<<
>>

Состав, структура, условия возникновения и существования власти

Реализуя системно-синерго-деятельностную парадигму политологического исследования, мы в первую очередь должны констатировать следующий довольно-таки очевидный факт. Среди всего многообразия форм власти специфически человеческой формой власти является такая власть (обозначим её символом W), которая порождается (образуется, формируется, производится и воспроизводится) определённым множеством, определённой совокупностью (не менее двух), определённой группой, определённым коллективом человеческих индивидов.

Например: преподавателем и студентом или студентами; президентом, министрами, депутатами и другими гражданами государства; директором фирмы и её работником или работниками; профсоюзным комитетом и профсоюзной организацией какого-либо предприятия; руководящим органом и первичными организациями какой-либо политической партии. Это есть, следовательно, власть, которая представляет собой особого рода элемент и форму (структуру и способ) актуализации, проявления человеческого бытия, когда[21]

W е Ч.              (2.1)

Власть является специфически человеческой тогда и постольку, когда и поскольку всё её «человеческое существо» состоит в жизни, бытие людей. Власть, следовательно, существует лишь как элемент и форма (структура и способ) актуализации, проявления человеческого бытия. Как элемент и форма (структура и способ) актуализации, проявления человеческого бытия, власть образует с ним особое единство, сохраняет все его важнейшие характеристики. Она постоянно погружена в него, впервые порождается и вновь воспроизводится в нём,

занимает специфическое место и играет специфическую роль по сравнению с другими элементами и формами его актуализации, проявления, отделена от них, сохраняет относительную самостоятельность и связана с ними определенным образом. Это есть власть, исходной, основной, всеобщей и необходимой предпосылкой, исходным, основным, всеобщим и необходимым элементом и условием возникновения и существования которой является определённое множество, определённые совокупности человеческих индивидов, их группы, коллективы, в том числе их общности, объединения и организации.

Причём множество, совокупность, группа, коллектив таких индивидов, которые, находясь в определённых отношениях с объектами окружающего их Мира и друг другом, актуализируются, проявляются не только в качестве индивидуальных или коллективных субъектов и контрсубъектов человеческого бытия, но и в качестве индивидуальных или коллективных субъектов и контрсубъектов порождаемой ими власти (обозначим субъектов власти символом Сw, а их контрсубъектов - символом Cw), когда[22]

^w Л Cw) е W.              (2.2)

Человеческие индивиды и их группы, коллективы, выступающие соответственно в качестве индивидуальных или коллективных субъектов и контрсубъектов власти, - это индивиды и группы, коллективы, которые отличаются друг от друга и даже могут быть противоположными (противоположенными, противопоставленными) друг другу. Они занимают в структуре власти отдельные (автономные, самостоятельные, независимые) и противоположные позиции, или места. Они выполняют в ней отдельные (автономные, самостоятельные, независимые) и противоположные (а не просто различные) роли, или функции. Они всегда в чём-то разные, различные, неравные, неравновесные или даже противоположные друг другу. Например, в той или иной мере отличаются друг от друга президент, министры, депутаты и другие граждане государства, преподаватели и студенты, руководители и другие работники предприятий, руководящие органы и первичные организации политических партий или профсоюзов. Именно различие, неравновесие, неравенство, противоположность человеческих индивидов и их групп, коллективов является одним из источников власти между ними. Следует согласиться с утверждением В. В. Ильина: «Источник власти - объективная неоднородность положения людей в социуме, дифферен- цированность их ролевых функций. При тотальном равенстве (фикция) власти нет; власть произрастает из субъективных различий»[23]. Данное утверждение может быть представлено следующими формулами:

W = ^w Ф Cw),              (2.3)

Человеческие индивиды и их группы, коллективы, между которыми существует власть, могут отделяться и отличаться друг от друга, быть неравными, неравновесными, противопоставленными друг другу по самым различным основаниям и признакам.

Главное же, что отделяет и отличает их друг от друга, что противопоставляет их друг другу в структуре образованной ими власти, - это то, что, подчеркнём ещё раз, одни из них выступают в качестве её субъектов, тогда как другие - в качестве её контрсубъектов. Субъекты власти и её контрсубъекты - это соотносительные понятия. Один и тот же человеческий индивид (например, М. С. Горбачёв, В. В. Путин, Д. А. Медведев), один и тот же коллектив человеческих индивидов (например, определённое множество членов партий «Единая Россия», «Справедливая Россия», КПРФ или ЛДПР) в одном случае может быть субъектом власти, тогда как в другом случае - её контрсубъектом. В частности, до президентских выборов 2008 года Д. А. Медведев был контрсубъектом президентской власти, а В. В. Путин - её субъектом, тогда как после президентских выборов Д. А. Медведев стал субъектом президентской власти, а В. В. Путин - её контрсубъектом. Каждый человеческий индивид или коллектив может быть источником, носителем и актуализатором власти, т. е. её субъектом. Однако один из них - это другой субъект, противостоящий первому, занимающий в ней не просто отличную от него, а противоположную ему позицию. Их отличие друг от друга состоит в том, что субъект власти - это тот, кто направляет власть на того или иного контрсубъекта, тогда как контрсубъект власти - это тот, на кого она направлена. В определённом смысле прав В. В. Ильин, когда пишет, что власть «конституируется межличностным взаимодействием, где обосабливается ведущая и ведомая сторона»[24], но при этом трудно согласиться с его утверждением, что ведомая сторона власти - это всего лишь «объект, раб власти»[25].

Наличие субъекта и контрсубъекта власти, в роли которых выступают человеческие индивиды или их группы, коллективы, - важнейшая предпосылка и важнейшее условие её возникновения, существования, функционирования и развития. Власть, следовательно, возникает, существует, функционирует и развивается лишь при наличии множества, совокупности человеческих индивидов, отделённых (автономных, самостоятельных, независимых) и отличающихся друг от друга, противостоящих друг другу в качестве её субъекта и контрсубъекта.

Именно в этом контексте необходимо в первую очередь рассматривать как человеческих индивидов и их группы, коллективы, так и возникающую, существующую, функционирующую и развивающуюся между ними власть. К сожалению, многие исследователи не учитывают в должной мере данное обстоятельство и ограничиваются при изучении власти лишь рассмотрением одного субъекта. Игнорирование же в теории и политической практике роли другого субъекта, т. е. контрсубъекта, часто ведёт к отрицательным последствиям. Вы

дающиеся мыслители прошлого давно обратили внимание на то, что источником, предпосылкой и условием власти является не только властвующий субъект, но и его контрсубъект, т. е. другой субъект. Эта мысль пронизывает все так называемые «договорные теории» власти и государства (Моцзы, Ликофрон, Эпикур, Ж. Боден, Т. Гоббс, Дж. Локк, Ф. Прокопович, Ж. Ж. Руссо, И. Кант) или теории народного суверенитета» (Абу-аль-Ала-аль-Маари, М. Падуанский, Ж. Ж. Руссо, Б. Констан). Н. М. Коркунов также искал основания власти в её контрсубъекте и в первую очередь в его психике.

Человеческие индивиды и их группы, коллективы, между которыми устанавливается власть, обладают не только определённым количественным, но и определённым качественным - материальным и информационным - потенциалом. В частности, они обладают определённым телесным, ментальным, духовным, социальным, вещественным, экономическим и политическим, а также пространственно-временным потенциалом. Например, преподаватели и студенты могут отличаться возрастом, потребностями, способностями, уровнем мышления и знаний, одеждой, экономическим положением, политическими убеждениями, высказываниями и действиями. Точно так же как, президент, министры, депутаты и другие граждане государства, директор и другие работники предприятия, профсоюзные, государственные или партийные руководители и другие члены профсоюза, государства или партии. Элементы этого потенциала, актуализируясь в осуществляемой ими власти, становятся её элементами и, следовательно, её ресурсами.

Поэтому формула (2.2) может быть трансформирована в формулу

(^(То,По,Ио,Со,Во,Эо,П,Т1) А СШ(То,По,Ио,Со,Во,Эо,П,Т1)) е W.              (2.5)

Как отмечает Р. Т. Мухаев, Р. Даль ресурсами власти считает «всё то, что индивид или группа могут использовать для влияния на других». В примитивном (традиционном) обществе основным ресурсом власти является преимущественно авторитет правителя (вождя, военачальника). В обществе имущественных отношений - преимущественно богатство и сила, страх перед властью, вера в её божественный характер, привычка подчиняться ей (власть здесь сводилась к одной её форме - господству). В индустриальном обществе - преимущественно организация (бюрократия, партии, движения). В современном обществе - преимущественно информация[26]. Э Тофлер (Toffler) отмечает, что в истории человечества власть опирается в основном на три ресурса - силу, богатство и знания, которые взаимосвязаны, направлены на поддержание власти и порядка в общественной жизни. В зависимости от доминирования того или иного из этих ресурсов, он выделяет три типа власти: власть, основанную на силе (власть низкого качества); власть, основанную на богатстве (власть среднего качества); власть, основанную на знаниях (власть высшего качества). В современном об-

ществе решающим ресурсом власти становится знание[27]. Заметим при этом, что взаимосвязь власти и вещественной собственности находит этимологическое подтверждение: слово «власть», заимствованное от старославянского «volste», образовано от «voldti» (владеть). Подтверждается она и многочисленными фактами из истории человечества. Как правило, тот, кто обладает определённой мерой вещественной собственности, тот располагает и соответствующей мерой власти. На данное обстоятельство обращают внимание многие исследователи. В частности, Н. Д. Кондратьев, который пишет, что «обладать и располагать такими вещами - значит обладать и располагать известной потенциальной силой, властью...»[28].

Поскольку человеческие индивиды и их группы, коллективы, выступающие в качестве субъектов и контрсубъектов власти, обладают не только определённым материальным, но и информационным потенциалом, то источником возникающей между ними власти является разность (неравенство, неравновесие, неравнозначность) их материальных и информационных (информационнопсихических и информационно-знаковых) потенциалов.

Власть возникает и существует лишь тогда, когда материально-информационный потенциал её субъектов неравен              (неравнозначен, не              тождественен) материально

информационному потенциалу её контрсубъектов. Власть между преподавателем (преподавателями) и студентом или студентами, между президентом, министрами, депутатами и другими гражданами государства, между руководителем (руководителями) и другим работником или другими работниками предприятия, между руководителем, руководящим органом и другим членом или другими членами профсоюзной, партийной организации возникает и существуют тогда, когда существует разность их потенциалов. Данная характеристика власти между людьми является принципиальной, или, лучше сказать, концептуальной. На наш взгляд, между абсолютно «равновесными» людьми, обладающими равными, равнозначными материально-информационными потенциалами, власть никогда не возникает и в принципе возникнуть не может. Если материально-информационный потенциал субъекта власти обозначить символом РС , а материально-информационный потенциал контрсубъекта - символом РС', то утверждение о том, что власть между субъектом и контрсубъектом возникает при условии неравновесия (неравнозначности, неравенства) их материальноинформационных потенциалов, может быть представлено формулами[29]

w = (РС(То,По,Ио,Со,Во,Зо,П,-П) ^РС СГоДоДо^оЗо^оДТ^Х              (2.6)

w - (РС(То ,По,Ио,Со,Во,Эо,П,Т1) gt; РС (То,По,Ио,Со,Во,Эо,П,Т1)).              (2.7)

Субъекты и контрсубъекты власти не только обладают определённым материально-информационным потенциалом, но и осуществляют определённую деятельность, являются субъектами и контрсубъектами определённой деятельности, деятельными субъектами и контрсубъектами. Вне их деятельности, причём деятельности каждого из них - и деятельности (психических актов, высказываний и действий) субъекта и деятельности (психических актов, высказываний и действий) контрсубъекта, власть между ними не возникает, не существует и в принципе невозможна, так же как и сама человеческая жизнь. Власть между преподавателем (преподавателями) и студентом или студентами не возникает, не существует и в принципе не возможна, если каждый из них - и преподаватель (преподаватели), и студент (студенты) - не осуществляет определённую деятельность, не осуществляет определённые психические акты, высказывания и действия. Точно так же как и власть между президентом, министрами, депутатами и другими гражданами государства, между руководителем (руководителями) и другим работником или другими работниками предприятия, между руководителем, руководящим органом и другим членом или другими членами профсоюзной, партийной организации. Поэтому формула (2.5) может быть преобразована в формулу

(^(То,По,Ио,Со,Во,Эо,П,Т1)Я А СШ(То,По,Ио,Со,Во,Эо,П,Т1)Я) G W.              (2.8)

Для определения природы и сущности власти между людьми определённое значение имеет также тот факт, что, вступая в неё, её субъекты и контрсубъекты, осуществляя определённую деятельность (психические акты, высказывания и действия), производят некоторую работу (в физическом смысле этого понятия), расходуют (используют) при этом соответствующую энергию, актуализируют, проявляют её с определённой силой. Данный факт даёт основание рассматривать власть между людьми как особого рода силу, как явление, которое имеет энергетическую природу, т. е. как явление, источником, предпосылкой и условием которого является энергия её субъектов и контрсубъектов. Именно так определяет её, например, И. Кант[30]. Б. Рассел сопоставляет понятие власти с понятием энергии[31], мерой проявления (актуализации) которой является сила. Известный теолог П. Тиллих отмечает, что сила, которой располагает человеческое существо, определяет его бытие как противоположность небытия (ничто) и потому становится воплощением человека при каждой его встрече с другими людьми. Каждая такая встреча принуждает к решению, хотя оно не всегда осознается. Сила сталкивается с другой силой, и если обе не должны быть уничтожены, то требуется равновесие. Сила есть просто условие бытия . В связи с этим заслуживает также внимания и сходство (родство) слова «власть» со

словом «сила». Оно наблюдается во многих языках. Например, английское слово «power» означает и власть, и силу (энергию, могущество). В «Толковом словаре» В. И. Даля слово «власть», помимо прочих толкований, определяется также и как сила: «Власть - ... сила ... над чем-то». Поэтому вполне приемлемо звучит заключение, что власть - это «сила (Kraft, Starke), насилие (Gewalt), возможность добиваться осуществления собственной воли вопреки воле другого»[32].

Деятельность (психические акты, высказывания и действия) субъектов и контрсубъектов власти, так же как сами эти субъекты и контрсубъекты, их потенциалы, необходимы, но недостаточны для её возникновения и существования. Для этого необходимо, чтобы между человеческими индивидами или их группами, коллективами (например, между преподавателем, преподавателями и студентом или студентами, между президентом, министрами, депутатами и другими гражданами государства, между руководителями и другими членами предприятий, профсоюзных или партийных организаций) возникли и существовали определённые субъективные и объективные субъект-контрсубъектные отношения. Поэтому ещё одной основной, всеобщей и необходимой предпосылкой власти, определяющей её специфически человеческую природу, является то, что человеческие индивиды или их группы, коллективы, между которыми она возникает и существует и которые выступают в качестве её субъектов и контрсубъектов, устанавливают друг с другом определённые субъективные и объективные субъект-контрсубъектные отношения, когда

(СШ(То,По,Ио,Со,Во,Эо,П,Т1)Я ^ СШ(То,По,Ио,Со,Во,Эо,П,Т1)Я) е W.              (2.9)

На существование не только на деятельной (поведенческой), но и отношенческой природы власти обратили внимание многие политологи. В частности, П. Шаран пишет: «Власти присущ и ’’отношенческий” и ’’поведенческий” аспект. Она зиждется на отношении между двумя действующими лицами...»[33]. В. В. Мшвениерадзе также подчёркивает, что «власть - это всегда какое-то отношение: индивида к себе самому (власть над собой), между индивидами, группами, классами в обществе, между государствами (власть организации)»[34]. Какую бы форму власти мы не брали, она неизменно предстаёт перед нами как некоторое отношение кого-либо, чего-либо с кем-либо, чем-либо. Идёт ли речь о власти одного природного явления над другим, о власти природы над человеком и человека над природой, о власти Бога над людьми и природой, о власти человека над самим собой или о власти между людьми - всегда имеется в виду отношение между какими-то элементами окружающего нас мира. Специфически человеческая власть, следовательно, выступает как особого рода «отношение между людьми, которое не является их характерной чертой или свойст- вом»[35], «как отношение между субъектами, а не данное одному из них качест

во»[36], не божественная или природная способность какого-то отдельного (единичного) человеческого индивида.. Она рождается и существует не «до», не «после» и, тем более, не «вне» специфически человеческих отношений между людьми, выступающими в качестве её субъектов и контрсубъектов. Она рождается и существует «внутри» (и «в момент»!) этих отношений. Робинзон Крузо Даниеля Дефо, попав на необитаемый остров, лишился не только многих полезных и нужных вещей, друзей и знакомых, но и условий для возникновения специфически человеческой формы власти. Эти условия появились вновь лишь тогда, когда Робинзон обнаружил Пятницу и вступил с ним в определённые специфически человеческие отношения.

Власть между людьми невозможна не только вне их деятельности, но и вне их отношений друг с другом. Вне этой деятельности и вне этих отношений власть между людьми не может ни возникнуть, ни существовать, перестаёт быть таковой, теряет свойство специфически человеческой власти. Если деятельность является содержанием, элементом специфически человеческой власти, то отношения между её субъектами и контрсубъектами - её формой, внутренней структурой. Поэтому власть как элемент человеческой жизни, человеческого бытия своим содержанием имеет деятельность людей, а своей формой - отношения между ними. Она есть, следовательно, не только элемент человеческого бытия, но и его внутренняя форма, или структура, - отношение, сторонами, элементами которого является деятельность его субъектов и контрсубъектов.

Власть между людьми - это особая форма (структура и способ) актуализации, проявления человеческого бытия. Она возникает и существует лишь в специфически человеческих отношениях между его субъектами и контрсубъектами, разновидностью и порождением которых она является, есть разновидность этих отношений. Это не любые, а специфические субъект-контрсубъектные отношения, которые определяют не только её специфически человеческую природу, но и её саму как таковую, как власть. Вне этих отношений она перестает быть тем, чем является. Эти отношения, равно как и саму власть, необходимо отличать от отношений всех других её элементов, а также от самих этих элементов, в том числе от её субъектов и контрсубъектов и от их властной деятельности. Более того, их необходимо отличать от всех других, не властных отношений между субъектами и контрсубъектами власти, а также от всех других - не властных - специфически человеческих отношений. Проводя эти различия, следует иметь в виду, что власть, властные отношения - это такие отношения между её субъектами и контрсубъектами, которые всегда определённым образом соотнесены со всеми другими её элементами и отношениями, а также со всеми другими элементами и отношениями окружающего их мира. Они, в частности, включены во всю совокупность как специфически человеческих, так и естественно-природных отношений. При этом в первую очередь необходимо соотнести (сравнить, сопоставить) власть как особого рода субъект-

контрсубъектное отношение с властной деятельностью как специфической формой человеческой активности.

Как и любые другие субъект-контрсубъектные отношения, отношения между субъектами и контрсубъектами власти являются не только продуктом, результатом их деятельностей, но и опосредствованы этими деятельностями. Власть между людьми как особого рода субъект-контрсубъектное отношение может возникнуть и существовать только тогда, когда возникает и существует интеграция (не суммарное, а интегральное соединение) деятельности субъекта данной власти с деятельностью другого её субъекта, т. е контрсубъекта. Она предполагает не только наличие деятельности каждого из них, но и включение тех или иных субстанциональных, функциональных и процессуальных элементов деятельности хотя бы одного из них в деятельность другого. Власть между президентом и другими гражданами государства может возникнуть и существовать только тогда, когда подписанные президентом законы, указы, распоряжения или поручения включены в деятельность граждан, причём не только в их психические акты и высказывания, но и в их действия. Точно также власть между преподавателем и студентом возникает и существует тогда, когда знания, устно или письменно высказанные преподавателем, включены в деятельность студентов: сначала в их психические акты (акты восприятия, запоминания, воспоминания, мышления), затем в высказывания (во время семинаров, зачётов и экзаменов) и, наконец, в их последующих действиях. Лишь в этих случаях между ними могут возникнуть и существовать властные отношения. Власть между её субъектами и контрсубъектами есть, следовательно, результат их общей, единой, интегрированной деятельности. Она не является и не может быть порождением деятельности только кого-то одного из них - субъекта или контрсубъекта. Если деятельность одного из них не соединяется с деятельностью другого, то власть между ними не возникает или исчезает. Для её возникновения и существования необходима не только деятельность, например, президента, но и соотнесенная (соединённая) с ней деятельность граждан государства. Распоряжения, указы президента или законы парламента не имеют никакого властного значения, если они никем не воспринимаются и не исполняются, не входят в деятельность других людей, не имеют к ней того или иного отношения. Очень часто, в том числе в современной России, указания властвующего субъекта формально вроде бы принимаются к исполнению, но по своей сути - отвергаются. Например, почти каждое второе поручение президента России либо вообще не исполняется, либо исполняется неэффективно1. +++????.

Как отмечалось ранее, всякое отношение, в том числе субъект- контрсубъектное отношение, предполагает и включает в свой состав не только раздельность (разобщённость, отдельность, раздельность, обособленность, изолированность), но и связь, связанность, связность соотносящихся сторон. Поэтому властные отношения предполагают и включают в свой состав связь (связанность, связность), а, следовательно, и взаимозависимость друг от друга на

ходящихся в них субъектов и контрсубъектов власти и осуществляемых ими деятельностей.

Так, исследования показали, что, например, даже тюремные надзиратели в некоторой степени зависят от заключенных. Хотя надзиратели имеют право подать рапорт на заключенных за неповиновение, частые рапорты создали бы у тюремного начальства впечатление, что надзиратели не в состоянии добиться повиновения и поддерживать порядок. Поэтому надзиратели допускают некоторые нарушения тюремных правил со стороны заключенных в обмен на более покорное поведение[37]. Чем больше зависимость одного человека - контрсубъекта власти, от другого - субъекта власти, тем больше власть последнего (субъекта власти) в отношении первого (контрсубъекта власти). Это можно выразить следующим образом: уровень власти субъекта А к субъекту Б равен степени зависимости субъекта Б от субъекта А . Суммируя факторы, которые способствуют появлению власти в различных организациях, Д. Меканик заключает: «В той же степени, в какой одно лицо зависит от другого, он или она потенциально подвержены власти этого другого лица», делающего первых зависимыми от себя «путём контроля доступа к информации, людям и инструментарию» . Об этом же пишет и Р. Даль. Он, в частности, отмечает, что власть - это такие «отношения между социальными единицами, когда поведение одной или более единиц... зависит при некоторых обстоятельствах от поведения других еди- ниц...»[38]. Здесь точнее, чем в других определениях, указано на три важнейших условия (предпосылки) власти: во-первых, на наличие нескольких (не менее двух) «социальных единиц», одна из которых выступает в качестве субъекта, а другая в качестве контрсубъекта; во-вторых, на наличие деятельности (особой формы активности, поведения) каждого из них; в-третьих, на наличие между ними отношений, которые предполагают не только их взаимную противоположность (противостояние) друг другу, самостоятельность (автономность, отдельность, независимость) друг от друга, но и их взаимную зависимость друг от друга.

Взаимная зависимость субъектов и контрсубъектов власти предполагает и включает в себя их взаимное влияние друг на друга, когда изменение одного из них вызывает изменение другого или других. Обозначим влияние властвующего субъекта на контрсубъекта власти символом VCw, влияние контрсубъекта власти в отношении властвующего субъекта - символом VCw, взаимное влияние (взаимовлияние) друг на друга - символом VCwCw, а происходящие при этом изменения - символом А.

Всякое влияние, в том числе влияние властвующего субъекта в отношении контрсубъекта власти и влияние контрсубъекта власти в отношении властвующего субъекта, предполагает определённые воздействия друг на друга. Не случаен тот факт, что слово «влияние» (семантическая калька франц. influence), буквально означающее воздействие, в русском языке укрепилось в XVIII веке. У В. И. Даля оно истолковывается как «действие одного предмета на другой»[39]. В «Словаре синонимов русского языка» оно определяется как синоним не только воздействия, но и действия[40], т. е. активное отношение одного к другому. Влияние субъектов и контрсубъектов власти друг на друга - это, следовательно, их активное, деятельное субъект-контрсубъектное воздействие друг на друга, их активное, деятельное субъект-контрсубъектное отношение друг к другу. Причём такое воздействие, такое отношение, которое вызывает определённые изменения друг в друге, в том числе изменения в той или иной мере, в тех или иных пределах определённых параметров (элементов, свойств, качеств, признаков, функций, величин, числовых и иных значений) их потенциала, деятельно-

3              4

сти и взаимоотношений друг с другом и другими людьми , когда />Vcw = [(R Л ОК ^ Д(С' W(То,По,Ио,Со,Во,Эо,П,Тt) Л Rc 'w Л Ос-w)],              (2.10)

VC'w = [(R Л ^C'w ^ Д(СW(То,По,Ио,Со,Во,Эо,П,Тt) Л RCw Л °Cw)].              (2.[41]

Поскольку деятельность и субъективные субъект-контрсубъектные отношения людей включают в себя психические акты, высказывания и действия, то формулы (2.10) и (2.11) могут быть преобразованы соответственно в формулы

VCw = [(R(Пв,В,Д) Л О(Пв,В,Д))Cw ^

^ Д(С'w(То,По,Ио,Со,Во,Эо,П,Тt) Л R(Пв,В,Д)C'w Л О(Пв,В,Д)C'w Л              (2.12) C'w = [(R(Пв,В,Д) Л О(Пв,В,Д))C'w ^

^ Д(СW(То,По,Ио,Со,Во,Эо,П,Тt) Л R(Пв,В,Д)Cw Л О(Пв,В,Д)CwЛ ОО)].              (2.13)

Причём решающую роль в осуществлении этого влияния-воздейстия играют не психические акты, а высказывания и/или действия людей, оказывающих своё влияние-воздействие на кого-либо, поскольку психические акты сами по себе, вне их экстериоризации[42] и репрезентации1 в высказывания и/или действиях, не могут оказать какого-либо влияния на других людей. Влияние субъектов и контрсубъектов власти друг на друга возникает и существует именно тогда, когда высказывания и/или действия одних из них изменяют определённые параметры (характеристики) потенциала, деятельности и взаимоотношения других. Влияние - это такое «поведение» одних людей, «которое вносит изменения в поведение, отношения, ощущения и т. п.»[43], в определённые параметры потенциала, деятельности и взаимоотношения других людей. Классический пример: чтобы сидящие в комнате мужчины сняли пиджаки или, наоборот, одели их порой достаточно кому-нибудь совершить соответствующие действия - открутить или, наоборот, закрутить вентиль (клапан) батареи парового отопления, сделать температуру воздуха в комнате более или, наоборот, менее высокой. Между открутившим или закрутившим вентиль человеком и сидящими в комнате мужчинами установились отношения, в которых деятельность, действие (откручивание или закручивание вентиля батареи парового отопления) первого может изменить определённые параметры деятельности вторых (они либо снимут свои пиджаки, либо оденут их) и их взаимоотношений друг с другом. Поэтому властные отношения между людьми возникают и существуют лишь тогда, когда одни из них оказывают определённое влияние на других, вызывая соответствующие изменения определённых параметров их потенциала, деятельности и взаимоотношений. Или иначе, они устанавливаются тогда, когда изменение определённых параметров потенциала, деятельности и взаимоотношений контрсубъекта власти вызвано соответствующим влиянием властвующего субъекта. Речь здесь идёт не просто об изменении потенциала, деятельности и взаимоотношений контрсубъекта власти, а об изменении, которое вызвано влиянием субъекта власти, и не просто о влиянии, а о влиянии, вызывающем определённые изменения потенциала, деятельности и взаимоотношений контрсубъекта. Если, например, ребенок выключает телевизор именно потому, что в дом вошла его мать, то мы можем предположить наличие определённого влияния матери на своего ребёнка. Мы можем также предположить наличие между ними властных отношений, так как приход матери домой вызывает изменение определенных параметров потенциала, деятельности и взаимоотношений её ребенка.

Таким образом, влияние субъектов и контрсубъектов власти друг на друга это та сторона их субъект-контрсубъектных отношений, благодаря которой одних из них изменяют определённые параметры потенциала, деятельности и взаимоотношений других. При этом необходимо учитывать, что изменяемый потенциал людей - это их телесный, ментальный, духовный, социальный, вещественный, экономический и политический потенциал, который имеет определённые качественные и количественные характеристики, так же как и их деятельность и взаимоотношения. Необходимо также учитывать, что любая деятельность - это частный случай движения, частный случай изменения, преобразование объекта - в результат, результата - в объект или средство, а средства - в объект. Параметры деятельности - это качественные и количественные характеристики (переменные) её элементов: психических актов, высказываний и действий, информационно-психических, информационно-знаковых (идеальнознаковых) и материальных образований, функционирующих в ней в соответствии с определёнными целями в качестве её объектов, средств или результатов. Поэтому, говоря об изменении деятельности, мы имеем в виду в первую очередь изменение именно этих её параметров (переменных).

Поскольку связь и, следовательно, взаимозависимость является необходимой и важнейшей характеристикой любого властного отношения, то власть между людьми предполагает их влияние друг на друга и может рассматриваться как частный случай влияния. Данный факт находит (правда, не всегда точное и полное) отражение в научной литературе. Например, Дж. Френч и Б. Рейвен определяют власть как «потенциальную способность, которой располагает группа или индивид, чтобы с её помощью влиять на другого»[44] или других. К числу сторонников данной концепции власти (концепции влияния), т. е. понимания власти как особого рода влияния одних людей на других, помимо указанных авторов, относится немалое число других исследователей, в частности, Е. Банфельд. Власть предполагает влияние, но власть не равна (не тождественна) влиянию, когда[45]

W * VCwC'w,              (2.14)

она включает влияние, которое является её необходимой предпосылкой и элементом, когда CwC'w G W.              (215)

При этом необходимо учитывать, что влияние, существующее во власти, является, как уже отмечалось, взаимным, когда

(VCwC'w G W) - [(Vcw ^ C'w) А (Vc'w ^ Cw)].              (2.16)

Здесь субъект и контрсубъект власти влияют друг на друга: влияние субъекта направлено на контрсубъекта, а влияние контрсубъекта - на субъекта. Например, президент влияет на граждан государства, а граждане влияют на президента, преподаватель - на студентов, а студенты - на преподавателя. Причём либо взаимовлияние субъекта и контрсубъекта власти друг на друга может быть равновесным (равнозначным, равным), когда влияние субъекта на контрсубъек

та равно (тождественно, равнозначно) влиянию контрсубъекта на субъекта, когда

(Vcw - C'w) = (Vc'w - Cw),              (2.17)

либо взаимовлияние субъекта и контрсубъекта власти друг на друга может быть неравновесным (неравнозначным, неравным), когда влияние субъекта на контрсубъекта неравно (нетождественно, неравнозначно) влиянию контрсубъекта на субъекта, когда

(VCw — C'w) ^(VC'w — Cw).              (2.18)

Лишь в последнем случае, в случае (и в момент!) неравновесного взаимовлияния, когда влияние субъекта (президента или преподавателя) в отношении контрсубъекта (граждан, студентов) больше (сильнее), чем влияние контрсубъекта (граждан, студентов) в отношении субъекта (президента или преподавателя), когда

(V Cw — C'w) gt; (V C'w — Cw),              (2.19)

когда влияние субъекта на контрсубъекта является доминирующим (преобладающим[46]), возможно возникновение и существование власти субъекта в отношении контрсубъекта. Обозначим доминирующее (преобладающее, неравновесное) влияние равнозначными друг другу символами VA и Vlt;^A, а недоминирующее (непреобладающее, равновесное) влияние - символом V-a. В случае же, когда взаимовлияние субъекта и контрсубъекта, согласно формуле (2.17), является недоминирующим (непреобладающим, равновесным), власть между ними отсутствует, когда[47]

W #{[(Vcw - C'w) = (Vcw - Cw)] = (Vcw = Vcw) = V-a},              (2.20)

Здесь каждый из них - и субъект, и контрсубъект - выступает лишь потенциальным (неактуализированным) субъектом и контрсубъектом власти. Однако такое равновесие является временным и непродолжительным. Оно в любой момент может быть нарушено и, как правило, постоянно нарушается. В результате между субъектом и контрсубъектом устанавливаются отношения неравновесного взаимовлияния, которые являются всеобщей и необходимой предпосылкой, условием и основой возникновения и существования власти одного из них (субъекта) в отношении другого (контрсубъекта). Именно благодаря нарушению равновесия их взаимного влияния возникает и существует возможность то-

го, чтобы один из них              стал актуальным (актуализированным, реальным,              действительным)              субъектом              власти, а другой - её актуальным              (актуализированным,

реальным, действительным) контрсубъектом. Власть между её субъектом и контрсубъектом может быть, следовательно, представлена либо формулой[48]

{[(Vcw - C'w) gt; (VC'w - Cw)] = (Vcw gt; Vc'w) = VA = V^} е W, (2.21)

либо формулой

W = {[(Vcw - C'w) gt; (Vcw - Cw)] = (Vcw gt; Vcw) = VA = V^},              (2.22)

либо в обобщённой форме формулами

(VA = Vcл) е W,              (2.23)

W = (VA = V^).              (2.24)

Таким образом, специфически человеческая форма власти - это такая форма (разновидность) субъект-контрсубъектных отношений между людьми, в которых одни из них (властвующие субъекты) имеют возможность своими высказываниями и/или действиями оказывать доминирующее (преобладающее) влияние на других (контрсубъектов власти), изменяющее (преобразующее ) в

3

определённых пределах соответствующие параметры их потенциала, деятельности и взаимоотношений. Иначе говоря, это такая форма субъект- контрсубъектных отношений между людьми, находясь в которых одни из них имеют возможность оказывать своими высказываниями и/или действиями доминирующее влияние на потенциал, деятельность и взаимоотношения других, изменяющее в определённых пределах те или иные их параметры. Власть между людьми, следовательно, включает в свой состав в качестве своего основного, всеобщего и необходимого элемента доминирующее (преобладающее) влияние одних людей в отношении других и является разновидностью, или формой, данного, доминирующего, влияния, что и находит своё отображение в формулах (2.21)-(2.24).

Вступая друг с другом во властные субъект-контрсубъектные отношения, субъекты и контрсубъекты власти преследуют определённые интересы (обозначим их символом I[49]) и цели (обозначим их символом Ц[50]). Эти интересы и цели могут быть определёны (осознаны, установлены, приняты) ими либо более-менее самостоятельно, без существенного вмешательства извне, либо под давлением (доминирующим влиянием) внешних сил (других людей или обстоятельств), не самостоятельно. Причём интересы и цели властвующего субъекта (субъекта) могут либо совпадать, либо не совпадать с интересами и целями его контрсубъекта или даже противоречить им, а деятельность и взаимоотношения того и другого (субъекта и контрсубъекта) могут либо соответствовать, либо не соответствовать их интересам и целям. Влияние субъекта на контрсубъекта может, следовательно, осуществляться:

во-первых, в соответствии с интересами и целями субъекта, но вопреки интересам и целям контрсубъекта (или, по меньшей мере, независимо от них);

во-вторых, в соответствии с интересами и целями не только субъекта, но и контрсубъекта;

в-третьих, в соответствии с интересами и целями контрсубъекта, но вопреки интересам и целям субъекта (или, по меньшей мере, независимо от них);

в-четвёртых, вопреки интересам и целям и субъекта, и контрсубъекта (или, по меньшей мере, независимо от них).

В первых двух случаях влияние властвующего субъекта на контрсубъекта является (если рассматривать данное влияние со стороны субъекта) заинтересованным и целенаправленным, преднамеренным, осуществляемым в соответствии с интересами и целями (и, следовательно, желаниями, мыслями и волей) властвующего субъекта в той или иной мере определёнными (осознанными, установленными, принятыми) им самим. Изменение параметров потенциала, деятельности и взаимоотношений контрсубъекта осуществляется здесь под влиянием властвующего субъекта в соответствии с определёнными им (субъектом) его собственными интересами и целями, которые могут либо соответствовать, либо не соответствовать интересам и целям контрсубъекта. В третьем и четвёртом случаях влияние, наоборот, является незаинтересованным и нецеленаправленным, непреднамеренным1 (случайным, невольным), осуществляемым вопреки интересам и целям властвующего субъекта (или, по меньшей мере, независимо от них). Преднамеренное (целенаправленное) влияние обозначим символом цV, а непреднамеренное (нецеленаправленное) влияние - символом ^V. Преднамеренным или непреднамеренным может быть как доминирующее (преобладающее), так и недоминирующее (непреобладающе) влияние, в том числе доминирующе и недоминирующее влияние властвующих субъектов в отношении контрсубъектов власти. Преднамеренно-доминирующее влияние обозначим символом цVЛ, непреднамеренно-доминирующее влияние - символом ^VA, преднамеренно-недоминирующее влияние - символом цУ“л, а непреднамереннонедоминирующее влияние - символом -цУ~л. Все эти виды влияния могут быть представлены таблицей 2.1.

1 Например, «Карл Маркс... имел непреднамеренное влияние на ход событий двадцатого столетия» (Мескон М. Х., Альберт М., Хедоури Ф. Указ. соч. С. 464).

25

Влияние

Преднамеренное

Непреднамеренное

Доминирующее

Преднамеренное доминирующее влияние ^VA)

Непреднамеренное доминирующее влияние

(^VA)

Недоминирующее

Преднамеренное недоминирующее влияние ^V-a)

Непреднамеренное недоминирующее влияние

(^V-A)

Выделение представленных в таблице 2.1 форм влияние позволяет уточнить определение власти между людьми, представленное формулами (2.21)- (2.24). Специфически человеческая форма власти - это такая форма субъект- контрсубъектных отношений между людьми, находясь в которых одни из них имеют возможность оказывать своими высказываниями и/или действиями не только доминирующее, но и преднамеренное (заинтересованное и целенаправленное) влияние на других. Власть, следовательно, включает в свой состав в качестве своего основного, всеобщего и необходимого элемента не только доминирующее, но и преднамеренное (заинтересованное и целенаправленное) влияние одних людей в отношении других и является разновидностью, или формой, не только доминирующего, но и преднамеренного (заинтересованного и целенаправленного) влияния. Данное утверждение может быть представлено либо формулой1

[(УЛ X цУ) = цУл)] е W,              (2.25)

либо формулой

W = [(Ул X цУ) = цУл)].              (2.26)

При этом необходимо иметь в виду следующее. Находясь внутри соответствующих властных субъект-контрсубъектных отношений, доминирующее и преднамеренное влияние синтезируются (соединяются, интегрируются) друг с другом таким образом, что доминирующее влияние актуализируется, проявляется в этих отношениях как преднамеренное, а преднамеренное влияние - как доминирующе. Иными словами, специфически человеческая форма власти - это такая форма субъект-контрсубъектных отношений между людьми, находясь в которых властвующие субъекты имеют возможность оказывать своими высказываниями и/или действиями преднамеренно-доминирующее влияние на контрсубъектов власти, их потенциал, деятельность и взаимоотношения. Она включает в свой состав и представляет собой разновидность, или форму, пред-

1 Здесь: цV - преднамеренное влияние, цУА - преднамеренно-доминирующее влияние.

26

намеренно-доминируюего влияния, обозначенного символом цVл, что и находит своё отображение в формулах (2.25) и (2.26).

Влияние субъекта на контрсубъекта может быть либо организующим (упорядочивающим) потенциал, деятельность и взаимоотношения контрсубъекта, либо дезорганизующим их. Организующее влияние обозначим символом Vu, а дезорганизующее - символом V-U. И организующее влияние, и дезорганизующее влияние может быть как преднамеренным (заинтересованным и целенаправленным), так и непреднамеренным (незаинтересованным и нецеленаправленным). Преднамеренно-организующее влияние обозначим символом цVU. Преднамеренно-дезорганизующее влияние - символом цV-U. Непреднамеренно- организующее влияние - символом -ц^. И, наконец, непреднамеренно- дезорганизующее влияние - символом ^V-^ Все эти виды влияния представлены таблицей 2.2.

Таблица 2.2. Формы влияния с учётом их организации-дезорганизации

Влияние

Преднамеренное

Непреднамеренное

Организующее

Преднамеренное организующее влияние (ц^)

Непреднамеренное организующее влияние (^Vu)

Дезорганизующее

Преднамеренное дезорганизующее влияние (ц^ц)

Непреднамеренноедезор- ганизующее влияние (^V-u)

Поскольку преднамеренное и непреднамеренное влияние может быть не только организующим и дезорганизующим, но, согласно таблице 2.2, преобладающим и недоминирующим, то можно выделить следующие формы преднамеренного и непреднамеренного влияния. Во-первых, преднамереннодоминирующее организующее влияние. Обозначим его символом цVлU. Во- вторых, преднамеренно-доминирующеее дезорганизующее влияние. Обозначим его символом цVЛ-U. В-третьих, преднамеренно-недоминирующее дезорганизующее влияние. Обозначим его символом цV-Л-U. В-четвёртых, преднамеренно-недоминирующее организующее влияние ^V^^. В-пятых, непреднамеренно-доминирующее организующее влияние. Обозначим его символом -цVлU. В-шестых, непреднамеренно-доминирующее дезорганизующее влияние. Обозначим его символом -цVЛ-U. В-седьмых, непреднамеренно-недоминирующее дезорганизующее влияние. Обозначим его символом ^V^-^ В-восьмых, непреднамеренно-недоминирующее организующее. Обозначим его символом "W^. Все они могут быть представлены таблицей 2.3.

Влияние

Преднамеренное

Непреднамеренное

Доминирующее и организующее

Преднамереннодоминирующее организующее влияние ^V^)

Непреднамереннодоминирующее организующее влияние (^VAu)

Доминирующее и дезорганизующее

Преднамереннодоминирующее дезорганизующее влияние ^Va-u)

Непреднамереннодоминирующее дезорганизующее влияние WA-u)

Недоминирующе и организующее

Преднамереннонедоминирующее организующее влияние (ц^^)

Непреднамереннонедоминирующее организующее влияние W-Au)

Недоминирующее и дезорганизующее

Преднамереннонедоминирующее дезорганизующее влияние ^V-a^)

Непреднамереннонедоминирующее дезорганизующее влияние (^V-A-u)

Из указанных в таблице 2.3 форм влияния лишь две имеют непосредственное отношение к власти. Во-первых, преднамеренно-доминирующее организующее влияние. Во-вторых, преднамеренно-доминирующее дезорганизующее влияние. Остальные формы влияния не имеют прямого отношения к власти, поскольку властными могут быть только те формы влияния, которые, согласно формулам (2.25) и (2.26), являются одновременно и преднамеренными, и доминирующими.

Преднамеренно-доминирующее организующее влияние - это такое влияние, которое может быть определено как управление, как управляющее влияние (обозначим его символом U). Данное утверждение может быть представлено формулой[51]

цVЛu - U              (2.27)

Как таковое, управление представляет собой особого рода совокупность (систему) воздействий одних людей на других. Как отмечает Ю. М. Резник, с точки зрения законов синергетики, или общей теории самоорганизации, любая система должна обладать не только нелинейной зависимостью между парамет

рами системы, но и наличием внешних воздействий на систему, которые в совокупности можно рассматривать как управление[52]. Данные воздействия:

во-первых, осуществляются определённым множеством, определённой совокупностью людей (не мене двух!), одни из которых актуализируются, проявляются в качестве управляющих субъектов, тогда как другие - в качестве управляемых контрсубъектов;

во-вторых, реализуются в форме специфически человеческой активности, т. е. деятельности и субъективных субъект-контрсубъектных отношений, управляющих субъектов, находящихся в определённых объективных субъект- контрсубъектных отношениях;

в-третьих, направлены на изменение в тех или иных пределах строго определённых параметров потенциала, деятельности и взаимоотношений других людей, в частности, деятельности и взаимоотношений контрсубъекта. Некоторым авторам данное обстоятельство даёт основание рассматривать управление как частный случай изменения, или движения . Согласно Ю. М. Резнику, «управление в общем виде можно определить как организованное взаимодействие частей системы или системных объектов друг с другом, в результате которого изменяются свойства этих объектов или системы в целом. Управление в социальном плане (социальное управление) - это деятельность по целенаправленному изменению системы в соответствии с заданным эталоном (моделью, проектом, решением и пр.). Управленческое воздействие - [это] воздействие органа (субъекта) управления на систему (объект управления) с целью перевода его в новое или желательное состояние»[53]. При этом необходимо учитывать, что:

в-четвёртых, изменяемые данными воздействиями параметры потенциала, деятельности и взаимоотношений других людей (контрсубъектов) и их пределы определены (осознаны, установлены или приняты), т. е. заданы, управляющими субъектами;

в-пятых, эти параметры и их пределы определяются, задаются в соответствии с интересами и целями либо только тех, кто осуществляет эти воздействия, тех, кто управляет, либо, кроме того, ещё и в соответствии или с учётом интересов и целей тех, кем управляют. «Под управлением в широком смысле, - пишет Я. Зеленевский, - мы понимаем действие, направленное на побуждение к функционированию различных объектов в соответствии с целью того, кто ими управляет. Под управлением в узком смысле, точнее под управлением людьми (в формальной организации), нами понимается деятельность, побуждающая действовать других людей в соответствии с целью того, кто ими руководит, в неформальной организации тот же вид деятельности мы называем лидерством»[54]. Иными словами, управляющие воздействия, осуществляемые управляющими субъектами, являются преднамеренными (заинтересованными и целенаправленными). Поэтому управление включает в свой состав в качестве своего основного, всеобщего и необходимого элемента преднамеренное влияние и является формой преднамеренного влияния.

Вместе с тем управляющие воздействия, осуществляемые управляющими субъектами, являются не только преднамеренными, но и преднамереннодоминирующими по отношению к воздействиям, осуществляемым контрсубъектами управления. Поэтому управление включает в свой состав в качестве своего основного, всеобщего и необходимого элемента преднамереннодоминирующее влияние, является формой преднамеренно-доминирующего влияния. Кроме того, управляющие воздействия, осуществляемые управляющими субъектами, являются не только преднамеренно-доминирующими, но и преднамеренно-организующими. Они направлены на изменение тех параметров потенциала, деятельности и взаимоотношений других людей и в тех пределах, которые обеспечивают образование, развитие или сохранение качественной определённости, этого потенциала, этой деятельности и этих взаимоотношений, их целостности, системности. Именно поэтому управление рассматривается многими исследователями как частный случай, или разновидность, организации (упорядочения). «В самом общем виде, - пишет И. Б. Новик, - управление может быть определено как упорядочение системы, т. е. приведение её в соответствие с объективной закономерностью, действующей в данной среде»[55]. Таким же образом определяет управление и В. Г. Афанасьев. Для него управление это «не что иное, как упорядочение системы»; оно является антиподом дезорганизации, позволяет «стабилизировать систему», «поддержать её динамическое равновесие со средой, обеспечить совершенствование системы и достижение того или иного полезного эффекта», сохранить «качественную определённость системы посредством перевода её из одного состояния в другое», привести систему «в соответствие с присущими ей объективными закономерностями и тенденциями, характеризующими эту качественную определённость»[56]. Таким же образом определяют управление и другие учёные. «Управление можно определить как самоорганизующийся, или гомеостатический, механизм, предназначенный для поддержания значения некоторых переменных в желаемых пре- делах»[57]. Поэтому управление не сводится к преднамеренно-доминирующему влиянию. Оно, как уже отмечалось, является не только преднамереннодоминирующим, но и преднамеренно-организующим влиянием, т. е. преднамеренно-доминирующим организующим влиянием, что и представлено формулой (2.27). Согласно этой формуле, преднамеренно-доминирующее организующее

влияние - это такое влияние, которое выполняет, реализует функцию управления, а потому является управляющим и равнозначно (равно, тождественно) управлению. Что касается остальных, обозначенных в таблице 2.3, форм влияния, осуществляемых властвующими субъектами, то все они не являются управляющими, т. е. не являются управлением.

Согласно одному из наиболее фундаментальных постулатов кибернетики[58], управление, т. е. в рассматриваемом нами случае преднамереннодоминирующее организующее влияние, выступает преимущественно как информационное воздействие управляющей системы (в данном случае, деятельности и взаимоотношений властвующего субъекта) на управляемую систему (в данном случае, на потенциал, деятельность и взаимоотношения контрсубъекта власти). Оно предполагает также обратную связь - получение управляющей системой информации о достигнутом управляемой системой эффекте, т. е. обратное информационное воздействие управляемой системы на управляемую систему. Следовательно, содержанием управления выступает обмен (циркуляция) информации (информационное взаимодействие) между управляющей и управляемой системами. Наличие этого содержания, т. е. существование между

23

этими системами прямых и обратных информационных потоков (воздействий, связей), является непременным условием управления. Управление неотделимо от информации, от её циркуляции (обмена) между управляющей и управляемой системами. Например, президент, преподаватель, руководитель предприятия +++??

Что качается преднамеренно-доминирующего дезорганизующего влияния, или воздействия, одних людей на других, то оно также является преимущественно информационным. Его особенностью является то, что оно ведёт или может привести к дезорганизации, трансформации (в том числе разрушению) качественной определённости (в том числе упорядоченной целостности, системности) их потенциала, деятельности и взаимоотношений. Эта дезорганизация может произойти и из-за тех или иных количественных или качественных характеристик содержащейся в этом воздействии информации, а также помех, шумов, возникающих на его пути. Она может произойти, например, потому, что характеристики данного воздействия, в частности, порция (мера) содержащейся в нём информации или другие его параметры могут превышать определённые пределы или, наоборот, быть существенно ниже их. Например, ++++?????.

Поскольку власть между людьми, согласно формулам (2.25) и (2.26), включает в свой состав преднамеренно-доминирующее влияние и является его специфической формой, то логично предположить, что управление, будучи, со

гласно формуле (2.27), преднамеренно-доминирующим организующим влиянием, входит в состав любой специфически человеческой формы власти в качестве её основного, всеобщего и необходимого элемента. Данный факт послужил основой для возникновения соответствующих концепций власти, рассматривающих её как отношение между управляющими и управляемыми (М. Дювер- же), как право и возможность управлять. В частности, в «Энциклопедическом словаре правовых знаний», изданном в 1965 году, власть определяется именно как «право и возможность распоряжаться или управлять кем-либо и чем- либо.». У В. И. Даля в качестве одного из возможных толкований слова «власть» находим: «Власть - . начальствование; управление. . Властвовать - управлять властно, господствовать,. распоряжаться)»[59].

Кроме того, власть между людьми включает в свой состав также и преднамеренно-дезорганизующее влияние. Иначе говоря, власть между людьми - это такое образование, которое включает в свой состав в качестве своих основных, всеобщих и необходимых элементов как управление, т. е. преднамереннодоминирующее организующее влияние, так и преднамеренно-доминирующее дезорганизующее влияние. Данное утверждение с учётом формулы (2.27) может быть представлено формулами[60]

[^u = U) л цVЛ-u] е W,

W = [^u = U) л ц^-и].

Преднамеренно-доминирующее организующее влияние, т. е. управляющее влияние, - это такое влияние, благодаря которому властвующие субъекты осуществляют преднамеренную организацию потенциала, деятельности и взаимоотношений контрсубъектов власти. Преднамеренно-доминирующее дезорганизующее влияние - это такое влияние, благодаря которому властвующие субъекты осуществляют преднамеренную дезорганизацию потенциала, деятельности и взаимоотношений контрсубъектов власти. Преднамеренно-доминирующее влияние может, следовательно, выполнять в структуре власти не только функцию преднамеренной организации (обозначим данную функцию символом f4U), но и функцию преднамеренной дезорганизации (обозначим данную функцию символом f4-u) властвующими субъектами потенциала, деятельности и взаимоотношений контрсубъектов власти. Власть между людьми, следовательно, включает в свой состав в качестве своего основного, всеобщего и необходимого элемента преднамеренно-доминирующее организующее и преднамереннодоминирующее дезорганизующее влияние одних людей в отношении других и является разновидностью, или формой, данного влияния, что может быть представлено не только формулами (2.28)-(2.29), но и с учётом формулы (2.10) формулой

^VA G W) - (fцU А f-u)cw ^ А(С'w(То,По,Ио,Со,Во,Эо,П,Тt) А Rc'w А Ос'%) (2.30)

При этом необходимо учитывать, что в одном случае преднамереннодоминирующее влияние властвующих субъектов может выполнять во властных отношениях преимущественно функцию организации потенциала, деятельности и взаимоотношений контрсубъектов власти, тогда как в другом случае - преимущественно функцию дезорганизации потенциала, деятельности и взаимоотношений контрсубъектов власти. Иначе говоря, в одном случае в структуре власти доминирует функция организации, тогда как в другом случае - функция дезорганизации. В случае, когда в ней доминирует функция организации потенциала, деятельности и взаимоотношений контрсубъектов власти, она может быть определена как организующая власть (обозначим её символом WU). И, наоборот, в случае, когда в ней доминирует функция дезорганизации потенциала, деятельности и взаимоотношений контрсубъектов власти, она может быть определена как дезорганизующая власть (обозначим её символом W-U). Данное утверждение может быть представлено формулой

W - (Wu а W-u).              (2.31)

Таким образом, специфически человеческая форма власти - это такая форма субъект-контрсубъектных отношений между людьми, в которых одни из них (властвующие субъекты) имеют возможность своими высказываниями и/или действиями оказывать преднамеренно-доминирующее организующее (управляющее) или дезорганизующее влияние на других (контрсубъектов власти), изменяющее в заданных пределах определённые параметры[61] их потенциала, деятельности и взаимоотношений, когда

W - U.VA(fU v f^-U)Cw ^ А(СШ(То,По,Ио,Со,Во,Эо,П,Т1) А RC'w А °C'w).(2.32)

Приведённое выше определение власти не является полным. Оно требует дальнейшей конкретизации, соответствующих уточнений и пояснений. Власть включает в свой состав не только:

во-первых, субъектов и контрсубъектов власти;

во-вторых, деятельность каждого из них;

в-третьих, субъект-контрсубъектные отношения между ними;

в-четвёртых, преднамеренно-доминирующее влияние властвующего субъекта на контрсубъекта власти;

в-пятых, преднамеренно-организующее (управляющее) и преднамеренно- дезорганизующее влияние властвующего субъекта на потенциал, деятельность и взаимоотношения контрсубъекта власти.

Кроме того, в-шестых, власть между людьми предполагает и включает в свой состав преднамеренное преодоление властвующим субъектом сопротив

ления контрсубъектов власти. И в этом состоит ещё одно условие возникновения и существования власти, которое не менее важно, значимо и необходимо для понимания её природы, чем пять предыдущих. Это - ещё одна существенная черта (характеристика) власти, которую необходимо учитывать при её определении.

Понимание власти между людьми как преднамеренного преодоления сопротивления вытекает из самой её природы. В частности, оно вытекает из понимания власти как деятельности её субъектов и контрсубъектов и их субъект- контрсубъектных отношений друг с другом. Дело в том, что любая деятельность, будучи системой субъект(контрсубъект)-объектных отношений, предполагает преднамеренное преодоление сопротивления её объекта (того, на что она направлена). Без этого сама деятельность перестает быть таковой, т. е. деятельностью, ибо если нет сопротивления, то не требуется и деятельность, способная его преодолеть. «Активность и сопротивление - не два разных типа явлений, а два соотнесенных обозначения для одного типа. Исключений нет»[62]. Тем более это относится к деятельности, которая существует внутри определённых - в частности, властных субъект-контрсубъектных отношений. В этом случае деятельность субъекта этих отношений и деятельность их контрсубъекта неизбежно интегоально соединяются (интегрируются) друг с другом. Причём таким образом, что деятельность субъекта неизбежно испытывает и преднамеренно преодолевает или не преодолевает сопротивление деятельности контрсубъекта, а деятельность контрсубъекта испытывает и преднамеренно преодолевает или не преодолевает сопротивление деятельности субъекта. В случае, когда деятельность субъекта преднамеренно преодолевает сопротивление деятельности контрсубъекта, т. е. становится преднамеренно-доминирующей, субъект этих отношений выступает как властвующий субъект, а их контрсубъект - как контрсубъект власти. То же самое можно сказать и о другой форме человеческой активности - субъективных субъект-контрсубъектных отношениях - субъекта и контрсубъекта власти, когда активность одного из них испытывает и преднамеренно преодолевает или не преодолевает сопротивление другого. Более того, поскольку и властвующий субъект, и контрсубъект власти находятся не только во властных, но и в других объективных субъект-контрсубъектных отношениях друг с другом и другими людьми, то им приходится испытывать и преодолевать (преднамеренно или непреднамеренно) сопротивление и этих отношений. Таким образом, преднамеренное преодоление властвующими субъектами сопротивления контрсубъектов власти - важнейшее условие возникновения и существования власти между ними.

Сопротивление, которое контрсубъект власти оказывает властвующему субъекту, может быть не только преднамеренным или непреднамеренным, но и осознанным или неосознанным, открытым (внешним, демонстративным) или скрытым (внутренним, не демонстративным), активным или пассивным. В любом случае оно остаётся тем, что оно есть - сопротивлением деятельности и взаимоотношений одних людей, контрсубъектов власти, деятельности и взаи-

моотношениям других, властвующих субъектов. Например, сопротивление ребёнка желанию родителей видеть его в определённое время дня играющим на скрипке может иметь различные формы. Оно может быть в форме его внутренних переживаний, эмоций, размышлений (при этом он может продолжать играть на скрипке даже тогда, когда дома отсутствуют родители). Рано или поздно это сопротивление может проявиться во внешних его действиях или высказываниях. В частности, ребёнок, вместо игры на скрипке, смотрит телевизор, а выключает его и начинает играть на скрипке только с возвращением родителей домой. При этом он не демонстрирует родителям своё нежелание играть на скрипке, скрывает от них это. Но он может и продемонстрировать возвратившимся домой родителям своё сопротивление, сказав им об этом или молча продолжив просмотр телевизора. Его высказывания на этот счёт могут быть преднамеренными или не преднамеренными, но в любом случае они демонстрируют сопротивление ребёнка воле родителей.

Поскольку всякая деятельность и всякое субъективное субъект- контрсубъектное отношение представляют собой системы психических актов, действий и высказываний, то сопротивление людей друг другу - это сопротивление, источником которого являются как их действия и высказывания, так и их психические акты, а также входящие в состав этих субъект(контрсубъект)- объектных актов материальные, идеально-знаковые и психические образования. Преодоление сопротивления - это, следовательно, преодоление не только активного противодействия[63] контрсубъектов власти, но и преодоление прочности, устойчивости, неизменности тех или иных параметров их деятельности и взаимоотношений, психических актов, действий и высказываний, входящих в их состав целей, материальных, психических и идеально-знаковых образований. Например, преодоление тех или иных параметров телесной организации (например, физической усталости), ощущений, восприятия, памяти, представлений, установок, воображения, мышления, эмоций, воли, убеждений, потребностей, способностей, умений, навыков, привычек, внимания, переживаний, характера контрсубъектов власти, а также их знаний, оценок, норм. Кроме того, оно предполагает преодоление интересов контрсубъектов власти и мотивов их деятельности и взаимоотношений.

В связи с этим следует отметить сходство понятий «власть» и «воля», ибо последнее, как и первое, включает в своё определение момент преодоления препятствий, преодоления сопротивления[64]. Этимологический анализ слова «власть» также показывает, что оно имеет одну основу со словом «voli» (воля). Поэтому его нередко интерпретируют как «волеть» («велеть»), т. е. осуществлять волю, повелевать. В. И. Даль, например, своё толкование слова «власть» также связывает с волей, свободой действий и распоряжений[65]. Неслучайно

многие научные определения власти восходят к данному значению этого слова (например, у Т. Гоббса, М. Вебера).

Понимание власти как возможности преодоления сопротивления присуще ряду исследователей. Например, И. Канту, согласно которому, власть - это сила, преодолевающая сопротивление другой силы[66]. Близкую ему позицию занимает М. Вебер. Он, в частности, пишет: «Власть - это вероятность того, что человек в ходе социального взаимодействия будет в состоянии осуществить собственную волю вопреки сопротивлению»[67]. Как преодоление сопротивления рассматривают власть и некоторые современные её исследователи. Например, Д. Картрайт, Б. Рейвен, Дж. Френч, другие сторонники так называемой «теории сопротивления». М. Фуко также связывает власть с преодолением проявлений сопротивления и непокорности.

При этом, как известно, многие мыслители допускают и теоретически обосновывают не только возможность, но и право контрсубъектов власти на открытое сопротивление несправедливым или незаконным действиям властвующих субъектов. Среди них, например Ф. Аквинский, который считает, что подданные вправе оказать сопротивление правителю, власть которого несправедлива и не соответствует божественным законам. Т. Гоббс, всецело подчиняя человека власти суверена, допускает возможность, право или «свободу» первого «не повиноваться» второму. В частности, в тех случаях, когда, вопреки естественным законам, «суверен приказывает человеку... убить, ранить или изувечить себя, или не оказывать сопротивление тому, кто на него покушается, или воздержаться от пищи, без которой он не может жить». А также тогда, когда суверен «не в состоянии. защищать» человека, «отрекается от верховной власти за себя и за своих наследников». Или тогда, когда «подданный взят в плен на войне или если его личность или средства существования находятся под охраной врага и ему даруется жизнь и физическая свобода при том условии, что он станет подданным победителя», если суверен «подвергает подданного изгнанию» или если суверен сам «отдаётся в подданство победителю» . Дж. Локк считает, что «если кто-либо из находящихся у власти превышает данную ему по закону власть и использует находящуюся в его распоряжении силу для таких действий по отношению к подданному, какие не разрешаются законом, то. ему можно оказывать сопротивление (курсив наш. -И. Г.), как и всякому другому человеку, который силой посягает на права другого» .

История человечества полна фактов самых разных - преднамеренных и непреднамеренных, осознанных и неосознанных, скрытых и открытых, активных и пассивных - форм сопротивления властвующим субъектам со стороны контрсубъектов власти. Достаточно вспомнить такие известные всем примеры открытого и вооружённого сопротивления широких народных масс властвующим субъектам, как восстание римских рабов под руководством Спартака (73-71 гг. до н. э.), армия которого насчитывала около 70 тыс. человек. В этом же ряду восстание в Киеве 1113 года, восстания 1262 года против Золотой Орды в различных городах Руси (в частности, Ростове, Суздале, Ярославле, Устюге Великом, Владимире). В Европе - это Крестьянская война 1524-1525 годов в Германии под руководством Т. Лютера, гражданские и религиозные войны второй половины XVI века во Франции, буржуазная революция 1641-1642 годов в Англии, переросшая в Гражданскую войну 1642-1648 годов, буржуазная революция 1789-1794 годов во Франции, серия восстаний, революций и гражданских войн XIX века. В Азии - это крестьянская война 1628-1645 годов на севере Китая, которая привела к свержению династии Минь. В Северной Америке - это Гражданская война 1861-1865 годов в США между буржуазным Севером и рабовладельческим Югом. В России - это восстание 1606-1607 годов под руководством И. И. Болотникова, Крестьянская война 1773-1775 годов под руководством Е. И. Пугачёва, первая буржуазно-демократическая революция 19051907 годов, вторая буржуазно-демократическая революция февраля-марта 1917 года, Октябрьская революция 1917 года и последующая Гражданская война 1918-1920 годов.

Преодоление сопротивления деятельности и взаимоотношений контрсубъекта власти может осуществляться властвующим субъектом различными средствами или способами. Один из этих способов состоит в применении (использовании) или возможности применения (использования) властвующим субъектом позитивных (поощряющих) и/или негативных (наказывающих) санкций в отношении контрсубъекта власти, что и отличает власть от других форм отношений между людьми (в том числе, от влияния, управления или лидерства). При этом необходимо учитывать, что власть между людьми нельзя сводить к возможности применения только негативных санкций, к принуждению, как это часто встречается в научной литературе. «Власть, - считает М. И. Байтин, - безотносительно от форм своего внешнего проявления, в сущности, всегда принудительна, ибо так или иначе направлена на подчинение воле членов данного коллектива, господствующей или руководящей в нём единой воле»[68]. Об этом же пишет и П. Блау, для которого власть выступает как «способность одного индивида или группы осуществлять свою волю над другими через страх, либо отказывая в обычных вознаграждениях, либо в форме наказания и, несмотря на неизбежные сопротивления; при этом оба способа воздействия представляют собой негативные санкции» . П. Шаран пишет: «Принятие или угроза принятия соответствующих мер отличает власть от влияния вообще. Власть - это способность воздействовать на поведение других путём принятия или угрозы принятия позитивных или негативных мер»[69]. Аналогичная тенденция свойственна и марксистской традиции.

Санкции[70] - это ответные реакции, ответные меры воздействия властвующих субъектов в значимых для них ситуациях на потенциал, деятельность и взаимоотношения контрсубъекта власти, а также нормы (образцы, модели, эталоны, стандарты), описывающие процедуры осуществления этих реакций, мер воздействия. Именно санкции часто выступают в роли дополнительных средств потенциального или реального воздействия властвующими субъектами на потенциал, деятельность и взаимоотношения контрсубъектов власти и, следовательно, в роли дополнительного средства преднамеренно-доминирующего влияния первых на вторых. «Конкретные средства, с помощью которых одно лицо может влиять на другое, могут быть самыми разнообразными: от просьбы, высказываний шёпотом на ухо, до приставленного к горлу ножа. В условиях организации таким «ножом» могла бы быть угроза увольнения. Один человек может также влиять на другого и с помощью одних лишь идей»[71].

Санкции могут быть моральными, правовыми, сатирическими, религиозными. Одни из них могут быть регламентированными, формализованными, тогда как другие - нерегламентированными, неформализованными. В качестве позитивных санкций, используемых властвующим субъектом, могут выступать выражения уважения, проявления одобрения, похвалы, материальные поощрения, лестные упоминания в средствах массовой информации или на собраниях, доброжелательные сплетни и «легенды», почести, почётные церемониалы, продвижение по службе, награждение медалями и орденами, допуск к почётным функциям, сооружение памятников. В качестве негативных санкций могут выступать выражения удивления, огорчения или неудовольствия, отказ подать руку, отказ поддерживать товарищеские отношения, недоброжелательные сплетни, лишение соответствующих услуг или привилегий, проявления неуважения или неодобрения, предостережения, замечания, штрафы, арест, изгнание из своего окружения, физическая сила, заключение в тюрьму, лишение гражданских прав, конфискация имущества, лишение жизни, отлучение от церкви, наложение покаяния. Согласно Т. Гоббсу, «наиболее общее разделение наказаний есть деление на Божьи и человеческие... Человеческими являются такие наказания, которые применяются по приказанию человека; они бывают или телесными, или денежными, или бесчестье, или изгнание, или смешанные, состоящие

3

из указанных выше» .

Дж. Френч и Б. Рэйвен различают власть, основанную на принуждении, и власть, основанную на вознаграждении[72]. Власть, основанная на принуждении (страхе), предполагает возможность использования властвующими субъектами таких негативных санкций (наказаний), которые помешают контрсубъектам власти удовлетворить какие-то насущные потребности (например, выживания или защищенности), создадут им какие-то неприятности. Контрсубъекты власти в этом случае уверены, что у них могут отобрать что-то им действительно нужное (например, работу, полномочия, должность, премию, страховку, их собственную жизнь или жизнь близкого человека, любовь и уважение окружающих), что у властвующего субъекта существует возможностью осуществить эти санкции, несмотря на оказываемое ему сопротивление. Власть, основанная на вознаграждении (положительном подкреплении), предполагает наличие возможности использования властвующими субъектами положительных санкций, ведущих к удовлетворению насущных потребностей контрсубъектов власти или доставляющих им удовольствие. Контрсубъекты власти верят в такую возможность, в наличие большой вероятности получения прямого или косвенного удовлетворения своих потребностей благодаря деятельности властвующих субъектов.

Позитивные (поощряющие) и негативные (наказывающие) санкции могут быть как официальными (формальными), в том числе установленными законами, так и неофициальными (неформальными). В различные периоды истории соотношение между ними и их конкретные формы менялись. Однако во все времена диапазон применения санкций был довольно-таки широким: от минимальных и чисто символических санкций до максимально возможных санкций.

Например, Судебник Ур-Намму, созданный правителями III династии Ура, объединившей Двуречье в границах обширного шумерского государства в XXII-XX вв. до н. э., предусматривал за возвращение господину его беглого раба вознаграждение в размере двух сикли серебра. Среди наказаний, установленных Среднеассирийскими законами (середина II тысячелетия до н. э.) и Законами царя Хаммурапи (1792-1750 года до н. э.), были такие: штрафование, изгнание из семьи и общины, битьё палками, клеймение, обращение в рабство, членовредительство (отсечение рук или пальцев, отрезание уха или языка), смертная казнь в форме сожжения, утопления или сажания на кол. В частности, муж мог наказать свою жену, отрезав ей уши) или бросив в воду. В Древней Индии, как свидетельствует известный научный трактат об искусстве политики и управления государством рубежа I тысячелетия до н. э.- II тысячелетия н. э. Артхашастры[73], неповиновение приказу главы деревни наказывалось штрафом. Законы Ману (II век до н. э.- II век н. э.) предписывали царю обуздывать неповиновение заточением, заковыванием в цепи, различными видами телесных наказаний, замечанием, выговором, штрафом (низшим в 250 пан или средним в 500 пан), клеймением, изгнанием из касты или страны. Они предусматривали также смертной казнью путём отрубания головы или сажания на кол, утопления. Смертная казнь в ряде случаев заменялась уплатой высшего штрафа в 1000 пан . В Древнем Китае в V-IV вв. до н. э. применялись, например, следующие наказания: клеймение, отрезание носа или языка, отрубание ног, кастрация и

смертная казнь (у смертников вырывали рёбра, сверлили головы или их варили в котле). Кроме того, данная шкала наказаний дополнялась штрафом, битьём толстыми и тонкими палками от 100 ударов до 500 ударов, обращением в рабство. Использовались и символические санкции - татуировка, покраска тушью колена, ношение холщовой рубахи[74].

Таким образом, власть предполагает и включает в свой состав: во-первых, субъектов и контрсубъектов власти; во-вторых, деятельность каждого из них; в-третьих, субъект-контрсубъектные отношения между ними; в-четвёртых, преднамеренно-доминирующее влияние властвующего субъекта на контрсубъекта власти;

в-пятых, преднамеренно-организующее (управляющее) и преднамеренно- дезорганизующее влияние властвующего субъекта на потенциал, деятельность и взаимоотношения контрсубъекта власти;

в-шестых, преднамеренное преодоление властвующим субъектом сопротивления контрсубъектов власти;

в-седьмых, поощряющие (позитивные) и наказывающие (негативные) санкции в отношении контрсубъектов власти, посредством применения или угрозы применения которых властвующие субъекты преодолевают их сопротивление.

Таким образом, специфически человеческая форма власти может быть определена следующим образом. Власть - это такая форма субъект- контрсубъектных отношений между людьми, в которых властвующие субъекты имеют возможность своими высказываниями и/или действиями, преодолевая сопротивление контрсубъектов власти посредством применения или угрозы применения к ним позитивных и негативных санкций, оказывать на них преднамеренно-доминирующее организующее (управляющее) или дезорганизующее влияние, изменяющее в заданных пределах определённые параметры[75] их потенциала, деятельности и взаимоотношений.

Как таковая, как некоторая возможность, власть между людьми представляет собой неактуальную, неактуализированную, нереальную, недействительную власть, а лишь некоторую потенциальную власть, содержащую в себе некоторый потенциал актуальной, реальной, действительной власти. Власть между людьми, как и всё в окружающем их Мире, имеет либо потенциальную (не- актуализированную), либо актуальную (актуализированную) форму своего существования. Она может быть либо потенциальной (неактуализированной), либо актуальной (актуализированной). В первом случае она существует как возможность, во втором случае - как реальность, действительность. Необходимо различать власть как некоторую потенцию (возможность) и власть как некоторую актуальность (реальность, действительность), в том числе как некоторое

реальное, действительное действие по осуществлению (реализации, использованию) имеющейся возможности. Потенциальная власть - это возможность властвования. Актуальная власть - это реальное, действительное властвование, осуществление (реализация, использование) власти. При этом необходимо учитывать, что актуальная власть между людьми - это не воображаемое, не мнимое, не ментальное (психическое) и не духовное (идеально-знаковое), а материальное образование, когда[76]

W = Мо.              (2.33)

В определённых условиях власть актуализируется, проявляется (в том числе формируется и воспроизводится), т. е. переходит из потенциального состояния в актуальное состояние и/или из одного, менее актуализированного состояния, в другое, боле актуализированное состояние. В других условиях она, наоборот, дезактуализируется, т. е. переходит из актуального состояния в потенциальное состояние и/или из одного, более актуализированного состояния, в другое, менее актуализированное состояние. В частности, власть может актуализироваться в особе право людей властвовать. Поэтому многие исследователи определяют власть как особого рода право одних людей по отношению к другим. Например, Т. Гоббс, согласно которому «власть есть не что иное, как право повелевать, доколе это физически возможно», а также «право владения»[77].

Условием актуализации власти является реальная, действительная деятельность субъектов и контрсубъектов власти и их реальные, действительные субъект-контрсубъектные взаимоотношения друг с другом. На данное условие указывает              уже              Т.              Гоббс, для              которого «власть              - это              возможность,              а              её              исполнение, т. е. управление, есть              действие» . Иначе              говоря, власть сама по              себе, вне

деятельности и субъект-контрсубъектных отношений её субъектов и контрсубъектов, существует лишь как определённая возможность, как потенциальная власть. Так, до августа 1991 года у президента СССР М. С. Горбачёва, несомненно, была сосредоточена значительная власть. Он имел возможность властвовать, но очень часто не использовал (не осуществлял) или использовал (осуществлял) её частично, не в полной мере.

Уровень проявления (актуализации) власти может быть либо нулевым, когда она является потенциальной, когда

aW = 0,              (2.34)

либо минимальным (минимизированным), когда

aW lt; 10 %,              (2.35)

либо низким (ниже среднего), когда

aW ~ 10-40 %,              (2.36)

либо средним (посредственным), когда

aW ~ 40-60 %,              (2.37)

либо высоким (выше среднего), когда

aW ~ 60-90 %,              (2.38)

либо максимальным,              максимально высоким (максимизированным,              сверхвысо

ким, гипервысоким), когда

aW ~ 90-100 %.              (2.39)

Точно              так же как              и              уровень дезактуализации              власти может              быть либо нуле

вым, когда

-aW - 0,              (2.40)

либо минимальным (минимизированным), когда

-aW lt; 10 %,              (2.41)

либо низким (ниже среднего), когда

-aW ~ 10-40 %,              (2.42)

либо средним (посредственным), когда

-aW ~ 40-60 %,              (2.43)

либо высоким (выше среднего), когда

-aW ~ 60-90 %,              (2.44)

либо максимальным, максимально высоким (максимизированным, сверхвысоким, гипервысоким), когда

-aW ~ 90-100 %.              (2.45)

<< | >>
Источник: И. Н. ГОМЕРОВ. ВЛАСТЬ - ИСХОДНАЯ ПРЕДПОСЫЛКА ПОЛИТИКИ. 2011

Еще по теме Состав, структура, условия возникновения и существования власти:

  1. Глава VIII О ВОЗНИКНОВЕНИИ ПОЛИТИЧЕСКИХ ОБЩЕСТВ 95.
  2. § 3. Принципы самостоятельности и независимости судебной власти
  3. 24.1. Механизм государства и государственной власти
  4. 1. Концепция власти как «тоталитаризма разума»
  5. Лекция 1 Государство как политико-правовая форма существования общественных отношений
  6. 1 .Условия деятельности и динамика газетной печати
  7. 3. История Октябрьской революции и советской власти на страницах газет
  8. 2. Библейские философско- правовые корни независимости суда и доктрины разделения властей
  9. 2.5 Структура и новый характер конфликтов
  10. Проблема власти в современной науке
  11. Состав, структура, условия возникновения и существования власти
  12. § 3. ОРГАНЫ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  13. § 4. ПОНЯТИЕ И СТРУКТУРА МЕТОДА ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
  14. Специфика региональных активов, местные системы власти и экономическое развитие
  15. Сущность, структура и функции социальнокоммуникативных технологий
  16. Очерк одиннадцатый ЭТНОСОЦИАЛЬНАЯ СТРУКТУРА ЧЕЛОВЕЧЕСТВА И ЕЕ ДИНАМИКА В ПЕРВОБЫТНООБЩИННОЙ ФОРМАЦИИ