<<
>>

§ 1. Понятие применения уголовного закона и его стадии

Право становится высшей социальной ценностью лишь тогда, когда его принципы и нормы воплощаются в жизнь, реализуются в деятельности членов общества. Для обозначения такого состояния общества в теории права используют понятие правопорядка. Суть правопорядка состоит в том, что на основе норм права складываются реальные правовые отношения. Реализация права осуществляется в правовом государстве, с одной стороны, народом, с другой — государственной властью (государственными органами). Все субъекты реализации права в целях установления и соблюдения правопорядка обязаны действовать в пределах своей компетенции, прав и обязанностей.
Стабильный правопорядок, следование всех субъектов праву — характерная черта демократического правового государства. Становление в России такого государства предполагает реальное исполнение законов (в данном случае — уголовных) как гражданами, так и органами государства и должностными лицами. Граждане реализуют нормы уголовного права, соблюдая уголовно-правовые запреты, а в ряде случаев и исполняя обязывающие предписания и используя право, предоставленное уголовным законом*. Например, не совершая кражи, гражданин подчиняется запрету уголовного закона, в частности ст. 158 УК РФ. Примером использования права может служить право граждан на необходимую оборону или задержание преступника (ст. 37, 38 УК). Для некоторых субъектов, например работников милиции, такие предписания являются не правом, а обязанностью (исполнение права). * О соблюдении, использовании, исполнении и применении права см., например: Алексеев С.С. Общие дозволения и общие запреты в советском праве. М., 1989. Граждане реализуют в основном конкретные предписания уголовного права (нормы Особенной части уголовного закона), кроме того — принципиальные, общие положения (не превышают пределов необходимой обороны и т.п.; такие нормы содержатся в Общей части уголовного закона). Реализация уголовного закона (и воплощенного в нем права) осуществляется гражданами по различным мотивам. Большая часть граждан полагает, что уголовное право соответствует их интересам. Они не хотят убивать и быть убитыми, не хотят грабить и быть ограбленными. От уголовного права ожидают скорее защиту, чем кару. Однако не следует сбрасывать со счетов и значительную часть граждан, которые не нарушают уголовно-правовых запретов из страха перед наказанием. Но несмотря на различия в мотивации, объективно обе названные категории граждан действуют законопослушно. В случае, когда гражданин нарушает уголовно-правовой запрет, возникает необходимость в применении уголовного права. Субъект такого применения — государственный орган (должностное лицо), который осуществляет властную деятельность от имени государства. Однако государство реализует уголовное право, не только применяя его. Государство реализует свои полномочия, в первую очередь создавая уголовные законы, соответствующие правовым потребностям общества. В процессе правотворчества государство связано принципами и нормами международного права, Конституцией и парламентской процедурой принятия уголовного закона. Принятие уголовного законодательства отнесено Конституцией РФ (ст. 71) к компетенции Федерации. Следовательно, ответственность за реализацию правовых потребностей и правовых идей в норме уголовного закона несет Федеральное Собрание РФ: Государственная Дума и Совет Федерации. Имевшиеся в истории России попытки правительств или Верховных Судов ликвидировать пробелы уголовных законов в своих постановлениях (решениях) следует признать не только противоконституционными, нарушающими принцип разделения властей, но и противоречащими самой идее права, праву как социальной ценности.
В компетенцию судов и должностных лиц входит применение уголовного закона (и воплощенного в нем права), обеспечение воли законодателя. Как уже было отмечено, принятие государством уголовных законов не самоцель. Важны практическая реализация закона, воплощение его в реальные общественные отношения. Если процесс реализации права приводит к такому результату — налицо правопорядок. Если гражданин (или должностное лицо) в своей деятельности нарушает уголовно-правовой запрет, необходима реакция государства на это нарушение. Например, гражданин совершает мошенничество (ст. 159 УК), должностное лицо берет взятку (ст. 290 УК). В данном случае должностное лицо как бы ставит себя вне системы государственных лиц и органов, противопоставляет себя государству как и любой другой нарушитель закона. И, разумеется, в этом случае оно должно испытать на себе властную карающую силу государства. Итак, правоприменение — это властная, государственная деятельность. В этом заключается основное отличие применения права от других форм его реализации. Кроме того, применение уголовного права — активная деятельность, в то время как реализация права (например, уголовно-правового запрета) осуществляется, как правило, в виде пассивного поведения. Право государственных органов (судов, прокуратуры, милиции и т.д.) на осуществление правоприменительной деятельности равнозначно обязанности этих органов осуществлять правоприменение. Очевидно, что субъект правоприменительной деятельности — отнюдь не адресат нормы уголовного права. Тот, кому была адресована норма права, ее не реализовал (не исполнил). Субъект правоприменения обеспечивает реализацию права третьими лицами (хотя бы и принудительно). Субъект правоприменения обязан действовать строго в рамках своих полномочий. В теории права правоприменение определяют как решение конкретного дела, оценку жизненного случая, реальной правовой ситуации. Это приложение закона, общих правовых норм к конкретным лицам и обстоятельствам*. * См.: Теория государства и права / Под ред. Г.Н. Макова. М., 1995. С. 208 и след. Правоприменение — организующая деятельность. В сфере уголовного права применение уголовного закона по возможности нормализует общественные отношения, нарушенные совершением преступления. Посредством привлечения виновного к уголовной ответственности и наложения наказания восстанавливается социальная справедливость, а также потерпевший может взыскать с виновного ущерб, причиненный преступлением, и т.д. Правоприменительная деятельность в сфере уголовного права носит правовосстановительный, правоохранительный характер. В результате правоприменительной деятельности выносится решение, которое в обязательном порядке закрепляется в правоприменителъном акте. В процессе применения уголовного закона (права) выносятся такие правоприменительные акты, как постановление следователя о привлечении лица в качестве обвиняемого, обвинительное заключение, обвинительный или оправдательный приговор суда, определения кассационной или надзорной инстанции и т.п. Правоприменительныый акт обладает рядом характерных черт. Это государственно-властный индивидуально определенный акт, совершаемый компетентным субъектом по конкретному юридическому делу с целью установления наличия или отсутствия субъективных прав или юридических обязанностей и определения их, меры на основе соответствующих правовых норм. В уголовном праве правоприменительные акты выносятся от имени государства, например приговор — именем Российской Федерации. Индивидуальная определенность акта выражается в том, что он касается конкретного физического лица, а не организации (группы лиц) и не юридического лица.
Если по одному уголовному делу осуждаются несколько лиц, например соучастники группового преступления, члены банды, преступной организации, в приговоре или ином акте тем не менее должно быть оценено содеянное каждым из перечисленных лиц. Одни будут признаны организаторами преступления, другие — исполнителями, третьи — организаторами или участниками банды и т.д. Правоприменительный акт в уголовном судопроизводстве выносится строго определенным кругом субъектов, действующих в пределах своей компетенции. Это лица, производящие дознание, предварительное следствие, судебное разбирательство в судах различных инстанций, и прокуроры, осуществляющие надзор за следствием. Иные участники уголовного судопроизводства не выносят правоприменительных актов, как бы ни были сходны их действия с деятельностью перечисленных субъектов. Например, по делам частного обвинения потерпевший поддерживает в судебном заседании обвинение, выполняя действия, обычно присущие прокурору — государственному обвинителю. Однако сам потерпевший не обладает государственно-властными полномочиями; он не может привлечь лицо к ответственности, вынести приговор, прекратить уголовное дело (хотя он может быть инициатором мирового соглашения). Лишь суд может вынести государственно-властное решение по делу. Основная черта правоприменительного акта — определение в нем конкретных прав и обязанностей субъектов правоотношения на основе соответствующих правовых норм. В уголовном процессе конкретизация уголовно-правового отношения происходит следующим образом. Содеянное субъектом оценивается как преступление (или как непреступное поведение в случае, например, действия в рамках необходимой обороны). При этом следует указать конкретную статью, а также часть и пункт статьи (если они имеются) Особенной части уголовного закона, по которой оценено, квалифицировано содеянное. В ряде случаев делается ссылка и на статьи Общей части. В теории уголовного права такую процедуру обычно называют квалификацией преступления. На основе квалификации конкретного деяния устанавливаются, уточняются конкретные права и обязанности субъектов уголовно-правового отношения. Виновное лицо, как правило, подлежит уголовному наказанию. Лишь в ряде прямо обозначенных в законе случаев виновный может быть освобожден от ответственности и/или от наказания. Это означает корреспондирующее данной обязанности право государства в лице компетентных органов прибегнуть к государственному принуждению, например, взыскать штраф, поместить лицо в исправительное учреждение для отбывания наказания в виде лишения свободы. С другой стороны, у государства возникает обязанность применить уголовную репрессию строго в рамках закона. Так, если санкцией статьи, по которой квалифицировано содеянное, предусмотрено лишение свободы на срок до двух лет, государственные органы не вправе превысить верхний предел санкции (исключение предусмотрено лишь в случаях назначения наказания по совокупности преступлений или приговоров, ст. 69, 70 УК). Государство также несет обязанности уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного характера, регламентированные в УПК и УИК Российской Федерации. Так, УПК РСФСР четко определяет подследственность и подсудность уголовных дел, круг обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу, допустимость доказательств, необходимость использования для установления тех или иных фактов определенных видов доказательств (например, заключение экспертизы) и т.д. На стороне лица, совершившего преступление, соответственно возникают права требовать от государственных органов точного исполнения ими своих обязанностей в процессе уголовного судопроизводства. Лицо может отстаивать свои права самостоятельно или прибегнуть к помощи представителя, например адвоката. Применение уголовного права принято разделять на две стадии: 1. Квалификация содеянного. 2. Индивидуализация ответственности. Именно в процессе квалификации содеянного: а) устанавливаются фактические обстоятельства дела; б) происходит поиск нормы, подлежащей применению; в) устанавливается подлинный текст нормы, ее действие во времени, в пространстве и по кругу лиц; г) уясняется содержание нормы, устанавливаются признаки конкретного состава преступления, и наконец; д) соотносятся фактические обстоятельства содеянного и признаки состава преступления, делается вывод об их соответствии или несоответствии. На второй стадии применения уголовного закона происходит индивидуализация ответственности лица, признанного виновным в совершении конкретного преступления. Например, происходит назначение наказания с учетом тяжести содеянного, личности виновного, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств или условное осуждение. Лицо может быть освобождено от ответственности и/или от наказания. Квалификацию преступлений нередко отождествляют с применением диспозиции уголовно-правовой нормы, а второй этап (индивидуализацию ответственности) — с применением санкции нормы. В целом такое суждение верно. Действительно, как правило, за квалификацией, констатацией содеянного как конкретного типа преступления (например, кражи) следует назначение наказания, применение санкции. Однако назначение наказания не всегда ограничивается применением санкции. Наказание может быть назначено с выходом за нижние или верхние рамки санкции, назначено условно и т.д. Кроме того, индивидуализация ответственности может выразиться в условном или безусловном освобождении от ответственности и (или) от наказания. Как правило, по уголовному делу осуществляются обе стадии применения уголовно-правовой нормы. Однако возможно и раздельное осуществление рассматриваемых стадий. Например, суд кассационной инстанции переквалифицирует содеянное, не меняя меры наказания, назначенной судом первой инстанции. Налицо первая стадия применения уголовного закона. Другой пример. В случае злостного уклонения осужденного от уплаты штрафа (ч. 5 ст. 46 УК) он заменяется например, исправительными работами. При систематическом или злостном неисполнении условно осужденным в течение испытательного срока возложенных на него судом обязанностей суд может постановить об отмене условного осуждения и об исполнении наказания, назначенного приговором суда (ч. 3 ст. 74 УК). Очевидно, что речь, в этих случаях идет лишь о второй стадии применения уголовного права. Ведь квалификация содеянного не меняется. Отметим, однако, что вторая стадия правоприменения принципиально не может осуществляться без первой стадии. Невозможно, например, назначить лицу уголовное наказание, не квалифицировав его деяние по определенной норме уголовного закона. В приведенных нами примерах квалификация преступлений не изменялась, но все же она была ранее осуществлена. От правильности квалификации совершенного преступления во многом зависит эффективность второй стадии применения уголовного закона — индивидуализации ответственности. Правильное избрание основания уголовной ответственности во многом обусловливает обеспечение конституционной законности уголовной репрессии, взаимных прав и обязанностей гражданина и государства. В частности, от правильной квалификации содеянного зависят многие важные правовые последствия: — признание лица виновным в совершении преступления; — возможность или невозможность освобождения лица от уголовной ответственности и от наказания; — назначение виновному наказания (а именно — вид и рамки наказания); — избрание вида исправительного учреждения, в котором лицо должно отбывать наказание в случае лишения его свободы, и следующие отсюда объем ограничений прав и свобод осужденного, а равно соблюдение прав личности осужденного при отбывании им наказания; — возможность и условия применения к виновному амнистии и помилования. Правильная квалификация содеянного влияет на учет состояния и динамики преступности в стране, определение уголовной политики как в области законодательства, так и в сфере правоприменения. Итак, квалификация преступления — важный этап правоприменительной деятельности, сложный творческий процесс. Применение уголовного права — это не просто "наложение" нормы права на конкретные обстоятельства содеянного. Такую процедуру может выполнить даже компьютер. Но дискуссии об "электронном (или компьютерном) судье" давно ушли в прошлое. Разумеется, применение компьютерной техники, например, для быстрого поиска необходимых законов, подзаконных актов, прецедентов — вещь полезная. Но сам по себе процесс применения уголовного права — творческая, интеллектуальная деятельность. Ведь в процессе правоприменения оценивается поступок конкретного человека и на него налагается уголовная ответственность — назначается конкретная мера наказания или он освобождается от ответственности и (или) от наказания. Процесс правоприменения — объективно сложная деятельность. Поэтому не случайны ошибки субъектов правоприменения, в том числе и в области уголовного права. Все ошибки уголовного судопроизводства принято делить на ошибки в применении норм материального уголовного права и ошибки в применении уголовно-процессуальных норм. В данный момент нас интересуют лишь первые. Выделение их среди всех ошибок уголовного судопроизводства, в принципе, не представляет большого труда. В соответствии со ст. 346, 347 УПК РСФСР неправильное применение уголовного закона является основанием к отмене или изменению приговора в кассационной или надзорной судебной инстанции. Таким образом, ошибки предварительного следствия могут быть исправлены самим следователем или прокурором, осуществляющим надзор за следствием. Ошибки предварительного следствия исправляются судом первой инстанции, а ошибки последнего — вышестоящими судами. По выборочным данным, ошибки уголовно-правового содержания составляют около 40% отмененных и 95% измененных вышестоящими судами приговоров. Остальные относятся к неправильному применению уголовно-процессуального закона. Около 60% ошибок в применении уголовного закона относится к его второй стадии — индивидуализации ответственности и назначению наказания. Соответственно около 40% выявленных ошибок имеет своей причиной неправильную квалификацию содеянного либо неверную квалификацию, повлекшую ошибки в назначении наказания*. По данным обобщения судебной практики, проведенного А.В. Наумовым, на неправильное установление обстоятельств дела приходится 7,4%, на неверную квалификацию — 45,2% и на ошибки в индивидуализации ответственности и наказания — 47,4% всех ошибок в применении уголовного закона**. * См.: Костарева Т.А. Квалифицирующие обстоятельства в уголовном праве. Ярославль, 1993. С.145. ** См.: Наумов А.В. Применение уголовно-правовых норм. Волгоград, 1973. С.146. Таким образом, около половины ошибок в применении уголовного закона относится к первой стадии правоприменения и около половины — ко второй. Подавляющая доля судебных ошибок (около 70%) приходится на дела о хищениях, преступлениях против жизни и здоровья, половых преступлениях, хулиганстве*. Как правило, от 70 до 80% ошибок в процессе квалификации этих и других преступлений приходится на применение составов оконченных преступлений, а оставшаяся доля — на ошибки в оценке предварительной преступной деятельности и соучастия. В частности, возникают затруднения в разграничении видов и форм соучастия, в оценке эксцесса исполнителя, добровольного отказа соучастников. Нередко смешивается соучастие с разделением ролей, которое следует оценивать с применением ст. 30 УК РФ, и совершение преступления группой лиц (соисполнителей), которое должно быть оценено непосредственно по статье Особенной части уголовного закона. В квалификации предварительной преступной деятельности чаще всего встречаются ошибки в отграничении приготовления от покушения и покушения от оконченного преступления. Нередко причина таких ошибок — неучет особенностей конструкции конкретного состава преступления (материальный, формальный, усеченный). Часто встречаются ошибки и в оценке множественности преступлений; в отграничении единого продолжаемого, длящегося или составного преступления от множественности преступлений. Правоприменители затрудняются также в оценке идеальной и реальной совокупности. * См., например: Кливер И.Я. Уголовно-правовые судебные ошибки квалификации преступлений и их предупреждение. М., 1973. С. 4. Следует заметить, что правоприменители испытывают серьезные затруднения в применении оценочных признаков состава преступления. Среди них наиболее распространены ошибки в толковании: а) особой жестокости и общеопасного способа при убийствах, б) значительного размера вреда, причиненного потерпевшему при хищениях, в) тяжких последствий в других составах преступлений, г) оценочных признаков основного состава хулиганства. Во время действия УК РСФСР 1960 г. (до 1 января 1997 г.) возникали значительные затруднения в толковании признаков: "крупный размер ущерба" и "особо крупный размер ущерба"; "исключительный цинизм" и "особая дерзость" в составе хулиганства. УК РФ 1996 г. широко использует легальное толкование двух первых признаков, что значительно упростило процесс правоприменения. Последние из названных признаков исключены из закона. В сфере индивидуализации ответственности в первую очередь следует выделить повторный учет при назначении наказания обстоятельств, уже учтенных в процессе квалификации. Правоприменители прямо нарушают предписание уголовного закона о запрете такого учета (ст. 61, 63 УК). Нередко соучастникам вменяются при назначении наказания (а равно при квалификации) смягчающие и отягчающие обстоятельства, относящиеся к личности одного из соучастников. Например, исполнитель убийства действует из корыстных побуждений или по найму (п. "з" ч. 2 ст. 105 УК), организатор — по мотиву национальной ненависти (п. "л" ч. 2 ст. 105 УК), а пособник — из корыстных побуждений и неоднократно (п. "з", "н" ч. 2 ст. 105 УК). Очевидно, что было бы несправедливо, например, усиливать ответственность исполнителя ввиду неоднократного совершения преступления или ответственность организатора по причине наличия у него корыстных побуждений. Ведь в действительности их нет. Кроме того, такое решение прямо запрещено уголовным законом (ч. 2 ст. 67 УК). Другими типичными ошибками в назначении наказания являются нарушения рамок вида наказания, определенных в санкции и в Общей части закона. Наибольшие затруднения возникают при назначении наказания по совокупности преступления (ст. 69 УК) и по совокупности приговоров (ст. 70 УК). Традиционно много ошибок при назначении более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление (ст. 64 УК). Вызывают затруднения и новации УК РФ 1996 г., в частности положения о градации наказания при вердикте присяжных о снисхождении (ст. 65 УК), при назначении наказания за неоконченную преступную деятельность (ст. 66 УК) или при рецидиве преступлений (ст. 68 УК). Очевидно, что многие из отмеченных выше ошибок в квалификации и индивидуализации ответственности связаны с прямым нарушением законодательных предписаний, другие противоречат руководящей практике Верховного Суда РФ, ясно определяющей позицию правоприменителя по тому или иному вопросу. Причины ошибок в применении уголовного закона разнообразны. Не последнее место занимают в их числе недостаточный опыт правоприменителя, слабая профессиональная подготовка, небрежность и т.п. Безусловно, есть причины и объективного плана: недостатки в организации деятельности правоприменителей, загруженность работой, неясность или пробельность законодательства, нестабильность руководящей судебной практики и др. Между тем ошибки в применении уголовного права дорого обходятся и гражданину, попавшему в сферу уголовной юстиции, и государству. Правильное применение уголовного права (и шире — его реализация) утверждает социальную справедливость, вносит определенность в общественные отношения, придает им необходимую стабильность. В науке уголовного права разработаны конкретные рекомендации по применению уголовного закона. Более того, создана теория квалификации преступлений, ознакомление с рядом положений которой будет способствовать улучшению подготовки юридических кадров.
<< | >>
Источник: А.Н. Игнатов, Ю.А. Красиков. Уголовное право России. Учебник для вузов. В 2-х томах. Т. 1. Общая часть. Ответственные редакторы и руководители авторского коллектива — доктор юридических наук, профессор и доктор юридических наук, профессор. — М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА—ИНФРА • М),. — 639 с.. 2000

Еще по теме § 1. Понятие применения уголовного закона и его стадии:

  1. ГЛАВА 14. ПРИМЕНЕНИЕ УГОЛОВНОГО ЗАКОНА
  2. 10.1. Понятие, сущность, задачи и значение стадии возбуждения уголовного дела
  3. § 1. Уголовный закон и его действие
  4. Понятие о воспитательном коллективе и основные стадии его развития
  5. § 1. Понятие уголовного закона
  6. 10. Понятие истины и его применение в аналитической философии
  7. 9.1. Понятие уголовного права, его предмет и система
  8. § 1. Понятие уголовного права, его предмет и задачи
  9. 3. Стадии применения права
  10. Вопрос 5. Уголовный закон как единственный источник уголовного права
  11. § 2. Действие уголовного закона в пространстве (Geltungsbereich, Anwendungsbereich). Международное уголовное право189
  12. § 2. Применение права. Стадии процесса применения права
  13. § 1. Сущность и значение стадии кассационного обжалования и пересмотра постановлений, не вступивших в законную силу
  14. 25.1. Понятие и задачи стадии исполнения приговора
  15. 11.1. Понятие, сущность и значение стадии предварительного расследования
  16. 9.2. Уголовный закон
  17. ГЛАВА 2. УГОЛОВНЫЙ ЗАКОН
  18. 17.2. Применение закона и подзаконных актов
  19. § 2. Квалификация преступлений (понятие, значение, субъекты, стадии)