<<
>>

§ 6. Особенности оценки преступлений с квалифицированными и привилегированными составами

Напомним, что квалифицированный (особо квалифицированный) и привилегированный составы преступления вместе с основным составом преступления образуют виды состава преступления. Критерий выделения перечисленных видов — отражаемая ими степень общественной опасности содеянного.
Для каждого вида состава преступления она различна. Основной состав преступления характеризует основную форму типа преступления (кражи, грабежа и т.п.). Он включает признаки, существенные для данного типа правонарушения и свойственные каждому случаю совершения преступления этого вида. Так, убийство — это всегда умышленное лишение жизни другого человека (ч. 1 ст. 105 УК). Привилегированный состав преступления* содержит помимо признаков основного состава специальные признаки, изменяющие качество состава, его квалификацию и уменьшающие наказуемость в сравнении с основным составом. Например, убийство в состоянии аффекта (ст. 107), убийство при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1 ст. 108 УК). * Ряд авторов, в частности автор главы "Состав преступления" данного учебника, употребляют вместо терминов "привилегированный состав" и "квалифицированный состав" термины "состав со смягчающими обстоятельствами" и "состав с отягчающими обстоятельствами". Однако мы придерживаемся традиционной терминологии, известной со времен римского права. Понятия "привилегированный состав" и "квалифицированный состав" употребляются также в европейском и русском дореволюционном уголовном праве. Квалифицированный состав преступления содержит помимо признаков основного состава специальные признаки, влекущие изменение юридической оценки содеянного и увеличение наказуемости в сравнении с основным составом. Например, убийство, совершенное с особой жестокостью, общеопасным способом (п. "д", "е" ч. 2 ст. 105 УК). Особо квалифицированный состав преступления содержит помимо признаков основного состава признаки, которые более серьезно в сравнении с квалифицированным составом усиливают опасность и наказуемость деяния.
Например, совершение кражи лицом, ранее два или более раз судимым за хищение либо вымогательство (п. "в" ч. 3 ст. 158 УК), в сравнении с кражей, совершенной неоднократно (п. "б" ч. 2 ст. 158 УК). "Судимость" значительнее усиливает ответственность, чем "неоднократность". Количество квалифицированных (включая особо квалифицированные) и привилегированных составов преступлений в действующем уголовном законодательстве превышает количество основных составов преступлений. Кроме того, обобщения судебной практики показывают, что от 60 до 80% всех ошибок в квалификации преступлений (судами и органами предварительного следствия) приходится на преступления с квалифицированными и привилегированными составами. В особенности много ошибок встречается в толковании и применении квалифицирующих и привилегирующих признаков, сформулированных в виде оценочных понятий, о которых говорилось выше. Наибольшие затруднения вызывает оценка субъективной стороны преступлений с квалифицированными составами*. Рекомендации по данному вопросу выработаны в теории уголовного права, содержатся в руководящей практике Верховного Суда РФ. Остановимся на некоторых из них. * Далее мы употребляем понятие "преступление с квалифицированным составом", имея в виду и преступления с особо квалифицированными составами. 1. Квалифицирующий признак, характеризующий объективную сторону преступления, вменяется лишь в случае виновного отношения к нему лица, совершившего преступление. Такое отношение может выразиться в осознанном, а в ряде случаев и в неосознанном отношении виновного к указанному обстоятельству при условии, что он мог и должен был его осознавать. Квалифицирующие обстоятельства, характеризующие объективную сторону, входят в предметное содержание вины. В отношении привилегирующих признаков ситуация иная. И тогда, когда такие признаки характеризуют объективную сторону содеянного, они влияют на квалификацию в любом случае: как при осознанном отношении виновного, так и без него. Разумеется, речь не идет о привилегирующих и квалифицирующих признаках, характеризующих субъективную сторону содеянного.
Бессмысленно говорить об осознании убийцей своих корыстных побуждений или состояния своего душевного волнения при аффекте (п. "з" ч. 2 ст. 105 и ст. 107 УК). На необходимость устанавливать психическое отношение виновного к объективным квалифицирующим обстоятельствам неоднократно указывалось в литературе*. Ориентирует на такое решение вопроса и судебная практика. Так, Пленум Верховного Суда в руководящем разъяснении по делам о взяточничестве указал: "Квалифицирующие признаки, характеризующие повышенную общественную опасность преступления... должны вменяться в вину и соучастникам получения взятки, если эти обстоятельства охватывались их умыслом"**. * См., например: Котов Д.П. Субъективная сторона преступления и ее установление. Воронеж, 1974. С. 64; Кудрявцев В.Н. Указ. соч. С. 177; Якушин В.А. Ошибка и ее уголовно-правовое значение. Казань, 1988. С. 81—82. ** БВС СССР. 1990. № 3. С. 12. Между тем в судебной практике распространены отступления от линии, выработанной высшими судебными инстанциями. Особенно характерно объективное вменение для дел о преступлениях против жизни и здоровья. В первую очередь речь идет об убийствах, совершенных с особой жестокостью и общеопасным способом (п. "д", "е" ч. 2 ст. 105 УК), и об умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК). Именно поэтому в постановлении Пленума Верховного Суда РФ по делам об умышленных убийствах от 22 декабря 1992 г. особо подчеркивается необходимость устанавливать субъективное отношение виновного к квалифицирующему способу убийства*. * БВС РФ 1993. № 2. С. 5. В неосторожных преступлениях отношение виновного к квалифицирующему признаку (чаще всего — последствию преступления) может быть только неосторожным. Виновный либо предвидит данное обстоятельство (например, смерть человека в составе нарушения правил безопасности при ведении горных работ — ч. 2 ст. 216 УК), не желает его наступления и легкомысленно рассчитывает на его предотвращение; либо вообще его не предвидит, естественно, не желает, хотя мог и должен был предвидеть. В умышленных преступлениях отношение виновного ко всем объективным квалифицирующим признакам, по общему правилу, должно быть осознанным. При этом он может желать или допускать такое обстоятельство или относиться к нему безразлично. Например, применяя общеопасный способ убийства (стрельба из автоматического оружия на людной улице), виновный может либо желать совершить убийство таким образом, либо, думая лишь о причинении смерти потерпевшему, безразлично допускать создание опасности для других людей. Исключение из данного правила можно сделать лишь для умышленных преступлений, влекущих два вида последствий — ближайшее и траленное. Отношение к первому будет умышленное, а ко второму — неосторожное. В таких случаях обычно в самом законе указана форма вины. Например, похищение человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 3 ст. 126 УК), изнасилование, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей (п. "а" ч. 3 ст. 131 УК). В теории уголовного права такие преступления называют преступлениями с двумя формами вины. УК РФ 1996 г. в ст. 27 прямо закрепил правило оценки такого рода квалифицированных преступлений. 2. Деяние, при совершении которого виновный не осознавал наличие фактически существующих квалифицирующих обстоятельств, оценивается как оконченное преступление по статье, содержащей основной состав преступления. При осознании квалифицирующего обстоятельства преступление подпадает под признаки квалифицированного состава (в некоторых случаях требуется учет степени осознания, например "заведомости" в п. "в" ч. 3 ст. 131 УК). Данное правило логически следует из предыдущего, требующего установления субъективного отношения виновного к квалифицирующим обстоятельствам. При заблуждении лица относительно фактически существующих квалифицирующих обстоятельств такого отношения нет, и, следовательно, вменение в вину рассматриваемого обстоятельства невозможно. Если, например, при умышленном убийстве виновный заблуждался в свойстве способа совершения преступления, опасного для жизни людей, то его действия следует квалифицировать без учета данного квалифицирующего признака. Судебная практика в целом придерживается рассматриваемого правила. Встречающиеся отклонения касаются обычно дел о хищениях, убийствах и причинении вреда здоровью. Думается, таких отклонений было бы меньше, если бы при доработке проекта УК РФ из него не была исключена норма о фактической и юридической ошибке. 3. Деяние, при совершении которого виновный полагал наличие усиливающих ответственность квалифицирующих обстоятельств, фактически отсутствовавших, оценивается как покушение на совершение преступления с квалифицирующим признаком. Случаи заблуждения виновного в фактически отсутствующем квалифицирующем обстоятельстве оцениваются неоднозначно как в уголовно-правовой литературе, так и в судебной практике. Некоторые ученые предлагают квалифицировать содеянное по совокупности; т.е. как оконченное преступление без квалифицирующих обстоятельств и как покушение на преступление с квалифицирующими обстоятельствами*. Данное суждение нельзя признать верным, поскольку за одно деяние, по сути, дважды возлагалась бы ответственность. Другие авторы предлагают оценивать данную ситуацию как оконченное квалифицированное преступление, третьи говорят о покушении на преступление с квалифицированным составом**. * См., например: Кириченко В.Ф. Значение ошибки по советскому уголовному праву. М., 1958. С. 58. ** См., например: Куринов Б.А. Указ. соч. С. 146—148; Якушин В.А. Указ. соч. С. 81. Последнего решения придерживается судебная практика (см., в частности, п. 16 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 г. по делам о хищениях). Например, лицо проникло ночью в ювелирный магазин с целью совершения кражи в крупном размере, но потерпело неудачу, поскольку все ценности были убраны с витрин в сейфы. Виновный несет ответственность по ч. 3 ст. 30 и п. "б" ч. 3 ст. 158 УК (покушение на кражу в крупном размере), а не за реально осуществленную кражу коробочек для ювелирных изделий (ч. 1 ст. 158 УК). 4. Действия лица, знавшего о фактическом присутствии в его деянии квалифицирующих обстоятельств, но полагавшего, что их наличие не изменяет (или изменяет в иной мере) юридическую оценку деяния, должны квалифицироваться с учетом указанных обстоятельств. В случаях заблуждения виновного относительно юридического значения обстоятельства, при фактической незначимости последнего, содеянное квалифицируется по статье, содержащей основной состав преступления. Данное правило следует из общепринятого в науке уголовного права положения: юридическая ошибка не влияет на квалификацию содеянного. Рассматриваемая нами ситуация представляет собой частный случай. Возможны следующие варианты юридической ошибки в оценке квалифицирующего признака. А. Виновный заблуждается относительно юридической индифферентности (безразличности) квалифицирующего обстоятельства при фактической его значимости. В этом случае при наличии осознанного отношения лица к самому фактическому обстоятельству последнее влияет на объем ответственности виновного. Б. В случаях, когда виновный заблуждается относительно юридической значимости квалифицирующего обстоятельства, при фактической индифферентности последнего ввиду незакрепления данного обстоятельства в уголовном законе в виде квалифицирующего признака содеянное следует оценивать по основному составу преступления. Например, виновный полагает, что совершение умышленного убийства из ревности усиливает ответственность, однако в действующем уголовном законодательстве такого квалифицирующего признака убийства не предусмотрено и, следовательно, содеянное оценивается как умышленное убийство без квалифицирующих признаков. В. Случай, когда виновный ошибается относительно меры влияния квалифицирующего обстоятельства на наказание, например, считает, что обстоятельство является квалифицирующим, а не особо квалифицирующим, увеличивает срок наказания в два, а не в четыре раза. Поскольку виновный осознает общественную опасность и, более того, противоправность содеянного, ошибочное предположение о размере грозящей ответственности не имеет значения, и его действия квалифицируются в соответствии с предписанием закона. 5. В УК РФ 1996 г. впервые в истории отечественного уголовного законодательства на законодательном уровне закреплено одно из правил оценки преступлений, совершенных в соучастии. В ч. 2 ст. 67 УК говорится, что смягчающие и отягчающие обстоятельства, относящиеся к личности одного из соучастников, учитываются при назначении наказания только этому соучастнику. Несмотря на то что данное положение содержится в гл. 10 "Назначение наказания", тем не менее, по нашему убеждению, оно относится и к сфере квалификации преступлений (пожалуй, даже в первую очередь). Таким образом, следующее правило квалификации звучит так: квалифицирующие и привилегирующие признаки, характеризующие личные качества одного из соучастников, учитываются при квалификации содеянного только этим соучастником. Например, кражу совершают два лица: одно ранее трижды судимо за две кражи и мошенничество, а другое впервые совершило преступление. Очевидно, что признак "совершение преступления лицом, ранее два или более раз судимым за хищение либо вымогательство" (п. "в" ч. 3 ст. 158 УК) будет вменен лишь одному из соучастников, а действия второго будут оценены по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК как кража, совершенная по предварительному сговору группой лиц. Аналогично решается вопрос и в отношении "личностных" привилегирующих признаков. Например, убийство матерью новорожденного ребенка (ст. 106 УК), совершенное в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости. Очевидно, что это привилегирующее обстоятельство умышленного убийства носит чисто личностный характер и относится лишь к матери новорожденного. Иные лица (соисполнители, пособники и пр.) несут ответственность за умышленное убийство (ст. 105 УК) по основному или квалифицированному составу преступления в зависимости от наличия квалифицирующих признаков (например, корыстные побуждения, убийство двух лиц-близнецов и т.д.). 6. В заключение отметим еще одно правило. Поскольку квалифицированный и привилегированный составы включают в себя все признаки основного состава и дополнительно еще квалифицирующий или привилегирующий признак, необходимо предварительно (до вменения квалифицирующего или привилегирующего признака) установить все признаки основного состава. На первый взгляд, это правило выглядит банальным. Не оспаривается оно и в современной научной и учебной литературе. В самом деле, по определению, квалифицированный и привилегированный составы — это, попросту говоря, основной состав плюс квалифицирующий (привилегирующий) признак. Казалось бы, достаточно давнее однозначное решение рассматриваемого вопроса в теории должно было обеспечить стабильность в современной судебной практике. Однако ситуация весьма сложна. Квалифицирующие признаки, особенно в наиболее распространенных преступлениях с высокой общественной опасностью (убийства, изнасилования, причинения вреда здоровью и хищения), как бы доминируют над основным составом, и практические работники, акцентируя на них внимание, нередко упускают из вида признаки основного состава. Поэтому не случайно Пленум Верховного Суда СССР в постановлении по делам о должностных преступлениях и в обзоре судебной практики указал, что при квалификации по ч. 2 ст. 170 УК РСФСР "необходимо, чтобы кроме указанных вредных последствий (квалифицирующий признак. — Г. К.) имелись и другие предусмотренные законом признаки состава должностного злоупотребления"*. Таким образом, лишь в случае, когда констатированы все признаки основного состава, наличествуют условия, достаточные для привлечения к уголовной ответственности, которая определяется не только квалифицирующими обстоятельствами. * См.: БВС СССР. 1990. № 3. С. 16; № 4. С. 23. К сожалению, отступления от этого правила встречаются и по делам о преступлениях с привилегированными составами. Наиболее часто такая ситуация возникает с убийствами, совершенными при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1 ст. 108 УК). Правоприменители устанавливают признаки необходимой обороны и превышения ее пределов, упуская из вида признаки основного состава убийства — умышленное причинение смерти другому человеку. В результате нередко встречается вменение в вину причинения смерти по неосторожности в состоянии превышения пределов необходимой обороны. Между тем неосторожное причинение смерти при данных обстоятельствах вообще не наказуемо. Итак, оценка преступлений с квалифицированными и привилегированными составами представляет повышенную сложность. Рекомендации по данному вопросу, выработанные наукой и практикой, позволяют уменьшить риск ошибки в процессе квалификации таких преступлений.
<< | >>
Источник: А.Н. Игнатов, Ю.А. Красиков. Уголовное право России. Учебник для вузов. В 2-х томах. Т. 1. Общая часть. Ответственные редакторы и руководители авторского коллектива — доктор юридических наук, профессор и доктор юридических наук, профессор. — М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА—ИНФРА • М),. — 639 с.. 2000

Еще по теме § 6. Особенности оценки преступлений с квалифицированными и привилегированными составами:

  1. § 5. Особенности применения оценочных признаков состава преступления
  2. § 2. Виды составов преступлений
  3. Вопрос 10. Виды составов преступлений
  4. § 1. Понятие состава преступления
  5. Объективные признаки состава преступления
  6. Вопрос 9. Признаки и элементы состава преступления
  7. Субъективные признаки состава преступления
  8. 10.7.1.1. Отсутствие в деянии состава преступления (п. 2)
  9. 3.1.Стоимость источника средств «привилегированные акции»
  10. ОСОБЕННАЯ ЧАСТЬ. Раздел .ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЛИЧНОСТИ.
  11. ОСОБЕННАЯ ЧАСТЬ ГЛАВА I. Государственные преступления
  12. Приложение 1 Методика оценки особенностей учеников, их взаимоотношений в классе
  13. Приложение 2 Методика оценки особенностей учителей, их взаимоотношений в коллективе