>>

ЗАЧЕМ НУЖНЫ ДЕТИ?

Что за странный вопрос! И кому вообще в голову могло прийти такой вопрос задать? Отвечаем честно — нам. Мы — это два психолога, которые в общей сложности четверть века работают с клиентами.
То есть — с вами. Или с такими же людьми, как и вы, наши уважаемые читатели. Только одна из нас — психолог детский и работает с детишками от 3 лет и до того момента, когда они детишками быть перестают. Вторая — «взрослый» психолог, к которой они приходят как раз тогда, когда детьми быть уже перестали. Или даже тогда, когда сами стали родителями. Так вот, нас обеих этот вопрос волнует, так сказать, по долгу службы. Детский психолог, надо вам сказать, — вообще работа крайне вредная и даже опасная для здоровья. При такой профессии сохранить любовь к человечеству чрезвычайно трудно. Может быть, даже труднее, чем сотрудникам уголовного розыска, потому что те чаще всего имеют дело с людьми, заведомо морально ущербными. А к детскому психологу на прием приходят самые обычные родители с детьми. Вся беда в том, что эти самые обычные родители умудряются сотворить со своими детьми такое, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Причем самыми обычными средствами! Они своих детей не всегда бьют, почти никогда не ставят коленками на горох и даже редко выгоняют из дома. Но в результате самых, казалось бы, обычных и естественных «воспитательных воздействий» почему-то дети оказываются несчастными, зажатыми, невротичными, агрессивными, издерганными и пр. И страшно даже подумать, какие взрослые из них могут получиться! И даже не могут получиться, а неизбежно получаются. Потому что из ребенка, который не узнал в детстве, что такое счастье, что такое счастливая семья и настоящая любовь, никак не может вырасти счастливый взрослый. Посему вопрос, зачем этим взрослым нужно было рожать детей, чтобы потом такое с ними проделывать, у детского психолога возникает практически ежедневно.
Взрослому психологу работается немного легче. Все-таки к нему на прием приходят взрослые люди, у которых уже было время самим что-то изменить в своей жизни, самим сделать для себя то, чего не сделали их родители, восстановить то, что было разрушено в детстве, и переделать то, что было сделано вкривь и вкось. Но то, что веемы родом из детства — вместе с нашими проблемами, страданиями и неумениями, — пока еще никому оспорить не удалось. И взрослый психолог точно так же, как и детский, ежедневно ужасается тому, что творят с собственными детьми те самые обычные — на первый взгляд добрые и любящие — родители. А кроме того, пришедшие на прием взрослые частенько уже имеют собственных детей — и творят с ними то же самое! Или собираются ими обзавестись — не слишком задумываясь о том, что, собственно говоря, из этого получится. Мы, конечно, не знаем, удалось ли нам убедить вас в том, что вопрос: «Зачем нужны дети?» — не такой уж глупый. Но поскольку нам он все-таки продолжает казаться одним из главных вопросов, встающих перед взрослым человеком, мы очень хотим его с вами обсудить. Понятное дело, на приеме мы обе очень часто задаем этот вопрос своим клиентам. Ответов за долгие годы работы накопилось уже порядочно, и мы решили попробовать их систематизировать. Но просто классифицировать и подсчитать было бы, конечно, не слишком интересно. Ведь самое главное - понять, какими последствиями оборачивается для детей та или иная причина появления на свет. Поэтому мы и постараемся рассказать о том, как может аукнуться для ребенка каждый из мотивов, объясняющих такое естественное и простое намерение его родителей — обзавестись потомством. Итак, один из наиболее часто встречающихся ответов — «Семья без детей — не семья». Совершенно очевидно, что конкретные фразы могут звучать по-разному. Кто-то скажет: «У всех есть дети, а я разве хуже?» У кого-то это будет звучать как: «Зачем иначе было жениться (выходить замуж)?» Но смысл все равно останется прежним! Вам кажется, что в такой причине рождения ребенка нет ничего ужасного? Более того, она представляется вам совершенно естественной? Но давайте задумаемся: ведь в этом случае получается, что ребенок—как бы ужасно это ни звучало — оказывается всего-навсего необходимой деталью семейного интерьера.
Примерно как отдельная квартира, удобная мебель, дача или машина. То есть всего этого по отдельности может и не быть, но у правильной, полноценной, счастливой семьи оно должно быть обязательно. Точно так же этой самой полноценной, «правильной» семье полагается иметь ребенка. И вот подобная семья ребенком обзаводится. Что происходит дальше? Ребенок, появившийся на свет для того, чтобы его родители могли себя чувствовать вполне состоявшейся семьей, в идеале должен не мешать родителям и по возможности быть в точности таким, каким они хотели бы его видеть — иначе говоря, не слишком заметным, ненавязчиво вписывающимся в тот самый «семейный интерьер». Ни один ребенок между тем не рождается на свет с задачей реализовать ожидания собственных родителей. У него обязательно существуют хоть какие-то «отклонения» от заранее нарисованного его папой и мамой портрета. Иначе говоря, вышеописанным требованиям родителей он не соответствует — а их-то это раздражает! Дабы все-таки привести ситуацию в соответствие со своими представлениями, родители начинают «подравнивать» ребенка, подгоняя его под собственные потребности. Причем речь идет не только об «отклонениях» в «негативную» сторону—слишком яркий и талантливый ребенок неудобен в неменьшей степени. Родители в таких случаях обычно приходят к психологу с жалобами на то, что ребенок медленно одевается, мало (много, опять же слишком медленно и пр.) ест, невпопад отвечает (не с той интонацией, не отвечает совсем, когда ответ требуется немедленно, и т. п.). Другой вариант недовольства родителей, чей ребенок не прилагает должных усилий к созданию правильной семьи, — жалобы на то, что он делает что- то «не так, как все», «выпендривается», вечно что-то выдумывает... Общий смысл обращения к психологу подобных родителей — «сделайте ребенка таким, каким мы хотим его видеть». Впрочем, большинство других мотивов при обращении к психологу имеют тот же смысл... Второй вариант ответа на наш глупый вопрос можно сформулировать примерно так: «Это же инстинкт, совершенно естественная для каждой женщины потребность!» Вы скажете: а что здесь плохого? Разве это не так? Так вот, оказывается, не так.
Это, наверное, было так — в древние времена. Но тогда, знаете ли, ни религии не существовало, ни образования, ни возможности свободно выбирать профессию... И вообще — давайте вспомним, что такое инстинкт. Человек поскальзывается и судорожно пытается удержать равновесие — действует инстинкт самосохранения. Психически нормальный человек в принципе не способен в подобной ситуации покорно упасть! Вам в лицо неожиданно летит какой-то предмет—вы инстинктивно дергаетесь в сторону или (если предмет мелкий) хотя бы моргаете (так же инстинктивно). Об инстинктивном действии говорить можно хотя бы тогда, когда оно совершается как бы само собой, неосознанно. Для того чтобы подобное действие не совершить, человеку приходится приложить очень серьезные усилия. Словом, раз современная женщина способна задуматься о способах предохранения и возможности прокормить ребенка — то о каком инстинкте может идти речь?! Конечно, у вас может возникнуть искушение возразить: мол, вы же сами только что сказали, что инстинкт нормально функционирует у психически здорового человека! Значит, у психически больного человека, например, инстинкт самосохранения вполне может отказать? Так, может быть, просто и женщина, не желающая иметь детей, не вполне нормальна? Но признайтесь себе честно: вы готовы считать великую Майю Плисецкую ненормальной только на том основании, что она принесла возможность иметь детей в жертву своей профессии?! А женщина, которая отказывается иметь детей, потому что ее горячо любимый муж психически болен и велика опасность наследственного заболевания? Она тоже ненормальна, раз в состоянии побороть свой материнский инстинкт? Но это все — только возражения против самого утверждения, что существует якобы материнский инстинкт, который побуждает женщину, ни о чем не задумываясь, просто родить ребенка. А нас-то с вами интересуют еще и последствия такого проявления «материнского инстинкта» для ребенка! И вот тут получается совсем грустно: если родить ребенка — действие инстинктивное, но и дальнейшее его воспитание должно быть предоставлено природе.
Инстинкт, дескать, сам все подскажет. В итоге мама, действующая под влиянием такого «инстинкта», вообще, получается, не задумывается о будущем ожидаемого ребенка. Но если бы мы все так уж явно чувствовали зов природы в нашем теле, как удавалось бы людям переходить улицу на красный свет, совершать попытки суицида, не смотреть себе под ноги при ходьбе по «пересеченной местности», носить высокие каблуки, противные человеческой анатомии, заниматься экстремальными видами спорта и т. д., и т. п.? Так и выходит, что в семьях, где ребенок был рожден якобы под влиянием той самой биологической необходимости, он чаще всего и растет, что называется, «как трава». А как же еще? Раз родить ребенка—потребность естественная, биологическая, то и .все последующие события должны происходить вроде бы как сами по себе, «естественным образом». На прием к детскому психологу такая мама чаще всего приходит отнюдь не по собственной инициативе — сама бы она ни за что не заметила, что у ребенка тик, что у него имеется некоторое отставание в развитии или сложности в общении с другими детьми. Приходит она потому, что ей рекомендуют это сделать воспитатели, учителя, другие мамы или другие понимающие люди. Она обычно искренне убеждена, что у ее ребенка все хорошо, и, естественно, к словам психолога относится весьма скептически, не обнаруживая особого желания что-то менять в своей жизни. Правда, справедливости ради стоит сказать, что дети, выросшие в таких семьях, став взрослыми, иногда бывают благодарны своим матерям за то, что те в свое время «оставили их в покое»... Еще один очень распространенный ответ на вопрос о мотивах рождения ребенка имеет два типичных варианта: «Очень хотели родители» и «Очень хотел муж». Ребенок, таким образом, появляется на свет как подарок тем членам семьи, кто изъявлял горячее желание его иметь. Помните классическую фразу: «Она подарила ему ребенка»? Спору нет, звучит красиво. А почему ему, а не себе?! Да и подарок мы обычно отдаем тому, кого поздравляем, — а что делать с ним дальше, решает только он сам.
Кроме того, обратите внимание: когда мама именно так формулирует причину рождения ребенка, между строк легко прочесть: «Я-то ребенка не очень хотела». Потому что если она хотела сама, то при чем здесь чьи-то еще желания?! В случаях, когда «подарок» делается родителям, именно бабушки и дедушки берут на себя уход за ребенком и его воспитание. Чаще всего они именно на это и рассчитывают. И вроде бы такой вариант для ребенка не очень и плох. Вот только бабушки и дедушки обычно умирают значительно раньше, чем папы и мамы, — и не всегда ребенок успевает к тому моменту вырасти. Кроме того, нередко в этом случае возникает дополнительное осложнение — внучок-то (или внучка) бабушке и дедушке были нужны тоже для каких-то своих целей... Ну, например, очень хотелось им в воспитании внука добиться того, чего они не смогли добиться в воспитании собственного чада. И тогда практически неизбежны постоянные столкновения между двумя поколениями на почве различия педагогических концепций. А представьте себе, что происходит, когда родители ребенка живут отдельно от бабушки с дедушкой, которым ребенок был «подарен»? Родители не очень умеют находить общий язык с ребенком — в силу отсутствия страстного желания его найти. А бабушке с дедушкой это, напротив, очень хорошо удается. В этом случае опять-таки возникает соперничество поколений, родители начинают раздражаться, ревновать и всеми силами добиваться расположения (или послушания) ребенка. В ход идет «тяжелая артиллерия»—ремень, суровые наказания и пр. В варианте с подарком папе ребенок нередко начинает использоваться как средство шантажа — дескать, ты сам его хотел, вот теперь и разбирайся сам со всеми проблемами. Или — еще круче: «Ты его хотел, я отказалась от собственной карьеры (возможны варианты), всю жизнь себе сломала...» Далее можете продолжить по своему усмотрению. К психологу такие родители чаще всего приходят с жалобами на то, что ребенок их не слушается, неуправляем, что бабушки и дедушки его слишком балуют, не дают родителям его наказывать «за дело» и т. д. Общий смысл подобных жалоб легко перевести следующим образом: «Заставьтеребенка больше любить меня, а не бабушку (дедушку)». Еще один очень страшный—и очень, к сожалению, распространенный — ответ на наш вопрос звучит так: «Дети — это смысл жизни». Удивляетесь—а что тут страшного? А вы представьте себе: вам кто-то говорит: «От тебя зависит счастье всей моей жизни. Каждый твой шаг немыслимо значим для меня. Если ты ошибешься в чем-то, я никогда не буду счастлив». Вам это понравится? А ребенок-то поменьше вас будет! Ему-то в роли идола каково? Получается, иного — собственного — смысла в жизни родителей такого идола нет, а значит, сами по себе счастливыми стать они не сумели. Вот они и возлагают на своего ребенка практически невыполнимое обязательство — стать в жизни счастливее, чем его папа с мамой. Ну и где, по-вашему, ребенок должен этому научиться? Для такого ребенка-идола существует два основных варианта развития событий. Согласно одному из них, родители для своего «смысла жизни» будут делать все, что он пожелает. Причем эксклюзивность предоставляемых ребенку прав и привилегий обычно отнюдь не держится от него в секрете. Ему — и самое лучшее место у телевизора, и самые лучшие куски, да еще подкладываемые в тарелку в первую очередь. В его пользу другие члены семьи отказываются от чего-то приятного, имеющегося в ограниченном количестве. Причем обо всем этом ему обязательно сообщается — а как же, ребенок ведь должен знать, как его любят! А если у ребенка в его жизни вне семьи — в детском саду, в школе, в спортивной секции и пр. — что-то не ладится, родители ни- чтоже сумняшеся обвиняют в этом воспитателей, учителей, тренеров, его друзей... Обо всем этом ребенок, естественно, прекрасно осведомлен — и, конечно же, отлично запоминает, что любые беды в его жизни обусловлены исключительно внешними причинами. Последствия подобной воспитательной стратегии подробного описания не требуют—все и так понятно без лишних слов: вырастает такой ребенок в абсолютной уверенности, что он и есть центр Вселенной. И когда он в реальной взрослой жизни сталкивается с тем, что не все лучшие места и лучшие куски достаются ему, его это страшно удивляет и оскорбляет до глубины его самовлюбленной души. Но все это происходит уже потом, когда «идол» вырастает. А к психологу приходят родители таких детей обычно довольно поздно, когда эти самые последствия начинают проявляться в полной мере: ребенок — впрочем, вполне уже подросший — «садится на шею» родителям, частенько уже не очень молодым. Ведь разыгрывается такой вариант нередко в семьях, где ребенок появляется поздно. А чего на такого ребенка жаловаться психологу, собственно говоря? Он ведь просто-напросто последовательно проводит в жизнь все то, чему его обучили в раннем детстве. Второй вариант можно назвать «Вырастим гения». Чаще всего это дети, которые с самого раннего возраста посещают все мыслимые и немыслимые кружки, студии и курсы: сначала это всяческие школы раннего развития, в которых их учат с двух лет грамоте и прочим премудростям. Затем наступает черед танцев, «продвинутого» английского языка, тенниса и прочих высоких материй. Обычно таких детей практически с первых классов ориентируют на определенные профессии — по преимуществу творческие или очень престижные. На этом пути «будущее совершенство» подстерегают две главные опасности. Во-первых, при подобном педагогическом энтузиазме родителей обычно не учитываются физиологические возможности и особенности ребенка, и чрезмерная нагрузка очень часто приводит к элементарному физическому истощению. Во-вторых, ребенок привыкает к тому, что в его жизни всегда происходит не то, чего хочет он, а то, чего хотят его родители. Итог печален: если за меня все время кто-то чего-то хочет, то зачем чего-то хотеть мне самому? В первом случае ребенок расплачивается за все это собственным здоровьем, и родителям приходится обращаться не к психологам, а к врачам. Во втором — родители все-таки приходят к психологу, но уже с жалобами на то, что ребенок ничем не интересуется, ничего не хочет и пр. Самый печальный (хотя и, увы, вполне закономерный) исход таких педагогических экспериментов — полное пренебрежение выросших детей своими престарелыми родителями. Они ведь свою функцию выполнили, смысл своей жизни вырастили... Разновидностями предыдущего ответа на вопрос «Зачем нужен ребенок?» можно считать варианты: «Он сможет то, чего мы не смогли», «Он будет достойным продолжателем рода» и «Он унаследует мое дело». Понятно, что конкретные реалии во всех этих трех случаях будут довольно серьезно различаться, но суть ожиданий останется прежней — он обязан будет стать ровно таким, каким его хотят видеть родители. Он должен будет начать учиться, совершенствоваться и ориентироваться на определенную профессию и столь же определенный уровень притязаний практически с самого рождения. Его желания, по определению менее значимые, нежели ожидания членов семьи, будут нещадно подавляться—что, конечно же, будет объясняться заботой родителей о его будущем. А как же, они ведь такие опытные и так хорошо знают жизнь! Причины прихода к психологу — или нервный срыв у ребенка от непосильных нагрузок, или полный его отказ повиноваться родительским требованиям. Наверное, вы и сами сможете вспомнить немало примеров того, как отпрыски именитых и талантливых семей либо из принципа идут в совершенно непрестижные сферы деятельности, либо и вовсе постепенно опускаются на дно жизни. На очереди следующий вариант ответа на такой простой (как казалось вначале) вопрос. И он звучит очень знакомо, хотя и опять-таки в разных вариациях. Наиболее известная из них — «чтобы было кому подать стакан воды в старости». При всей анекдотичности такого ответа он тем не менее является одним из самых распространенных. Все его вариации — про одно и то же: ребенок оказывается своеобразным «вложением капитала». Иными словами, он должен будет в дальнейшем «вернуть» всю ту заботу, любовь, тепло и ласку, которые он в свое время получил от родителей. Кстати, а вы помните, чем заканчивается вышеупомянутый анекдот? Тем, что воды-то в старости может как раз и не захотеться... Но даже если не думать о таком печальном развитии событий, все равно идея родить себе на будущее сиделку и спонсора в одном лице явно не слишком учитывает интересы ребенка. Как же выглядит детство такого ребенка в реальности? Чаще всего родители его воспитывают — или пытаются воспитать — таким, чтобы в будущем он был в состоянии выполнять заранее возложенные на него обязанности. Для этого необходимо, чтобы ребенок постоянно чувствовал себя ответственным за благополучие и хорошее настроение родителей. «Ты этим очень меня расстроил», «постарайся не огорчать маму», «я для тебя все делаю», «мама ночей не спала — за тобой ухаживала»... Вариантов таких родительских посланий бесконечно много. Неизменной остается суть: что бы ребенок ни делал, он должен в первую очередь думать о том, как это скажется на его родителях. И снова вы удивитесь — а что тут плохого? А плохого, как ни странно, достаточно много. Во-первых, ребенок очень быстро теряет способность самостоятельно принимать решения, понимать, что хорошо, а что плохо лично для него. Во-вторых, для него неизбежным следствием подобного отношения к родителям становится непреходящее чувство вины — «они мне всю жизнь отдали». В-третьих, потребность заботиться о ком-то у таких детей фактически заменяется обязанностью заботиться—а мы ведь по собственному опыту знаем, что делать что-то вынужденно всегда менее приятно, нежели делать то же самое по собственному желанию. Соответственно, и забота о родителях — когда ей придет черед — не будет доставлять выросшему из такого ребенка взрослому никакого удовольствия. Скорее наоборот: она будет его раздражать, но деться-то ему будет некуда! Кстати, исход, описанный в предыдущем варианте, здесь тоже вполне вероятен — за детство и юность постоянная забота о родителях и оглядка на их мнение настолько надоедают детям, что им оказывается проще найти более или менее приличный дом престарелых или надежную сиделку и полностью препоручить состарившихся папу и маму чужим заботам. Возможно и другое: детям, выращенным для подачи стакана воды родителям в старости, очень трудно создать собственную семью. Ну как же—а о папе с мамой кто будет заботиться?! И даже если создать семью все же удается, то обычно ненадолго — кому же понравится довольствоваться жалкими крохами тепла, нежности и заботы? К детскому психологу такие родители обращаются чаще всего в одном-единственном случае — когда ребенок всячески противится выполнению предлагаемых ему обязанностей и никак не желает проникаться столь необходимым родителям чувством вины и долга перед ними. Случается это уже довольно поздно — в начале подросткового возраста. Есть, правда, еще один вариант— когда родители таких детей обращаются не к детскому психологу, а к взрослому. Происходит это обычно тогда, когда дети уже вырастают — и бросают таких родителей, не желая выполнять свой «священный сыновний (или дочерний)» долг перед ними. Еще один очень распространенный мотив, побуждающий взрослых людей обзаводиться детьми, — чисто женский. Звучит он чаще всего как: «Я думала, что ребенок укрепит нашу семью (удержит мужа, соединит нас и т. д.)». Вариант, честно скажем, совсем гиблый. Во-первых, он практически никогда не дает желаемого результата. Во-вторых, даже если ненадежный супруг и остается после рождения ребенка в семье, то отношения-то между родителями не наладятся автоматически! Если отношения между мужем и женой были неважными, то почти всегда они такими и остаются после рождения ребенка — просто к имевшимся прежде сложностям добавляются новые, возникшие уже после появления потенциального «якоря». Кроме того, если в конечном итоге семья все же распадается, а ребенка угораздило родиться похожим на отца, то именно ему и приходится расплачиваться за все отцовские грехи. «Ты — просто вылитый отец!» — восклицает в таких случаях мама, причем вовсе не с интонацией восхищения. Да и вина за развод — частично или полностью, осознанно или неосознанно — частенько возлагается на ребенка. Он же должен был семью укрепить—почему не справился?! По всему выходит, что ребенок и в этом случае опять-таки представляет собой для родителей не самостоятельную ценность, а просто некую специфическую функцию — и соответственно оценивается с точки зрения того, годится ли он для ее выполнения или нет. А уж если случается нечто из ряда вон выходящее — укрепить семью планировал муж, а жена все равно ушла, оставив ребенка на папином попечении, — да еще если ребенка угораздило родиться девочкой, то... В таком случае основной своей задачей отец-одиноч- ка видит воспитать дочь чрезвычайно высоконравственной особой. Средства выбираются самые что ни на есть действенные — абсолютный контроль над любыми действиями дочери, придирчивое «тестирование» друзей и просто знакомых, целый свод жесточайших правил и запретов... Дочери, подвергшиеся в детстве такому воспитательному натиску, как правило, используют любые средства, чтобы из-под этого пресса вырваться и пуститься во все тяжкие. К детскому психологу родители таких детей—«спасителей семьи» — обычно обращаются очень рано, причем с целым списком претензий к собственному ребенку. Нередко оглашение его проходит под девизом «Я боюсь, что из него вырастет такой же негодяй, как его отец (или такая же развратница, как ее мать)». Претензии в списке по большей части выглядят либо очень уж мелочными и не связанными между собой, либо глобальными, в свете которых ребенок кажется совершенным чудовищем. Такие родители видят в психологе потенциального союзника в деле обвинения собственного ребенка в том, что он не справился со своей основной задачей. Следующий вариант в основном имеет место в неполных семьях и условно может быть назван «Он меня будет любить». Происходит это обычно в ситуациях, когда одинокая женщина теряет надежду обзавестись полноценной семьей и решает, что ребенок будет для нее реальным спасением от одиночества. В этом случае на ребенка обрушивается целый шквал таких воздействий, которые любой опытный психолог неизбежно сочтет травмирующими юную психику. Во-первых, несчастный малыш становится для мамы воистину светом в окошке — со всеми вытекающими отсюда последствиями, подробно описанными в сюжете про ребенка, являющегося смыслом жизни. Во-вторых, в полной мере будет разыгран и описанный выше сюжет про стакан воды. В-третьих, ребенок почти наверняка будет лишен права на самостоятельность желаний — он ведь всего-навсего часть маминой жизни. В-четвертых, ребенок (если, к несчастью, это сын) оказывается обязанным заменить женщине отсутствующего в ее жизни любимого мужчину. В отдельных случаях у мамы даже возникают вполне определенные сексуальные чувства к ребенку. В-пятых, момент взросления почти неизбежно окажется отсрочен на неопределенный срок—ведь маме будет откровенно невыгодно отпустить ребенка в самостоятельную жизнь. Кстати, формы такого удержания ребенка в детстве могут быть весьма неочевидными. Ведь вполне можно говорить ребенку: «Конечно, милый (или милая), делай, как будет лучше для тебя», но при этом никоим образом не стараться скрыть собственные страдания по поводу «неправильных» решений ребенка. Ребенок оказывается между двух огней — его социальная жизнь требует от него реальных взрослых решений, а жизнь семейная всячески принятию этих решений препятствует. Мамы таких детей обычно жалуются детскому психологу на то, что ребенок никуда их не отпускает, с огромным трудом привыкает к детскому саду и любому коллективу ровесников—а нередко и просто боится всего на свете. При этом, рассказывая о каких-то проблемах ребенка, они чаще всего говорят «мы»: «мы часто болеем», «мы боимся темноты» и пр. Согласитесь, все это выглядит вполне объяснимым—ведь ребенка с самого рождения приучали к тому, что он с мамой составляет единое и неделимое целое. Чего уж тут удивляться, что он поверил? Такие дети обычно очень часто и очень тяжело болеют. К традиционным диагнозам в таких семьях относятся астма и нейродермиты. Нередко мамы воспринимают их болезни как наследственные, поскольку сами страдают такими же. Но ведь если мама и ребенок —одно целое, то и болеют они, естественно, одним и тем же... Достаточно трагичным иногда выглядит рождение детей в семьях, перед тем потерявших ребенка или имеющих ребенка с выраженными физическими или психическими дефектами—например, детским церебральным параличом в тяжелых формах, умственной отсталостью в стадии имбецильности и т. п. Правда, трагичным появление другого ребенка становится только тогда, когда он рождается для реализации родительских надежд типа «Этот сможет то, чего не смог тот». Понятно, что в таких случаях на ребенка возлагается своего рода обязанность быть вполне определенным. Каким именно ему должно быть, определяется обстоятельствами, предшествовавшими его появлению на свет. Один вариант — когда ребенок рождается в качестве «замены» умершему. В таком случае с него, с одной стороны, сдувают пылинки и сыплют на него разнообразные блага, как из рога изобилия. Но, с другой стороны, он постоянно пребывает в некоем негласном соревновании с умершим — и не дай бог ему в чем-то оказаться хуже! Именно в этом случае его родители обычно обращаются к детскому психологу, ставя перед ним задачу «подредактировать» отпрыска, дотянуть его до уровня предыдущего ребенка, который неизбежно становится в памяти родителей практически недосягаемо совершенным. Во втором варианте ребенок рождается как бы в доказательство того, что его мать — полноценная женщина, способная родить вполне здорового малыша. В этом случае такой ребенок оказывается обязанным стать совершенством во всех отношениях. Соответственно, мать постоянно ходит к психологам — либо затем, чтобы ребенка протестировали и подтвердили его (а значит, и ее) полноценность, либо затем, чтобы еще усовершенствовать его интеллектуальные достоинства. Чаще всего это заканчивается для ребенка либо неврозом, либо отказом ходить в школу. Возможен, впрочем, и еще один вариант развития событий — свою функцию ребенок, родившись, уже выполнил, мамину полноценность удостоверил, и теперь все ее физические и душевные силы снова могут устремиться на уход за больным ребенком. В этом случае мама приходит к детскому психологу довольно поздно — и опять-таки по настоянию третьих лиц, обнаруживших какие-то проблемы в его детском существовании. Конечно же, существует еще довольно много различных ответов на наш вопрос о причинах рождения детей — и, соответственно, разных систем воспитания, ссамого рождения травмирующих ребенка и мешающих ему в будущем стать счастливым взрослым. Мы не будем стремиться объять необъятное и описать их все. В конце концов, все эти системы воспитания все равно построены на одном—в них ребенок выступает не в качестве совершенно отдельной, самостоятельной, уникальной личности, а в роли способа удовлетворения тех или иных потребностей родителей.
| >>
Источник: Тимошенко Г.В., Леоненко Е.А.. Детство на 100%. Что должны и не должны делать родители, чтобы их ребенок вырос счастливым человеком. 2008

Еще по теме ЗАЧЕМ НУЖНЫ ДЕТИ?:

  1. Гнусное преступление
  2. III
  3. Неожиданно найден новый классовый враг
  4. Лекция 11. Бессмертие и самоубийство: презрение к телу
  5. ГЛАВА 4 Гитлер
  6. ГЛАВА 10 Нефть Детердинга поджигает рейхстаг, Кайт из «Известий» тушит пожар керосином
  7. Зачем людям нужны ученые степени и звания
  8. 1947год
  9. 4.1. Причины создания и организационные формы комиссии по пересмотру судебных уставов
  10. О детских книгах Подарок на новый год. Две сказки Гофмана для больших и маленьких детей. С.-Петербург. 1840.
  11. РОДИТЕЛЬСКОЕ СОБРАНИЕ
  12. ГЛАВА 6 Новгород
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -