<<
>>

12.2.4. Объективная и субъективная стороны лидерства

Феномен лидерства коренится в самой природе человека и общества. Явления, во многом схожие с лидерством и называемые «протолидерством», встречаются в среде животных, ведущих коллективный, стадный образ жизни, например у обезьян, в волчьих стаях, в стадах оленей т.
д. Здесь всегда выделяется наиболее сильная, умная, упорная и решительная особь — вожак, руководящий стадом (стаей) в соответствии с его неписанными, но биологически запрограммированными законами, продиктованными взаимоотношениями со средой. Рост разнообразия потребностей, появление новых видов деятельности вследствие разделения труда (выделения земледелия, скотоводства, ремесел, торговли, умственного и физического труда) существенно усложнили социальные отношения. Сложно организованная система, какой становилось общество, все больше нуждалась в упорядочении поведения индивидов, гармонизации и согласования человеческих потребностей и действий. Потребовался политический лидер, то есть человек, способный определять общие цели, способы их достижения, организовывать процесс распределения ролей и функций внутри общества. Лидерство основывается на определенных потребностях сложно организованных систем. К ним относится, прежде всего, потребность в самоорганизации, упорядочении поведения отдельных элементов системы в целях обеспечения ее жизненной и функциональной способности. Такая упорядоченность осуществляется через вертикальное (управление—подчинение) и горизонтальное (коррелятивные одноуровневые связи, например, разделение труда и кооперация) распределение функций и ролей и прежде всего, через выделение управленческой функции и осуществляющих ее структур, которые для своей эффективности требуют, как правило, иерархической, пирамидальной организации. Вершиной такой управленческой пирамиды и выступает лидер (протолидер). Четкость выделения лидирующих позиций зависит от типа общности, составляющей систему, и ее взаимоотношений с окружающей средой.
В системах с низкой групповой интеграцией и высокой степенью автономии и свободы различных элементов и уровней организации функции лидера выражены слабо. По мере же усиления потребностей системы и самих людей в сложно организованных коллективных действиях и осознания этих потребностей в форме коллективных целей — спецификация функций лидера и его структурное, институциональное обособление повышаются. В малых группах, основанных на непосредственных контактах их членов, инс- титуциализация лидирующих позиций может не происходить. Здесь на первый план выдвигаются индивидуальные качества личности, ее способность объединить и повести за собой группу. В крупных же объединениях, эффективность коллективных действий которых требует четкой функционально-ролевой дифференциации и специализации, а также оперативности управления и жесткости подчинения (например, в армии), институциализация и формализация (официальное закрепление) лидирующих позиций, придание им сравнительно больших властных полномочий обязательны. Именно к такому типу объединений относится политика. В ней действуют огромные массы людей, ставящие перед собой вполне определенные, ясно осознанные цели и испытывающие непрерывное противодействие со стороны политических оппонентов. В силу этого институциализация лидирующих позиций проявляется в политике особенно отчетливо. Институциализация руководящих функций отражается в понятии формального лидерства. Оно представляет собой приоритетное влияние определенного лица на членов организации, закрепленное в ее нормах и правилах и основывающееся на положении в общественной иерархии, месте в ролевых структурах, обладании ресурсами влияния. В противоположность формальному неформальное лидерство характеризует субъективную способность, готовность и умение выполнять роль лидера, а также признание за ним права на руководство со стороны членов группы (общества). Оно основывается на авторитете, приобретенном в результате обладания определенными личными качествами. Оба этих аспекта — формальный и неформальный — характеризуют политическое лидерство.
Причем формальный, институциональный аспект в политике является ведущим, поскольку здесь реализация потребностей в самоорганизации и упорядочении деятельности огромного количества людей зависит не столько от индивидуальных качеств (хотя это тоже очень важно), сколько от силы и влияния организации. В современном обществе даже личность, обладающая выдающимися способностями, не сможет стать политическим лидером, не опираясь на организацию, на СМИ. Как писал в «Лженероне» Л. Фейхтвангер [145], «власть даже пустого человека наполняет содержанием». И в этом смысле такие советские руководители, как Л. И. Брежнев и К. У. Черненко, даже находясь в не совсем адекватном состоянии, объективно исполняли роль политических лидеров. Именно от них непосредственно зависело принятие важнейших государственных решений. Таким образом, понятие политического лидерства включает два аспекта: формально-должностной статус, связанный с обладанием властью, и субъективную деятельность по выполнению возложенной социальной роли. Причем первый аспект, предполагая хотя бы минимальную личностную активность, имеет ключевое значение для оценки индивида как политического лидера. Второй же аспект — личностные качества и реальное поведение на занимаемом посту — определяет главным образом лишь сохранение властной должности, а также служит для оценки лидера как результативного или нерезультативного, великого или ординарного, как «хорошего» или «плохого» руководителя. Учитывая все это, отделение политического лидерства от его институционально закрепленной руководящей позиции, которой приданы властные полномочия, представляется неправомерным. Целесообразно отделять собственно политическое лидерство от функций должностных лиц в государственном или партийном аппарате. Известный американский политолог Р. Такер обращал внимание на то, что лидеры — это либо «реальные лидеры», либо должностные лица или менеджеры. Он полагал, что только истинные лидеры выполняют функции по «постановке политического диагноза и прогнозированию», «определению тактики политических действий» и «мобилизации» тех, кто будет вовлечен в конкретную политическую деятельность.
«Лидерство, — писал Р. Такер, — есть указание направления, которое, в конечном счете, нацелено на политическое действие» [140]. Лидерство — это всегда нечто большее, чем анализ и принятие политических решений. Оно также состоит в воздействии на умы и энергию тех людей, которым предстоит сыграть свою роль в политической деятельности. Из всех определений политического лидерства, рассмотренных выше, характеристика лидерства как особого рода влияния представляется наиболее плодотворной. Данная характеристика, в отличие, например, от властной трактовки лидерства, охватывает не только властные, но и более «мягкие», опирающиеся лишь на авторитет и убеждение виды руководящего влияния, предполагающие не столь жесткое, однонаправленное воздействие, как власть. Лидерство относится к числу широких, комплексных понятий. С одной стороны, оно предполагает генерирование лидером новых идей, активное и действенное влияние на людей, управление ими; с другой стороны, оно основывается на вере в лидера, подчинении ему, на готовности людей следовать за ним, участвовать в выполнении поставленных им задач. В структуре лидерства обычно выделяют три главных компонента: • индивидуальные черты лидера; • ресурсы или инструменты, которыми он располагает; • ситуацию, в которой он действует и которая оказывает на него влияние. Все эти компоненты прямо влияют на эффективность лидерства. Если властные позиции и роли — объективная основа политического лидерства — относительно стабильны, если они с трудом и достаточно редко подвергаются радикальным изменениям, то личностный, персональный состав лидерства более текуч и подвижен. Учитывая социальную природу процесса, лидер наряду со своими статусными характеристиками отражает и наличие особых нравственно-этических отношений с населением, которые могут свидетельствовать о том или ином уровне авторитетности правления. Иными словами, деятельность любого руководящего лица неизбежно опосредована моральными оценками населения, которые отражают тот или иной уровень неформальной поддержки его господствующего положения. Таким образом, политическое лидерство как институт власти обладает двоякой сущностью, включающей как институциональный, так и моральный аспекты. Со своей статусной стороны политическое лидерство выступает как высший сегмент власти, достраивающий пирамиду управления, как центр принятия решений, который определяет стиль и характер деятельности всех других основных управленческих структур и организаций. В то же время, как пишет А. И. Соловьев, наличие морально-этических связей лидера с населением придает организации власти дополнительные ресурсы для решения политических задач [133].
<< | >>
Источник: Зуляр Ю. А.. Политология: Базовый курс : учеб. пособие : в 2 т. Т. 1. 2008

Еще по теме 12.2.4. Объективная и субъективная стороны лидерства:

  1. П. Бурдье
  2. § 5. Роль моделей в правоведении
  3. § 2. Состав уголовно наказуемого деяния
  4. § 4. Иные виды мошенничества
  5. § 9. Правонарушения и их виды
  6. трансперсональный опыт, проблема субъект-объектного дуализма и недвойственность
  7. ДИАЛЕКТИКА У КАНТА И В «НЬЯЯ-ОТРЕ»
  8. Объяснение различия между объективной и субъективной религией; важность этого объяснения для всего вопроса
  9. 10. Что такое объективное и субъективное, частное и публичное право?
  10. §_4. Объективное и субъективное в праве
  11. 12.1. Правообразование. Объективное и субъективное в праве
  12. 5.2. Личностно профессиональное и гуманитарно-технологическое развитие субъектов политики
  13. Объективное и субъективное право