене в два раза превышающей рыночную, но старания газеты, были вознаграждены только в 1996 году. Побужда-емая решением компании "Ренессанс" подать в суд на газету за статью, опубликованную в июне 1905 года, газета копнула еще глубже, и то же. самое делал генеральный про-курор России. 13 февраля 1996 года "Деловой Петербург" потряс город сообщением о том, что

''... в доме (на улице Рылеева) проживают интересные жиль-цы.

Олег Харченко. главный архитектор города, обменявший свою 70-метровую ''трешку" в новостройках на 200-метровую двухуровневую квартиру без доплаты.

Марина Кутина, урожденная Собчак, получила однокомнат-ную квартиру в дар от фирмы "Ренессанс" Сейчас она, по документам, работает в доме уборщицей, хотя за работой две другие уборщицы ее никогда не видели.

... начальник Василеостровского РУВД Виктор Дряхлов поменял свою 50-метровую двухкомнатную квартиру на 130-метровую трехкомнатную без доплаты.

На тех же условиях в этом доме поселилась Надежда Филиппова - начальник планового отдела Департамента по со-держанию жилищного фонда.

Постоянно в подъезде можно встретить... начальника миг-рационной службы города Сергея Тарасовича, проживающе-го в квартире, оформленной на его гражданскую жену."

Узнать о коррупции в сфере приватизации недвижимости было не новостью для Санкт-Петербурга, но сами от-крытия в статье были сенсационными и, что более важно, это было связано с именем Анатолия Собчака. Однажды, встреченный как блестящий представитель либеральных реформ, он снискал репутацию мэра, который наблюдал за распространенной коррупцией и при зтом жил счастливой жизнью, которой не было у многих других. Статья "Дело-вого Петербурга" о Кутиной и ее родстве с Собчаком была первой публикацией, связавшей, хотя и косвенно, мэра го-рода с коррупцией. Газета стала проверять эту информа-цию и дошла даже до Ташкента, где подтвердилось, что Кутина действительно является дочерью Собчака от первого брака.

5. Компьютерная грамотность

Все шире распространяется практика хранения всех материалов расследования в компьютерах. В Европе и Соединенных Штатах, к примеру, эта тенденция увеличила число журналистских расследований, проводившихся с помощью компьютера. Например, журналисты из “Providence Journal” (Род-Айленд, США) как-то сравнили компьютерные списки водителей школьных автобусов и людей, осуждавшихся за нарушение правил дорожного движения и распространение наркотиков; а “Atlanta Journal-Constitution” в штате Джорджия удостоилась в 1989 году Пулитцеровской премии за цикл статей, где был дан анализ расовой дискриминации в сфере банковских ссуд.

Это расследование, проведенное Биллом Дедмэном, заслуживает особого внимания, и вовсе не потому, что его тема представляет какую-то необычайную важность – скорее, наоборот. Это всего лишь эпизод в истории журналистики одного города, хотя и замечательный. Он не сверг ни одного правительства, не вскрыл ни одного факта преступной коррупции, не спас ничьей жизни. Для белого человека, живущего вдали от Соединенных Штатов, этот случай может показаться не стоящим банки пива по сравнению с проблемами в его собственной стране. Но цикл статей из “Atlanta Journal-Constitution” заслуживает внимания из-за его методов, организации и подходов. Это история о журналисте, который был полон решимости написать репортаж, а не измышления по теме или пересказ дошедших до него слухов.

Расследование началось с реплики одного белого предпринимателя, занимавшегося жилищным строительством. Тот сказал, что ему трудно строить дома в негритянских кварталах Южной Атланты, потому что банки не давали ссуды для строительства в тех районах (факт, который был бы признан незаконным, если бы банки руководствовались дискриминационными соображениями). Он добавил также, что хуже всего дело обстоит, когда речь идет о самых густонаселенных черных кварталах. Такие заявления журналисты слышат каждый день – общие, расплывчатые фразы, которые невозможно доказать. Но в Дедмэне проснулось любопытство. Он решил выяснить, может ли это дело обернуться судом.

Сперва он поговорил с несколькими теоретиками в этой сфере, и те сообщили ему, что все банки, сберегательные и ссудные компании обязаны сообщать в правительство о каждом займе на строительство жилья, с указанием данных о размерах жилья и с учетом переписи населения. Как писал позже сам Дедмэн: “Попросту говоря, все, что требовалось от нас, это засесть в редакции, сравнивая данные из федерального компьютера с данными переписи населения, обращая особое внимание на сопоставление черных и белых кварталов”. Но это легче сказать, чем сделать. Первые три дня ушли исключительно на расстановку пробелов между строчками на экране, чтобы можно было их прочитать.

В течение следующих пяти месяцев Дедмэн проверял все ссуды, выданные всеми банками и сберегательными ассоциациями в течение пяти с лишним лет – всего 109 000 ссуд. А еще надо было изучить записи, касающиеся недвижимости. Однако усилия окупились. Дедмэн обнаружил, что банки и прочие учреждения давали в белые районы в пять раз больше ссуд, чем в черные. Изучая политику и практику банков, он также выяснил, что они не стремились вести дела в черных районах, отбивая тем самым охоту к этому и у негров. Негры, в свою очередь, могли обращаться лишь в сомнительные компании, получая деньги под закладные, либо к ростовщикам с акульим аппетитом. Только после этого Дедмэн обратился к горожанам. Он брал интервью у негров и у белых, чтобы узнать, что люди сами думают по этому вопросу, и тем самым обогатить статьи жизненным материалом, а также чтобы показать влияние банковской политики на людей.

Когда же он отправился в банки, там, как и следовало ожидать, с ним не жаждали разговаривать. Как-то раз в ответ на просьбу дать ему сведения он услышал: “Части тех сведений, которые вы затребовали, не существует. Часть существует, но носит конфиденциальный характер. Еще часть существует, не являясь конфиденциальной, но не имеет отношения к существу вашего дела”. Это было явным свидетельством того, что здесь есть что скрывать.

В другом банке попытались улизнуть от ответа, перебивая призывы к патриотическим чувствам плохо закамуфлированной просьбой к редактору, Джею Смиту, “зарезать” материал. Их письмо гласило: “Уверены, что Джей Смит расценит любую статью, обвиняющую финансовые учреждения Атланты в расовой дискриминации, как необоснованно порочащую славное имя нашего города...” Копия письма была послана Смиту.

Наконец, когда Дедмэн собрал достаточное количество материала для цикла статей (получившего название “Цвет денег” вслед за голливудским фильмом), на сцену вышли редакторы. Как писал Дедмэн позднее: “Пожалуй, я знаю, в чем секрет эффективности “Цвета денег”. Редакторы убирали то, что я считал удачным. Так, редактор Билл Ковач вычеркнул фразу, где я писал, что банки Атланты проводили политику “красной черты”, т. е. использовали политику экономической дискриминации определенных районов. Ковач сказал: “Просто приведи цифры. Пусть факты говорят сами за себя”.

1 мая, в воскресенье, вышла первая статья из цикла – несколько тысяч слов под заголовком “Черные в Атланте проигрывают в борьбе за жилищные ссуды”.

“Белые получают в банках, сберегательных и ссудных компаниях Атланты в пять раз больше займов, чем негры с тем же доходом, и этот разрыв увеличивается с каждым годом, как видно из анализа займов на сумму 6,2 миллиарда долларов, проведенного “Атланта Джорнэл-Конститьюшен”.

Раса, а вовсе не стоимость жилья или семейный доход влияет на получение займа. Такую закономерность выявило наше исследование, охватывающее шесть лет и базирующееся на отчетах займодателей федеральным властям.

Среди районов, где проживают люди с одинаковым цветом кожи, первенствуют белые районы, где на каждую тысячу семей, проживающих в отдельных домах, приходится наибольшее число займов. Районам со смешанным населением всегда доставалось меньше займов. Негритянские районы – включая и тот, где живет мэр, – получали наименьшее число займов”.

Далее в статье содержались объяснения банкиров и цитировались их отказы дать объяснения, давались подробности и особенности данных (включая факт, что в единственном банке, специализировавшемся на выдаче ссуд неграм, был самый низкий уровень неплатежей по всей стране), разъяснялись законы, касающиеся банковских ссуд, и так далее. Ряд соседних материалов газеты в тот день был посвящен историям черных, чье общественное положение позволяло, но не способствовало получению ссуды.

Остальные статьи этого цикла публиковались так:

2 мая, понедельник. Подробный рассказ о банковской политике, история дискриминационных действий, плюс материалы о конкретных лицах, включая сообщение о негре, ветеране войны во Вьетнаме. Ему было отказано в ссуде, которая обходилась бы ему в месяц на 100 долларов дешевле его арендной платы за жилье. В статье также был подробно описан процесс покупки домов, и он же – применительно к неграм.

3 мая, вторник. Подробное растолкование законов о банковском деле, разъяснительных писем к ним и рассказ о действии этих законов по стране, а также материал о попытках негритянских групп изменить политику банков Атланты. Было также несколько статей-дополнений, показавших, что такая дискриминация проводилась по всей стране.

Результаты публикации статей Дедмэна не заставили себя ждать. Через девять дней после публикации последней статьи цикла девять крупнейших банков Атланты нехотя и понемногу начали выделять ссуды под низкий процент в негритянские районы – на общую сумму 77 миллионов долларов. Некоторые организации также обратились в сторону негритянских районов – с деловыми идеями, нанимая негров на работу, публикуя рекламу в негритянской прессе. Были даже организованы автобусные поездки для руководства в эти районы. Кроме того, Департамент юстиции США занялся проверкой 64 банков и финансовых учреждений Атланты с целью выяснения возможных нарушений законов о дискриминации.

<< | >>
Источник: Хоогенбом. Универсальный журналист. 2009

Еще по теме Умения и навыки, необходимые для журналистского расследования:

  1. Презентационные умения и навыки ?
  2. Общеучебные умения и навыки. Компетенции. Функциональная грамотность
  3. Журналистское расследование
  4. Журналистские расследования
  5. Организация журналистского расследования
  6. Под общей редакцией А.Д. Константинова. ЖУРНАЛИСТСКОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ История метода и современная практика, 2003
  7. Опасности журналистского расследования
  8. Гончаров В.В. Журналистское расследование: от замысла до воплощения, 2010
  9. КОНТЕНТ-АНАЛИЗ И ЖУРНАЛИСТСКИЕ РАССЛЕДОВАНИЯ А.В. Пичугин Волгоградский государственный университет
  10. Шум Ю.А.. ЖУРНАЛИСТСКОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ Методические рекомендации   Учебно-методическое пособие, 2001
  11. 1. Относится ли к сведениям о частной жизни кандидата информация о доходах кандидата в депутаты, полученная в ходе журналистского расследования?
  12. 3.4. Четвертый период эволюции: от осознания необходимости специального образования для отдельных категорий детей с отклонениями в развитии к пониманию необходимости специального образования для всех, нуждающихся в нем. Развитие и дифференциация системы специального образования
  13. § 5. Упражнения для формирования лексических навыков
  14. § 5. Основные типы и виды упражнений для формирования грамматических навыков
  15. Подготовка материалов для производства судебно-почерковедческой диагностической экспертизы при расследовании преступлений и рассмотрении дел в суде
  16. § 29. Качества, необходимые для должности визиря
  17. Глава 7 О НЕОБХОДИМОСТИ ЗНАНИЙ ДЛЯ ПРАКТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ 1
  18. Внутренние установки, необходимые для применения активного слушания