<<
>>

Понятие и сущность партийных систем

8.З.2.1. Понятие партийной системы Устойчивые связи и отношения различных партий друг с другом, а также с государством и иными институтами власти образуют партийные системы. Партийная система — это совокупная связь партий, действующих в рамках своих программ и уставов и борющихся за государственную власть.
Будучи важным звеном политической системы общества, партийная система оказывает непосредственное влияние на политический климат общества. Г И. Козырев [44] характеризует партийную систему как совокупность определенных партий и взаимодействий между ними, характерных для данной политической системы (политического режима). С. С. Малетин [56] под партийной системой понимает способ взаимодействия политических партий, ведущих борьбу за власть. Автор солидарен с исследователями, понимающими под партийной системой совокупность партий, существующую в стране в данный момен, и характеризующуюся: • количеством партий; • социально-политическими и правовыми условиями, в которых они действуют и взаимодействуют, • реальными возможностями для того, чтобы стать правящими, то есть сформировать правительство. 8.3.2.2. Сущность и характеристики партийных систем 8.З.2.2.1. Роль и значение партийной системы в жизни страны Значение партийной системы определяется обеспечиваемой ею чуткостью к социальным запросам и нуждам населения, возможностью включения в процесс принятия решений как можно большего числа властно значимых интересов граждан, способностью населения к демократическому контролю за деятельностью правящих элит. Взаимодействуя друг с другом и с государством в рамках политической системы, выявляя тем самым свое место в политической жизни, партии так или иначе влияют на принятие государственных решений. Партийные системы противостоят апартийным, т. е. таким формам организации политической власти, где либо совсем не существует партийных объединений, либо их наличие носит сугубо декларативный характер (как это было, например, в СССР, Албании или происходит сейчас на Кубе, в Северной Корее).
Отсюда вытекает положение, что многопартийность — необходимое состояние демократического общества. Она позволяет преодолевать монополию одной партии на власть, внедрять в практику и сознание людей альтернативность мышления и действия. Ученые и практики расходятся в оценках, какая конкретно система предпочтительнее: с большим числом партий или бипартийная, с доминантной партией или же без нее. Например, Дж. Сартори [83 ]считает, что появление пяти и более партий создает «крайнюю многопартийность», опасную для существования государства. Опыт Японии, Сирии, Испании и ряда других стран свидетельствует в пользу преимуществ многопартийной системы с монопольно правящей партией. А политически стабильное развитие Нидерландов, Дании, Бельгии, Австрии и некоторых других государств говорит о пользе многопартийности без доминантной партии. Немало преимуществ и у существующей в США, Англии, Ирландии, Канаде, Австралии и других странах двухпартийной модели, которая предоставляет гражданам возможность выбора, правительствам — смены курса, а обществу — стабильность. Даже оппозиционные партии действуют здесь в русле одних и тех же базовых ценностей. Впрочем, такая система тоже не идеальна: она снижает возможности полноправного участия независимых кандидатов или же «третьих сил» в процессе принятия решений. Там же, где «третья» партия все же может внести существенные коррективы в установившийся порядок (т. е. отобрать значительную часть голосов у партий, которым отдают предпочтение 70—80 % избирателей), формируется так называемая «2,5 партийная система» (ФРГ). Опыт ряда государств (США, Англия, Ирландия и др.) свидетельствует о несомненных преимуществах двухпартийной системы, которая дает обществу — стабильность, правительству — смену курса, а гражданам — возможность выбора. Однако и данная модель далеко небезупречна, поскольку она снижает возможности полноправного участия в партийной системе «третьих партий». 8.3.2.2.2. Обстоятельства, определяющие тип партийной системы Наличие разнообразных политических систем и их постоянная эволюция свидетельствуют об определяющей роли внутренних обстоятельств каждой страны.
Чаще всего в формировании партийных систем наибольшую роль играет характер социальной структуры общества, действующее законодательство, а также социокультурные традиции. Например, в странах, где нет значительных крестьянских слоев, как правило, не возникают аграрные партии. В странах же, где определяющую роль играет какой-либо один, например средний класс, существуют предпосылки для создания системы с доминирующей партией. Если социальная структура общества пронизана полярными противоречиями тех или иных страт, то и партийная система будет носить конфликтный характер, лишь подогревая напряженность общественных отношений. Если же социальные группы ориентируются на единую систему ценностей и идеалов, то и партийная система будет характеризоваться более мягкими формами межпартийных и партийно-государственных связей. В обществах с множеством экономических укладов, разнообразием культур и языков, многочисленными каналами и институтами артикуляции социальных, национальных, религиозных и прочих интересов, как правило, больше предпосылок для создания многопартийных систем. Именно последние, как показал мировой опыт политического развития, выступают наиболее оптимальной формой и одновременно условием демократического развития общества. Законы также могут влиять на характер партийных систем, накладывая, например, ограничения на деятельность немногочисленных партий, препятствуя доступу к выборам оппозиционных партий определенной направленности, разрешая насильственные действия по отношению к нелегальным партийным объединениям. Французским политологом М. Дюверже [33] сформулированы три социологических закона взаимосвязи избирательных и партийных систем. Их содержание сводится к следующим положениям: • пропорциональная избирательная система обусловливает возникновение многопартийной системы, характеризующейся существованием автономных партий с жесткой внутренней структурой; • абсолютная мажоритарная избирательная система порождает партийную систему, в которой партии занимают гибкие позиции и стремятся к взаимному компромиссу; • относительная мажоритарная избирательная система способствует формированию двухпартийной системы.
Таким образом, избирательная система влияет на реальное число партий и отношения между ними. Многообразие партий — типичный признак переходного этапа в развитии общества, когда еще не сформировались устойчивые и достаточно массовые политические предпочтения, когда еще сильны традиции прошлого, своеобразный груз прошлого, не позволяющий значительной части населения преодолеть свои мировоззренческие, ментальные приоритеты и в полной мере самостоятельно сделать свой выбор. Именно в такой период на помощь в немалой мере растерянному населению и приходят политические партии и движения, которые подчас ведут себя в стиле «политических коробейников», предлагающих людям не всегда качественный «политический товар», спекулирующих на социально-экономических трудностях и сулящих растерянному обывателю «наиболее быстрый путь» преодоления всех проблем. 8.3.2.2.3. Характеристики и особенности партийных систем В тоталитарных партийных системах основной упор делается на насильственную социально-политическую мобилизацию граждан, которая исключает естественное свободное выражение подлинных общественных интересов и подчиняет их директивным указаниям партии, вождя. Партийные системы авторитарного типа, хотя и содержат определенные черты тоталитарного типа, но в целом более либерально относятся к существованию иных партийных структур. Обычно такие системы опираются на армию, консервативный административно-бюрократический аппарат, а также на религиозные организации в тех странах, где традиционное влияние церкви на государственную политику достаточно велико. В условиях однопартийной системы происходит закрепление (фактическое или юридическое) правящего статуса одной из разрешенных политических партий. Подобная система существует на Кубе, в КНДР, Вьетнаме, Лаосе, Малави. Партийные системы авторитарного и тоталитарного типа стремятся к доминированию одной партии и движения, проповедующих сугубо национальные интересы какой-либо одной, чаще всего превалирующей в количественном отношении, национально-этнической группы с неизбежным подавлением интересов иных групп в многонациональном и полиэтническом социуме.
Партии и движения националистического типа возникают, как правило, на фоне тяжелой социально-экономической ситуации в обществе, связанной с переходным процессом глубинных преобразований в социуме, реформами, идеологической неопределенностью государственного курса и т. п. Помимо однопартийных — тоталитарных и авторитарных — политических систем, достаточно широкое развитие получили двухпартийные соревновательные системы. Как показывает деятельность демократической и республиканской партий в США или лейбористской и консервативной партий в Великобритании, такие системы в значительной степени способствуют эффективному функционированию демократических структур социума. Обычно двухпартийные системы формируются в относительно однородной политической среде, с устойчивыми демократическими традициями и едиными общими принципами общественного развития, которые неукоснительно соблюдаются в рамках Конституции независимо от того, какая именно партия в данный момент находится у власти. Верховенство законов в данном случае превалирует над партийными интересами, что несомненно способствует стабилизации общественной жизни и практически исключает глобальные социальные потрясения. Двухпартийные системы характеризуются чередованием у власти двух основных партий и отсутствием коалиций. Наиболее классический вариант бипартизма встречается в англосаксонских странах — Великобритании, Австралии, США. Многие политологи считают, что двухпартийная система более эффективна, чем многопартийная. Прежде всего, в условиях бипартизма упрощается процесс агрегирования интересов и сокращения требований. Избиратели непосредственно выбирают политические цели и руководителей. Победившая партия более адекватно отражает интересы большинства. Отсутствие коалиций обеспечивает большую стабильность, бескризисность правительства. Относительная однородность политических концепций в США обусловливает неопределенность размежевания американских политических партий и устойчивость политической системы. Достаточно широкое развитие (особенно в странах Западной Европы) получили и многопартийные соревновательные системы.
Во многих странах они действую по-разному. Например, в скандинавских странах, в Швейцарии, Австрии и др. существуют партии с очень широкой социальной базой (социал-демократические, либерально-консервативные и т. п.). Здесь многопартийность действует на фоне относительно однородной политической культуры общества. Более мелкие партии обычно объединяются в коалиции между собой и с более крупными партиями и движениями и нередко оказывают решающее влияние на исход парламентских выборов. В таких странах, как Италия, Франция, Германия, а также в странах Восточной Европы политическая культура населения носит более выраженный «сегментарный» характер, когда интересы отдельных групп существенно отличаются друг от друга. Это находит свое отражение и в отношениях между партиями: они менее склонны к компромиссам, коалициям, предпочитают действовать самостоятельно, не избегая и острой конфронтации со своими политическими соперниками. Все это отнюдь не способствует консолидации общества, порождает конфликты, а иногда и силовое противостояние. По существу, в данных условиях ни политические партии, ни сформированное на их основе правительство уже не могут рассчитывать на достаточно массовую поддержку избирателей. Избиратели разобщены, а руководство партий и правительственных структур заботится уже не столько о своем общегосударственном имидже и ответственности перед всем народом, сколько об удовлетворении интересов отдельных групп, отличающихся друг от друга по своим политическим, национально-этническим, территориально-региональным и другим признакам. Нередко такая фрагментарность обрекает парламентские коалиции на неустойчивость, а правительства, основанные на них, — на постоянную нестабильность. Как правило в многопартийных системах ни одна партия не способна завоевать поддержку большинства избирателей. Страны с многопартийной системой, типичной для парламентской формы правления, как правило, имеют коалиционные правительства или кабинеты министров. Многопартийность — это результат длительного развития политических систем. Многопартийность имеет количественные и качественные параметры. Количественный параметр, при всей его значимости, все же носит формальный характер, поскольку множество партий не является критерием демократизма, показателем развитости, эффективности политической и партийной систем общества. Небольшие партии не в состоянии конкурировать с партиями, традиционно мощными по характеру, возможностями демократического воздействия на массы (хотя небольшие партии стремятся создать коалиционные формы сотрудничества). Систему, которая господствовала в Италии до 1994 г., иногда называют несовершенной двухпартийной системой в силу того, что в ней в течение почти всего послевоенного периода основные позиции занимали две крупные партии: христианские демократы и коммунисты. Причем первые всегда находились у власти, а вторые — в оппозиции. Но после введения здесь мажоритарной избирательной системы положение радикально изменилось — образовались два блока: левых и правых партий. Примерно такое положение (разумеется, с соответствующими оговорками) наблюдается в Японии, где власть в послевоенный период монополизировала либерально-демократическая партия, а социалисты и коммунисты ни разу не были допущены к власти. Эта традиция нарушилась только в середине 1993 г., когда либерально-демократическую партию у власти сменила коалиция из восьми партий. Положительной стороной многопартийной системы можно считать многокрасочность политического спектра, более широкие возможности выбора политических направлений для избирателей. Однако многопартийные системы обладают и рядом недостатков: плохо выполняются функции агрегирования интересов, отсутствует стабильность большинства в парламенте, что ведет к нестабильности правительства. Трехпартийность — система, при которой функционируют и имеют заметное влияние в стране три политические партии. Чаще всего, однако, две партии являются основными, а третья играет роль вспомогательного союзника для той или другой основной партии. Например, в Германии христианско-демократический союз соперничает в борьбе за власть с социал-демократической партией, попеременно пользуясь поддержкой партии свободных демократов. Четырехпартийная система сложилась в странах, где общество расколото на два лагеря — правых и левых. Во Франции коммунисты и социалисты представляют левых, демократы и республиканцы — правых. Такое распределение политических сил соответствует наиболее влиятельным и устойчивым политическим симпатиям населения. Во Франции не удались попытки внедрить дополнительные партии, а также искусственно уменьшить число партий. Точно так же оказались безрезультатными попытки вытеснить партии из общественной жизни [63, 33]. Политологи выделяют однопартийные и близкие им по сути «квазимногопартийные» системы, прикрывающие многопартийными формами однопартийное содержание. Такими были системы в странах Восточной Европы. Существовавшие в некоторых из них партии, по существу, были карманными в руках правивших партий. В результате длительного существования «квазимногопартийность» порождает тенденцию к сращиванию партийного и государственного аппарата, хотя и не в такой степени, как при абсолютной однопартийности. Являясь специфическим вариантом однопартийности, такая система не предоставляет достаточных возможностей для выражения различных интересов и идей, что приводит к нарастанию кризисных явлений. История показала, что однопартийная система неустойчива. Она не обеспечивает гармоничного сочетания прямых и обратных связей между гражданами и политическим руководством, препятствуют реальному разделению властей. Отсутствие соперничающих партий чаще всего становится результатом не конкуренции, а физической расправы правящей партии с инакомыслящими. Единственная партия рассматривает всякую критику и несогласие со своими концепциями и политикой как проявление враждебной деятельности. Вместо метода убеждения и консенсуса, применяются судебные и внесудебные расправы. Население приучается скрывать свои истинные мысли и внешне соглашаться с официальными властями. При однопартийности не устраняется присущий каждому обществу идейный и политический плюрализм, а закрываются каналы, по которым могут циркулировать различные идеи в обществе. Происходит тесное сращивание партии с государственным аппаратом. В результате происходит бюрократизация, ослабление демократического контроля за властью со стороны избирателей, выборы приобретают формальный характер. В конечном итоге однопартийность исчезает, изменяя природу правящей партии. 8.3.2.3. Классификация партийных систем Партийная система — механизм взаимодействия и соперничества партий в борьбе за власть и се использование. Собственно партийные системы принято классифицировать прежде всего по их количественному составу, а также по качественным аспектам партийно-государственных (межпартийных и проч.) отношений. При классификации партийных систем учитываются три основных показателя: • количество партий; • наличие или отсутствие доминирующей партии или коалиции; • уровень соревновательности между партиями. В политологии достаточно распространена схема, согласно которой существуют однопартийная, двухпартийная и многопартийная системы. 8.3.2.3.I. Количественные дефиниции В зависимости от числа партий выделяют однопартийные (неконкурентные) системы, внутри которых различают деспотические и демократические разновидности; и многопартийные (конкурентные, состязательные) — с одной доминантной партией, двухпартийные (бипартийные) и мультипартийные. Однопартийная система. Такое название партийной системы условно, ибо всякая система предполагает наличие нескольких составляющих. Одна партия не составляет партийной системы. Однако такой термин в политологии принят, чтобы подчеркнуть отличие ситуации в стране, где действует одна партия, от ситуации при наличии двух и более политических партий. Или где партийные партии запрещены законом (Бутан, Оман, Катар, Саудовская Аравия и др. — всего примерно два десятка стран). Однопартийные системы, в строгом смысле этого слова,— такие, при которых исключается даже номинальное существование других партий. Партия при этом является частью государственного аппарата. Другая условность при употреблении термина «однопартийная система» состоит в том, что в стране могут формально существовать и другие партии, но все они признают руководящую роль за «главной» и не претендуют на государственную власть. Эти однопартийные системы («искусственная многопартийность») замаскированы под многопартийные; в них осуществляется тотальный идеологический и организационный контроль государственной партии. Деятельность партий-сателлитов, интегрированных, как правило, в такие организации, как национальный и народный фронты, жестко регламентируется. Подобная система существовала во многих странах Восточной Европы до 1989—1990 гг. Указанная партийная система существует в настоящее время в Китае, где наряду с правящей коммунистической партией действует еще несколько партий (Революционный комитет Гоминьдана, Крестьянско-демократическая партия и др.), входящих в единый «народно-демократический фронт», демонстрируя некое «политическое единство». Двухпартийная система. Эта система состоит из двух основных партий, которые периодически сменяют друг друга у руля власти. Определение «двухпартийная система» вовсе не означает, что в данном обществе существуют только две политические партии. Просто при наличии большого количества партий реальными претендентами на власть являются две основные партии, а остальные не мешают двум главным партиям управлять попеременно. Другие партии не выдерживают конкуренции с ними в борьбе за власть и на выборах чаще всего поддерживают одну из них. Выделяют следующие разновидности двухпартийной системы: • классический вариант «совершенная» (в Великобритании — консервативная и лейбористская партии, в США — демократическая и республиканская партии, а также партии в Канаде, Австралии, Новой Зеландии, Ирландии и некоторых других странах). При данном варианте две основные партии собирают до 90 % голосов избирателей, в связи с чем остальные партии лишены доступа к власти; • система «двух с половиной партий», или «две плюс одна партия», при которой наряду с двумя основными партиями существует третья, менее сильная, но способная оказать влияние на исход борьбы за власть; от ее поддержки зависит, какая из двух основных партий добьется успеха в борьбе за власть. Такая система действует в Канаде, Австрии, Австралии, в ряде других стран, где ведущие партии собирают 75—80 % голосов избирателей, и вынуждены добиваться поддержки «третьей партии», ее электората. Многопартийная система. Состоит из большого количества партий, представляющих интересы различных социальных слоев. При этом все партии имеют одинаковые возможности для борьбы за власть. В условиях широкого партийного плюрализма на выборах, как правило, ни одна партия не набирает большинства голосов избирателей (более половины). Поэтому партии часто образуют коалиции, избирательные блоки, выставляют общих кандидатов во власть. Многопартийная система функционирует ныне во многих странах: Франции, Германии, Италии, России, Японии, Испании, Швеции и других. В многопартийной системе несколько партий имеют достаточно сильную организацию и влияние, чтобы воздействовать на функционирование правительственных институтов. Многопартийные системы подразделяются на: 1) партийные системы «поляризованного плюрализма», в которых действуют антисистемные партии, выступающие против существующего социально-экономического строя; в них существует двусторонняя оппозиция (оппозиция правительству и слева, и справа). Они характеризуются: • центральным положением одной или группы партий; • значительным идеологическим размежеванием; • преобладанием центробежных тенденций над центростремительными и, как следствие, ослаблением центра. 2) партийные системы «умеренного плюрализма», где борьбу ведут от трех до пяти партий и ни одна из них не может самостоятельно находиться у власти, в результате формируются коалиционные правительства. В такой системе 3) отсутствуют антисистемные партии и двусторонние оппозиции; 4) идеологическое различие между партиями невелико; 5) ведется центростремительная конкуренция; 6) партии ориентированы на участие в правительстве; 7) партийные системы «доминирующего плюрализма» — с одной доминирующей партией (как в Японии и России), но с реально существующей многопартийностью. В многопартийной системе доминирует либо одна партия, служащая стержнем коалиционных правительств, либо доминирующая партия отсутствует. Особую разновидность многопартийной системы составляет система фиксированного законом числа партий, существующая ныне в Индонезии и Нигерии. Но несмотря на то, что сложившиеся в том или ином государстве партии легко подсчитать, количественный метод типологизации партийных систем несовершенен, так как, демонстрируя численность партийных институтов, он не выявляет, сколько партий действительно включено в процесс принятия государственных решений (например, во Франции в избирательных кампаниях участвует более 20 партий, в то время как реально правят одна-две, предпочитаемые обществом.) Таким образом, автору представляется, что типологизация партийных систем по качественным характеристикам их деятельности предпочтительней. В этом контексте, учитывая характер правления, можно говорить о демократических, авторитарных и тоталитарных партийных системах и комбинированной типологии. 8.3.2.3.2. Комбинированная типология Комбинированная типология партийных систем предложена итальянским политологом Дж. Сартори в работе «Партии и партийные системы» (1976), где он выделил семь основных партийных систем, в основном руководствуясь критерием движения от властного монизма к политическому плюрализму. 1. Однопартийные системы, в которых фактически существует тотальный контроль одной партии, сливающейся с государственным аппаратом. Партийная система с единственной партией характеризуется тем, что данная партия монополизирует политическую деятельность. Она превращается в руководящую силу государства. Главные политические решения принимаются партией. Другие партии запрещены. Такая система имеет место на Кубе, в КНДР, до недавнего времени была в Советском Союзе, Румынии, Албании. 2. Системы партии-гегемона возможны в условиях, когда формально существуют партии-сателлиты, реально не влияющие на процессы принятия решений. Такая система была в большинстве бывших социалистических стран Восточной Европы. В ГДР, ЧССР, ПНР утверждение у власти одной партии (коммунистической) не сопровождалось запрещением других. Данная система характеризуется тем, что хотя формально в стране функционирует несколько политических партий, однако лишь одна из них находится у власти. Другие партии поддерживают ее, не допуская никакой оппозиции. И в настоящее время такая система функционирует в Китае, где кроме компартии, сосредоточивающей политическую власть, есть еще четыре политические партии. 3. Системы доминирующей партии, в которых долгие годы, несмотря на наличие множества партий, «контрольный пакет» держит одна и та же партия (сам термин в 1961 г. предложил М. Дюверже [33]). Данная система характеризуется тем, что хотя возможности всех партий одинаковы (это закреплено законом), однако фактически достаточно длительное время у власти остается одна партия. До недавнего времени таковыми были либерально-демократическая партия Японии и Индийский национальный конгресс. Господствующая партия контролирует как правило голоса более 35 % избирателей. Находясь долгое время у власти, такая партия отождествляет себя со страной в целом. Определенное преимущество такой партийной системы заключается в стабильности правительства. Главный недостаток — опасность застоя, косности, так как долгое господство одной партии может привести к вытеснению парламентской игры, публичной политики тайной закулисной борьбой, скрытой от избирателей. 4. Двухпартийная, биполярная система, существующая в основном в англо-саксонских странах, где две основные партии сменяют друг друга в «маятниковом» режиме. При такой системе независимо от количества партий в стране лишь две имеют решающее значение и способны сменять друг друга у власти. Классический пример этого дают США, где периодически у власти сменяют друг друга республиканская и демократическая партии. В стране есть другие партии, но они не оказывают сколько-нибудь существенного влияния на политическую жизнь. Двухпартийная система — результат длительного отбора и консолидации политических сил. Один из существенных недостатков двухпартийной системы — это концентрация внимания на критике противника, а не на своих достоинствах. В результате избиратели голосуют не столько за кандидата, сколько против его противников. Кроме того, недостатком данной системы является то, что она исключает образование и функционирование единого политического центра. Модификацию двухпартийной системы представляет «система 2,5», или «2+1». Она существует в Германии, где две основные партии, ХДС/ХСС и СДПГ, в состоянии сформировать правительство, лишь вступив в блок со свободными демократами. Подобная система существует также в Великобритании, Канаде, Австралии и в Австрии. 5. Системы умеренного плюрализма (от 3 до 5 партий), где партии довольно фрагментированы (Франция, Бельгия). Это один из видов многопартийной системы, главный признак — ориентированность всех составляющих ее партий на участие в правительстве. Различия в части идеологической направленности этих партий невелики. 6. Системы крайнего плюрализма (от 6 до 8 партий), где происходит поляризация партийного спектра (Нидерланды, Финляндия) и образование сложных коалиций. Данный тип многопартийной системы характеризуется тем, что: • в нее входят партии, выступающие против существующего в стране общественно-политического строя; • оппозиционные партии располагаются с двух сторон от правительства; критикуя правительство «справа» и «слева», они резко критикуют друг друга; • в такой системе одна или группа партий занимает позицию «центра». 7. Атомизированные системы (свыше 8 партий), где происходит распыление влияния и дисперсия ролей. Это многопартийные системы, насчитывающие десятки и даже сотни партий (Боливия, Малайзия). Комбинированную классификацию разработали Ла Паломбара и Вайнер [56], предложив выделить два главных типа партийных систем: конкурентные и неконкурентные. В качестве критерия различения партийных систем они рассматривают степень конкурентности партий в борьбе за власть. Конкурентные партийные системы в зависимости от степени конкуренции подразделяются на многопартийные, двухпартийные, многопартийные с одной господствующей партией, Неконкурентные партийные системы характеризуются подавлением всех политических объединений, кроме одного. Выделяют три вида данных систем: коммунистические, фашистские, развивающиеся системы. 8.3.2.3.3. Политический спектр В совокупности вопросов, связанных с понятием «партийная система», важная роль принадлежит проблеме определения спектра политических партий. Речь идет об их расстановке в партийной системе в зависимости от того, как они относятся к государственной власти и друг к другу. На политическом поле страны каждая партия занимает определенное место. Выявить его не так сложно, как это может показаться на первый взгляд. Образно говоря, здесь важно установить систему координат в следующем составе: 1) отношение партий к магистральному направлению политического развития государства, 2) показатели ее политической силы. Зная содержание политического курса (ориентиры, цели, средства их достижения), несложно увидеть весь спектр расположения политических партий. Партия или партии, программы и позиции которых наиболее полно соответствуют магистральному политическому курсу страны, располагаются в центре политического спектра. Если центр весьма широк, то его, как правило, делят на правый и левый. Остальные партии, не попавшие в центр, делятся условно на правые и левые. Условно! Традиционно к правым относят консервативные партии, а к левым — поборников радикальных перемен. При многопартийной системе каждая партия представляет более или менее четко очерченные идейно-политические или идеологические позиции. Спектр этих позиций простирается от крайне правых до крайне левых. Остальные партии занимают промежуточное положение между этими двумя крайними полюсами. Как правило, в многопартийных парламентах места располагаются в форме некоторого полукруга, где, следуя традиции французской революции, представители консервативных и правых партий рассаживаются с правой стороны от председательствующего, левее — близкие им по духу партии, в центре — умеренные, и дальше в самом конце — представители леворадикальных партий. Такая группировка по линии «правые-левые», основанная на позициях и установках по социально-экономическим и политическим проблемам, сопряжена со значительной долей упрощения реального положения в обществе: в такую схему не всегда можно включить религиозные, экологические, этнонациональные, региональные, местнические, профессиональные и иные интересы. Например, с середины 1970-х гг. в политической жизни стран Европы значительное развитие получили националистические, экологические и регионалистские движения и партии, которые представлены всеми оттенками идеологического спектра: от крайне правого фламандского блока и реваншистской южнотирольской партии до ультралевой баскской «Эрри батасуна». Часто же их невозможно классифицировать по линии «правые-левые», «консерваторы-либералы». В современных условиях при многообразии магистральных направлений функционирования политических систем, а также при отсутствии политической стабильности рассматривать спектр политических партий в названной традиции по меньшей мере нецелесообразно. Практика показывает, что партии, рассматриваемые как «правые»в одной стране, классифицируются в другой как «левые». Поэтому при определении политического спектра той или иной партийной системы необходимо исходить из конкретных условий страны.
<< | >>
Источник: Зуляр Ю. А.. Политология: Базовый курс : учеб. пособие : в 2 т. Т. 1. 2008

Еще по теме Понятие и сущность партийных систем:

  1. I. ПОНЯТИЕ НАУКИ И КЛАССИФИКАЦИЯ НАУК
  2. СУЩНОСТЬ КЛАССИФИКАЦИИ И ТИПОЛОГИЗАЦИИ БИБЛИОТЕК
  3. Новые условия, формы и тактика революционной борьбы. Крах системы «полицейского социализма»
  4. § 1. СИСТЕМА РОССИЙСКОГО ПРАВА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ СОЦИАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ
  5. Лекция 2. Место социально-экономической географии в системегеографических наук и ее структура
  6. Возможности и ограничения использования геосистемного подхода.
  7. Понятие политической системы
  8. 8.2.1. Сущность, статус и образ действия современных партий
  9. Понятие и сущность партийных систем
  10. 8.3.2. Российское партийное строительство
  11. СУЩНОСТЬ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ ШКОЛЫ
  12. ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ СИСТЕМА КАК КОНЦЕПЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И ОСНОВА ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ТЕХНОЛОГИИ
  13. Функция агрегации интересов в политической системе общества и партии
  14. ГЛАВА 3. ПАРТИЙНО-ГОСУДАРСТВЕННАЯ (СОВЕТСКАЯ)ДОШКОЛЬНАЯ ПЕДАГОГИКА
  15. Словарь важнейших терминов и понятий
  16. ТЕМА 5. От первых попыток либерализации тоталитарной системы - к смене модели общественного развития
  17. Лекция 1. ПОНЯТИЕ МЕТОДОЛОГИИ. КАКИЕ ТИПЫ И ФОРМЫ МЫШЛЕНИЯ НАМ НУЖНЫ
  18. Вместо заключения ПОНЯТИЕ АГОНИЗМА: ПОЛИТИКА VERSUS ФИЛОСОФИЯ
  19. Становление и развитие государственной системы подготовки аспирантов