<<
>>

§ 4. Неототалитарные тенденции в современном обществе и их социальные истоки

Тоталитаризм как крайняя форма социального контроля, предполагающая контроль за сознанием людей, — это не только явление прошлого, но и одна из возможных альтернатив грядущего развития человечества. Не случайно большинство авторов тоталитарных антиутопий связывали тоталитаризм с будущим развитием современного им общества.

После краха большинства коммунистических государств не все страны оказались готовы к демократии и переходу к ней.

В некоторых молодых государствах установились националистические режимы, общественный строй которых с известными оговорками можно отнести к типу политического тоталитаризма. В наши дни оживилась, казалось бы, ушедшая в прошлое религиозная форма тоталитаризма. Это проявляется в активизации исламского фундаментализма, расширении количества и усилении влияния религиозных тоталитарных сект и т.д.

Что же касается информационно-финансового тоталитаризма, то эта его разновидность еще не проявилась в завершенной форме и потому сегодня ее можно обрисовать лишь в самом общем виде как одну из тенденций развития информационного обще-

1 См.: Пугачев В. П. Информационно-финансовый тоталитаризм//Вестник Моск. ун-та. Сер. 12. Политические науки. 1999. № 4; пн же. Информационный тоталитаризм как перспектива демократии в XXI веке//На рубеже веков. 1997. № 4.

ства, в которое вступает человечество. Усиление роли СМИ в обществе, появление новых информационных технологий, создание глобальных коммуникационных сетей и прежде всего Интернет может быть использовано как в интересах укрепления демократии, расширения политической информированности и компетентности граждан, их прямого участия в обсуждении и принятии политических решений, так и в целях укрепления привилегированного положения или даже социального господства определенных общественных групп или отдельных государств. С последней из этих тенденций и связан информационно-финансовый тоталитаризм.

Эта его разновидность, как и тоталитаризм в целом, не совместима с ценностями гуманизма, реальной свободы и демократии, провозглашенными Мировым Сообществом.

Понять истоки и особенности информационного тоталитаризма можно, лишь зная ту социальную среду, которая делает возможным и порождает тоталитаризм. Анализ предпосылок и причин тоталитаризма, констатация их наличия или отсутствия, их усиления или ослабления в XXI в. дают основания судить о тенденциях в эволюции тоталитаризма в наши дни.

Рост рационализма Одна ИЗ ИСХОДНЫХ, Важнейших Пред-

и организованности посылок тоталитаризма — нарастание

рационализма в общественном сознании и организации. Тоталитаризм на основном, общегосударственном уровне, как неоднократно отмечали его теоретики, вырос на почве успехов рационализма из веры в возможность разумно (с точки зрения определенной группы лиц) организовать всю жизнь общества.

Ослабла ли в современных условиях вера в неограниченные возможности разума по управлению обществом и реальные возможности такого управления? Конечно, нет. Резкое увеличение объема знаний, создание глобальных, общемировых информационных систем, новые крупные достижения в области поведенческих и управленческих наук, в том числе управления сознанием и поведением людей, однозначно свидетельствуют о нарастании рационализма и реальных возможностей по управлению различными общественными процессами.

Следующая важнейшая, прямо связанная с усилением влияния рационализма на общественную мысль и политику предпосылка тоталитаризма — рост общественной организации.

Тоталитаризм XX в. вырастает из стремления к глобальной, всеобъемлющей организации общества на научных основах. Организация рассматривается теоретиками тоталитаризма как средство эффективного управления. Современные, претендующие на научность тоталитарные идеи и концепции не случайно зародились и распространились в стране с наиболее развитыми традициями организованности — Германии (немецкие идеи прямо повлияли и на тоталитарную модель в СССР). «Германия, — писал один из идейных вдохновителей национал-социализма В. Освальд, — стремится организовать Европу, которой до сих пор не хватает организованности: мы или, может быть, германская раса, первыми поняли важность организации... Мы уже достигли полной организованности»72.

Сегодня развитые страны далеко обошли Германию начала XX столетия по уровню организованности различных сфер общественной жизни. Причем традиционные политические, прежде всего государственные, организации пополнились такими новыми, всепроникающими институтами, как, например, налоговые службы. Появились многообразные, часто сросшиеся с властью группы интересов. Всеобъемлющая по своему охвату организация общества при определенных условиях может быть использована для ограничения свободы личности, тотального контроля над гражданами, программирования их сознания и поведения. Вывод в пользу такого рода использования роста общественной организованности сделал еще «отец» итальянского фашизма Б. Муссолини: «Мы первыми заявили, что чем сложнее становится цивилизация, тем более ограничивается свобода личности»73.

Средства контроля Научно-технический прогресс и преж

де всего происходящая в конце нынешнего века информационная революция качественно изменили и резко усилили такую важнейшую предпосылку тоталитаризма, как средства контроля за личностью. На протяжении многих веков и даже тысячелетий отсутствие эффективных средств контроля ограничивало возможности власти в надзоре за подданными, не позволяло росткам тоталитаризма пробиться за границы сравнительно небольших уровней общественной организации — общин, сект, орденов и т.п.

Уже первые модели тоталитаризма на уровне крупных государств стали возможны лишь в результате научно-технического прогресса и прежде всего распространения средств массовых коммуникаций: прессы, телеграфа, радио, а затем и телевидения. Невиданные доныне, широчайшие возможности для контроля за сознанием и поведением граждан дают происходящие в современном мире глобальная информатизация и компьютеризация общества. Они делают технически возможными не только систематическую идеологическую индоктринацию, тотальное «промывание мозгов», но и управление индивидуальным и групповым, массовым сознанием и поведением. Как отмечает О. Тоффлер, в конце XX — начале XXI в. именно знания и информация становятся ключевым ресурсом власти. Они позволяют «достичь искомых целей, минимально расходуя ресурсы власти; убедить людей в их личной заинтересованности в этих целях; превратить противников в союзников»74.

Коммуникационная революция, проявившаяся в создании спутниковой связи, кабельного радио и телевидения, компьютерных текстовых коммуникационных систем (видео-, экранных и кабельных текстов и др.), а также в массовом распространении компьютеров, создала возможность электронного контроля за жизнью, образом мыслей, планами и настроениями как отдельных граждан, так и любых общественных организаций. Современные компьютерные сети позволяют накапливать и использовать обширнейшую информацию о здоровье, общественной активности, политических установках, личных связях, финансовых делах, встречах и поездках граждан и т.д. Собирать же информацию с различных электронных досье можно сравнительно легко и быстро, к тому же незаметно для общества.

Быстрый доступ к имеющейся обширной информации практически о любом конкретном человеке или организации, ее централизованная обработка и обобщение дают властям мощное оружие по предотвращению или пресечению нежелательных действий, косвенному, внешне не бросающемуся в глаза управлению поведением людей. Не случайно уже один из ранних крупных теоретиков информационного общества Дж. Мартин, озабоченный распространением компьютерных досье и других негативных последствий информатизации, задался вопросом: «Не приведет ли это к “информационному фашизму”?»

Методы контроля Влияние НТП на возможности тота

литарного контроля не ограничивается его техническими средствами, но проявляется и в методах. При этом используются методы не только индивидуального, но и статистического воздействия. Последние предполагают преимуще ственно косвенное, без прямых указаний и запретов влияние на человека. Они ориентированы на большие группы людей, допускают некоторую степень индивидуальной свободы и значительные индивидуальные отклонения в поведении. Однако в целом они гораздо более эффективны, чем используемые традиционным тоталитаризмом методы прямого тотального управления сознанием с помощью прямой идеологической индоктринации (внедрения идеологии) и запретов. На фоне нынешних опирающихся на новейшие достижения науки технологий управления массовым сознанием и поведением методы тоталитарного контроля, использовавшиеся сталинистским и национал-социалистическим режимами, выглядят примитивными, топорными.

В теории и практике современного управления массовым поведением широко используются не только информационные, но и традиционные, однако в современных условиях ставшие более искусными и утонченными экономические методы, опирающиеся на власть денег, богатства. Концентрация в руках немногих лиц огромных богатств, особенно когда они с помощью угодных правительств в той или иной степени контролируют и государство, создает опасность использования финансово-политической олигархией экономических методов влияния в качестве эффективного инструмента тоталитарного контроля.

Арсенал более конкретных методов управления массовым сознанием и поведением достаточно разнообразен и многие из них держатся в секрете. Один из таких методов — заимствованный из кибернетики триггерный способ управления населением. Суть этого метода состоит в управлении системой через контроль лишь за ее ключевыми точками, которыми применительно к современному обществу являются прежде всего финансовые ресурсы, электронные СМИ, наиболее влиятельные элиты и организованные группы. Триггерный способ социального управления широко использовался в политике правящего посткоммунистического режима в России75.

Современные методы управления сознанием охватывают также различные способы и целые технологии воздействия на разум, подсознание, чувства и волю людей, внушения им идей и оценок, не соответствующих действительности или их собственным интересам. Наличие столь мощных технических средств и эффективных методов управления индивидуальным и массовым созна- ниєм и поведением может быть реализовано в целях утверждения тоталитаризма тогда, когда существует такая важнейшая его предпосылка, как наличие в обществе острых конфликтов, а также влиятельных общественных групп, заинтересованных в установлении и использовании тоталитарного режима.

Тоталитаризм представляет собой особый способ подавления социальных конфликтов. Будучи радикальной, крайней формой проявления социального контроля, он, как свидетельствует опыт истории, обычно используется различными общественными силами в таких остроконфликтных ситуациях, когда другие, более умеренные формы социального, в том числе политического, контроля являются или кажутся недостаточно эффективными (или неприемлемыми по культурно-идеологическим причинам).

Соизмеряя с нынешними реальностями вышеназванную предпосылку тоталитаризма — конфликтность ситуации и наличие заинтересованных в тоталитарном контроле групп в целях обеспечения своего привилегированного положения в обществе и на этой базе общественной стабильности, можно констатировать, что как глубокие социальные конфликты, так и общественные силы, стремящиеся решать, а точнее подавлять их проявление с помощью новейших методов социального контроля — это реальность многих стран мира и в первую очередь государств с высоким уровнем социального неравенства, к которым принадлежит и постсоветская Россия.

программирование сознания Пожалуй, важнейшая особенность

современной формы тоталитаризма проявляется в его определении как «информационный» или «коммуникационный». Свойства информации, процесса ее распространения и использования в целях управления массовым сознанием и поведением предопределяют многие другие особенности информационного тоталитаризма.

Приоритетная роль СМИ в современном обществе связана не только с появлением высокоэффективных технических средств и научных методов воздействия на людей, программирования их поведения, но и с разрушением преимущественно стихийных и неконтролируемых властями или организованными группами традиционных общинных, церковных, семейных, родственных, соседских и тому подобных коммуникаций, ограничивающих возможности манипулятивного влияния СМИ.

На протяжении многих веков такого рода общение людей служило важным источником информации, ее оценки и выработки коллективного мнения. Индустриализация общества, а также созна тельное культивирование в ряде стран политики индивидуализма привели к разрушению традиционных коммуникаций и атомиза- ции граждан, подавляющее большинство из которых сегодня получает политическую и социальную информацию почти исключительно от электронных СМИ и главным образом телевидения. Известно, что современный человек, в отличие от своих отцов и дедов, очень редко находит возможность для обычного и тем более политического общения со окружающими и часто даже не знает соседей по лестничной клетке.

СМИ и другие институты социализации влияют на сознание и поведение людей не только через информацию об окружающем мире, но и посредством изменения самого человека: его менталитета, ценностных ориентаций, потребностей и интересов, а также формирования общественного мнения, нравов и морали. СМИ, а также другие институты социализации создают те ценностные магнитные полюса, которые структурируют политическое поведение граждан. Такими благоприятными для развития неототали- тарной тенденции ценностными полюсами являются гипертрофированное потребительство, высокий социальный статус (богатство и власть — его главные критерии), успех как повышение социального ранга и обладание престижными вещами, презрение к неудачникам. Людьми, у которых эти идеалы вытесняют духовно-нравственные ценности, легко управлять с помощью денег и престижных должностей.

Система идей и ценностей, основанная на потребительстве, вещизме, статусности и индивидуализме и изо дня в день внушаемая с помощью рекламы и других средств, выступает своего рода «политической религией» информационного тоталитаризма, божествами которой являются «золотой телец» и престижное место в социальной иерархии. Культ этого рода божеств, заменяющий характерный для политического тоталитаризма культ личности вождя, ярко демонстрировало российское телевидение последних лет.

Социально-политической проекцией неототалитарных ценностных ориентиров являются голый материализм, бездуховность, индивидуализм и эгоизм, блокирующие формирование коллективных форм сознания и массовый организованный протест. Потребительское индивидуалистическое мировоззрение формируется в сложно организованном и регулируемом обществе с развитыми неототалитарными тенденциями отнюдь не стихийно, а с помощью искусных методов психологического и иного воздействия, а также многократных повторений. Как заметил герой уже упомянутой тоталитарной антиутопии О. Хаксли Бернард, «по сотне повторений три раза в неделю в течение четырех лет... — готова истина»76. Современные СМИ в России последних лет по количеству рекламных и иных повторений образцовых потребительских стандартов и индивидуалистических ценностей далеко перещеголяли «гипнопедов» (специалистов по внушению идей и ценностей) в тоталитарной модели Хаксли.

Информационный тоталитаризм предполагает прямую ориентацию СМИ на управление политическим поведением граждан, и особенно их электоральным выбором. Это возможно там, где правящая элита обладает фактической монополией на наиболее влиятельные, электронные СМИ и информационные агентства. Руководство масс-медиа позволяет правящей элите эффективно влиять на формирование массовых настроений и программировать политическое поведение граждан, а порою осуществлять настоящий телевизионный террор, буквально вдалбливая угодные ей ценности в сознание людей, особенно молодежи, посредством непрерывной навязчивой рекламы.

Информационный тоталитаризм, как и его другие виды, формирует определенный массовый тип личности. Это «одномерный» (Г. Маркузе) «человек-волк», примитивный в своих потребностях и суждениях индивидуалист, трудолюбивый, лояльный к начальству и правительству, готовый к дарвинистской борьбе за существование и не утруждающий себя размышлениями о высоких материях.

Экономическая Приоритетная роль СМИ в механиз-

и политическая власть ме информационного тоталитаризма

не отрицает широкого использования и других, более традиционных способов социального управления с помощью экономической и политико-административной властей. Влияние экономической власти на сознание и поведение хорошо известно. Там, где господствуют рыночные ценности, деньги позволяют покупать не только СМИ и другие средства воздействия на сознание людей, но и подкупать политических лидеров, журналистов и целые слои населения.

В условиях информационного тоталитаризма экономическая власть с успехом может выполнять характерную для политического тоталитаризма функцию культивирования массового страха. Однако в этом случае на первое место выступает прежде всего страх потерять работу или быть неудачником, социальным аутсайдером. Страх как психологическое состояние обладает свой ством трансляции — расширения своего объекта и перехода на другие области. К примеру, страх перед потерей рабочего места проявляется и в боязни проявления политического протеста.

Информационный тоталитаризм не пренебрегает и традиционным средством социального контроля — физическим насилием, а больше его угрозой. Он базируется на мощном аппарате государственного принуждения, хотя и старается держать его в тени. Огромный репрессивный аппарат превращает демократию в полицейское государство. Он гарантирует стабильность существующего строя и побуждает оппозицию отказываться от наиболее опасных для правящего слоя форм политического протеста и соглашаться на принятие заведомо проигрышных для нее правил политической игры, предполагающих отсутствие прямого доступа политических оппонентов к электронным СМИ, лишение их значительных денежных ресурсов и в конечном счете блокирование их связей с массами.

Иллюзорная демократия Приоритетная РОЛЬ ИНформаЦИОННО-

го и экономического контроля в нео- тоталитарной системе проявляется в доминировании в ней методов косвенного, скрытого воздействия на массы, статистического программирования их сознания и поведения. Это позволяет широко использовать в целях манипулирования массами и камуфлирования системы тоталитарного господства демократические институты. Урезанная до превращения в красивую оболочку тоталитарных структур власти демократия становится вовсе не опасна и даже полезна для сохранения этого типа господства. Она легитимирует господство правящей элиты, поддерживает массовые иллюзии свободы выбора и выступает в роли выхлопного клапана, позволяющего (особенно в период избирательных кампаний) спускать пар массового недовольства и предохранять систему от политического «перегрева». При этом в угоду политическим реальностям подменяется традиционное и популярное в массах понятие демократии как народовластия. Она трактуется как способ формирования правительства, основанный на конкуренции претендентов на властные позиции, как власть меньшинства, элиты, легитимированная с помощью выборов. Что же касается выборов, то они бывают весьма редко. К тому же в условиях эффективного управления сознанием и электоральным поведением граждан они превращаются в развлекательное шоу и лишь способствуют укреплению иллюзий свободы и демократии.

Ярким примером эффективного управления массовым сознанием служат президентские выборы 1996 г. в России. Несмотря на, казалось бы, безнадежное положение президента за полгода до выборов, — в январе его поддерживали лишь примерно 5% опрашиваемых избирателей — с помощью СМИ организаторы его избирательной кампании и имиджмейкеры смогли обеспечить его переизбрание. Причем после первого тура президент, получив инфаркт, вообще не появлялся даже на телеэкране, уподобляясь «Старшему Брату» из известного тоталитарного романа Дж. Оруэлла «1984», о котором нельзя было определенно сказать, жив ли он.

В отличие от других разновидностей тоталитаризма информационно-финансовый тоталитаризм — сравнительно новое и малоизученное явление. Этот тип политической системы и общества достаточно динамичен, подвижен в смысле степени тоталитарности. В качестве однозначно неототалитарного едва ли можно квалифицировать какое-нибудь из существующих государств мира.

Блокировать развитие тенденции неототалитаризма и предотвратить ее массовое распространение в мире XXI в. можно лишь общими усилиями всех гуманистических сил, рассматривающих демократию не как удобную форму утонченного господства привилегированного меньшинства, а как реальное движение на пути осуществления идеалов народовластия, свободы личности и социальной справедливости. Развитие информационной демократии, устранение всевластия крупного и прежде всего олигархического капитала, сохранение и развитие социальной государственности, расширение реального участия масс в управлении, борьба против глобального информационного гегемонизма — вот лишь некоторые пути защиты демократии перед новой тоталитарной угрозой.

В современном мире характерные для информационного тоталитаризма методы социального управления широко используют и авторитарные (особенно полуавторитарные, имеющие некоторые демократические институты) политические режимы, что часто делает грани между этими типами политических систем довольно размытыми.

<< | >>
Источник: В. П. Пугачев, А. И. Соловьев. Введение в политологию: Учебник для студентов вузов. — 4-е изд., перераб. и доп. — М.: Аспект Пресс. — 479 с.. 2004

Еще по теме § 4. Неототалитарные тенденции в современном обществе и их социальные истоки:

  1. 1.1. ГОСУДАРСТВО, ОБЩЕСТВО, ЦЕРКОВЬ в ВОСТОЧНОСЛАВЯНСКОМ КОНТЕКСТЕ: ИСТОРИЧЕСКИЙ опыт и СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ А. А. Каваленя 1ДЭ1 ХрысЦ1ЯНсКАЙ МАрАЛЬНАсЦІ У ДУХоУНАЙ сПАДЧЫНЕ СТАРАЖЫТНАЙ БЕЛАРУСІ
  2. 4. 2. 5. Репортаж: истоки становления и тенденции развития
  3. Конструирование социальных представлений о гражданском обществе в современной России
  4. Теоретические истоки психологической антропологии и две тенденции в познании культур
  5. СЕТЕВЫЕ СТРУКТУРЫ В СОЦИАЛЬНО-ОНТОЛОГИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА Белокрылова В.А.
  6. Этика, духовность и система ценностей современного общества КАК ПРЕДМЕТ СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКОЙ РЕФЛЕКСИИ
  7. Расширение социальной базы воздействия как основная тенденция в практической работе социальных психологов с организацией
  8. Современные тенденции социокультурного пространства России
  9. ТЕНДЕНЦИИ И ВЫЗОВЫ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ И.А. Шебанова
  10. СУЩНОСТЬ, КЛАССИФИКАЦИЯ и истоки основных ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ СОВРЕМЕННОСТИ
  11. ГЛАВА 20 ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ МИРОВОГО РАЗВИТИЯ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ
  12. СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ОНТОЛОГИИ ВЕРЫ
  13. Социально-возрастные истоки «чеченской войны».
  14. 1.4.11. Две базовые тенденции в современной философской антропологии