>>

ВВЕДЕНИЕ

Благодаря победе Великой Октябрьской социалистической революции Киргизия обрела государственность в семье советских социалистических республик. Под руководством Коммунистической партии и при постоянной бескорыстной помощи великого русского народа киргизы вместе с другими народами нашей великой страны уверенно строят коммунистическое общество.

Бывшая отсталой окраиной царской России, Киргизия за годы Советской власти превратилась в высокоразвитую в хозяйственном и культурном отношении республику.

Достижения киргизского народа являются практическим подтверждением учения классиков марксизма-ленинизма о том, что «с помощью пролетариата передовых стран отсталые страны могут перейти к советскому строю и через определённые ступени развития — к коммунизму, минуя капиталистическую стадию развития»1.

Теперь киргизский народ получил возможность изучить свою историю, этнографию, обычное право.

Научное исследование действовавшего до Октябрьской революции уголовного обычного права киргизов до некоторой степени восполнит пробелы в изучении государства и права народов СССР.

Изучение обычного права киргизов, являющееся одной из задач советской правовой науки, будет способствовать воспитанию «трудящихся масс в духе коммунистической сознательности, дружбы народов, пролетарского интернационализма, преданности делу советского народа и Коммунистической партии Советского Союза»2.

Следует отметить, что до сих пор в советской правовой литературе не опубликовано ни одной работы, посвящённой обычному уголовному праву киргизов.

Дореволюционные авторы, как правило, изучали обычаи и нравы киргизов совместно с обычным правом казахского3народа, лишь иногда указывая на некоторые существенные различия4.

Прогрессивными учеными прошлого (в том числе Ч. Вали- хановым, Ссменовым-Тян-Шанским и др.) собраны чрезвычайно ценные ^материалы о нравах, обычаях и образе жизни киргизов XIX BJHO большинство дореволюционных исследователей и царских чиновников нормы уголовного обычного права и процесса киргизов рассматривали с колонизаторских позиций; влияние патриархально-ордовых отношений при этом сильно преувеличивалось.

Народ нередко изображался пассивной массой, послушно следующей'за манапами, батырами, старейшинами и биями] Это отразилось и на научной ценности работ, относящихся к быту, культуре и обычному праву киргизов. Например, один из русских буржуазных исследователей уголовного обычного права и процесса киргизов и казахов 70-х годов XIX в. Г. С. Загряжский дал следующую характеристику биям: ^«Киргиз, известный по своему уму, безукоризненной нравственности, справедливости, опытности в киргизском судопроизводстве, а следовательно, и в знании киргизских обычаев, на основании которых производится суд и расправа у киргизов, именуется бием»^В действительности суд биев был не народным, а массовым, он защищал интересы киргизской феодальной верхушки.

К моменту добровольного вхождения Киргизии в состав России высшая феодальная/государственная власть принадлежала потомственным крупным манапам. Они распределяли пастбищные угодья, собирали налог, творили суд и расправу, организовывали нападения на соседние племена и оборону своих владений.

'У манапов-родоправителей специального аппарата для центрального управления не было. Они управляли населением через феодально-родовую знать — средних и мелких манапов5, биев6, батыров7, баев8 и др!]Крупные манапы были главными сюзеренами рода, племени, большинство из них в непосредственном подчинении имело «кырк джигитов»9 и близких родственников, которые играли роль сборщиков налогов, связистов, усмирителей не послушных в своем роде, племени и т. д.

В Южной Киргизии кроме баев, батыров, биев были также датхи и беки. Последние являлись такими же родоправи- телями и деспотами, как манапы в Северной Киргизии. Г. Бар- дашев в своей работе «Сведения о дикокаменных киргизах» о власти беков писал: «Каждый бек был своего рода князь, владыка своего народа»10. Касаясь этого вопроса, К. Усенбаев указывает: «Датхи и беки в политическом отношении мало отличались от манапов, господствовавших в Северной Киргизии»11.

После добровольного вхождения Киргизии в состав России, с принятием Временного положения об управлении Семи- реченской и Сыр-Дарьинской областей 1867 г.12 и согласно Положению об управлении Туркестанским краем 1886 г.14 киргизское населениегоставило ряд волостей и уездов Семиречен- ской, Сыр-Дарьинской, Ферганской и Самаркандской областей Туркестанского края1Ь.

Краями, областями и уездами управляли царские генералы и чиновники.

Областное управление возглавлялось военным губернатором, которого нааюгач'ал царь. Уездным начальникам были даны огромные права.^ни обладали административной и судебной властью^Гуркестанскому генерал-губернатору для освоения приобретенных краев предоставлялись исключительно широкие, по существу неограниченные полномочия. Наряду с другими правами, «он до рассмотрения проекта Положения в законодательном порядке мог принимать все те меры, которые признавал полезными и неотложно необходимыми для устройства края»16.

С принятием вышеуказанных положений на территории Киргизии было проведено административное деление не по родовым^и племенным признакам, как прежде, а по территориальному признаку. Были ввех " іьньїх

этого

старшин_и_ созданы волостньщ.

периода, вплоть до Октя'брьско 4 , t „ пита-

листы, помещики и царские чиновники вместе с бай-манапами эксплуатировали трудовой народ.

Несмотря на это, вхождение Киргизии в состав России явилось крупнейшим событием, оно сыграло прогрессивную роль как в развитии материальной и духовной жизни киргизского народа, так и в его дальнейшем историческом развитии.

В предлагаемой работе сделана попытка показать классовую сущность суда биев до и после добровольного вхождения Киргизии в состав России; на основе архивных материалов и исторических источников в ней освещается содержание норм уголовного судопроизводства по обычному праву киргизов в этот период. Учитывая, что на территор-ии Киргизии, главным образом в её южной части, действовали также суды казиев, автор даёт общую характеристику суда казиев и показывает его отличие от суда биев.

В работе также освещаются некоторые вопросы ответствен- ности по уголовному обычному праву киргизов. 14

Положение об управлении Туркестанским краем 1886 г. С указаниями, опубликованными по октябрь 1903 г., решениями Правительствующего Сената, инструкциями, изданными в развитие действующего Положения. Составил делопроизводитель канцелярии туркестанского генерал-губернато- ра Б. Н. Каплун. Тапженду 1903, стр. 212. 15

А. Г. Зим агП^иргизия накануне Великой Октябрьской социалистической революции. Фрунзе, 1959, стр. 10. 16

Т. М. К у л ь т е л е е в. Уголовное обычное право казахов. Алма- Ата, 1955, стр. 62.

| >>
Источник: С. К. КОЖОНАЛИЕВ. СУД И УГОЛОВНОЕ ОБЫЧНОЕ ПРАВО КИРГИЗОВ ДО ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ. 1963

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. Введение
  2. Введение, начинающееся с цитаты
  3. 7.1. ВВЕДЕНИЕ
  4. Введение
  5. [ВВЕДЕНИЕ]
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. Введение Предмет и задачи теории прав человека
  8. РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ ЧАСТИ ПЕРВОЙ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  9. РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ ЧАСТИ ТРЕТЬЕЙ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  10. ВВЕДЕНИЕ,
  11. ВВЕДЕНИЕ
  12. ВВЕДЕНИЕ