<<
>>

ОТБОР МАТЕРИАЛА

  Каждый вопрос из рассмотренных выше соответствует одному из этапов сравнительного исследования – от корректной постановки исследовательской задачи до выбора [c.346] адекватной меры и построения выборки.
Окончательный (по крайней мере в теории) этап состоит в отборе фактического материала (заметим, что на практике этапы могут меняться местами). Отбор данных, разумеется, будет зависеть от выбранных нами для изучения темы, страны и периода времени. Здесь открывается столь широкий спектр возможностей, что мы ограничимся указанием лишь на наиболее известные источники политологических данных. Более специальные сведения можно почерпнуть в исследованиях, посвященных частным вопросам или отдельным странам. Чтобы наметить некоторые возможные варианты, обратимся к двум видам примеров – со сводными и с опросными данными.

Что касается сводных данных, то здесь наиболее полными и удобными источниками являются справочники, такие, как справочник Бэнкса и справочник Тэйлора и Джодиса16. Бэнкс приводит сведения по политическим, экономическим и демографическим показателям более чем 150 стран начиная с конца XIX в., что позволяет анализировать долговременные процессы практически в любой части света. В то же время такой широкий охват материала позволяет увидеть и некоторые недостатки сводных данных. Один из них заключается в том, что для многих стран просто не существует непрерывных данных по некоторым важным показателям (переменным). Бэнкс в этих случаях дает усредненные или интерполированные цифры, выведенные из имеющихся данных. Такое решение вполне закономерно, однако оно начинает вызывать сомнение в том случае, если мы намереваемся изучать изменения во времени: при оценке результатов наблюдений Бэнкс исходит из предположения о равномерности общественного развития, поэтому его данные неизбежно создают видимость постепенных пропорциональных изменений, происходящих из года в год, что на самом деле может не соответствовать действительности.

В связи с данными Бэнкса возникают и другие вопросы, например вопрос о взаимозависимости между числом охваченных стран и лет и точностью каждого наблюдения. Чем больше стран включено в рассмотрение, тем труднее гарантировать, что данные по разным странам измерены точно и эквивалентно. При большом числе стран сложнее [c.347] найти точное определение таких величин, как, например, расходы на оборону, а также удостовериться в том, что в случае каждой страны мы измеряем одну и ту же величину. Здесь могут возникнуть серьезные проблемы, как, например, при сравнении Запада и Востока. Бюджетные цифры всех военных расходов в странах коммунистической ориентации традиционно преуменьшались, и поэтому на них нельзя особо полагаться при выверке сообщенных данных. Однако Бэнкс полагается именно на эти официальные цифры, что вызывает сомнение в надежности сравнений военных расходов на основании данных его справочника. Подобного рода несоответствия пронизывают практически весь его материал; это значит, что в данном справочнике переменные имеют одинаковые названия, но означают разное.

Тэйлор и Джодис несколько лучше справляются с этой проблемой, так как в их справочнике предусмотрена сложная система перепроверки данных по разным источникам, гарантирующая их эквивалентность для более чем 100 стран в фиксированные годы. У этого справочника есть и другие преимущества, а именно в нем приводятся: (а) обзор расхождений, имеющихся в различных типах данных, и обсуждение необходимых корректировок; (б) обсуждение политологических теорий, оперирующих приводимыми в справочнике данными. Недостатком справочника является то, что упор на эквивалентность данных неизбежно сужает охват и по большинству переменных данные приводятся лишь за несколько лет. Поэтому использовать эти данные для изучения долговременных процессов довольно затруднительно.

При изучении таких проблем, как выборы, партии и официальные организации, некоторые справочники по конкретным вопросам будут полезны и облегчат сравнительные исследования.

В работе Кеннета Янды изложены основные положения и ключевые данные долгосрочного проекта сравнительных исследований политических партий17. Данные по правительствам, выборам, населению и социальным показателям в Европе представлены в серии справочников “по политическим фактам”18. Другой справочник содержит данные по голосованиям и выборам для 24 стран19. Это, конечно, только малая часть [c.348] информации, на которую мы могли бы сослаться, но эти книги иллюстрируют наиболее общие ограничения, возникающие при сравнительном изучении данных. Естественно, что сравнению лучше поддаются данные по США и Западной Европе, нежели по США и социалистическим или развивающимся странам20.

Другие, более специальные источники сводных данных также вызывают серьезные сомнения. Можно, например, использовать информацию, поставляемую различными исследователями Межуниверситетскому консорциуму политических и социальных исследований (ICPSR – Inter-University Consortium for Political and Social Research) и хранящуюся в Мичиганском университете – это избавило бы нас от задачи сбора данных. Но, полагаясь на чужие работы, мы с очевидностью ограничиваем свой выбор теми странами, переменными и периодами времени, которые были отобраны другими исследователями. Один из способов обойти это неудобство – добрать недостающие данные из других источников, как-то: из ежегодных справочников ООН по международной статистике или из официальных публикаций отдельных стран. Тем самым мы возьмем выборку под свой контроль, однако одновременно перед нами встанет проблема эквивалентности. Дело в том, что в разных странах для характеристики данных используются слегка различающиеся между собой определения, и привести такие данные к единому знаменателю оказывается вовсе не просто. Более того, публикации таких международных организаций, как ООН, обычно основываются на отчетах отдельных стран, что ограничивает сравнимость данных в том же отношении. При сборе и публикации данных каждая страна может преследовать свои собственные цели и использовать свои оригинальные методы, которые к тому же со временем могут меняться.

Если вернуться к нашему примеру, это означает, что в графу “военные расходы” в разных странах могут быть включены разные виды ассигнований. Эта проблема решается только с помощью подробного анализа ситуации в каждой из изучаемых нами стран.

Подобные же ограничения возникают и при использовании данных индивидуального опроса, полагаемся ли мы при этом на чужую информацию или собираем [c.349] материал самостоятельно. В первом случае мы, естественно, связаны теми переменными и выборкой, которые уже отобрал кто-то другой для анализа других, отличных от нашей проблем. Во втором случае, с другой стороны, мы можем самостоятельно осуществлять отбор переменных и построение выборки. Но – как и в случае со сводными данными – чем больше стран и периодов времени мы включаем в выборку, тем труднее гарантировать, что для каждой (каждого) из них мы измеряем одно и то же. На самом деле проведение индивидуального опроса в чужой стране может оказаться чрезвычайно сложной задачей. Даже если мы располагаем необходимыми средствами, а также поддержкой правительства в каждой из стран нашей выборки (что само по себе отнюдь не очевидно), перед нами все равно встанет целый ряд проблем.

Первая касается обеспечения языковой эквивалентности опроса, т.е. адекватного перевода наших вопросов с одного языка на другой (другие). Ясно, что это сопряжено с проблемой хорошего владения всеми теми языками, на которых говорят наши респонденты (или с проблемой хорошего переводчика). Однако даже при условии хорошего знания языка у исследователя могут возникнуть определенные трудности при попытке адекватно передать на нем некоторые понятия. В чужом языке может просто не существовать эквивалентов для некоторых специфических для нашей культуры представлений и терминов. Взять, к примеру, понятие “группы по интересам” (группа людей, объединенных общими интересами и пытающихся сообща воздействовать на политику правительства) и понятие “плюрализм” (политическое устройство, при котором различные группы населения сотрудничают и конкурируют друг с другом в борьбе за влияние на правительство).

Поскольку оба эти понятия являются продуктом развития западной демократии, для них существуют эквивалентные обозначения во всех культурах западно-демократического типа. Но в других культурах может вообще не существовать ни одного из этих понятий, ибо они являются порождением специфического опыта высокоразвитых политических систем, в рамках которых появляются формально организованные группы населения. При возникновении [c.350] подобных неувязок вопросы приходится переформулировать, используя термины, допускающие эквивалентный перевод.

Помимо концептуальных и языковых различий, между культурами могут лежать и различия в особенностях речевого взаимодействия, влияющие на то, как респондент будет отвечать. Так, в некоторых странах респонденты бывают склонны рассматривать опрос как игру, в которой их роль состоит прежде всего в подыгрывании или поддакивании опрашивающему, возможно, даже в ущерб правильности ответов. Другой случай – это когда респонденты придают слишком большое значение изъявлению своей лояльности по отношению к властям и дают соответственно такие ответы, какие, как им кажется, от них ожидают услышать. Иногда, наконец, респонденты избегают признаваться в тех или иных своих реакциях, если последние идут вразрез с местными обычаями. В каждом из этих случаев особенности культуры вызывают смещения в ответах респондентов.

Как и другие аспекты проблемы эквивалентности, эта трудность может быть частично преодолена с помощью всестороннего анализа особенностей каждой страны, который помогает определить факторы, могущие влиять на ответы респондентов. Другой путь состоит в том, чтобы использовать при изучении некоторой проблемы несколько разных показателей. Ведь если результаты опроса подтверждаются и другими типами фактов, то это усиливает состоятельность выводов.

В этом очень кратком обзоре мы, конечно, не претендовали на перечисление всех источников данных для сравнительно-политологического анализа и всех связанных с ними проблем. Но из него видно, что у каждого источника есть свои сильные и слабые стороны, которые необходимо учитывать в любом сравнительном исследовании. [c.351]

<< | >>
Источник: Мангейм Дж. Б., Рич Р. К.. Политология. Методы исследования.. 1997

Еще по теме ОТБОР МАТЕРИАЛА:

  1. § 1. Отбор и организация грамматического материала
  2. 3.3. Подготовка реферативно-аналитического материала
  3. Отбор
  4. Отбор образцов для анализа
  5. Тема 9. ПРОФЕССИОНАПЬНЫЙ ОТБОР И ПРОИЗВОДСТВЕННОЕ ОБУЧЕНИЕ
  6. Искусственный отбор
  7. Отбор проб и пробоподготовка
  8. ОТБОР МАТЕРИАЛА
  9. Общие проблемы сбора материала
  10. Технология сбора и классификации языкового материала по теме исследования