<<
>>

8.1.1.2. Особенности групп интересов

Если главная цель партий — завоевание власти для реализации определенного политического курса, то заинтересованные группы, или группы давления, как указывает само их название, преследуют цель оказать влияние на политику.
Партия, как правило, включает людей с разнообразными интересами и разными установками и ориентациями, в то время как заинтересованные группы состоят из преследующих специфические для всех ее членов интересы и концентрирует внимание главным образом на одной или нескольких проблемах. Партия формулирует такие политические позиции, которые носят общий характер, и не делает ударение на какой-либо специфической проблеме. Поскольку кандидаты от партий апеллируют к широкому спектру социальных сил, они должны стремиться избегать четких позиций по спорным вопросам. Если мнения избирателей резко расходятся, большинство кандидатов пытается занять среднюю позицию, чтобы не оттолкнуть ту или иную значительную группу избирателей. В отличие от партий, которые, как правило, вынуждены сглаживать различия по важнейшим проблемам с целью создания базы для объединения разнородных социальных слоев в широкую коалицию, способную обеспечить победу на выборах, заинтересованные группы могут занимать четко очерченные позиции по специфическому и ограниченному кругу вопросов, объединяющих всех членов этих групп. Например, американская «Нейшнел райфл ассоушиэйшн» состоит только из лиц, заинтересованных в неприятии закона о контроле за продажей и ношением огнестрельного оружия. В отличие от партий и движений политические группы не афишируют своей идейно-политической ориентации и не вырабатывают программ. Когда возможно, они обосновывают свои требования в СМИ, воздействуя на чувства и настроения людей, но предпочитают обращаться не к населению, а к руководителям органов власти и общественно-политических организаций, действовать негласно, в кулуарах, в коридорах и кабинетах различных учреждений, партий, парламентов, правительств, президентов, используя личные связи.
Многообразные группы интересов обладают широким набором ресурсов для воздействия на власть, трансляции нужд и запросов населения для лиц и органов, принимающих политические решения. В качестве таких ресурсов могут выступать их экономические и финансовые возможности, информация или опыт политического участия их членов, организационные структуры и т. д. В зависимости от значимости для той или иной политической системы соответствующих властных ресурсов групп интересов последние обладают тем или иным весом при принятии управленческих решений. Те же группы интересов, которые, используя свои ресурсы, имеют возможность поддерживать постоянные связи с правительством, чаще всего становятся органической частью механизма управления обществом. Наиболее активно к тактике лоббирования прибегает бизнес (как крупный, так средний и мелкий), его предпринимательские ассоциации и организации. Задача, стоящая перед ними, — всемерное воздействие на формирование политической стратегии правительства. Особую настойчивость в этом направлении проявляют руководители корпораций, которые проникают в политические круги, используя личные дружеские и партийно-политические связи, участие в предпринимательских и профессиональных ассоциациях, а также в различных подкомиссиях. Для реализации своего влияния в политической жизни страны бизнес создал широкую сеть различных организаций. В отличие от США большинство групп давления в европейских странах тесно связаны с правительством. Нередко отдельные функции правительства делегируются им: например, установление цен, реорганизация тех или иных отраслей промышленности в соответствии с определенным планом, введение квот и т. п. Выражая интересы вполне определенных общественных объединений, группы давления, естественно, подают информацию в выгодном для них свете; при этом добиваются своей цели любыми доступными для них способами, оказывая воздействие на парламентариев и членов правительства. Некоторые из них не гнушаются даже подкупом политических деятелей, хотя, если это раскрывается, организации запрещается продолжать лоббистскую деятельность, а виновные привлекаются к уголовной ответственности.
В этом случае речь идет о преступных группировках, под которыми понимаются устойчивые нелегальные объединения людей, ставящие своей целью личное обогащение противозаконными средствами. Как правило, такие группировки далеки от политики. Однако при определенных обстоятельствах происходит их политизация. В частности, в средние века социальный протест в ряде случаев влек за собой превращение протестующих в разбойников, однако далеко не все «разбойники» являлись социально-политическими оппозиционерами. Антиобщественный характер деятельности преступников заключается в нарушении ими не только правовых предписаний, но и общепринятых норм морали (хотя преступники не в состоянии полностью обойтись без регулирования взаимоотношений в своей среде, что приводит к складыванию весьма своеобразных правил поведения). В силу этого антисоциальные действия криминальных группировок подтачивают основы любого общества, способствуют дестабилизации обстановки. Именно эта их направленность послужила основанием для вывода отдельных теоретиков анархизма XIX — начала XX вв. о том, что уголовные преступники являются движущей силой для социальной революции, в ходе которой разрушается старое общество и созидается новое. Но если криминальные элементы вносят свой вклад в разрушение общества, то новое они построить не могут, а паразитируют на вновь созданном обществе так же, как они паразитировали на старом. Вхождение в легальное предпринимательство и политическую деятельность отнюдь не означает, что криминальные группировки превращаются в законопослушные легальные организации (хотя бы в той части их деятельности, которая относится к легальному бизнесу). Наоборот, они и в политику, и в предпринимательство несут свои преступные методы деятельности (убийства, подкупы и т. п.). При этом преступные группировки сохраняют свою сущность паразитического нароста па теле общества. Криминализация политики и бизнеса представляет собой реальную опасность для ряда государств. Поэтому практически во всех странах ведется борьба с преступностью и никто не ожидает благодеяний от мафиозных организаций. В некоторых странах к власти пришли группировки, преступные по своей природе и превратившие свои страны в сообщества, живущие по криминальным законам. Примером служит Гаити времен диктатуры Дювалье, рухнувшей в 1980-е гг., но до сих пор в этой стране не может утвердиться демократия и устояться нормальная экономика. Некоторые из таких стран участвуют в международной контрабандной торговле наркотиками, оружием и т. д. Появилось даже наименование для государственных режимов подобных стран — клиптократия, т. е. воровская власть.
<< | >>
Источник: Зуляр Ю. А.. Политология: Базовый курс : учеб. пособие : в 2 т. Т. 1. 2008

Еще по теме 8.1.1.2. Особенности групп интересов:

  1. Глава VII ДИНАСТИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА И НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИНТЕРЕСЫ
  2. 4. Артикуляция интересов и группы интересов
  3. Артикуляция интересов и группы интересов
  4. Агрегация интересов: выборы, партии и партийная система
  5. Группы интересов
  6. Особенности политической культуры
  7. Группы интересов, партии и развитие партийной системы
  8. Артикуляция интересов и группы интересов
  9. Глава 8 ГРУППЫ ИНТЕРЕСОВ, ПОЛИТИЧЕСКИЕ ДВИЖЕНИЯ И ПАРТИИ
  10. § 1. ГРУППЫ ИНТЕРЕСОВ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ДВИЖЕНИЯ
  11. 8.1.1. Группы интересов
  12. 8.1.1.2. Особенности групп интересов
  13. 8.1.1.З. Функции групп интересов
  14. 8.1.3. Общественно-политические движения и группы интересов в России