<<
>>

10.3.2. Антагонистические классы и современность

В конце XIX — первой половине XX вв. историческая практика, как пишет В. П. Пугачев, давала известные подтверждения марксистской концепции политической роли классов. В то время на историческую арену вышли массовые политические партии рабочего класса, в России и некоторых других странах мира под классовыми лозунгами прошли революции, главной движущей силой которых, однако, были скорее руководимые компартиями военные, маргиналы и низшие слои общества в целом, чем рабочий класс [128, 122].
По мере развития капиталистического общества, повышения благосостояния и расширения социальных прав трудящихся и всего населения, политическая практика стала все больше расходиться с классовой теорией марксизма. Большинство рабочих не поддержали классовые партии, звавшие к насильственной революционной борьбе против капитала, встали на путь социал-реформизма и социального партнерства или проявляли политическую индифферентность. Эта тенденция сохраняется и ныне. В Великобритании, например, в последние десятилетия примерно одна треть рабочих на выборах отдает свои голоса партии консерваторов, традиционно являющейся партией крупного капитала. По результатам эмпирических исследований, в ФРГ лишь 10 % населения считает принадлежность к социальному классу в его марксистском понимании важнейшим фактором общественной дифференциации, причем рабочие составляют среди них лишь 5 %, чиновники — 3, служащие — 15, предприниматели — 18 %. В 1980—90-х гг. в странах командного социализма рабочие также не проявили классовой сознательности и не выступили в поддержку социалистического строя и «своей» власти, не стала исключением и «Родина мирового пролетариата» — СССР. Более того, в некоторых странах, прежде всего, в Польше, организованное рабочее движение выступило основным политическим оппонентом коммунистических режимов и главной силой в борьбе за демократизацию общества и формирование социально ориентированной рыночной экономики.
Эти и другие подобные факты, ставящие под сомнение классовую теорию марксизма, получают неоднозначную интерпретацию среди ученых. Радикальные противники марксизма видят в них доказательство ошибочности марксистской классовой теории или, по меньшей мере, ее явного несоответствия реальностям современного постиндустриального общества. Сторонники же марксизма объясняют отсутствие у широких слоев рабочих классового сознания и включенности в политическую борьбу: • формированием рабочей аристократии, которой капитал создает благоприятные жизненные условия за счет эксплуатации, прежде всего, трудящихся других стран (В. И. Ленин [82, 83]); • интегрированием рабочего класса богатых стран Запада, кроме его низших слоев и иностранных рабочих, в капиталистическую систему (Г. Маркузе [128, 123]); • экономической стабилизацией «позднего капитализма» и созданием достаточно эффективной системы идеологического и политического господства капитала, обеспечивающей массовую политическую лояльность (Ю. Хабермас [151] и другие неомарксисты). Современные неомарксисты, считая социально-экономический классовый конфликт основополагающим для современного западного общества, критикуют противников классовой теории за узкий эмпиризм и функционализм, простую констатацию корреляций между объективным социально-экономическим положением и политическим сознанием людей, за игнорирование сложного механизма, опосредующего это взаимодействие. По их мнению, факторами, препятствующими адекватному отражению классового положения в сознании и политической борьбе рабочих и других лиц наемного труда, являются рост их благосостояния и социальной обеспеченности, контролирование капиталом институтов социализации и создание индустрии формирования массового иллюзорного сознания с помощью системы образования, СМИ и т. д. Что же касается пассивного восприятия рабочим классом краха коммунистических режимов в странах Восточной Европы, то современные сторонники марксистской классовой теории объясняют это • бюрократическим перерождением социализма; • формированием нового господствующего эксплуататорского класса — номенклатуры; • узурпацией ею государственной власти; • дезориентацией рабочего класса; • отказом от социалистической идеологии; • стремлением номенклатуры превратить свое политическое господство в господство экономическое.
При всей убедительности этого рода аргументации, в целом трактовка классов как главных субъектов политики, а классовой борьбы как движущей силы истории в свете современного исторического опыта и эмпирических исследований выглядит если не ошибочной, то, по меньшей мере, далеко расходящейся с действительностью. Ни в одной стране мира рабочий класс так и не смог установить свое политическое господство. В развитых странах мира традиционные классовые партии либо изменили свою ориентацию, либо не пользуются поддержкой сколько-нибудь значительной части населения. Это, однако, не означает, что марксистский классовый анализ полностью исчерпал себя. В демократических постиндустриальных странах классовая (в марксистском понимании) принадлежность остается одной, хотя и не главной, социально-экономической детерминантой политики. В странах же с «диким», несоциализированным капитализмом, где произвол частных собственников не имеет жестких государственных ограничений, классовые конфликты могут приобретать большую остроту и выходить на передний план политической жизни. К числу таких государств принадлежит и современная Россия.
<< | >>
Источник: Зуляр Ю. А.. Политология: Базовый курс : учеб. пособие : в 2 т. Т. 1. 2008

Еще по теме 10.3.2. Антагонистические классы и современность:

  1. И. Ф, Б.алакина Индивид и Алчность в обществе отчуждения
  2. Реалии марксистского социализма и истмат о Востоке
  3. Государство и проблема классов
  4. § 1. Приоритет прав человека по отношению к политике
  5. § 5. Общая характеристика теорий происхождения государства
  6. 22.2. Сущность государства
  7. 22.5. Основные типы государства
  8. 1. Концепция власти как «тоталитаризма разума»
  9. Человек без личности: антиномия — трагическая или ложная?
  10. 2.3. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ В ЭПОХУ ВОЗРОЖДЕНИЯ И НОВОГО ВРЕМЕНИ
  11. СОЦИАЛЬНО-КЛАССОВАЯ ПРИРОДА СИОНИЗМА
  12. СИОНИЗМ И МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ
  13. 2. II ЕР ВЫ її ПУТЬ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВ РА1ІПЕЙ ДРЕВНОСТИ
  14. СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ — ПУТЬ к ПОДЛИННОЙ СВОБОДЕ И ДЕМОКРАТИИ (Предисловие)