<<
>>

План 2: «лаборатория—полевые условия»

В этом случае независимой переменной манипулируют в лаборатории, а зависимую переменную измеряют в полевых условиях. Примером изучения связи между насилием на телеэкране и агрессией может служить исследование, которое провели Эллис и Секира (Ellis & Sekyra, 1972).
Первоклассников разделили натри группы в соответствии с тремя видами экспериментальных- ситуаций: просмотр агрессивного мультфильма в небольшом не используемом школьном кабинете; просмотр нейтрального мультфильма в том же кабинете; и отсутствие просмотра. Таким образом, независимой переменной манипулировали в лабораторных условиях. Затем детей наблюдали в их обычных классах и регистрировали все акты агрессии. То есть зависимую переменную измеряли в полевых условиях.

Достоинства таких исследований сочетают в себе достоинства манипуляций в лабораторных условиях и измерений в полевых условиях, о которых говорилось выше. Эти исследования позволяют совместить достаточный контроль независимой переменной с экологической валидностью измерения зависимой переменной. Таким образом, укрепляется уверенность в том, что полученный эффект можно отнести на счет экспериментальных манипуляций, а также вероятность того, что этот эффект имеет место в реальной жизни. Кроме того, сочетание лабораторных манипуляций с полевыми измерениями делает возможным пространственное и временное разделение независимой и зависимой переменных, что маловероятно в исследованиях типа «лаборатория—лаборатория» или «полевые условия — полевые условия». Это разделение само по себе расширяет возможности генерализации результатов, а также снижает вероятность реактивности и искажения ответов.

В упомянутом исследовании (Ellis & Sekyra, 1972), к примеру, факт измерения агрессии, не в том же месте, где происходил просмотр мультфильмов, и не в то же время, снижает риск того, что подражание было обусловлено непосредственными ситуационными сигналами или тем, что, по мнению ребенка, взрослый ожидал от него подражания.

О слабых сторонах плана «лаборатория—полевые условия» также говорилось при рассмотрении лабораторных и полевых исследований. При помещении независимой переменной в лабораторию появляется вероятность искусственности и невозможности генерализации; а помещение зависимой переменной в полевые условия делает проблематичным точное измерение. Кроме того, иногда совмещению в одном исследовании лабораторного и полевого компонентов препятствуют трудности практического характера. Как мы вскоре увидим, исследования типа «лаборатория — полевые условия» в действительности составляют лишь малую долю исследований в психологии развития.

План 3: «полевые условия—лаборатория»

Последний вариант — манипуляции с независимой переменной в полевых условиях при измерении зависимой переменной в лаборатории. Примером служит исследование Парке, Берковитц, Лайепс, Уэст и Себастиан (Parke, Berkowitz, Leyens, West, & Sebastian, 1977). Исследование Парке и его коллег имеет много общего с описанным ранее исследованием Фешбах и Сингер (Feshbach & Singer, 1971). Их испытуемыми были мальчики-подростки, половине из которых в их общежитиях в течение 5 дней показывали фильмы с эпизодами насилия, а другой половине показывали фильмы нейтрального содержания. Однако в этом случае одной из методик оценки эффекта просмотра был лабораторный тест, в котором испытуемому предоставлялась возможность воздействовать разрядами электрического тока на невидимого сверстника (прием, сходный с тем, который использовался в исследовании Либерт и Бэрона (Liebert & Baron, 1972)).Таким образом, для оценки эффекта манипуляций с просмотром телепрограмм в естественной среде использовались условия лаборатории.

Опять-таки, сильные и слабые стороны данного подхода следуют из общих замечаний, касающихся лабораторных и полевых исследований. Естественность условий, в которых находится независимая переменная, — это достоинство, равно как и точность, с которой можно измерить зависимую переменную. С другой стороны, попытка ввести экспериментальный контроль в естественную среду может обернуться некоторой потерей и естественности, и контроля.

Результатом же измерения зависимой переменной в лабораторных условиях может быть точный, но искусственно полученный показатель, неопределенным образом связанный с агрессией в реальной жизни. И вновь при попытке соединить в одном исследовании лабораторные и полевые условия могут возникнуть практические трудности.

Анализ и оценка

В нашем обсуждении различных условий проведения исследования постоянно присутствуют две темы. Первая касается поиска компромисса между разнообразными целями, которые хотел бы достичь исследователь. Нам, конечно, хотелось бы

получать из исследования ясные выводы о причинно-следственных связях, выводы, которые можно было бы перенести на широкий диапазон ситуаций реальной жизни. Это предполагает, что мы жестко контролируем наши независимые переменные, точно измеряем наши зависимые переменные и имеем контекст исследования, достаточно близкий к естественному, чтобы позволить сделать широкие обобщения. Именно такого сочетания очень трудно добиться, поскольку методологические приемы, работающие на достижение одной цели, зачастую препятствуют достижению других целей.

Вторая тема является следствием первой. Поскольку нет такого подхода к исследованию некой проблемы, который был бы идеален, использование лишь одного подхода не бывает оправданным. Значительно больше информации дает применение в одном или в нескольких исследованиях разнообразных методов изучения. Такой комплексный подход, как мы уже знаем, называется методом конвергентных операций. Его смысл заключается в том, что слабые стороны любого метода исследования могут в той или иной мере компенсироваться сильными сторонами другого и что выводы, основанные на сопоставлении данных, полученных разными способами, более достоверны, чем выводы, основанные на данных, полученных с помощью лишь одного метода.

Применим данный аргумент к проблеме связи насилия на телеэкране и агрессии. Мы увидели, что каждый из методов изучения этого вопроса, взятый в отдельности, имеет ряд недостатков. Однако обнаружив (и в действительности это обнаружено), что использование всех описанных на предшествующих страницах подходов привело к единым результатам, — а именно, что просмотр телепрограмм с эпизодами насилия ведет к повышению агрессии, — мы смогли бы быть более спокойными за их валидность.

До этого момента, описывая условия проведения исследования, мы говорили в основном о том, что в принципе возможно. Обратимся теперь к реальным фактам и данным о частоте использования рассмотренных выше подходов на практике. Но прежде необходимо указать на некоторые сложности в самой классификации подходов, поскольку многие исследования нельзя однозначно или исключительно отнести к какой-то из четырех категорий, указанных в табл. 6.1.

Начнем с независимой переменной. Мы рассмотрели те условия, в которых производятся манипуляции с независимыми переменными. Однако в некоторых случаях характер переменной исключает возможность манипуляций. К таким переменным относят субъектные переменные, о которых шла речь в главе 2, — возраст, пол, раса, контролируемые и изучаемые через отбор испытуемых, а не через экспериментальные манипуляции. В подобных исследованиях зависимая переменная может оцениваться и в полевых, и в лабораторных условиях, однако в отношении независимой переменной разграничение на лабораторные и полевые условия уже неприменимо.

Рассмотрим теперь сложности, связанные с зависимой переменной, Если выбранным критерием агрессии является количество агрессивных воздействий на куклу Бобо в некой экспериментальной комнате, исследование однозначно попадает в категорию лабораторного. Если об агрессии судят по агрессивным воздействиям ребенка на других детей на игровой площадке детского сада, исследование

однозначно попадает в категорию полевого. Однако как расценивать ситуацию, когда об агрессии судят со слов человека, которому хорошо известно типичное поведение ребенка — то есть используют метод интервью или рейтинга? Рассматривая исследование Фешбах и Сингер (Feshbach & Singer, 1971), мы отнесли данный тип исследования к категории «полевых», обосновав это тем, что поведение оценивается в естественной среде, а не в структурированных условиях лаборатории. Однако у такого показателя, основанного на вербальных отчетах, отсутствует непосредственность и естественность, подразумеваемые под термином «полевое исследование*.

По-видимому, он находится где-то между полевыми и лабораторными исследованиями: ближе к полевым в том смысле, что анализируется действительно естественное поведение; и ближе к лабораторным в том смысле, что операция измерения очевидна и направлена не прямо на фактическое поведение. ?

Последняя сложность касается разграничения независимых и зависимых переменных. В некоторых исследованиях оно отсутствует, поскольку исследование не предполагает ни манипуляций с экспериментальной переменной, ни выбора некоторой субъектной переменной. Цель исследования может состоять в описании, попытке открыть интересные феномены, котррые в дальнейшем могут изучаться экспериментально. Или же целью может быть оценка испытуемых по двум или более переменным и выявление отношений между этими показателями, то есть корреляционное исследование, которое рассматривалось в главе 3. В любом случае должно провериться измерение, в лабораторных, в полевых условиях или при использовании сочетания этих двух подходов. '

В обзоре журнальных статей (см. табл. 1.3) учитывался тип условий, в которых проводилось исследование, и степень контроля переменных. В связи с описанными выше сложностями, а также с ограниченной выборкой исследований, из полученных цифр не следует делать далеко идущие выводы. Тем не менее некоторые результаты заслуживают внимания.

Из проанализированных исследований 34 % включали те или иные манипуляции с независимой переменной (интересно отметить, что это значительно меньше 70 % — показателя из обзора, представленного в первом издании этой книги). 60 % этих исследований включали ту или иную субъектную переменную; наиболее типичной переменной был возраст, за которым по частоте следовал пол. В 55% проанализированных исследований субъектные переменные были единственными независимыми переменными. Корреляционные исследования в чистом виде — то есть исследования, в которых не осуществлялись манипуляции с экспериментальной переменной и не подбиралась определенная субъектная переменная, — соответствовали 11 % статей.

Кроме того, 37 % исследований с независимыми переменными включали тот или иной корреляционный компонент.

Что можно сказать о разграничении между лабораторными и полевыми условиями? Рассмотрим сначала исследования, в которых присутствуют некоторые манипуляции с независимой переменной. В 97 % этих случаев экспериментальные манипуляции производились в лабораторных условиях, оставляя лишь 3 % на манипуляции в полевых условиях. Если говорить об измерении результирующих переменных, в 48 % проанализированных исследований они проводились в лабораторных условиях, в 5 % все измерения проводились в полевых условиях, в 21 % все

измерения происходили при помощи интервью или опросников, а в 25 % использовалось сочетание разных подходов. Наконец, если обратиться к таблице 6.1, можно отметить, что план 1, «лаборатория—лаборатория», использовался наиболее часто — в 97 % исследований из тех, где независимая переменная подвергалась экспериментальным манипуляциям. План 4, «полевые условия — полевые условия», использовался в оставшихся 3%.

О чем говорят эти цифры? Данный обзор подтверждает уже сложившееся мнение о том, что висследованиях в области психологии развития имеется тенденция к использованию манипулятивных планов и лабораторных условий в ущерб натуралистическому и эксплоративному подходам. Такое особое внимание к лабораторным методам часто становится доводом для критики. Макколл (McCall, 1977), например, пишет, что «мы редко удерживаемся от экспериментального изучения настолько, чтобы, наблюдая поведение в естественных условиях, успеть сделать его систематическое описание» (р. 336). Бронфенбреннер (Bronfenbrenner, 1977) утверждает, что «большая часть современной психологии развития — это наука о нетипичном поведении ребенка в нетипичных ситуациях с незнакомыми взросльши в течение чрезвычайно коротких промежутков времени» (р. 513, курсив оригинала).

То, что лабораторные исследования имеют свои ограничения, понятно из того, что уже было сказано в этой главе. Однако смысл приведенной выше критики в том, чтобы поставить под сомнение не ценность контролируемого лабораторного исследования, а непропорциональное внимание к этой стратегии в ущерб другим способам изучения детей. Суть опять-таки в необходимости использования конвергентных операций. Поскольку любой метод исследования в отдельности несовершенен, любую научную проблематику нужно изучать как можно более разнообразными методами. »

В концепции, к которой мы сейчас обратимся, также рассматриваются объекты особого внимания психологического исследования, однако с несколько иных позиций. Эта концепция послужит связующим звеном между темой условий проведения исследования и темой целей, так как включает проблематику обеих этих тем. Речь идет о теории.экологических систем Ури Бронфенбреннера (Urie Bronfenbrenner, 1977. 1979, 1989, 1993).

<< | >>
Источник: Скотт Миллер. Психология развития: методы исследования — СПб.: Питер. — 464 с: ил. — (Серия «Мастера психологии»). 2002

Еще по теме План 2: «лаборатория—полевые условия»:

  1. § 3. Гуманитарные и экологические проблемы
  2. Условия проведения исследования
  3. План 4: «полевые условия—полевые условия»
  4. План 2: «лаборатория—полевые условия»
  5. Резюме
  6. Восприятие в младенчестве
  7. Нравственное развитие
  8. СПЕЦИФИЧНОСТЬ ВИДА И ВИДООБРАЗОВАНИЕ
  9. ОПЫТ МЕЖРЕГИОНАЛЬНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА ЧЕРЕЗ ИННОВАЦИОННЫЕ ПРОЕКТЫ: МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ И РЕШЕНИЯ В.В. Яцкевич, П.В. Зеленый, В.И. Миркитанов
  10. ГЛАВА I ГОЛ 1917-й. Интервенция. Приморье. Приамурье. Забайкалье
  11. Договор по ПРО: кто и зачем его выдумал?
  12. ПОЛЕВЫЕ АРХЕОЛОГИ
  13. НЕКОТОРЫЕ ПРАВИЛА ВЕДЕНИЯ И ХРАНЕНИЯ ПОЛЕВЫХ ДОКУМЕНТОВ'
  14. Деятельность англо-американских служб военной информации в Северо-Западной Европе
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -