<<
>>

§ 4. Специальный субъект

Уголовное законодательство предусматривает ответственность лиц, которые, помимо общих признаков субъекта, т.е. достижения определенного возраста и вменяемости, должны обладать дополнительными, указанными в законе, признаками.
Ряд преступлений может совершаться только лицами, наделенными специальными признаками. В этих случаях такие признаки, характеризующие субъекта отдельных преступлений, носят конституитивный характер. Это означает, что лица, не обладающие указанными признаками, совершить данное преступление не могут. В других случаях специальные признаки субъекта имеют квалифицирующее значение, т.е. лица при наличии этих признаков несут повышенную ответственность. Специальным субъектом преступления называются лица, которые наряду с общими признаками субъекта обладают дополнительными, указанными в законе, признаками, только при наличии которых может наступить ответственность по определенной статье или части статьи Уголовного кодекса. В уголовном законодательстве России нет определения специального субъекта преступления, оно выработано доктриной уголовного права. Практически в каждой главе Особенной части Уголовного кодекса содержатся составы преступлений со специальным субъектом. Установление специального субъекта преступления отражает особенности конкретных видов преступлений, степень их общественной опасности. Только специальные субъекты могут причинить предусмотренный законом вред, нарушить охраняемые уголовным законом общественные отношения. Другие лица, не обладающие специальными качествами (признаками), не могут быть субъектом преступления, например, субъектом государственной измены (ст. 275) не может быть иностранец, а субъектом изнасилования (ст. 131) не может быть женщина. Различные категории лиц, являющихся специальными субъектами, можно классифицировать на определенные группы в зависимости от тех специальных признаков, которые определяют субъекта конкретных видов преступлений: 1) гражданская принадлежность определяет ответственность за государственную измену (ст.
275) и шпионаж (ст. 276); 2) демографические признаки, в частности половая принадлежность, являются необходимым для субъекта изнасилования (ст.131); 3) должностное положение определяет субъектов значительного числа преступлений, таких, как преступления против государственной власти и интересов государственной службы (гл. 30), ряд преступлений против правосудия, совершаемых работниками правоохранительных органов, судьями, народными и присяжными заседателями; 4) профессиональная деятельность является необходимым признаком субъекта таких преступлений, как неоказание помощи больному (ст. 124), а также предусмотренных ст. 237, 246, 247, 248 и др.; 5) воинская служба определяет круг субъектов преступлений против несения военной службы (гл. 33); 6) особое отношение к потерпевшему характеризует субъектов таких преступлений, как оставление в опасности (ст. 125), вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления (ч. 2 ст. 150) и др.; 7) выполнение специальных обязанностей служит необходимым признаком субъекта за преступления, предусмотренные ст. 238, 274, 310—312 и др.; 8) особый правовой статус характерен для признания субъектом осужденных, совершивших побег из мест заключения, или действия, дезорганизующие работу ИТУ (ст. 313, 321); 9) соматическое состояние определяет субъекта таких преступлений, как заражение другого лица венерической болезнью (ст. 121) или ВИЧ-инфекцией (ст. 122). В предусмотренных уголовным законом случаях специальные признаки субъекта могут влиять на характер уголовной ответственности. Некоторые квалифицированные виды преступлений указывают на признаки субъекта как основание повышенной уголовной ответственности. Так, неоднократность совершения преступлений, свидетельствующая о большой общественной опасности преступника, предусмотрена в качестве признака квалифицированного состава ряда преступлений, например против личности, против собственности и др. То же можно сказать и о рецидиве. Лицо, ранее осужденное и вновь совершившее преступление, представляет повышенную общественную опасность.
Поэтому рецидив как признак, характеризующий субъекта, служит основанием для квалификации нового преступления по более строгой норме уголовного закона. Должностной статус лица может влиять на квалификацию преступления. Так, получение взятки должностным лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, а равно главой органа местного самоуправления, влечет ответственность по ч. 3 ст. 290 УК, т.е. более строгую по сравнению со взяткополучателем, не занимающим такого положения. В отдельных случаях совершения преступления специальным субъектом соисполнителями могут быть лица, не обладающие признаками специального субъекта. Так, при совершении группового изнасилования, субъектом которого может быть только мужчина, соисполнителями этого преступления могут быть и женщины. Дело в том, что объективная сторона изнасилования имеет сложный характер и состоит из нескольких действий (совершение полового сношения и применение физического или психического насилия к потерпевшей). Поэтому, если женщина избивает другую женщину, применяет к ней физическое или психическое насилие, чтобы мужчина совершил половое сношение без применения с его стороны насилия или угроз, то в совокупности действиями этих лиц полностью выполняется состав изнасилования. Действия женщины нельзя рассматривать как пособничество изнасилованию, поскольку она выполняет часть объективной стороны этого преступления. Поэтому правильная квалификация действия обоих лиц в данном случае п. "б" ч. 2 ст. 131 УК, как групповое изнасилование. На необходимость именно такой квалификации справедливо указал Пленум Верховного Суда Российской Федерации в своем постановлении "О судебной практике по делам об изнасиловании" от 22 апреля 1992 г. № 4, в редакции постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 1993 г. № 11 (п. 8)*. * БВС РФ. 1992. № 7. На практике возникает вопрос о квалификации соучастия в преступлении со специальным субъектом.
Принципиальная позиция заключается в признании возможности соучастия лиц, не обладающих специальными признаками в преступлении со специальным субъектом. Так, если частное лицо подстрекает должностное лицо к получению взятки, оно должно нести ответственность по ст. 33 и 290 УК. Если гражданское лицо подстрекает военнослужащего к дезертирству и оказывает ему в этом содействие, его действия должны квалифицироваться по ст. 33 и 338 УК. Однако, если специальная уголовная ответственность определяется наличием признаков, характеризующих личность конкретного преступника, например наличие в его действиях неоднократности или рецидива, то соучастник совершаемого таким лицом преступления не будет отвечать наравне со специальным субъектом. Так, если лицо оказало пособничество в умышленном убийстве по мотивам ревности субъекту, ранее совершившему умышленное убийство, то действия пособника следует квалифицировать по ст. 33 и ч. 1 ст. 105 УК, а действия исполнителя — по ч. 2 ст. 105 УК. Иная ситуация возникает при различных мотивах преступления у соучастника и исполнителя. Так, если лицо, желая смерти какого-либо человека по мотиву ревности, нанимает за деньги убийцу, который и совершает преступление, то наниматель убийцы должен нести ответственность по ст. 33 и ч. 2 ст. 105 УК за соучастие в убийстве, совершенном с корыстной целью. Что же касается объективных признаков, влияющих на ответственность за совершенное преступление, например убийство с особой жестокостью или изнасилование, совершенное группой лиц, то соучастник может нести повышенную ответственность только в том случае, если он знал о наличии этих признаков или соглашался с возможностью совершения преступления при отягчающих объективных обстоятельствах.
<< | >>
Источник: А.Н. Игнатов, Ю.А. Красиков. Уголовное право России. Учебник для вузов. В 2-х томах. Т. 1. Общая часть. Ответственные редакторы и руководители авторского коллектива — доктор юридических наук, профессор и доктор юридических наук, профессор. — М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА—ИНФРА • М),. — 639 с.. 2000

Еще по теме § 4. Специальный субъект:

  1. 1.1. Проблема оснований всеобщности субъекта в современной философии
  2. 1.2. Социально-личностное восприятие всеобщности субъекта
  3. 1.3. От механизма к субъекту: развитие форм саморегулирования «коллективных организмов»
  4. 2.2. Модели субъектных оснований воспроизводства общества
  5. 2.3. Социум как проекция всеобщности субъекта
  6. 3.1. Виртуальность бытия всеобщности субъекта
  7. § 1. Логико-правовая характеристика субъективных прав и обязанностей
  8. § 3. Объективный состав деяния. Субъект. Объект. Осуществление
  9. Вопрос 20. Специальный субъект
  10. А. К. Можеева К истории развития взглядов К. Маркса на субъект исторического процесса
  11. 15.2. Субъективные права и юридические обязанности как содержание правовых отношений
  12. 5.2. Личностно профессиональное и гуманитарно-технологическое развитие субъектов политики
  13. ОСОБЕННОСТИ СУБЪЕКТИВНОЙ КАРТИНЫ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЖЕНЩИН-ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬНИЦ Н. Ю. Галой (Москва)
  14. К ПРОБЛЕМЕ СУБЪЕКТНОСТИ В ПСИХОЛОГИИ Л. Н. Тарасова, С. И. Соболев, О. О. Полякова (Москва)
  15. § 4. Специальный субъект
  16. § 5. Субъект преступления и личность преступника
  17. 1.1. Категория субъекта в антропоцентрической парадигме