<<
>>

§ 3. Действие уголовного закона во времени

В современном уголовном праве цивилизованных государств утвердилось положение, что совершенное преступление должно оцениваться по закону, действовавшему в момент совершения этого преступления. Конституция Российской Федерации закрепляет это положение следующим образом: "Никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением" (ч. 2 ст. 54). В ст. 9 УК говорится: "Преступность и наказуемость деяния определяются законом, действовавшим во время совершения этого деяния".
Такое положение запрещает применять новый уголовный закон к действиям, совершенным в период, когда этого закона не было, что соответствует принципам демократизма и гуманизма. Однако в прошлом, в том числе и не в таком далеком, уголовный закон применяли против лиц, совершавших деяния, предусмотренные этим законом, еще до его издания. Так, в известной драме Шиллера Мария Стюарт говорит: "Кто сомневался в том, что нарочито мне на погибель принятый закон меня же и погубит?.. Признайтесь, лорд, закон был этот принят единственно, чтоб извести меня". Мария Стюарт была арестована в 1569 г. Статут, по которому она была приговорена к смертной казни, был принят в 1584 г. В 1929 г. в Советском Союзе был принят так называемый Закон о невозвращенцах, который официально назывался "Об объявлении вне закона должностных лиц — граждан Союза ССР за границей, перебежавших в лагерь врагов рабочего класса и крестьянства и отказывающихся вернуться в Союз СССР"*. * Постановление Президиума ЦИК СССР 21 ноября 1929 г. // СЗ СССР. 1929. № 76. По этому Закону отказ должностных лиц, находящихся за границей, вернуться в СССР независимо от мотивов отказа расценивался как измена и они объявлялись вне закона, что влекло конфискацию всего имущества осуждённого и расстрел через 24 часа после удостоверения его личности. Статья 6 этого Закона указывала, что он имеет обратную силу т.е. распространяется на случаи, имевшие место до его издания. Понятно, что если устанавливающего уголовную ответственность закона не было, лица не могли знать, какие действия (бездействие) признаются преступлением и какова ответственность за их совершение. Этот закон является одним из ярких примеров недемократического, негуманистического уголовного законодательства периода сталинизма. Для того чтобы правильно применить надлежащий закон, необходимо, во-первых, точно определить время совершения преступления, а во-вторых, время вступления закона в силу. Поскольку основанием уголовной ответственности в соответствии со ст. 8 УК является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом, временем совершения преступления следует считать время, когда в совершенном деянии будут в наличии все признаки предусмотренного уголовным законом преступления. Однако законодатель принял нелогичное решение, противоречащее ст. 8 УК, указав в ч. 2 ст. 9, что "временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий". Большинство преступных деяний, предусмотренных Особенной частью УК, носят так называемый материальный характер, т.е. в признаки состава соответствующих преступлений включены определенные последствия. Например, при убийстве — причинение смерти, при краже — завладение чужим имуществом. Поэтому совершение общественно опасного действия, но еще не повлекшего последствий, не содержит всех признаков состава преступления.
В этом случае можно говорить только о покушении на преступление. Решение данного вопроса, содержащееся в ч. 2 ст. 9 УК, не будет способствовать привлечению к ответственности лиц, виновных в совершении длящихся и продолжаемых преступлений и особенно соучастников таких преступлений, присоединившихся на стадии оконченного действия или бездействия, но до наступления вредных последствий, предусмотренных законом. Когда преступное действие немедленно вызывает последствие, решение вопроса о применении закона не вызывает трудностей. Установление времени совершения преступления может представлять трудности, когда закон предусматривает наступление определенных последствий, например смерть при убийстве, и существует разрыв во времени между совершением преступного деяния, например дача медленно действующего яда, и смертью потерпевшего. Если в этот период произошло изменение закона и усилена ответственность за убийство путем отравления, то возникает вопрос: какой закон следует применять — тот, который действовал в момент дачи яда, или тот, который действовал, когда наступила смерть? В доктрине уголовного права этот вопрос разными авторами решался неоднозначно и до сих пор остается спорным. Так, профессор Н.Д. Дурманов писал: "Если же состав преступления включает в качестве признака объективной стороны деяния наступление общественно опасных последствий, то преступление надо считать совершенным тогда, когда эти последствия наступили"*. * Дурманов Н.Д. Советский уголовный закон. М., 1967. С. 261. Иного мнения придерживаются М.И. Блум и А.А. Тилле, которые пишут: "В преступлениях, где результат отдалён во времени от вызвавшего его преступного деяния, временем совершения преступления будет время совершения самого деяния, образующего объективную сторону конкретного преступления"*. * Блум М.И., Тилле А.А. Обратная сила закона. М., 1965. С. 48. Такая же позиция закреплена в Основах уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1991 г., в ст. 6 которых указано: "Временем совершения деяния признается время осуществления общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий". Поскольку основанием ответственности уголовное и уголовно-процессуальное законодательство считает наличие состава преступления, т.е. наличие всех признаков, определяющих преступление и указанных в уголовном законе, преступление следует считать совершенным, когда будут установлены все эти признаки, включая последствия. В соответствии со ст. 8 Уголовного кодекса временем совершения преступления следовало бы считать наступление предусмотренных законом последствий, так как только в этот момент будут в наличии все признаки состава преступления. Когда же новый закон вступает в силу? Время вступления закона в силу может быть указано в самом законе. Так, Уголовный кодекс РСФСР, принятый 27 октября 1960 г. вступил в силу с 1 января 1961 г.; УК РФ, подписанный Президентом 13 июня 1996 г., вступил в силу с 1 января 1997 г. Общий порядок вступления законов в силу определяется Федеральным законом "О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания"*. Акт официального опубликования закона имеет в настоящее время решающее значение для определения момента вступления закона в силу. * Российская газета. 1994. 15 июня. В ч. 3 ст. 15 Конституции декларируется важный принцип: "Законы подлежат официальному опубликованию. Неопубликованные законы не применяются". В соответствии с этим положением в ст.
1 указанного выше Федерального закона говорится: "На территории Российской Федерации применяются только те федеральные конституционные законы, федеральные законы, акты палат Федерального Собрания, которые официально опубликованы". В ст. 4 этого Закона указывается, что официальным опубликованием федерального конституционного закона, федерального закона, акта палаты Федерального Собрания считается первая публикация его полного текста в "Российской газете" или "Собрании законодательства Российской Федерации"*. * В прошлом имели место случаи введения закона в силу по радио, телеграфу, путем специальных передач для правоприменительных органов. В соответствии с Указом Президента Российской Федерации официальным публикатором федеральных законов, указов и распоряжений Президента Российской Федерации, постановлений и распоряжений Правительства РФ является "Российская газета". По истечении семи дней после первой публикации в "Российской газете" акты, имеющие нормативный характер, вступают в силу одновременно на всей территории Российской Федерации. Разрыв во времени между моментом официального опубликования закона и его вступлением в силу необходим для того, чтобы ознакомить население с его содержанием, а также для того, чтобы должностные лица правоприменительных органов могли уяснить его смысл. Чем сложнее закон, тем более длительный срок требуется для его изучения. Закон прекращает действовать после его отмены, о чем должно быть прямое указание. В законодательной практике имели место случаи, когда уголовный закон прекращал действие после замены его новым законом без специального указания об его отмене. Действие уголовного закона может быть прекращено в связи с истечением срока его действия, если этот закон был издан на определенное время, например законы военного времени действуют только в период состояния войны. Фактическое прекращение действия уголовного закона может произойти в связи с отсутствием тех условий или отношений, при наличии которых было возможно совершение преступления, предусмотренного данным законом. Из общего правила действия уголовного закона во времени имеется единственное исключение — это обратная сила уголовного закона. Это положение принято всеми современными цивилизованными государствами и отражено в ст. 15 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г., заключенного государствами под эгидой ООН. Представляет интерес решение этого вопроса в новом Уголовном кодексе Франции 1992 г. В ст. 112-1 УК Франции указывается: "Наказуемы лишь действия, образующие преступление на момент их совершения. Могут быть назначены только наказания, законно применимые на тот же момент. Однако новые положения распространяются на преступные деяния, совершенные до их введения в действие при отсутствии вступившего в законную силу приговора, если они менее строги, чем ранее действовавшие положения". Положение об обратной силе уголовного закона закреплено в ст. 54 Конституции Российской Федерации: "1. Закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет. 2. Никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением. Если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон". Таким образом, смысл обратной силы уголовного закона заключается в том, что закон, усиливающий или устанавливающий ответственность за деяние, совершенное до его вступления в силу, не может применяться к лицу, совершившему это деяние. Закон же, отменяющий уголовную ответственность или смягчающий наказание, применяется и в отношении деяний, совершенных до его издания или вступления в силу. Таким образом, обратную силу имеет только закон, улучшающий положение лица, совершившего запрещенное деяние. Статья 10 УК гласит: "Уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость. Уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет. Если новый уголовный закон смягчает наказание за деяние, которое отбывается лицом, то это наказание подлежит сокращению в пределах, предусмотренных новым уголовным законом". Последнее положение особенно важно, потому что в теории такая позиция оспаривалась. Так, профессор М.Д. Шаргородский писал: "Обратное действие более мягких уголовных законов распространяется на все не рассмотренные дела и на приговоры, не вступившие в законную силу. В отношении приговоров, вступивших в законную силу, изменение может иметь место только со стороны законодательной власти"*. * Шаргородский М.Д. Уголовный закон. М., 1948. С. 226. Такой же позиции придерживались и судебные инстанции в бывшем СССР, отказывая в пересмотре дел в связи с изменение уголовного закона, смягчавшего уголовную ответственность. Известный русский ученый Н.С. Таганцев писал: "Право государства на наказание возникает из закона, действующего во время учинения преступного деяния, но осуществление этого права, реализация наказания есть дело будущего, и, следовательно, может быть выполнено во время господства нового закона, а потому будет регулироваться им, как и всякая иная, одновременно возникающая подобная государственная деятельность". И далее: "К преступному деянию, подлежащему суду и наказанию после вступления закона в силу, всегда должен применяться новый закон"*. * Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Часть Общая. Т. 1 М., 1994. С.121. Исключение Н.С. Таганцев делал только в случае, когда новый закон объявлял "ненаказуемым деяние, дотоле почитавшееся наказуемым", считая, что с момента вступления в силу нового закона старое право умерло, а потому не может быть применено. Таким образом, Н.С. Таганцев существенно ограничивал возможность придания обратной силы новому уголовному закону. Новый Уголовный кодекс в этой части отражает современные гуманистические уголовно-правовые идеи. Обратная сила уголовного закона соответствует и принципу гуманизма, и принципу справедливости. Применение более сурового закона, чем тот, который действовал в момент совершения преступления, несправедливо, еще более несправедливо привлекать к уголовной ответственности за деяние, которое в момент его совершения не признавалось преступлением, и лицо, совершившее деяние, не могло знать о том, что совершает преступление. Придание обратной силы закону, устраняющему уголовную ответственность или смягчающему ее, также является проявлением правовой справедливости, так как если в данный момент совершение деяния не влечет уголовной ответственности, то несправедливо и негуманно наказывать лицо, совершившее такое деяние в прошлом. Однако несмотря на то что соответствующие положения об обратной силе уголовного закона содержались в Основах уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. и соответственно текстуально были включены в уголовные кодексы союзных республик, в судебной практике имели место отступления от этих положений, что являлось проявлением беззакония, характерного для тоталитарного государства. Так, в 1961 г. были арестованы и привлечены к уголовной ответственности за нарушение правил о валютных операциях по ст. 88 УК РСФСР Рокотов, Файбишенко и др. В то время максимальный размер наказания по этой статье определялся в 10 лет лишения свободы. После ареста обвиняемых в период следствия происходит изменение закона, и максимальный срок наказания устанавливается в 15 лет лишения свободы. Хотя по общему правилу, закрепленному в Основах уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, закон, усиливающий уголовную ответственность, обратной силы не имеет, суд приговорил Рокотова и Файбишенко к 15 годам лишения свободы. Но этим дело не закончилось. По указанию руководителей КПСС Указом Президиума Верховного Совета СССР "Об усилении уголовной ответственности за нарушение правил о валютных операциях" от 1 июля 1961 г. в санкцию ст. 25 Закона об уголовной ответственности за государственные преступления (ст. 88 УК РСФСР) была включена смертная казнь. После издания этого Указа Прокуратура СССР приносит в Верховный Суд РСФСР протест на приговор в отношении Рокотова и Файбишенко в связи с мягкостью назначенного наказания. Приговор отменяется, и при новом рассмотрении дела Рокотова и Файбишенко они приговорены к смертной казни и расстреляны. В приведенном примере дважды судебные инстанции придавали обратную силу законам, усиливающим уголовную ответственность, что являлось грубейшим нарушением существующих законов. В судебной практике возникает ряд вопросов, которые должны решаться на основе положений теории уголовного права и толкования уголовного законодательства. Так, в теории и практике возникал вопрос: имеют ли обратную силу законы, устанавливающие более длительные сроки давности уголовного преследования или более жесткие условия условно-досрочного освобождения осужденных, отбывающих наказание? Исходя из буквального текста ст. 6 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик (ст. 6 УК), ученые делали вывод, что, поскольку такие законы не увеличивают размер наказания, они не усиливают ответственность и, следовательно, имеют обратную силу. Так, профессор Н.Д. Дурманов приравнивал положения о давности уголовного преследования и досрочном освобождении к нормам уголовно-процессуального права*. * См.: Дурманов Н.Д. Указ. соч. С. 281—283; Советское уголовное право. Общая часть. С. 38—39. Такая позиция вызывала возражения и ранее, поскольку увеличение срока фактического отбытия наказания, необходимого для того, чтобы мог быть поставлен вопрос об условно-досрочном освобождении, явно ухудшает положение осужденного и может расцениваться как усиление уголовной ответственности. Редакция уголовно-правовой нормы об обратной силе уголовного закона в Уголовном кодексе четко формулирует положение, что новый уголовный закон, не только устраняющий преступность деяния или смягчающий наказание, но и "иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу". Можно сделать вывод, что любое изменение закона, ухудшающее положение лица, совершившего преступление, обратной силы не имеет. Достаточно сложная задача стоит перед правоохранительными органами, ведущими борьбу с преступностью, при определении характера нового закона. Так, если повышается максимальный срок наказания, то закон усиливает ответственность, если снижается минимальный срок наказания, то новый закон смягчает ответственность. Если исключается из санкции ранее предусмотренное дополнительное наказание, то новый закон смягчает ответственность, а если в санкцию включается дополнительное наказание, то ответственность усиливается. Однако не всегда легко установить, смягчает уголовную ответственность новый закон или отягчает ее. Представим, что старый закон устанавливает за преступление наказание в виде лишения свободы на срок от трех до десяти лет, а новый закон за это преступление определяет санкцию в виде лишения свободы на срок от пяти до восьми лет. Возникает вопрос: смягчает новый закон наказание, поскольку верхний предел санкции меньше, чем в старом законе, или усиливает ответственность, так как нижний предел санкции в новом законе выше, чем в прежнем? В уголовно-правовой доктрине Советского Союза были высказаны разные точки зрения по этому вопросу. Так, М.И. Блум считала, что более мягкий закон — это закон с более низким минимальным сроком, хотя бы одновременно был повышен максимальный срок*. * См.: Блум М.И. Вопросы действия советского уголовного закона во времени. Ученые записки Латвийского гос. университета. Т. 44. Рига, 1962. С. 34. И.И. Солодкин полагал, что сопоставлять строгость законов следует по высшему, a нe по низшему пределу их санкции*. * См.: Советское уголовное право. Часть Общая. Л., 1980. С. 174. Такая позиция представляется предпочтительной, поскольку в определенных случаях суд может назначить наказание ниже низшего предела, т.е. выйти за минимальный размер санкции или даже назначить более мягкое наказание, чем предусмотрено в законе. Назначить же наказание более строгое, чем предусмотрено законом, суд не может ни при каких обстоятельствах. Сложности при сравнении строгости старого и нового законов возникают и в случаях, когда на положение обвиняемого влияет не только санкция, но и другие обстоятельства, например меняется категоризация преступления. Так, в соответствии с ч. 3 ст. 89 УК за кражу государственного или общественного имущества, совершенную с проникновением в помещение или иное хранилище, предусматривалась санкция в виде лишения свободы на срок от трех до восьми лет с конфискацией имущества или без таковой. Законом от 1 июля 1994 г. "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР" гл. 2 Особенной части УК РСФСР, в которую входила ст. 89, была исключена. В новой редакции УК деяния, предусматривавшиеся ч. 3 ст. 89, охватываются ч. 2 ст. 144, которая имеет санкцию — лишение свободы на срок от двух до семи лет с конфискацией имущества или без таковой. Санкция явно мягче, чем санкция ст. 89. Однако в новой редакции УК преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 144, относится к категории тяжких, в то время как деяние, подпадавшее под признаки ч. 3 ст. 89, тяжким преступлением не считалось. А отнесение преступления к разряду тяжких влечет для осужденного ряд неблагоприятных правовых последствий. Применение нового закона вызвало в судебной практике серьезные затруднения. Пленум Верховного Суда Российской Федерации в руководящем постановлении от 18 января 1995 г. разъяснил, что новый закон имеет обратную силу, но в тех случаях, когда применяется к деяниям, ранее не признававшимся тяжкими преступлениями, такие деяния не должны признаваться тяжкими и при применении нового закона*. * Бюллетень Верховного Суда РФ. № 4. 1995. С. 1. Так, разбой по УК РСФСР относился к категории тяжких преступлений. По УК РФ разбой при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 162) характеризуется как преступление особо тяжкое. Поэтому возникает вопрос: можно ли применять к лицам, осужденным по ч. 2 ст. 146 УК РСФСР (разбой при отягчающих обстоятельствах), правовые установления УК РФ, относящиеся к особо тяжким преступлениям? На этот вопрос следует дать отрицательный ответ, поскольку иначе положение осужденных будет ухудшено по сравнению с предписаниями УК РСФСР, действовавшими в период, когда были совершены преступления. Таким образом, применение закона должно быть наиболее благоприятным для осужденного. Именно в этом заключается смысл обратной силы уголовного закона. В период существования СССР в юридической литературе высказывалось мнение, что советский законодатель может принять любое решение. Так, в учебнике уголовного права для вузов, подготовленном кафедрой уголовного права юридического факультета МГУ, отмечалось, что "союзный законодатель вправе в порядке исключения не придать законам, смягчающим уголовную ответственность, обратную силу"*. * Советское уголовное право. Общая часть. С. 39. Профессор Н.Д. Дурманов в своей монографии писал, что придание обратной силы более суровому закону "возможно также лишь .в силу закона, об этом должно быть сказано или в самом новом уголовном законе, или же в специальном нормативном акте"*. * Дурманов Н.Д. Указ. соч. С. 267. Такая позиция возможна только в тоталитарном государстве, где высшая власть ничем не ограничена и может, устанавливая общие принципы, отменять их отдельными актами. В Конституции Российской Федерации содержится четкое указание: "В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина" (ч. 2 ст. 55). Поскольку придание обратной силы более суровому закону или непридание ее закону, смягчающему ответственность, безусловно, умаляет права человека, такие законы не должны издаваться. Вопрос об обратной силе уголовного закона возникает и при включении в уголовное законодательство новых составов преступлений. Если ранее деяния, предусмотренные новым, уголовным законом, не рассматривались как преступления и не влекли уголовную ответственность, то такой закон, бесспорно, не имеет обратной силы. Однако сложнее обстоит дело, когда новый закон вводит специальную норму, создает новый состав преступления, в то время как ранее такие деяния подпадали под действие более общей нормы и влекли уголовную ответственность. В этом случае необходимо определить, как квалифицировались подобные деяния в прошлом, и сравнить санкции общей и специальной нормы. Так, до вступления в силу УК РФ, в котором содержится новая ст. 214 (вандализм), осквернение зданий или иных сооружений квалифицировалось как хулиганство по ст. 206 УК РСФСР, санкция ч. 1 ст. 206 УК РСФСР была альтернативной: лишение свободы на срок до одного года или исправительные работы на тот же срок или штраф до двух минимальных месячных размеров оплаты труда; санкция ст. 214 УК РФ также альтернативная: штраф в размере от пятидесяти до ста минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца, либо обязательные работы на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительные работы на срок от шести месяцев до одного года, либо арест на срок до трех месяцев. Как видим, санкции статей существенно различаются и не так просто определить, какая из них является более мягкой. Очевидно, что при рассмотрении дела после 1 января 1997 г. о преступлении, совершенном до этой даты, суд должен применить ст. 214 УК РФ, однако в случае назначения штрафа размер его не должен превышать размера штрафа, предусмотренного ч. 1 ст. 206 УК РСФСР, а при назначении исправительных работ суд имеет право определить продолжительность их срока менее шести месяцев. В случае совершения длящихся преступлений, т.е. когда преступное состояние продолжается непрерывно (например, дезертирство или незаконное хранение оружия), при изменении уголовного закона применяется новый закон, поскольку преступное деяние продолжается и после вступления этого закона в силу. Так же должен решаться вопрос и при совершении продолжаемых преступлений, когда преступное деяние, направленное к одной цели и посягающее на один объект, состоит из ряда отдельных тождественных актов. Если после вступления нового закона в силу хотя бы один акт продолжаемого преступления был совершен, то применяется новый закон*. * Подробнее см.: Тилле А.А. Время, пространство, закон. М., 1965. С. 66—69.
<< | >>
Источник: А.Н. Игнатов, Ю.А. Красиков. Уголовное право России. Учебник для вузов. В 2-х томах. Т. 1. Общая часть. Ответственные редакторы и руководители авторского коллектива — доктор юридических наук, профессор и доктор юридических наук, профессор. — М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА—ИНФРА • М),. — 639 с.. 2000

Еще по теме § 3. Действие уголовного закона во времени:

  1. 1.9. Действие уголовно-процессуального закона во времени и в пространстве
  2. Глава 2. Действие немецкого уголовного права во времени и пространстве (сфера действия) (Der Geltundsbereich des deutschen Strafrechts)
  3. § 2. Действие уголовного закона в пространстве (Geltungsbereich, Anwendungsbereich). Международное уголовное право189
  4. Действие уголовного закона в пространстве
  5. § 1. Действие немецкого уголовного права во времени
  6. § 1. Уголовный закон и его действие
  7. ДЕЙСТВИЕ ЗАКОНА ВО ВРЕМЕНИ
  8. § 4. Действие уголовного закона в пространстве
  9. Действие уголовно-процессуального закона в отношении иностранных граждан и лиц без гражданства
  10. Вопрос 5. Уголовный закон как единственный источник уголовного права
  11. 9.2. Уголовный закон
  12. ГЛАВА 2. УГОЛОВНЫЙ ЗАКОН
  13. § 1. Понятие уголовного закона
  14. 1.5. Действие законов
  15. Раздел И. УГОЛОВНЫЙ ЗАКОН (STRAFGESETZ)
  16. ГЛАВА 14. ПРИМЕНЕНИЕ УГОЛОВНОГО ЗАКОНА
  17. § 3. Толкование уголовного закона
  18. § 2. Строение уголовного закона