<<
>>

6.3.2. Современные теории демократии

В последние десятилетия появился ряд новых теорий, развивающих научные представления о демократии с учетом изменившихся реалий. 6.3.2.1. Теория партиципаторной демократии В рамках ценностного подхода сформировались идеи партиципаторной (англ.
participation — участие) демократии, которая сегодня приобрела довольно широкую известность. Демократия участия (партиципаторная концепция) выступает в качестве альтернативы к элитарной теории демократии. Под «участием» в западной политологии понимаются все виды деятельности граждан в политической жизни для воздействия на принятие политических решений. Теоретики партиципаторной демократии (Дж. Вольф [17], Ф. Грин [20, 21], Б. Барбер) верны центральной идее классической теории демократии о способности простых людей управлять собой. В отличие от плюралистов и элитистов они полагают, что демократическая система политической власти еще не существует в полном объеме, что не следует сохранять статус-кво, нужно добиваться всеобщего вовлечения масс в процесс принятия политических решений. В отличие от элитистов они считают, что антидемократическая позиция масс — это не имманентно присущая им черта, а результат недостаточного воспитания, экономического неравенства, отсутствия эффективно воздействовать на политический процесс. Сторонники партиципаторной демократии полагают, что можно избежать «парадокса свободы», когда большинство может выбрать тирана или же самому стать новым тираном. Чтобы бороться с тиранией элиты, необходима хорошо информированная общественность, которая могла бы осуществлять демократический контроль через всеобщие выборы и представительные учреждения. Сторонники концепции демократии участия выступают за расширение роли прямой, непосредственной демократии в политической жизни общества, не отрицая при этом необходимости сохранения институтов представительной демократии. Согласно этой концепции особое значение в процессе реализации демократии имеет обязательное исполнение всеми гражданами тех или иных функций по управлению делами общества и государства.
Данная теория обосновывает участие граждан в демократических процедурах как на уровне выборов представительных органов власти, проведения референдумов, так и на уровне выборов в отдельных рабочих коллективах, учебных заведениях, местного самоуправления и т. д. Эти меры обеспечивают развитие процесса демократизации общества, создают условия для политического развития индивида, который все более осознанно и целенаправленно участвует в политической жизни [28, 523]. Теория партиципаторной демократии широко используется в идеологии социал-демократических партий, которые стремятся к созданию нового социалистического общества при помощи внедрения демократических процедур в политическую, социальную и экономическую сферы общественной жизни. 6.3.2.2. Модель демократии Липсета - Лернера Основанием для данной модели послужили исследования различных социальноэкономических условий демократии, проведенные во второй половине 1950-х гг. Д. Лернером и С. Липсетом [41]. Эту модель демократии иногда определяют как «политико-модернизационную теорию». Демократия в этой модели выступает прежде всего результатом развития ряда социальных и экономических условий (урбанизации, индустриализации, образования, коммуникаций), которые приводят к формированию определенной дифференциации общества и активности различных групп интересов и представляющую их элиту в сфере борьбы за государственную власть. Если Д. Лернер делал акцент на деятельности различных элитных групп, на наличии развитых средств массовой коммуникации, то С. Липсет — на конкуренции элит, поддержке населением существующих правил политической игры и эффективности действия демократий как условия стабильности и поддержки режима. Собственно концептуализация демократии в данной модели отражает следующие ее основные характеристики: • политико-культурные (система верований в демократические нормы поведения и в эффективность режимов); • политико-структурные (наличие властвующих и оппозиционных элитных групп, отношение конкуренции между ними); • политика-институциональные (избирательная система, нормы смены политических элит); • политико-партисипаторские (участие населения в выборах).
В частности С. Липсет определяет демократию (в сложном обществе) как политическую систему, которая имеет постоянные конституционные возможности для замены правящих лиц. Ученый выделяет необходимые условия, которые не только определяют демократичность политической системы, но и ее стабильность или нестабильность: • система верований, легитимизирующих демократическую систему и отдельные ее институты, которые принимаются всеми в качестве своих; • некоторый набор политических лидеров, осуществляющих управление; • одна или больше групп лидеров вне правительства, которые действуют как легитимная оппозиция, пытаясь завоевать правительственные посты. В этом смысле политическая система демократии считается стабильной, если в ней существует ценностная система верований, позволяющих мирно осуществлять «игру» власти: правящая группа признает права оппозиции, оппозиционная группа подчиняется решениям правящей; если результатом политической игры выступает смена группировок, осуществляющих управление государством; если есть условия для эффективной оппозиции и для народного влияния на политику, и при этом власть чиновников не является максимальной. 6.3.2.3. Теория корпоративной демократии Корпоративизм рассматривает демократический режим в качестве механизма нахождения компромиссного решения через взаимодействие руководящего звена крупных объединений (корпораций), включающих большое количество наемных работников, менеджеров, а также представителей партий и государства как верховных арбитров. Такие корпорации несут ряд обязанностей перед своими членами и представляют их интересы. Взаимодействие корпораций и обеспечивает ход политического процесса на основе принятия компромиссного решения. А это, как не трудно видеть, отрицает роль конкуренции элит как основного двигателя политического процесса. Подобное понимание демократии нашло применение при решении различных производственных и социальных противоречий: вопросов об оплате труда, охране труда, социальном обеспечении и др. При известной привлекательности указанных теорий (их иногда называют теориями репрезентативной демократии), они не лишены недостатков: • достаточно высокая степень отчуждения большинства населения от власти (в свою очередь это создает предпосылки для увеличения отрыва органов управления от народа, его основной массы граждан); • ослабление связи органов управления с населением страны может вести к снижению степени легитимности власти; • облегчение возможности политического манипулирования сознанием людей и создания предпосылок для принятия решений, никак не связанных с волей большинства.
6.3.2.4. Модель консоциальной демократии Существенный вклад в развитие теории демократии внес А. Лейпхарт [37, 38, 39], предложивший идею консоциальной демократии. Придавая первостепенное значение процедурным моментам демократии, он предложил модель «разделения власти», предусматривающую обеспечение представительства интересов меньшинства, не получающего доступ к рычагам государственного управления. В связи с этим А. Лейпхарт выделил четыре важнейших механизма, которые позволили бы меньшинству получить доступ к власти. Модель консоциальной демократии предполагает: • создание коалиционного правительства с участием в нем представителей всех партий, представляющих все основные слои общества; • формирование правительства на пропорциональной основе с таким расчетом, чтобы в нем были представлены разные социальные группы; • предоставление максимальной автономии для социальных групп в решении своих внутренних вопросов (например, в форме федерализма или культурной автономии); • предоставление группам при выработке политических решений права вето, преодоление которого могло бы быть осуществлено на основе решения квалифицированного большинства (две трети или три четверти голосов избранников). Однако на практике такая модель демократического соучастия во власти, направленная против оттеснения меньшинств на политическую периферию и в оппозицию, применима лишь в том случае, когда группы имеют свою политическую организацию и проводят относительно самостоятельную политику. При этом характерно, что решающая роль здесь также признается за элитами, которые должны получить большую свободу и независимость от давления рядовых членов для заключения соглашений и компромиссов, которые могут не вполне одобрять их приверженцы. Это дает возможность избежать обострения противоречий, даже если на низовом уровне существуют непонимание между людьми, разногласия, и нередко враждебность. Вместе с тем и при данном подходе предполагается наличие минимального консенсуса относительно основных общественных ценностей (например, недопущение насилия или процветание государства).
Потому-то особую важность такой автономный элитизм приобретает в глубоко разделенных обществах. В то же время особое положение элит провоцирует их эгоизм, ведет к неподотчетности руководителей членам группы. Вследствие этого консолидация как практическая модель демократии может применяться в основном в тех странах, в которых действует высоко ответственная элита. 6.3.2.5. Экономическая модель демократии Э. Даунса В последние годы довольно широкое распространение получили теории рыночной демократии, рассматривающие систему власти как аналог экономической системы, в которой происходит постоянный обмен «товарами»; при такой системе продавцы, носители власти, ведут обмен своей выгоды, статуса, привилегии на «поддержку» избирателей. Данная модель демократии сформировалась в политической науке и активно используется сегодня в сравнительной политологии. Она явилась результатом экспансии экономического метода на различные отрасли социального исследования в 1950-е гг. Э. Даунс вошел в историю политической науки и сравнительной политологии в качестве пионера использования теории рационального выбора в условиях концептуализации демократии. Его книга «Экономическая теория демократии», опубликованная в конце 1950-х гг., до сих пор является одной из самых популярных. Политологи активно используют переменные модели Э. Дауэнса: электоральное поведение, партийное поведение, максимизация результата политического действия, обмен в политике, информация о выгодности действия, распределение общественного мнения в системе и др. В своей модели демократии он акцентировал внимание на деятельности правительства (или победившей партии) в связи с электоральным поведением и общественным мнением. Цель, которую Э. Даунс поставил перед собой, состояла в том, чтобы «дать правило поведения в демократической системе управления и обнаружить его смысл». Пытаясь сконструировать модель рационального политического поведения, учитывающего цену или выгодность тех или иных альтернативных возможностей, Э. Даунс и построил свою экономическую теорию демократии.
Экономическая модель демократии базируется на идее рациональности политического поведения: каждое действующее лицо (избиратель, партийный функционер, член правительства и даже организация в целом) стремится максимизировать результат своей деятельности в экономическом смысле, т. е. получить больший результат при меньших затратах. Рациональное поведение является предсказуемым, включает упорядочение имеющихся предпочтений и их взвешивание в процессе политического обмена. При таком подходе политика рассматривается в виде рынка. В этой связи являются важными две основные посылки экономической теории демократии: 1) каждое правительство пытается максимизировать политическую поддержку; 2) каждый гражданин пытается рационально максимизировать полезность результата своего действия. Эти посылки определяют понимание особенностей демократической системы, в которой и те, кто правит, и те, кем правят, действуют, руководствуясь не идеалами, а собственными реальными интересами. Попытки любого правительства (соответственно — любой политической силы в виде партии) максимизировать поддержку преследуют прагматическую цель — сохранить свое господство или завоевать господствующие позиции. Идеологии, социальное благосостояние, предпочтения населения не являются непосредственными и основными мотивами поведения. Хотя эти факторы и включены в процесс поведения, но косвенным образом. Если партии и правительства считают идеологию или программу важнее электорального успеха, они действуют не столько рационально, сколько иррационально. Аксиома собственной заинтересованности предполагает, что этические проблемы в политике выступают «просто как фактуальные параметры, а не нормативные». Это относится к поведению избирателя на выборах. Он руководствуется ожиданием, что избранные им политики удовлетворят его интересы лучше, чем другие, т. е. правительство будет эффективным. По мнению Э. Даунса, полезность, которой руководствуется гражданин, не является эгоистической в узком смысле слова. В этом отношении гражданин может действовать альтруистически; задача состоит лишь в том, чтобы понять, в чем индивидуальная выгода альтруистического поведения. Э. Даунс отмечал: «Самоограничивающаяся благотворительность является часто великим источником собственной выгоды. Таким образом, наша модель допускает альтруизм, несмотря на базисную установку личной заинтересованности». Необходимо при этом сказать, что так или иначе избиратель ориентируется на то, как будут голосовать другие. Рациональный выбор осуществляется на основе информированности действующего лица относительно стратегий и предпочтений других людей. В этой связи Э. Даунс говорит о двух возможных моделях политического поведения: 1) основанной на определенной и полной информации и 2) основанной на неточной, неполной информации. Правительство руководствуется в своей деятельности информацией относительно стратегии оппозиции, ожидаемого поведения избирателей (соотношение решения и пользы его для избирателей), числа поддерживающих голосов. Голосующий же ориентируется на информацию о возможной индивидуальной полезности и о стратегии других избирателей. Модель поведения избирателя меняется в зависимости от ясности и полноты информации. По Э. Даунсу, демократический процесс управления предполагает: • периодические выборы; • соперничество между двумя или более партиями (электоральными коалициями); • борьбу партий за голоса избирателей; • управление правительством без посредства парламента (победившая на выборах партия управляет правительством без посредства парламента до следующих выборов); • невмешательство в право оппозиции выражать себя и организовывать кампании и запрет на изменение периодичности выборов. Работа Э. Даунса оказала большое влияние на развитие сравнительной политологии. Исследователи находят в ней противоречия, но никто не отрицает ее пионерский характер, связанный с применением теории рационального выбора в политической науке. 6.3.2.6. Концепции теледемократии Современное видение процедурных основ демократии не может игнорировать техническое развитие современного общества. Появление и нарастание роли электронных систем в структуре массовых коммуникаций неизбежно вызвало к жизни идеи теледемократии («киберократии»). В данном случае наличие традиционных для демократии процедур неразрывно связывается с уровнем технической оснащенности власти и гражданских структур системами интерактивного взаимодействия (ТВ, Интернет) во время выборов, референдумов, плебисцитов и т. д. Эта виртуализация политики ставит новые проблемы в области обеспечения интеграции общества, налаживания отношений с новыми общностями граждан (имеющих или не имеющих такие технические средства), изменения форм контроля власти над общественностью и, наоборот, снятие ряда ограничений на политическое участие, оценки квалифицированности массового мнения, способов его учета и т. д. Это открывает возможности для диалогового режима власти с рядом категорий граждан, прежде не очень активных участников политики. 6.3.2.7. Теория рефлексирующей (размышляющей) демократии Признание того факта, что в политическую жизнь вовлекаются широкие слои населения, подтолкнуло ряд ученых в рамках процедурного подхода значительно усилить роль рядовых граждан. Так, А. Этциони [90] предложил концепцию «восприимчивой» общественной системы, при которой власть чутко реагирует на импульсы и табу, поступающие из недр общества. Именно такая восприимчивость, готовность к диалогу с гражданами и соответствует, по его мнению, демократической политике. Идеи А. Этциони, высоко оценивающего роль общественности, нашли отражение и в концепции рефлексирующей (размышляющей) демократии. Основной упор в ней делается на процедуры, обеспечивающие не выполнение своих функций властью, а включенность в политическое управление общественного мнения и полную подотчетность ему властных структур. Идущая в обществе дискуссия об устройстве общественной и частной жизни включается в процесс принятия решений. И, следовательно, возникающие при этом размышления, неформальные рефлексии, оценки, убеждения, в которых риторика соединяется с разумом, формирует, по мысли сторонников данной идеи, те механизмы «народной автономии», которые и составляют суть демократии в политической сфере. 6.3.2.8. Демократические модели «прав человека» 6.З.2.8.1. Концепция Л. Дайамонда Начиная с 1970-х гг. так называемые электоральные модели демократии стали подвергаться резкой критике за электоральное упрощение, за акцент на институциональных условиях демократии, за минимализм в отношении идеи прав человека. Возник значительный интерес к правам человека как основной переменной сравнительного изучения демократий и в целом политических систем. Вначале речь шла о необходимости привлечения внимания к теме и необходимости выбора демократических концепций, отражающих место прав человека в современных демократиях. Постепенно сформировалась самостоятельная отрасль сравнительной политологии с базовой концепцией демократии, основанной на идее прав человека. Наиболее полно эта концептуальная установка выражена у Л. Дайамонда в работах «Политическая культура и демократия в развивающихся странах» (1993) и «Экономическое развитие и пересмотр демократической теории» (1992). Л. Дайамонд настаивает на том, что недоучет прав человека не только обедняет концепцию демократии, но и позволяет неточно интерпретировать результаты сравнительного анализа политических систем, когда фактически в ряде случаев следует говорить (если использовать критерий прав человека) о псевдодемократиях, а не о настоящих демократических обществах. 6.3.2.8.2. Институциональная модель «интегративной демократии» Интерес к роли институтов в политическом процессе выразился не только в переосмыслении места институционального фактора, но и самого понятия института. Несмотря на то, что зачастую институциональный подход к исследованию демократии базируется на прежних легалистских, или структурно-функциональных моделях, а также на теории рационального выбора, в политической науке и в административных исследованиях ряд ученых подчеркивает значение такой институциональной модели демократии, которая близка к коммунитарным, а не к либеральным ее интерпретациям. Коммунитарная модель представлена в так называемом социально-историческом институционализме. Институциональная модель «интегративной демократии» опирается на идею различия между агрегативным и интегративным политическими процессами. В традиции теории агрегации, как пишут Д. Марч и И. Олсен, «народ» определяется как собрание индивидов, называемых гражданами; в традиции теории интеграции «народ» определяется как группа, имеющая свою историю и будущее. В агрегативном процессе воля народа раскрывается через политические кампании и «торговую сделку» между рациональными гражданами, каждый из которых преследует собственный интерес. «Сделка» совершается в рамках управленческих правил при правлении большинства. В интегративном процессе воля народа раскрывается посредством дискуссии между рациональными гражданами и правителями. Цель дискуссии — поиск общего блага в контексте разделяемых социальных ценностей. Агрегативные теории в целом предполагают порядок, основанный на рациональности и обмене. Интегративные теории в целом предполагают порядок, основанный на истории, долге и разуме. «Интегративная демократия» включает две основные концептуальные части: концепцию прав и идею дискуссии в поисках общего блага. Концепция прав, по теории, отличается от инструментального понимания прав человека, когда последние являются лишь рационально принятыми дополнительными условиями заключения выгодной политической сделки. Сами права здесь теряют свою ценность и рассматриваются как инструмент для достижения чего-то другого: они не выступают условием оценки политических институтов. При «интегративной демократии» права человека являются самоценностью и служат оценке политических институтов. Они являются ключевыми элементами системы социально-политических верований и убеждений, выражением человеческого единства, общего достоинства и гуманизма. Д. Марч и И. Олсен подчеркивают, что права человека в «интегративной демократии»: во-первых, безусловно гарантированы; во-вторых, неотчуждаемы, т. е. однажды установленные, они не могут быть ликвидированы; в-третьих, не пересматриваются законом, т. е. являются частью фундаментального права. Идея института как воплощения и инструмента сообщества или демократического порядка как конституционной системы является важным аспектом институциональной мысли. Если политические институты укрепляют общие ценности сообщества, они должны быть приняты. В этом отношении важными вопросами являются компетентность участников политического процесса и их интегрированность в сообщество. Компетентность включает не только знания, но и мудрость, обусловленную глубоким пониманием нужд и возможностей сообщества. Интегрированность означает, что граждане и гражданские служащие действуют в соответствии с общим благом, которое не может быть подорвано личными амбициями и устремлениями. Деятельность институтов в «интегрированной демократии» связана с гражданским образованием и организацией гражданского участия. Как видно из приведенного выше анализа демократических теорий и форм, каждая из них имеет как достоинства, так и недостатки. Реально существующая демократия в индустриально развитых странах мира стремится совмещать идеи самоуправления и участия (главным образом на местном уровне, а частично и на производстве) с представительством в масштабах всего государства. В целом же это преимущественно репрезентативная плюралистическая демократия, базирующаяся на либеральных ценностях и учитывающая в большей или меньшей степени некоторые христианские и социалистические коллективистские идеи. Является ли она лучшей из существующих в современном мире форм правления, образцом политического устройства для всех народов и прежде всего России?
<< | >>
Источник: Зуляр Ю. А.. Политология: Базовый курс : учеб. пособие : в 2 т. Т. 1. 2008

Еще по теме 6.3.2. Современные теории демократии:

  1. § 3.1.5. СОВРЕМЕННАЯ ТЕОРИЯ СТРОЕНИЯ ОРГАНИЧЕСКИХ ВЕЩЕСТВ КАК ФУНДАМЕНТ КУРСА ОРГАНИЧЕСКОЙ ХИМИИ
  2. Политическая теория
  3. ТЕОРИЯ ОРГАНИЗАЦИИ В СИСТЕМЕ НАУК (ПРОДОЛЖЕНИЕ).
  4. Теоретические модели демократии
  5. Современные проблемы идентификации одаренных учеников в американской школе П. А. Тадеев (Киев, Украина)
  6. § 1. ПОНЯТИЕ И ИЗМЕРЕНИЕ ДЕМОКРАТИИ
  7. 6.1.1. Различия между древнегреческим и современным типами демократии
  8. 6.1.5. Конституирующие признаки демократии
  9. 6.2.2. Коллективистская демократия
  10. 6.3.1. Современная модель демократии
  11. 6.3.2. Современные теории демократии
  12. 8.2.1. Сущность, статус и образ действия современных партий
  13. 10.4.5. Особенности социальной стратификации в современном российском обществе
  14. Концепция плюрализма элит и функциональные теории элит
  15. 8.3.4 Современная теория нутации
  16. ЮЛ. Основные положения современной теории
  17. НЕМНОГО О СОВРЕМЕННОЙ ТЕОРИИ СОЗДАНИЯ ТЕСТОВ