<<
>>

2.3. Механизмы развил ия адаптационных нарушений и их типы в младшем школьном возрасте

Говорить о нарушении равновесия, гармонических отношений со средой можно, разумеется, лишь в тех случаях, когда на определенном этапе это равновесие и гармония существовали и оказались в силу определенных обстоятельств нарушенными.

Однако более частыми в школьной жизни являются случаи, когда гармонические отношения между ребенком и школьной средой не возникают изначально. Начальные фазы адаптации не переходят в фазу устойчивого приспособления, оптимального функционирования, а, напротив, вступают в действие механизмы дезадаптации, приводящие в конечном итоге к более или менее выраженному конфликту личности со средой. И время в этих случаях работает только против ребенка.

Опираясь на современные представления о человеке как о био- психосоциальном единстве, можно утверждать, что механизмы дезадаптации затрагивают все перечисленные этажи индивидуальной организации и проявляются соответственно на социальном (педагогическом), психологическом и физиологическом уровнях, отражая способы реагирования ребенка на агрессию со стороны среды или защиты его от этой агрессии. Признаки, посредством которых эти способы себя обнаруживают, рассматриваются как адаптационные нарушения. В зависимости от того, на каком уровне проявляются адаптационные нарушения, можно говорить о состояниях риска школьной дезадаптации, выделяя при этом состояния академического риска, социального риска, риска по здоровью, а также комплексного риска.

Первично адаптационные нарушения проявляют себя, естественно, на самом верхнем, наиболее зависимом от среды этапе индивидуальной организации — социальном и обнаруживаются соответственно на педагогическом уровне. Однако в случае неприятия необходимых для их устранения мер адаптационные на

рушения закономерно распространяются и на более глубокие этажи — психологический и физиологический.

Педагогический уровень школьной дезадаптации.

Педагогический уровень развития школьной дезадаптации является наиболее очевидным и осознаваемым для школьных работников. Он обнаруживает себя проблемами ребенка в учении (деятельностный план) и освоении новой для него социальной роли — роли ученика (отношенческий план).

В деятельностном плане при неблагоприятном для ребенка развитии событий его первичные трудности в учении (I этап) перерастают в пробелы в знаниях (II этап), в отставание в усвоении образовательного материала по одному или нескольким предметам (III этап), в неуспеваемость частичную или общую (IV этап) и как возможный крайний случай — в отказ от учебной деятельности (V этап).

В отношенческом плане отрицательная динамика выражается в том, что первично возникшие на основе неуспехов в учебной деятельности напряжения в отношениях ребенка с учителем и родителями (I этап) перерастают в смысловые барьеры (II этап), в эпизодические (III этап) и далее в систематические конфликты (IV этап), как крайний случай — в разрыв этих личностно-значимых для него отношений (V этап).

Статистика показывает, что и учебные, и отношенческие проблемы обнаруживают устойчивое постоянство и с годами не смягчаются, а, напротив, усугубляются. Обобщенные данные последних лет констатируют рост среди учащихся школ числа детей, испытывающих трудности в усвоении программного материала. Среди младших школьников они составляют 30—40 %, среди учащихся основной школы — до 50 %.

Социологические опросы школьников показывают, что лишь 20 % из них чувствуют себя в качестве учеников в школе и дома комфортно. Более чем у 60 % отмечается состояние неудовлетворенности, что в немалой степени характеризует неблагополучие в отношениях, складывающихся на основе учебной деятельности.

Педагогический план школьных проблем ребенка достаточно хорошо изучен и нашел отражение в известных публикациях (Ю. К. Бабанский, 1972; Н. А. Менчинская, 1971; 3. И. Калмыкова, 1982; В.С.Цетлин, 1977 и др.). Вместе с тем этот очевидный для школьных работников уровень развития школьной дезадаптации можно сравнить лишь с верхней частью айсберга.

Он является лишь сигналом тех глубоких деформаций, которые происходят на психологическом и физиологическом уровнях индивидуальной организации растущего человека — в его личностных структурах, в характере, в психическом и соматическом здоровье. Эти деформации носят скрытый характер и, как правило, не соотносятся с

характером школьных влияний. А вместе с тем роль школы в их появлении и развитии очень велика.

Психологический уровень школьной дезадаптации.

Неуспешность в учебной деятельности, неблагополучие в отношениях с личностно-значимыми людьми, возникающее на ее основе, не могут оставить ребенка равнодушным. Переживаемые ребенком, они негативно влияют и на более глубокий уровень его индивидуальной организации — психологический, непосредственно сказываются на формировании характера растущего человека, его жизненных установок, направленности личности в целом, на его социализации.

Сначала у ребенка возникает чувство тревожности, незащищенности, уязвимости в ситуациях, связанных с учебной деятельностью. Ребенок пассивен на уроке, при ответах напряжен, скован; на перемене не может найти себе занятие, предпочитает находиться рядом с детьми, но не вступает с ними в контакт; в эмоциональной сфере преобладает тревога, легко плачет, краснеет, теряется даже при малейшем замечании учителя (I этап развития адаптационных нарушений на психологическом уровне).

Стараясь в меру сил изменить ситуацию и видя тщетность своих усилий, ребенок, действуя в режиме самосохранения, начинает инстинктивно защищаться от сверхвысоких для него нагрузок, от непосильных требований. Первоначальное напряжение снижается благодаря изменению отношения к учебной деятельности, которая перестает рассматриваться как значимая. У ребенка появляются (II этап развития адаптационных нарушений) и закрепляются (III этап) различные психозащитные реакции: на уроках он постоянно отвлекается, смотрит в окно, занимается посторонними делами. А поскольку выбор способов компенсации неудовлетворенной естественным путем потребности в успехе у младших школьников ограничен, то самоактуализация, самоутверждение часто происходят в противодействии школьным нормам, нарушениях дисциплины (IV этап развития адаптационных нарушений).

Идет формирование более или менее осознаваемых ребенком способов протеста против непрестижного положения в социальной среде.

Различают способы активного и пассивного протеста, соотносимые, вероятно, с психической конституцией ребенка — сильным или слабым типом его нервной системы.

В младшем школьном возрасте реакция активного протеста выражается в том, что ребенок часто непослушен, нарушает дисциплину на уроке; на перемене обнаруживает негативизм по отношению к одноклассникам, ссорится с ними, мешает им играть, дети отвергают его. В эмоциональной сфере аффективная напряженность выражается в виде вспышек раздражения, гнева.

По мере взросления реакция активного протеста выражается в том, что ребенок ищет и утверждает себя в каком-то другом виде деятельности. И именно эта замещающая учение деятельность становится для него ведущей, личностно-значимой. В ней он утверждает себя как личность, получает признание. Сама деятельность при этом может иметь разную социальную направленность. Она может вполне укладываться в рамки социально одобряемой — например, занятия в каких-либо студиях, кружках, спортивных секциях. Но она может иметь и асоциальную направленность — участие на посильных ролях в разбое, кражах, криминальном бизнесе.

Реакции пассивного протеста, как правило, избирают безынициативные, ведомые личности. У младшего школьника это проявляется в том, что он редко поднимает руку на уроке, формально выполняет требования учителя; на перемене пассивен, предпочитает находиться один, не проявляет интереса к коллективным играм; в эмоциональной сфере у него преобладают депрессивные настроения, страхи. Не получая столь необходимой и неразрывно связанной с успехом в учении радости от жизни в сложившейся в школе и дома ситуации, эти дети ищут ее, нередко становясь уже в этом возрасте токсикоманами, позднее приобщаются к наркотикам. Иногда такие дети на каком-то этапе осознают всю бесперспективность своего возможного будущего и в их душе зреет са- моразрушающий личность внутренний конфликт между «хочу» и «могу» (V этап развития адаптационных нарушений).

Если обстоятельства складываются так, что этот конфликт зреет на фоне полного душевного одиночества, разрыва всех социальных связей, то способ его разрешения может быть самым непредсказуемым. Именно в таких случаях мы сталкиваемся с явлением детского суицида.

Возникающая под влиянием неблагоприятной социально-педагогической ситуации деформация личностных структур нашла отражение в таком интегрирующем понятии, как социалъно-педа- гогическая запущенность. Исследователи отмечают, что это явление берет начало в раннем детстве ребенка, примерно с трехлетнего возраста, совпадая с началом развития его самосознания. Признаки запущенности постепенно накапливаются и переходят в качественное образование — симптомокомплексы. В дошкольном детстве они проявляются лишь в поведении ребенка, не затрагивая его личность, находящуюся в стадии становления. Но уже у младшего школьника при неблагоприятной ситуации развития в семье и школе социально-педагогическая запущенность распространяется и на личностный уровень. Нарушаются процессы формирования самосознания личности, тормозится развитие ее субъектных свойств, начинают складываться дисгармонии психосоциального развития.

Представляя характеристику социально и педагогически запущенных младших школьников, Р. В. Овчарова в монографии, посвященной анализу этого явления, отмечает, что, как правило, такие дети характеризуются неадекватной самооценкой, в преобладающем большинстве случаев заниженной. Они менее социально приспособлены, недоверчивы, чрезмерно обидчивы, имеют слабую интуицию в межличностных отношениях. В их поведении часто наблюдаются негативизм, упрямство, эгоцентризм. Запущенные дети примитивно подходят к решению своих проблем. У них плохое внимание, быстрая утомляемость. Они остро реагируют на неудачи, не уверены в себе, отличаются неустойчивым настроением, трудно адаптируются к новым условиям.

Многим таким детям свойственна гиперактивность, выражающаяся в слабой концентрации внимания, повышенном моторном беспокойстве и отвлекаемости, отсутствии страха в ситуациях повышенного риска, игнорировании социальных требований и культурных норм поведения.

В отношениях со взрослыми запущенные дети чувствительны к угрозам, застенчивы, робки. Они легко выходят из состояния равновесия, полны предчувствий неудач, часто имеют пониженное настроение, зато им свойствен избыток побуждений, которые находят разрядку в практической деятельности. Запущенный ребенок пытается компенсировать свое положение агрессивностью, склонностью к рискованным поступкам с целью привлечь к себе внимание.

Запущенные младшие школьники излишне чувствительны к отношению окружающих, причем отношение взрослых к себе они связывают в первую очередь с оценивающей деятельностью учителя. В большинстве случаев они ощущают себя неумными, плохими учениками, непринятыми, нелюбимыми. Эти ощущения повышают их тревожность, делают их социально робкими, снижают уровень притязаний.

Как субъект учебной деятельности социально и педагогически запущенный младший школьник характеризуется дисгармонией мотивов учения, неадекватным уровнем притязаний, низкой учеб- но-познавательной активностью, несбалансированностью развития познавательных процессов, слабым овладением основными способами учебных действий, высоким уровнем школьной тревожности. Доминирующими мотивами учения выступают мотивы избегания неприятностей и стремления к благополучию в учебной ситуации, что связано со школьной неуспешностью и соответствующими санкциями со стороны педагогов и родителей.

Накопление у ребенка отрицательно окрашенных эмоциональных реакций приводит к нарушению его душевного равновесия, что выражается в подавленности, угнетенности, вялости, плак

сивости, раздражительности, проявлениях немотивированного страха, тревоги у одних детей и расторможенности, повышенной двигательной активности, неуправляемости у других. Такие состояния дезорганизуют ребенка, вызывают неадекватные реакции на педагогические воздействия, делают его педагогически трудным (Р. В. Овчарова, 1995).

По-иному складывается психологическая реакция ребенка на школьные трудности, если он находит понимание у близких, значимых для него лиц — учителей, родителей — и последние активно помогают ему. В этом случае первоначально проявляющаяся тревожность уступает место собственному активному желанию оправдать ожидания взрослых, мобилизации, а по мере усложнения учебных требований и сверхмобилизации волевых ресурсов.

Физиологический уровень школьной дезадаптации.

Наиболее изученным на сегодняшний день, но одновременно менее всего осознаваемым педагогами следует считать механизм влияния школьных проблем на здоровье ребенка. В конечном счете именно здесь, на физиологическом уровне, самом глубинном уровне индивидуальной организации человека замыкаются как переживания, обусловленные неуспешностъю в учебной деятельности, конфликтным характером отношений, так и непомерные затраты времени и сил на учение.

Вопрос о том, как школа, школьная жизнь влияют на здоровье детей, является предметом исследований специалистов по школьной гигиене. Однако заметим, что еще до того, как такие специалисты появились, прозорливые классики педагогики оставили потомкам свои оценки влияния школы на здоровье тех, кто в ней учится. Так, Г. Песталоцци еще в 1805 г. отмечал, что при традиционно сложившихся школьных формах обучения происходит непонятное «удушение» развития детей, «убийство их здоровья».

В 1886 г. профессор Н. И. Быстров выступил на первом съезде Московско-Петербургского медицинского общества с сообщением «Головная боль у детей школьного возраста». Огромный материал, которым располагал ученый, ведя пятилетние наблюдения за 8 — 17-летними девочками и мальчиками, воспитанниками учебных заведений Петербурга, позволил ему констатировать, что головная боль отмечена у 12% детей. Причем у детей 8 лет этот недуг был в 5 %, а у 14 — 17-летних — в 28 — 40 % случаев. Главной причиной продолжительных головных болей Н. И. Быстров считал чрезмерные, утомительные учебные занятия. Они требовали интенсивной работы головного мозга, которая вызывала затем нарушение кровообращения в той или иной его части. Автор считал, что учебные программы не соответствовали условиям детской природы и основам гигиены (М. В. Антропова, 1968).

Отрицательное влияние школы на здоровье детей отмечали и другие ученые как в России, так и за ее пределами. Сегодня же в тревожный набат бьет многочисленная научная и журналистская общественность.

У детей, только еще перешагнувших порог школы, уже в первом классе наблюдается отчетливый рост отклонений в нервно- психической сфере (до 54 %), нарушений зрения (45 %), осанки и стопы (38 %), заболеваний органов пищеварения (до 30 %). К девятому классу количество здоровых детей сокращается в 4—5 раз. На этапе выпуска из школы лишь 10 % учащихся могут считаться здоровыми. У 40 —50 % выпускников имеется хроническая патология, у 45 —50 % — морфофункциональные отклонения. Отмечается при этом, что в подавляющем большинстве случаев хронические заболевания у детей «выросли» из имевших ранее место морфофункциональных отклонений.

Особенно настораживает динамика состояния здоровья детей в последние годы. Так, в 1993 г. по сравнению с 1991 г. у школьников до 14 лет отмечался рост заболеваний органов пищеварения на 15%. эндокринной системы — на 10, системы кровообращения — на 16, мочеполовой системы — на 12, опорно-двигатель- ного аппарата — на 15 %. У старшеклассников рост заболеваний за эти два года был еще более интенсивен.

При всей сложности вопроса о том, когда, где, при каких обстоятельствах здоровье переходит в болезнь, каковы механизмы этого перехода, ученым уже стало ясно, пожалуй, самое главное дня нас, педагогов, что в недопущении болезни, в удержании здоровья, в идеальном случае в преумножении его решающая роль принадлежит не медицине и не системе здравоохранения. Решающая роль принадлежит тем социальным институтам, которые предопределяют условия и образ жизни ребенка — семье и школе. Поэтому сегодня, в том числе и со стороны медиков, все настойчивее высказывается мнение, что на этапе школьной жизни именно школа и педагоги должны играть решающую роль как в диагностике, так и в профилактике нарушений психического и психосоматического здоровья детей (С. М. Громбах, 1988).

Этот вывод выглядит особенно резонным на фоне тех изменений. которые произошли за последние полвека в структуре заболеваемости На смену таким смертельно опасным болезням, которые еще в начале века уносили сотни тысяч жизней, — чуме, черной оспе, холере, сыпному тифу — пришли болезни, которые в обиходе нередко называются болезнями цивилизации. К ним относятся нарушения опорно-двигательного аппарата и зрения, гипертоническая болезнь со всеми ее грозными осложнениями, стенокардия, опухоли, язвенная болезнь желудка и две

надцатиперстной кишки, бронхиальная астма и другие заболевания аллергической природы, экземы и нейродермиты, неврозы и психические расстройства, а также алкоголизм и наркомания.

Большинство перечисленных заболеваний относится к категории так называемых психосоматических (сома в переводе с греч. — тело). Этот термин означает, что изменения, которые происходят при этих заболеваниях во внутренних органах и системах организма (сердечно-сосудистой, желудочно-кишечной, дыхательной, нервной), врачи связывают с более или менее длительным психическим, эмоциональным напряжением, которое проявляет себя в виде неудовлетворенности, тревоги, обиды, отчаяния, страха, тоски, бессильного гнева, ненависти, возникающих в ответ на жизненные трудности и конфликты. При этом отмечается, что многие психосоматические заболевания «помолодели», и вина в этом в немалой степени ложится на школу.

В работах как отечественных, так и зарубежных авторов нарушения адаптации рассматриваются как предпосылки для развития разного рода патологических состояний. С позиций медиков в клинической практике такие уже упомянутые реакции детей на школьные трудности, как страх перед невыполнением школьных заданий, учителем, одноклассниками, чувство неполноценности, негативизм, уход в себя, агрессивные действия или общая заторможенность, чрезмерная застенчивость, плаксивость, а также отсутствие интереса к играм, жалобы на головную боль, боли в желудке, рассматриваются как симптомы преневротических состояний и вписываются в область так называемой предпатологии или предболезни (В. Е. Каган, 1984).

Отмечено и то, что закрепление реакций протеста и усугубление чувства тревожности являются основным механизмом психогенного патологического формирования личности (В. В. Ковалев, 1985; А. Е. Личко, 1983), как и то, что длительное пребывание организма в состоянии острого хронического напряжения способствует ослаблению функций или повреждению структур, т. е. развитию болезни (В. П. Казначеев, 1980).

В одном из исследований группа из 100 детей, за процессом адаптации которой велось специальное наблюдение, в конце учебного года была обследована психоневрологом. Выявилось, что у школьников с неустойчивой адаптацией регистрируются отдельные субклинические нарушения нервно-психической сферы, у некоторых из них отмечается повышение уровня заболеваемости. У детей, которые не адаптировались в течение учебного года, психоневролог зафиксировал выраженные астено-невротические отклонения в виде пограничных нервно-психических расстройств (Э. М. Александровская, 1988).

Алмазов Б.Н. Психическая средовая дезадаптация несовершеннолетних. — Свердловск, 1986.

Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания // Избр. психолог, труды. — М., 1980.-Т. 1, 11.

Бабанский Ю.К. Оптимизация процесса обучения. — Ростов н/Д, 1972.

Базарный В. Ф. Нервно-психическое утомление учащихся в традиционной школьной среде. — Сергиев Посад, 1995—1996. — Части I—VI.

Беличева С.А. Основы превентивной психологии. — М., 1993.

Блонский П.П. Трудные школьники. — М., 1930.

Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте. — М., 1968.

Винокуров Л.Н. Учителю о психическом здоровье школьника. — Кострома, 1993.

Власова Т.А., Певзнер М.С. О детях с отклонениями в развитии. — М., 1973.

Выготский Л. С. Диагностика развития и педологическая клиника трудного детства// Собр. соч.: В 6т. — М., 1984. — Т. 5.

Гонеев А.Д., Лифинцева Н.И., Ялпаева Н.В. Основы коррекционной педагогики / Под ред. В. А. Сластенина. — М., 1999.

Гуревич К.М. Индивидуально-психологические особенности школьников. — М., 1988.              ,

Дети с отклонениями в поведении. — М., 1968.

Егорова М.С. Психология индивидуальных различий. — М., 1997.

Ежегодный государственный доклад «О положении детей в Российской Федерации. 1997» / Под ред. Г.Н.Кареловой. — М., 1998.

ЕникееваД.Д. Пограничные состояния у детей и подростков. — М., 1998.

Здоровье, развитие, личность / Под ред. Г.Н.Сердюковской, Д.Н.Крылова, У.Кляйнпетер. — М., 1990.

Исаев Д.Н. Психическое недоразвитие у детей. — JL, 1982.

Казначеев В.Н. Современные аспекты адаптации. — Новосибирск, 1980.

Калмыкова З.И. Проблема преодоления неуспеваемости глазами психолога. — М., 1982.

Кащенко В.П., Мурашев Г.В. Педология исключительного детства // Пед. энциклопедия. — М., 1929.

Кащенко В.П. Педагогическая коррекция. — М., 2000.

Киколов А.И. Обучение и здоровье. — М., 1985.

Кумарина Г. Ф. Коррекционная педагогика как область педагогической науки и практики // Педагогика и народное образование в СССР: Экспресс-информация. — М., 1988. — Вып. 6.

Кумарина Г.Ф. Дети группы риска// Сов. педагогика. — 1991. — № 11.

Кумарина Г.Ф., Назарова Н.М. Коррекционная педагогика и специальная педагогика: Концептуальные основания дескрипторов // Понятийный аппарат педагогики и образования. — Екатеринбург, 1998. — Вып. 3.

Лангмейер К, Матейчек 3. Психическая депривация в детском возрасте. — Прага, 1984.

Лебединский В. В. Нарушения психического развития у детей. — М., 1985.

Леви В. Нестандартный ребенок. — М., 1989.

Личность и неврозы. — Л., 1960.

Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. — Л., 1983.

Манова-Томова B.C., Анасова-Букова А. Социальная адаптация детей в дошкольных учреждениях. — М., 1970.

Мясищев В.Н. Трудные дети и школа // Трудные дети в массовой школе. — Л., 1933.

Мясищев В.Н. Личность и неврозы. — Л., 1960.

Небылицын В.Д. Психофизиологические исследования индивидуальных различий. — М., 1976.

Овчарова Р. В. Социально-педагогическая запущенность в детском возрасте. — М., 1995.

Отстающие в учении школьники: Проблемы психического развития / Под ред. З.И.Калмыковой, И.Ю.Кулагиной. — М., 1986.

Пограничные нервно-психические расстройства. — М., 1983.

Психологические проблемы неуспеваемости школьников / Под ред. Н.А.Менчинской — М., 1971.

Смирнов В.К. Психическое здоровье и пограничные состояния. — Горький, 1983.

Социальная дезадаптация: Нарушения поведения у детей и подростков. — М., 1996.

Социальное и душевное здоровье ребенка и семьи: Защита, помощь, возвращение в жизнь. — М., 1998.

Тржесоглава 3. Легкая дисфункция мозга в детском возрасте. — М., 1986.

Ушаков Г.К. Пограничные нервно-психические расстройства. — М., 1978.

Усанова О.Н. Дети с проблемами психического развития. — М., 1995.

Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. — М., 1994.

Хомская Е.Д., Ефимова Н.В., Будыка Е.В. Нейропсихология индивидуальных различий. — М., 1977.

Цетлин B.C. Неуспеваемость школьников и ее предупреждение. — М., 1977.

Школа и психическое здоровье учащихся / Под ред. проф. С.М.Гром- баха. — М., 1988.

Школьная дезадаптация и стрессовые расстройства у детей и подростков. — М., 1995.

Эмоциональный стресс и пограничные нервно-психические расстройства. — Л., 1977.

<< | >>
Источник: Г. Ф. Кумарина, М. Э. Вайнер, Ю. Н. Вьюнкова и др. Коррекционная педагогика в начальном образовании: Учеб. пособие для студ. сред. пед. учеб. заведений /.; Под ред. Г. Ф. Кумариной. — М.: Издательский центр «Академия»,2003. — 320 с.. 2003

Еще по теме 2.3. Механизмы развил ия адаптационных нарушений и их типы в младшем школьном возрасте:

  1. 7.5. Пути и способы организации специального образования для лиц со сложными нарушениями в развитии
  2. 7.1. МОДЕЛИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ СУБЪЕКТА И СРЕДЫ ПРИ ДИЗОНТОГЕНЕЗЕ
  3. 10.2. ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ И СТРАТЕГИИ ОКАЗАНИЯ ПОМОЩИ ДЕТЯМ С ОТКЛОНЕНИЯМИ В РЕЧЕВОМ РАЗВИТИИ
  4. ВОЗРАСТНАЯ АНТРОПОЛОГИЯ
  5. ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ ПОЗНАВА ТЕЛЬНОЙ СФЕРЫ УДЕТЕЙ С НАРУШЕНИЯМИ СЛУХ
  6. ОСОБЕННОСТИРАЗВИТИЯ ПОЗНАВАТЕЛЬНОЙСФЕРЫ
  7. ОСОБЕННОСТИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  8. ОБЩИЕ ВОПРОСЫ ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ДИАГНОСТИКИ
  9. ДУХОВНО-ЫРАВСТВЕННОЕ СТАНОВЛЕНИЕ РЕБЕНКА В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ: СЕМЬЯ-ДИТЯ-СОЦИУМ
  10. ВЕДЕНИЕ
  11. 2.3. Механизмы развил ия адаптационных нарушений и их типы в младшем школьном возрасте
  12. ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ДИАГНОСТИКА ПРИЗНАКОВ АДАПТАЦИОННЫХ НАРУШЕНИЙ КАК ОСНОВА ИНДИВИДУАЛИЗАЦИИ ОБУЧЕНИЯ И КОРРЕКЦИОННОРАЗВИВАЮЩЕЙ ПОМОЩИ
  13. Диагностические задания, используемые на этапе фронтального изучения детей для выявления предпосылок адаптационных нарушений
  14. ГЛАВА 1 ПОВЕДЕНИЕ РЕБЕНКА КАК РЕЗУЛЬТАТ ЕГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ С ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДОЙ
  15. ГЛАВА 3 СПЕЦИФИЧЕСКИЕ И НЕСПЕЦИФИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ КОРРЕКЦИИ НАРУШЕНИЯ ПОВЕДЕНИЯ
  16. § 13. Физическое воспитание как средство адаптации, развития личности и формирования ценности здоровья учащихся
  17. 3.5.2. Нарушение смыслообразования
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -