<<
>>

§ 5. Особенности применения оценочных признаков состава преступления

Как уже отмечалось, признаки состава преступления делятся на постоянные и переменные, а последние — на бланкетные и оценочные. Количество оценочных признаков в действующем законодательстве значительно.
Ошибки в применении таких признаков — весьма частое явление. Это обусловлено не только субъективными особенностями правоприменителей, но отчасти и объективными условиями. Специфика оценочных признаков состава преступления так велика, что заслуживает особого рассмотрения. Оценочные признаки получают реальное значение лишь в процессе толкования их правоприменителем. Содержание их во многом определяется правосознанием юриста, применяющего закон. Оценочные признаки "мобильны", изменчивы; их содержание максимально приближено к изменяющейся обстановке. Например, оценочным является признак "причинение значительного ущерба гражданину" при краже (п. "г" ч. 2 ст. 158 УК). Очевидно, что кража, например, кошелька с деньгами в сумме 150 тыс. руб. (в ценах 1997 г.) будет оценена в зависимости от материального положения потерпевшего. Так, для предпринимателя с ежемесячным доходом 5 млн. руб. или для адвоката с доходом 2,5 млн.руб. сумма в 150 тыс. руб. не будет признана значительной. Хищение такой суммы не отразится даже на месячном бюджете этих лиц. Напротив, для пенсионера, проживающего только на пенсию в размере 220 тыс. руб. в месяц, кража кошелька с деньгами в сумме 150 тыс. руб. существенно изменит бюджет не на один месяц. При определении наличия или отсутствия в содеянном данного признака оцениваются не только сумма дохода потерпевшего, но и иные обстоятельства дела. Например, скорее всего суд вынесет различные решения в отношении двух потерпевших, имеющих одинаковый доход: 1) рабочий металлургического завода, получающий заработную плату в размере 800 тыс. руб., холост, иждивенцев не имеет; 2) работница того же завода с такой же оплатой труда, воспитывающая двоих детей-школьников и не получающая алиментных платежей от отца детей.
Итак, содержание оценочных признаков уточняется в зависимости от конкретной ситуации. Отсюда следует сложность в обеспечении единства понимания таких признаков правоприменителем. Не случайно Пленум Верховного Суда РФ (ранее — СССР, РСФСР) уделяет особое внимание рекомендациям по толкованию оценочных признаков в руководящих разъяснениях по отдельным категориям дел. Нередки принципиальные решения по данному вопросу и в публикуемой прецедентной практике Верховного Суда. Цель таких разъяснений — дать правоприменителю ориентиры в оценке конкретных ситуаций. Так, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г. "О судебной практике по делам об умышленных убийствах" дано толкование квалифицирующего признака убийства — совершение его с особой жестокостью*. Пленум подчеркивает, что понятие особой жестокости необходимо связывать как со способом убийства, так и с другими обстоятельствами, которые свидетельствуют о проявлении виновным особой жестокости. Так, особо жестокий, мучительный для потерпевшего способ совершения убийства налицо, когда перед лишением жизни или в процессе этого к нему применялись пытки, истязание или совершалось глумление над жертвой (наносилось большое количество телесных повреждений, использовался мучительно действующий яд, потерпевшего сожгли заживо, длительно лишали пищи, воды и т.п.). Однако особая жестокость может выразиться не только в способе убийства, но и в иных обстоятельствах преступления. Пленум относит к таким обстоятельствам совершение убийства в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный осознавал, что причиняет им своими действиями особые страдания. При всех проявлениях особой жестокости обязательно осознание виновным этого обстоятельства. Он может желать доставить жертве именно такие страдания, либо, осознавая их, относиться к страданиям жертвы безразлично. * См.: БВС РФ. 1993. № 2. С. 6—7. Отметим, что, несмотря на довольно четкие рекомендации по толкованию признака "особая жестокость", у правоприменителя все же остается довольно значительная свобода в оценке каждого конкретного случая.
Так, нанесение большого количества телесных повреждений до или в процессе лишения потерпевшего жизни не всегда признается глумлением над жертвой и проявлением особой жестокости виновного. Например, двое соучастников, получив отказ девушки вступить с ними в половую связь, связали потерпевшую, нанесли ей 11 ножевых ранений в различные части тела. Потерпевшая скончалась в их присутствии спустя два часа от потери крови. Налицо проявление виновными особой жестокости: осознание и желание причинения жертве особых мучений и страданий. Рассмотрим другой случай. Старослужащий долгое время издевается над молодым солдатом, который физически значительно слабее старослужащего. На следующий день после очередных оскорблений и побоев, решив отомстить обидчику, молодой солдат наносит ножом 8 ранений спящему старослужащему. Экспертизой установлено, что все ранения нанесены в течение короткого промежутка времени (нескольких минут). Они преследовали одну цель — причинение смерти потерпевшему. Цели причинить ему особые страдания виновный не имел. Множественность ранений обусловлена небольшой физической силой субъекта преступления, который не смог первыми ударами причинить смерть жертве. Таким образом, в данном случае нанесение множественных ранений в процессе убийства не было проявлением виновным особой жестокости. Обобщение судебной практики показывает, что чаще всего суды ошибаются в толковании следующих оценочных признаков: корыстные и хулиганские побуждения, особая жестокость и общеопасный способ убийства (ст. 105 УК), убийство в состоянии аффекта (ст. 107 УК), значительный ущерб гражданину (п. "г" ч. 2 ст. 158, 159, 160 и др.), признаки явности и грубости в составе хулиганства (ст. 213 УК), тяжкие последствия в целом ряде составов. Несмотря на значительные сложности в применении оценочных признаков состава преступления, законодатель тем не менее не может полностью отказаться от их использования. Такие признаки обеспечивают стабильность уголовного закона при изменяющихся жизненных обстоятельствах. Благодаря оценочным признакам содержание уголовного закона меняется без изменения формулировки закона. Таким образом, необходимо использовать позитивные свойства оценочных признаков, нейтрализуя по возможности их отрицательные качества. В целом в истории развития уголовного законодательства прослеживается тенденция конкретизации значения оценочных признаков. На первом этапе судебная практика в решениях по конкретным делам (прецедентам) толкует оценочный признак и вырабатывает примерные ориентиры в оценке преступлений с такими признаками. Подобное толкование не обязательно для других судов, рассматривающих сходные дела, но имеет силу убеждающего примера. На втором этапе Верховный Суд обобщает прецедентные решения отдельных судов и более абстрактно формулирует рекомендации по применению того или иного оценочного признака в руководящем постановлении по определенной категории дел. Такое толкование в соответствии с Законом о Верховном Суде обязательно для нижестоящих судов, рассматривающих дела этой категории. Наконец, на третьем этапе устоявшееся определение оценочного признака закрепляется в уголовном законе, как правило, в примечании к той статье, в которой описан состав преступления с данным оценочным признаком. Так, Уголовный кодекс РФ 1996 г. в отличие от УК РСФСР 1960 г. активно использует законодательное толкование оценочных признаков состава преступления. Наиболее часто в примечаниях к статьям толкуется крупный и особо крупный ущерб, причиненный преступлением. Кроме того, при реформе уголовного законодательства ряд оценочных понятий был заменен на понятия формально-определенные. Например, в составе хулиганства (ст. 213 УК) теперь нет указания на исключительный цинизм и особую дерзость, а в составе получения взятки (ст. 290 УК) оценочный квалифицирующий признак "совершение преступления лицом, занимающим ответственное должностное положение" заменен на более конкретный признак "совершение преступления лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, а равно главой органа местного самоуправления". Итак, оценочные признаки состава преступления сохраняются в уголовном законе для обеспечения гибкости закона. Правоприменитель при квалификации преступлений имеет значительную свободу в применении таких признаков. Это обязывает его с большей ответственностью подходить к толкованию оценочных признаков, обращая особое внимание на публикуемую руководящую и прецедентную практику Верховного Суда РФ.
<< | >>
Источник: А.Н. Игнатов, Ю.А. Красиков. Уголовное право России. Учебник для вузов. В 2-х томах. Т. 1. Общая часть. Ответственные редакторы и руководители авторского коллектива — доктор юридических наук, профессор и доктор юридических наук, профессор. — М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА—ИНФРА • М),. — 639 с.. 2000

Еще по теме § 5. Особенности применения оценочных признаков состава преступления:

  1. Объективные признаки состава преступления
  2. Вопрос 9. Признаки и элементы состава преступления
  3. Субъективные признаки состава преступления
  4. § 6. Особенности оценки преступлений с квалифицированными и привилегированными составами
  5. § 7. Способ, средства, время и обстановка совершения преступления как признаки объективной стороны преступления и значение этих обстоятельств для уголовной ответственности
  6. О признаках состава пособничества
  7. Вопрос 10. Виды составов преступлений
  8. § 2. Виды составов преступлений
  9. § 1. Понятие состава преступления
  10. Понятие и признаки преступления
  11. 10.7.1.1. Отсутствие в деянии состава преступления (п. 2)
  12. § 3. Противоправность как признак преступления (nullum crimen sine lege)*
  13. Н. А. Шаронова, Л. М. Колпакова ОСОБЕННОСТИ ЭМОЦИОНАЛЬНО-ОЦЕНОЧНОГО ОТНОШЕНИЯ МАТЕРИ С ПОДРОСТКОМ, СТРАДАЮЩИМ ДЕТСКИМ ЦЕРЕБРАЛЬНЫМ ПАРАЛИЧОМ
  14. § 1. Понятие, основные признаки и особенности судебной власти
  15. 55. ОСОБЕННОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ РЕКЛАМЫ
  16. ОСОБЕННАЯ ЧАСТЬ. Раздел .ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЛИЧНОСТИ.
  17. ОСОБЕННАЯ ЧАСТЬ ГЛАВА I. Государственные преступления
  18. 29.1. Общие особенности производства о применении принудительных мер медицинского характера